crossroyale

Объявление

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


королевская техподдержка
Джим, Клара, Энакин, Джемма, Дерек

АКТИВИСТЫ НЕДЕЛИ

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

НУЖНЫЕ

       

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » партнёрство » R E V O L T


R E V O L T

Сообщений 91 страница 94 из 94

91

http://funkyimg.com/i/2mTFQ.gif http://funkyimg.com/i/2mTFR.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Emeraude Toubia

» имя, возраст:
Габриэлла «Габи» Гонсалес [Gabriella «Gabi» González ]; 26 лет
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
на выбор игрока.

» способность:
хотелось бы видеть "исцеляющий эффект крови", а так - на выбор игрока
» сторона:
Вигиланты .
» статичное изображение:
ссылка.

Ты родилась в совершенно среднестатистической семье в Техасе. Самый младший ребенок в семье Гонсалес, любимая младшая сестра и дочь. На тебя всегда возлагали слишком много надежд, ответственности за имя семьи, всегда говорили: "Габи, ты должна стараться изо всех сил. Ведь кто-то должен добиться успеха. И кто если не ты? Не твой же старший брат!" А ты никогда не понимала, почему родители ни во что не ставят старшего брата, который был во многом лучше тебя. Ты считала себя глупой, хотя никогда такой и не была. Ты считала себя слабой, но была сильна духом. Маленькая Габи всегда любила полетать в мечтах, ведь только там ей было позволено делать все, что так хотелось: встречаться с парнями, грешить (а твоя семья была слишком уж верующей, в отличии от тебя и брата); ты мечтала увидеть весь мир, а не просиживать штаны в родном Техасе, где, как тебе казалось, не было ни единой  перспективы.

Романтичная натура, с твердым стержнем внутри. У тебя всегда есть свое мнение. Ты всегда готова помочь, быть рядом. Но никогда не простишь обиды и предательства. Милая Габи, ты всегда знаешь чего ты хочешь и всегда этого добиваешься. И пусть ты совершенно не умеешь готовить, тебя это нисколько не делает хуже.

Моя милая Габи. А ты именно моя. Я помню как мы познакомились, кажется, это было после того, как я вернулся из армии. Кажется, это было тогда, когда я пытался впечатлить девушку из своего прошлого. И ты была рядом. Как друг, как близкий мне человек, внезапно ворвавшийся в мою жизнь.
Я не знаю, как ты это сделала.
Не знаю, как захватила мой разум, как влюбила в себя. Но сейчас - ты все, ради чего я живу, ради чего сражаюсь. Ты та, которую я никогда не отпущу.

Я хочу отыграть романтик с данной особой. От "А" до "Я". Я не знаю, будет ли у них хэппи энд, но если вы любите маленько драмы, то пришли по адресу. Габриэлла та девушка, которая всегда поддерживала Джонни, была рядом, пошла вместе с ним и его семьей, послав своих родителей к чертям. Она та, кого Джо сумел немного испортить, та, которой он объяснял, что нельзя все время делать то, что говорят "взрослые". Пожалуй, все остальное я обсужу непосредственно с игроком.

- Внешность не менябельна. Тубия шикарная же! Имя, вполне можно будет сменить, но сначала напишите мне.
- История и характер персонажа остается за вами. Я не хочу ни в коем случае вас ограничивать. Учтите просто те пункты, что написаны в заявке.
- Главное нам с вами сыграться. А еще если вы общительны - то я буду только рад) Флуд, лс и так далее, это всегда весело хд
- В общем, приходи, я буду ждать тебя)

п р и м е р    п о с т а

Когда-нибудь Николас сожжет этот мир дотла. Когда-нибудь он позволит пламени захватить его разум на все сто процентов; позволит себе уничтожить все, что когда-то было для него важным, родным и близким, оставив только одну крупицу сознания в сохранности, чтобы потом возродиться из пепла, подобно фениксу. Когда-нибудь он забьет на противостояние большой и толстый, пошлет всех нахер и уйдет из этого подземного убежища, что давит своей тяжестью на его плечи, мешая нормально дышать.
Когда-нибудь…. Но явно не сегодня.
Сегодня, он, как и много раз до этого, сонный и до жути уставший от компании Крэйга, напялит на себя куртку с эмблемой охраны, проводит взглядом Алекса, которого не допустили до дежурства, и сядет за пульт охраны, просматривать очередные отчеты и новости шпионов. Он не любил это дело. По крайне мере не тогда, когда Алекса отправляли отдыхать, а ему в компанию ставили самого болтливого, с тупым чувством юмора, человека. Во-первых, потому что работать с Крэйгом было невыносимо тяжело: тот всегда отвлекал его от важных дел каким-нибудь очередным пустяком, и помимо всего прочего предпочитал ничего не делать, лишь изредка посматривая в камеры наблюдения. Во-вторых, работать спокойно, зная, что Алекс ушел не в самом приятном расположении духа, зная, что после таких эмоциональных всплесков у того бывают кошмары – было не выносимо.
И причиной тому было даже не то, что Мартелл проснется в холодном поту. Даже не то, что он может разбудить соседей своими криками. А то, что Алекс может навредить себе и окружающим. Также сильно, как и сам Николас в порыве гнева, попросту не сумев совладать со своей способностью.  А его не будет рядом, чтобы помочь справиться с этой заразой, засевшей в голове Алекса настолько плотно, словно какой «чужой», что неспешно, с особой любовью к пыткам, пожирает его друга изнутри. И это нервировало Николаса сильнее всего.
Ему часто говорили, что беспокойство за близких людей, никогда не приведет ни к чему хорошему. Ему говорили, что привязанность к кому-либо в этой жизни, в которой он погряз с  головой, - это слабость, способная уничтожить все, оставив лишь жалкий «пшик» от его существования. Ему говорили, а он не верил, продолжая уверять себя и окружающих, что без них – он никто. И если нужно будет – он готов за них погибнуть.
Хах.
Герой.
Как будто кому-то его эта жертва понадобиться. Как будто кто-то будет ждать от него нечто подобного, чтобы потом восславить в легендах. Это ведь просто юношеский максимализм и только. Да только отчего-то, Николас был уверен, что смерть настигнет его так и никак иначе. Что погибнет он от руки друзей, а не врагов. Что когда-нибудь он прыгнет выше головы и упадет в пропасть, из которой выбраться не сможет.
«К черту все…» - проносится в голове Николаса и он мотает головой, отгоняя от себя дурные мысли, что любили приходить к нему по вечерам.
Он коситься на Крэйга, который все еще продолжал что-то говорить, рассказывая об очередных своих похождениях и о том «какая задница у той Джин, чувак, ты бы знал!» Крэйг даже не замечал, что Николасу не особо интересно слушать, более того, он все продолжал говорить, даже когда Греймарк поднялся и обошел стол, решив немного размяться. Дошло до него это только тогда, когда Ник отошел от стола на несколько метров.
- Пойду, сделаю обход, - прежде, чем Крэйг задал свой вопрос «куда ты собрался, чувак?», ответил Николас.
Едва улыбнувшись, он поспешил скрыться из виду. И стоило только вокруг него собраться тишине, словно мягко обнимая Николаса за плечи, как с губ сорвался тихий выдох облегчения. Не любил он слишком болтливых людей, не любил шум на пустом месте… А может, ему попросту не нравился Крэйг. Да, это было вероятнее всего, потому как стоило голосу парня смолкнуть, желание уебать его лопатой пропало в тот же миг. Одно радовало, можно было не возвращаться на пост, ведь на часах уже было почти три часа ночи, а значит их вот-вот должна была сменить другая группа.
«Поэтому сначала проверить Алекса, а потом пойти спать. Спать и еще раз спать», - думает Ник, едва улыбнувшись своим мыслям.
Проверять Алекса по вечерам уже стало привычным делом. Николас почти каждую ночь заглядывал в комнату к другу, чтобы удостовериться, что тот в порядке или, по крайне мере, что комната цела. И плевать было, что говорят за спиной, плевать было, как улюлюкали недалекие ребята, что предали в своей жизни все, ради пустой и слепой войны за беспочвенное будущее. Николас был не один из них, хотя и считал себя сопротивленцем. Он был не похож тем, что все еще заботился о друзьях, что все еще не предавал себя и своих принципов.
«И, наверное, поэтому тебя не особо любят здесь, приятель.»
Ему нужно пару минут, чтобы дойти до нужной двери. Мгновение, чтобы открыть ее. И секунда, чтобы понять, что Алекса в своей комнате нет. Николас едва хмурится, прищуриваясь и надеясь, что ему показалось, а потом тихо чертыхается. Только сейчас ему не хватало проблем с лунатизмом или еще чем похуже.
– Ну и где мне тебя искать, а? – тихо проговаривает себе под нос Николас, и практически сразу получает ответ на свой вопрос. Он слышит крик, доносившийся из комнаты. Крик, до боли знакомый, заставляющий мурашки пробежать по спине. Крик Алекса, который доносился из комнаты Николаса, что была через два коридора отсюда.
Недолго думая, парень захлопывает дверь комнаты Алекса и срывается с места. Он не обращает внимание на то, что, кажется, сердце ушло в пятки, он не обращает внимание на хаотичность своих мыслей, потому что сегодня – крик отличался от прошлых. Сегодня Николасу показалось, что  его друг кричал отчаянней, чем раньше. Ему казалось, что Мартеллу приснился вовсе не сон, что тот – что-то натворил. А потому, когда он врывается в свою комнату, Николас не может сдержать вздоха облегчения.
Алексу приснился всего лишь сон. Дурной, но сон. Он цел и невредим. А это уже было хорошо.
Закрыв за собой дверь и скрестив руки на груди, парень прошел вглубь скудно обставленной комнаты [после того пожара в ней, Николас не особо заботился об уюте данного места] и остановился прямо напротив кровати, ожидая, когда Алекс его заметит. Он вел себя так, словно перед ним напуганный зверь, которого нельзя ни окликнуть, не дотронуться, пока хотя бы тот мало-мальски не придет в себя. Потому, прежде чем Мартелл заговорил, Николас все же бегло осматривает Алекса на предмет возможных повреждений, которых не заметил раньше, а после хмурится, посмотрев ему в глаза.
«Убил? Серьезно?»
– Хэй… – Николас подошел ближе к своей кровати, осторожно присаживаясь на корточки, прямо напротив Алекса. Он внимательно смотрит на Алекса, который закрывает от него лицо ладонями, кажется, едва дрожа от страха. И это заставляет сердце Николаса пропустить удар, снова, как и в прошлые разы до этого. – Это всего лишь сон, Алекс. Слышишь? Ты не убил меня. Смотри… Хэй, посмотри на меня. Видишь?
Он протягивает ему руку, дотрагиваясь пальцами до его запястья и едва улыбается, заставляя того убрать хотя бы одну руку от лица и взглянуть на него. Улыбается немного криво и нервно, все же состояние друга его беспокоит уже не первый раз, а эти участившиеся кошмары ни к чему хорошему не приведут.
– Все хорошо. Ты в безопасности, ты никому не причинил вреда, – Николас внимательно смотрит в глаза Алекса, продолжая вести себя осторожно, чтобы не дай бог не спровоцировать агрессию или что-то еще. Он знает, в каком шатком состоянии находился Алекс, знал, что стоит неправильно что-то сказать или сделать, и все полетит к чертям. Наверное, вот кто отправит его в бездну, рано или поздно. Наверное, вот кто толкнет его, а Ник даже и не будет сопротивляться. – Я здесь. Это был всего лишь сон, Алекс... Тебе принести воды?

0

92

http://funkyimg.com/i/2moU9.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Josh Duhamel

» имя, возраст:
Клинт, 34
» принадлежность:
носитель
» профессия:
мастер-сержант Корпуса морской пехоты США

» способность:
минерализм
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше, второй офицер; специализация — штурм, поддержка
» статичное изображение:
ссылка

Со стороны может показаться, что война у Клинта в крови, но это далеко не так — как минимум потому, что в этой семье он был первым, кто поступил на службу в корпус морской пехоты. И отец (прораб в строительной бригаде), и мать (преподаватель математики) были против непреодолимой тяги мальчика к военной форме, запаху пороха и тяжести оружия в руках, а потому когда Клинту исполнилось восемнадцать лет он сбежал из родительского дома и пришел в один из вербовочных пунктов Уичито, чтобы заявить о готовности служить и защищать. В восьми из десяти случаев такой энтузиазм не оставался без должного внимания, а потому совсем скоро он в звании рядового пополнил ряды первой дивизии КМП США.
С самого первого дня Клинт зарекомендовал себя самым старательным, самым дисциплинированным, самым решительным и быстрым новобранцем, подкрепляя это другими личностными и физическими качествами, поэтому ни для кого не стало откровением, что он в числе первых был переброшен в Восточную Европу, дабы урегулировать вспыхнувшие в тех землях военные конфликты. Как ни странно, никогда не участвовав в серьезных военных столкновениях, здесь Клинт почувствовал себя в своей тарелке. Он был отличным солдатом — смелым, исполнительным, рассудительным, стрессоустойчивым, и все эти качества быстро помогли ему подняться выше в военной иерархии. Он был настолько отличным солдатом, и так хорошо справлялся с возложенными на него обязанностями, что, кажется, забыл о человечности, превратившись в машину для исполнения приказов старших по званию сослуживцев.
Он поплатился за это, когда встал перед выбором — спасти вверенный в его командование отряд и, оставив штаб без важных разведданных, провалить задание, или пожертвовать своими людьми и выполнить долг. Клинт выбрал второе. Конечно, этот выбор дался ему очень нелегко, но тогда он посчитал, что это задание и мир во всем мире выше него и кого бы то ни было из его отряда. Он выполнил задание — по факту он победил в войне, но заплатил за это слишком высокую цену, и лица погибших товарищей вместе с лицами их родных и близких, от взглядов которых он стыдливо прятался, когда его и остальных оставшихся в живых встречали на гражданке, Клинт будет видеть в самых страшных ночных кошмарах. Он вернулся домой в звании мастер-сержанта и с Военно-морским крестом на груди, однако, ни звания, ни награды не могли помочь ему справиться с моральным прессингом и гнетом, которому он подверг сам себя, каждую ночь просыпаясь в холодном поту, безуспешно принимая горстями антидепрессанты и посещая психотерапевта в военном реабилитационном центре. Он безуспешно пытался найти свое место за гранью военной службы, успев поработать и плотником, и продавцом, и охранником, нигде подолгу не задерживаясь. Однажды покинув Уичито, он так и не смог вернуться обратно ни душой, ни сердцем, и понял, что его здесь ничего не держит, когда похоронил сначала мать, а затем и отца. Уход родителей из жизни стал своего рода толчком к возвращению в ряды Вооруженных Сил, поэтому в скором времени Клинт был определен в воинскую часть в городе Олбани (штат Джорджия).
Когда Штаты встали на пороге войны между Элдерманом и Риндтом, Клинт поддержал последнего, поверив в Линкольна и пропаганду его идей. Чтобы присоединиться к ренегатам, ему пришлось дезертировать из части, после чего, пройдя всевозможные проверки, мастер-сержанта переправили в Атланту, где он и служил в составе боевой группы (там же проявился его дар) до сентября 2037 года, когда встал вопрос о развертывании нового штаба в Висконсине, где Клинт стал вторым офицером в только собранном отряде.


http://funkyimg.com/i/2mokw.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
D.J. Cotrona

» имя, возраст:
Гектор, 32
» принадлежность:
носитель
» профессия:
автослесарь

» способность:
взрывание
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — штурм
» статичное изображение:
ссылка

Гектор с самого детства был приучен к тяжелому труду. Во многом этому поспособствовало строгое воспитание отца-одиночки, до некоторого времени вкалывавшего на трех работах, чтобы оплатить комнату в общежитии в Остине, а также одеть и накормить сына. Все изменилось, когда мужчина получил тяжелую травму на производстве, вследствие которой на всю жизнь остался инвалидом. С этого момента настал черед Гектора заботиться об отце. Он стал работать где придется, прогуливал школу, не ночевал дома, работая то в дневную, то в ночную смены, иной раз переступая порог маленькой съемной комнатушки только для того, чтобы переодеться, после чего снова бежал зарабатывать гроши, которые аккуратно складывал доллар к доллару, цент к центу, разделяя суммы на оплату жилья, на питание, на хозяйственные товары и одежду. Он был курьером, он был уборщиком в университетах и прачечных, он был разнорабочим на стройках и в автомастерских (что называется "принеси-подай"), украдкой смотрел, как работают старшие товарищи, запоминал, что они делают, чтобы впоследствии показать себя не уборщиком мусора, но автослесарем-самоучкой (благо, память была отменная, да и руки росли из плеч, а не из задницы). Тем более, когда над парнем в мастерской взял шефство более умелый мастер, у Гектора появился отличный шанс приумножить знания и улучшить навыки.
Разумеется, необходимость работать поставила крест на его обучении в школе и дальнейшем будущем в университете, а мечта добиться чего-то в сфере шоу-бизнеса отныне была недостижима, но ему не пристало сокрушаться на тему «если бы, да кабы» — у него была работа, которую нужно было делать; у него были обязательства, которые необходимо было выполнять. Тем не менее, случилось то, что должно было случиться — когда Гектору исполнилось девятнадцать он лишился отца.
Он остался один в маленькой комнате в общаге Остина; все так же работал на износ; забыл значение таких слов как «режим», «здоровый сон» и «правильное питание». Мать после смерти отца искать не пытался — будучи ребенком, он не мог понять, почему она оставила их; став старше, понимать не хотел. Наверное, именно злость и обида на давшую ему жизнь женщину стали главными причинами его настороженного отношения к противоположному полу, но однажды ему повезло и он познакомился с женщиной, которая впоследствии стала матерью его собственного сына.
Они жили в доме ее родителей все в том же Остине, когда вигиланты и ренегаты вступили в открытое военное столкновение. Когда война пришла в Техас семья пыталась выбраться с территории штата, но в воцарившемся хаосе Гектор потерял все — жену, ее родителей, и своего ребенка. Горе и ярость стали не только стимуляторами для пробуждения дара, но и причинами, по которым мужчина не мог совладать с собой и, спровоцировав мощный взрыв, впал в кому.
Его нашли искатели ренегатов, и доставили в один из штабов в Нью-Мексико. Там через три недели Гектор пришел в себя и набросился с кулаками на одного из медбратьев в лазарете, из-за чего его временно определили в военный изолятор. Однако, вследствие разговоров с сотрудниками Внутренней Службы Безопасности он мало-помалу проникся идеологией Риндта (во многом из-за того, что ВСБ наплела ему, что ренегаты были, есть и будут обороняющейся стороной, стремящейся построить новый мир без войн, и ответственность за разрушения в Техасе целиком и полностью лежит на Элдермане и его людях) и занял свое место в партизанском отряде на границе Юты и Невады, откуда и был направлен в боевой отряд штаба в Кеноше.


http://funkyimg.com/i/2moQM.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Jaimie Alexander

» имя, возраст:
Джун, 30
» принадлежность:
носитель
» профессия:
адвокат

» способность:
не установлена (установим по ходу игры. Склоняюсь к биолокации)
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — снайпер
» статичное изображение:
ссылка

Джун с самого детства буквально купалась в лучах славы. Еще бы: ее отец — легенда Вооруженных Сил США, один из самых метких снайперов, обладатель «Пурпурного сердца», двух крестов «За выдающиеся заслуги», а также «Медали Почета». Да, она родилась в семье военного, но, как ни странно, никто и никогда не занимался ее воспитанием, что называется, «по уставу», как никто никогда и не требовал, чтобы она шла по стопам своего горячо любимого знаменитого папочки и шла добровольцем в ближайший вербовочный пункт.
Тем не менее, стремление защищать людей у нее, наверное, было в крови, но если отец служил и защищал со снайперской винтовкой в руках, то Джун хотелось делать это, опираясь на Конституцию и Уголовный Кодекс. Это стремление побудило ее усердно заниматься правоведением, и первым результатом стала победа в проводимой по всему округу олимпиаде, которая укрепила веру девочки в то, что юриспруденция — ее призвание.
Школу девочка закончила круглой отличницей, и с этим аттестатом, рекомендациями от преподавателей, а также успешно сданным тестом SAT поступила в Йельский университет на юридический факультет. За время обучения она ни секунду не сомневалась в том, что все делает правильно, а потому преуспела и в высшем учебном заведении, успешно окончив его с дипломом с отличием.
По возвращении в Колумбию (Южная Каролина) Джун не пришлось искать работу слишком долго — совсем скоро ей довелось пройти собеседование в одной из крупнейших юридических фирм в городе, которая и взяла ее на работу. Довольно продолжительное время она занималась в основном иммиграционными вопросами и гражданскими исками, и только через год ей доверили по-настоящему серьезное дело, связанное с убийством. В суде она представляла интересы подозреваемого и не только смогла оправдать его, но, сотрудничая с полицией и частным сыском, еще и умудрилась выйти на след виновного в преступлении человека. С этого момента карьера Джун пошла в гору. Волевой характер, далеко не пустая голова на плечах вместе с природным обаянием — залог ее успеха.
Но когда началась война, ее природное обаяние и до отказа забитая знаниями о законодательства США голова оказались никому не нужны. Зато оказался чрезвычайно полезен ее талант к стрельбе на дальние расстояния, и уж в обращении со снайперской винтовкой ей в штабе в Колумбии не было равных. И когда встал вопрос о развертывании штаба в Кеноше, командование посчитало, что новой боевой группе не помешает хороший снайпер, и именно поэтому в феврале 2037 она перебралась в Висконсин.


http://funkyimg.com/i/2moLV.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Lucas Till

» имя, возраст:
Робин, 27
» принадлежность:
человек
» профессия:
инди-разработчик, программист в игровой компании

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — техник
» статичное изображение:
ссылка

Итак, Робин. Победитель не одной олимпиады по информатике в школьные годы; обладатель красного диплома факультета информационных технологий Массачусетского технологического института, лучший студент на курсе; почетный участник, наверное, пары десятков хакатонов, проводившихся по всей территории США; независимый разработчик, на счету которого несколько крупных решений для бизнеса, а также ставших популярными инди-игр. В мире, в котором живут носители, обладающие метаинтеллектом, обычным людям стало все тяжелее и тяжелее выделяться, но у Робина это получилось. Его по праву считали гением, он был полным психом в своем деле. Жизнелюбие, юмор и находчивость помогали ему во всем — от завоевывания расположения нужных людей к своей персоне до генерирования идей, которые впоследствии возымеют право на жизнь и немедленную реализацию. Наверное, именно поэтому после одного из хакатонов его заметила игровая компания, базировавшаяся в Бисмарке (Северная Дакота), и предложила работу в должности программиста искусственного интеллекта.
Будучи сотрудником компании, Робин стал лауреатом ежегодной премии Game Awards в номинации «Лучший искусственный интеллект», однако когда компанию купил крупный издатель, оказалось, что запросы паренька слишком высоки, а потому он в скором времени попал под сокращение. Оставшись без работы, Робин был вынужден вернуться домой и некоторое время перебиваться договорами на разработку специализированного программного обеспечения для министерств сельского хозяйства и энергетики. Впрочем, это продлилось недолго, и в скором времени парня пригласили в Лос-Анджелес — буквально за пару дней до объявления Итаном Элдерманом войны.
Разумеется, отъезд в Калифорнию пришлось отменить (тем более, через некоторое время было объявлено о том, что штат был полностью разрушен), и Робин, уже некоторое время назад принявший позицию Линкольна Риндта, начал активно пропагандировать идеологию ренегатов во всемирной паутине. Он стал одним из тех, благодаря кому Риндт и его люди получили мощную поддержку по всей территории США. Он всегда делал свое дело на совесть, и продвижение идей «гостя из будущего» не стало исключением.
Но однажды он все-таки попался. Вигиланты выследили его и, взяв под стражу, планировали конвоировать в Южную Дакоту, но на границе двух штатов конвой был атакован партизанами ренегатов, вследствие чего Робин был освобожден. Парень незамедлительно вызвался добровольцем, а потому его практически сразу отправили в Висконсин, в город Кеноша, в то время как его родителям дали убежище в Боузмене (штат Монтана).


http://funkyimg.com/i/2moM5.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Joel Kinnaman

» имя, возраст:
Уолтер, 32
» принадлежность:
человек
» профессия:
сапер, военный инструктор

» способность:
-
» сторона:
ренегаты; боевая группа побочного штаба в Кеноше; специализация — специалист по взрывчатке
» статичное изображение:
ссылка

Уолтер служил сапером в Корпусе морской пехоты Вооруженных Сил США. Лучший в своем взводе, один из лучших в дивизии в принципе, он огромное количество раз доказывал, что ему по силам практически любая задача. Нет такого снаряда, который Уолтер не смог бы обезвредить; из десятка проводов он перережет именно тот, который деактивирует триггер, и сделает это так, что по окончании работы не утрет ни единой капли пота со лба. Его работа не предполагает панику — только холодный расчет и хладнокровие даже в тех случаях, когда до взрыва остаются считанные секунды. Он был одним из таких людей, которые, казалось, попросту не могут допустить ошибку.
Впрочем, даже таким как он свойственно ошибаться, и он дорого заплатил за свою ошибку. В ходе неудачного обезвреживания одного из снарядов произошла непредвиденная детонация. Уолтеру посчастливилось выжить, но не повезло потерять ногу, вследствие чего его в спешном порядке списали со счетов и отправили домой. Конечно, уже в те годы вовсю практиковалось биопротезирование, но скромного пособия по инвалидности на дорогостоящую процедуру, разумеется, не хватало. На помощь пришли бойцы из взвода, в котором служил Уолтер — вместе они смогли собрать необходимые средства и оплатить операцию, и совсем скоро легендарный сапер снова смог ходить. Тем не менее, этого было недостаточно, чтобы вернуться в ряды Вооруженных Сил, поэтому как бы долго мужчина ни обивал порог Хендерсон-Холл в Арлингтоне (штат Вирджиния), должного эффекта это не возымело — на военной карьере Уолтер мог поставить жирный крест. Впрочем, ему предложили должность старшего военного инструктора по взрывчатке в полицейской академии Ричмонда, и сапер, понимая, что вариантов у него немного, согласился.
В полицейской академии он познакомился со своей будущей женой, совсем скоро у них родилась двойня. Уолтер уже и позабыл о своем желании вернуться на службу в КМП, однако, все-таки взял в руки оружие, когда началась война между ренегатами и вигилантами. Понимая, что, присоединившись к ренегатам, он подвергает опасности семью, Уолтер не без помощи людей Риндта отправил жену и детей в Рочестер (штат Миннесота), а сам направился в Грейт-Фоллз, где некоторое время воевал под флагами ренегатов, а в сентябре 2037 года был переброшен в Кеношу и пополнил состав новой боевой группы в качестве главного специалиста по взрывчатке.

Они слишком разные сами по себе, у них разные мотивы для участия в этой войне, они абсолютно не были привязаны друг к другу до сентября 2037, когда их всех отправили в Кеношу и сформировали в один кулак для проведения боевых операций. Вполне возможно, что у них сложатся не самые приятные первые впечатления друг о друге; велика вероятность, что сначала они друг другу абсолютно не понравятся, но их история — это история о том, как незнакомцы становятся друзьями, а команда превращается в братство.

дополнительные факты о взаимоотношениях в команде. это своего рода набросок, так что в случае чего можно не принимать их во внимание

Клинт — единственный, кто в ходе боевых операций использует военную терминологию;
Робин называет Клинта Капитаном Америкой;
Робин часто подтрунивает над остальными членами отряда — чаще над Клинтом и Уолтером. Побаивается Гектора;
Клинт игнорирует хохмы Робина. Уолтер не обижается и время от времени подшучивает над Робином в ответ. Вместе с Гектором прозвал Робина хлюпиком;
Джун довольно слаба в ближнем бою и посредственна на средних дистанциях, зато безупречна на дальних. С сентября 2037 года проходит интенсивный курс военной подготовки под присмотром Клинта;
Гектор недолюбливает Клинта и Робина, нейтрально относится к Джун, Уолтеру и Рэю;

Прежде всего хочу сказать, что это не Отряд Самоубийц (самоубийца в команде только я. Хронический). Знаю, проведения параллелей не избежать, но я позиционирую этот отряд совсем не как сборище отщепенцев и паршивцев (тем более, это даже по историям каждого из персонажей не так).
Стандартно: не пропадать, на два дня не приходить, бла-бла-бла. Буду рад, если вы будете активны в плане игры, но сам торопить никого и никогда не собираюсь.
От и до ни одного персонажа не расписывал — оставляю желающим простор для творчества, открыт для диалога относительно тех или иных моментов биографии.
Внешности менять крайне нежелательно (я очень хочу видеть в нужных мне образах именно этих ребят).
Буду несказанно рад, если вы захотите участвовать в сюжетных квестах вместе со мной. Квесты крутые, скучно не будет!
Связаться со мной можно через гостевую, а дальше уже можем перебраться в лс/скайп/вк.

п р и м е р    п о с т а

Он надеялся, что Андреа знает, что делает. Ее попытка поговорить с девчонкой фактически была тем самым единственным шансом, который у них оставался в данной ситуации. Он как мог старался, отвлекая на себя часть манекенов; видел, что Рут прикладывает к этому не меньшие усилия... даже Брайан, жертвуя своей безопасностью, выбивает для Серратос возможность достучаться до Шелби и решить вопрос максимально быстро и без больших потерь.
В какой-то момент показалось, что все получается — как раз тогда, когда девочка прекратила играть с куклой в руках и обратила внимание на лидера разведчиков.
«Это и правда работает» — думает Гамильтон. Мало-помалу убеждаясь в том, что Андреа сможет, он делает уверенный шаг вперед, и один из манекенов замирает прямо перед ним — так, что Рэй в данный момент остается с ним лицом к лицу. Он оставляет женщине пространство для маневра, но спустя секунду понимает, что избрал не совсем верную тактику, и поплатятся за это абсолютно все.
Мощная ударная волна выбросила его из дома спиной вперед. Хоть как-то сгруппироваться для более мягкого приземления он, естественно, не успевает, а потому падает на землю, больно ударившись затылком, и скользит несколько метров в противоположную от фермы сторону. В голове словно водородная бомба взорвалась, к горлу подступил рвотный позыв, перед глазами запестрели разноцветные пятна, а тело сотрясла неестественно сильная дрожь.
Подняться на ноги в таких условиях получилось далеко не сразу. Ну, хорошо, что вообще получилось. Шатаясь из стороны в сторону подобно маятнику, Гамильтон пытается сфокусироваться, но все попытки тщетны — он практически ничего не видит. Разве что сильно размытые очертания дома разглядеть все еще в состоянии... вместе с силуэтами рядом. На этом все — он не способен нормально рассмотреть собственную ладонь, что уж говорить о других членах отряда, даже находившихся на расстоянии в пару метров?
— Рут... Брайан... — абсолютно бессвязно бормочет Рэй, чувствуя, как его ведет куда-то в сторону, и он чуть было не упал снова, но все же, благодаря неимоверным усилиям и чудесам, казалось, напрочь отбитой координации устоял на ногах.
Рядом что-то пролетело с высокой скоростью, и полет этот сопровождался противным свистом. Гамильтон был не в том состоянии, чтобы обратить на это внимание, вместо этого на не гнущихся ногах шагнув вперед. Он нашел точку опоры, принял более менее устойчивое положение, и снова услышал, как что-то просвистело совсем рядом — настолько близко, что он почувствовал, как левая щека приняла на себя удар потока горячего воздуха.
Боль он почувствовал не сразу. Тот же свист; слабый толчок, заставивший Рэя, тем не менее, отшатнуться назад; следом за ним недоумение, с которым ренегат опускает голову и пальцами нащупывает место, куда пришелся удар. И только затем — в качестве финального аккорда, являвшегося лишь началом — боль. Острая боль, служившая еще не поставленной гирей на весах, одна из чаш которых означала какое-никакое сохранение рассудка, а вторая — болевой шок. Острая боль, заигравшая в глазах все теми же яркими пятнами; из-за которой Рэй, жадно глотая ртом воздух, тихо захрипел. Боль, заставившая его упасть на колени, в то время как над головой снова что-то засвистело — еще чаще прежнего.
Он еще никогда не чувствовал себя настолько уязвимым и беспомощным. Он бывал на волоске от смерти сотни раз, десятки раз умирал, но никогда еще не воспринимал собственную смерть так, как воспринимает сейчас. Все потому, что если он сейчас умрет, обратной дороги в этот мир уже не будет.
Он всегда знал, что его смерть — это его же новое начало; что его перерождение — очередная точка отсчета, с которой его путь продолжится.
Он был уверен, что в случае особо серьезного ранения всегда сможет пустить себе пулю в голову, после чего спустя пару часов очнуться как ни в чем не бывало, уже приняв как должное фантомные боли, тошноту, нарушение координации и редкие панические атаки.
Но он никогда не думал, что сможет умереть вот так просто — с пробитой бочиной, от обильной кровопотери, находясь во сне девчонки, в который его отправил один из самых разыскиваемых террористов этой эпохи. Только не так. Вполне возможно, что именно поэтому он все еще был жив... и все еще медленно полз туда, где, как ему казалось, мог найти укрытие. Передвигаясь ползком, он несколько раз падал лицом в холодную землю; трижды терял сознание на несколько секунд... но умирать не спешил. Напротив — цеплялся за жизнь руками, ногами и зубами. Он не должен умереть. Не сегодня и вовсе не так.
— Б.. Брай... — снова пробормотал Гамильтон, привалившись спиной к огромному тюку сена, все еще держа руку на ране. Липкие от крови пальцы чувствуют какое-то подобие металлического кола в левом боку, но он сейчас, практически не соображая, не может понять, стоит ли пытаться (беря в расчет еще и отсутствие сил на это действие) избавиться от пробившего его предмета, или не торопиться во избежание риска потерять еще больше крови. Он не привык просить о помощи и просил о ней очень редко, но сейчас, похоже, настал именно такой момент.

не знаю, вдохновит ли вас это мракобесие на то, чтобы написать анкету и занять одну из ролей, но очень надеюсь, что да

0

93

https://s15.postimg.org/jo8m4g88b/image.png
ESTHER LEVISON, 29 » SHAPESHIFTING » MARY ELIZABETH WINSTEAD
М  Е  Т  А  М  О  Р  Ф  И  З  М

Эстер - дочь бывшего сенатора США от штата Миссури. Она обнаружила свою способность в одиннадцатилетнем возрасте и скрывала это от родителей вплоть до тех пор, пока носители не были официальны признаны. Для отца, который придерживался мнения, что всех homo futurus необходимо держать под строгим контролем (и что он активно продвигал в Сенате, но потерпел неудачу), это стало настоящим ударом - ему понадобилось время, чтобы принять тот факт, что его любимая дочь является одной из тех, к кому он испытывал неприязнь. Но несмотря на то, что отношения скоро пришли в норму, маленькая Эстер хорошо запомнила тот период и с тех пор уже не видела в своем отце того героя, каким его считала.
Ей не нужно было проводить вечера как подросткам среднего класса, работая курьером или официанткой в кафе, но она воспользовалась этим с умом. Эстер поступила в Принстон, не прибегая к семейным связям и влиянию, закончила его с отличием и обосновалась в Нью-Йорке, получив перспективное предложение по работе.
С момента переезда ее жизнь довольно тесно переплетается с вигилантами, но в не самом привычном понимании. По случайности, она снимает квартиру в том же доме, где обитает Криста Аларкон, с которой девушка сразу же находит общий язык, а спустя некоторое время после публикации обращения Линкольна Риндта Эстер видит на всех новостных ресурсах Итана, галантного спутника своей соседки, который призывает дать отпор «ренегатам», коими называет сторонников Риндта. А чуть позже Криста лично пытается завербовать девушку на сторону вигилантов, однако Эстер, несмотря на то, что позиция Элдермана кажется ей верной, отвечает отказом - она не хочет ввязываться в назревающий конфликт, надеясь, что все волнения утихнут сами собой.
К октябрю 2036-го года Эстер уже заведовала отделом психологической помощи при главном медцентре для носителей, который находился рядом со штаб-квартирой ООН. И десятого октября она могла погибнуть при взрыве, но накануне неожиданно... нашла раненого человека в мусорном баке за своим домом.
Как позже Эстер узнала из разговора в палате госпиталя, Льюис (так звали мужчину) являлся ярым сторонником Итана и пострадал в ходе потасовки с ренегатами. А несколькими часами позже она увидела, что в здании ООН произошел мощнейший взрыв.
Это заставило Эстер изменить свои взгляды на происходящее, и не самую последнюю роль сыграло влияние Льюиса, с которым они стремительно сблизились за то время. Спустя месяц он присоединился к главному штабу в качестве разведчика, а с ним и Эстер, став штабным психологом. И если изначально она примкнула к вигилантам вслед за близким человеком, то постепенно, проводя сеансы с членами боевой группы, и сама прониклась их идеями.
Семнадцатого июля Льюис погибает от рук ренегатов, и девушка все больше загорается жаждой мести и понимает, что больше не желает отсиживаться в теплом и безопасном штабе. В данный момент совмещает работу психолога с подготовкой к оперативной работе, планируя вступить в отряд партизан.

0

94

https://68.media.tumblr.com/2e883d8e1896d74b52199f0dd60b8f61/tumblr_o4u08fbJw21rmlawno1_400.gif https://68.media.tumblr.com/55f74fd0677b2a590eec6816c7d156d7/tumblr_o4u08fbJw21rmlawno2_400.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
François Arnaud

» имя, возраст:
Arthur Dagenhart / Артур Дагенхарт, 27.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Разведчик в главном штабе вигилантов; прежде работал в ЦРУ.

» способность:
Я бы хотела видеть стратегически полезную способность вроде абсолютной памяти или понимания сути вещей (приоритет).
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
Посмотри.

you're the one that I need,
I'm the one that you own

http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМы похожи, как брат и сестра, мы одна сторона медали: твоё лицо выделяется золотым профилем на позолоте, а я - только бездумный слепок с него. Я наизусть знаю и молитвенно повторяю перед сном каждую строчку сводок твоей судьбы, где меня ещё не было: брошен при рождении, воспитан Дагенхартами, домашнее обучение, общая школа, десять лет.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.png«Я тебя ненавижу,» - первое, что ты сказал пятилетней девочке на пороге (на ухо, чтобы мама не слышала). Я, конечно, давно про это забыла, если хоть когда-то помнила, а ты до сих пор вспоминаешь перед сном, братик. Иначе было никак: мы воспитаны на благодатной почве страха и повиновения. Ты приспособился к строгой семье, умел выскоблить в опутанной религиозной муштрой, как спрутом, жизни маленький закуток убежища и свободы. Ты храбрился передо мной - я копировала твоё внутреннее спокойствие.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngТы знал, что такое Бог: не Большой Брат, не святой, не тело, прикованное к кресту; ты всей душой молился Богу за меня, Марту, - он ни разу не ответил, и Бога тогда не стало. Ты научился предугадывать, планировать, менять и меняться: урок жизни, который я никогда до конца не освоила. Презирая убогость навязанной приёмными родителями нищеты, ты знал, что вырвешься из неё при первой возможности, и терпеливо ждал, выстраивая в уме комбинации будущей жизни.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngУ нас с тобой есть секрет, о котором никто никогда не узнает: мы заставили родителей убить невинного ребёнка, чтобы обрести желанную свободу, - ты гладишь мои волосы, а за занавеской, за тонким стеклом окна не умолкают истошные крики вдруг обедневших родителей (наших, запертых в клетках строгого режима, и чужих, потерявших сына). Мы это подстроили. Мы всю свою жизнь подстроили твоим умом и моими руками.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВсе твои подстроенные планы всегда складывались, как задумано: трёхлетний бакалавр, стажировка в ЦРУ, затем - полная занятость, обучение Марты в медицинском, - все-все-все планы, кроме войны. Войну ты учесть забыл. А война учла наш Лос-Анджелес, разрушив его до фундаментов, заложенных ещё индейскими племенами, война учла ЦРУ, лихорадочно пытавшееся вычленить из хаоса причину, лояльность, значимость, и нас война тоже учла. У тебя была девушка, может быть, даже жена, - воспоминание о ней осталось в довоенном времени. Теперь каждый сам за себя, кроме нас двоих: за пазухой, под сердцем всегда есть я, любимая, единственная сестрёнка, жадно и беспокойно ждущая указаний: как война? опять война?
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЭлдерман звучал разумнее, сильнее. Ты с самого начала знал, что нам не суждено отсиживаться в сторонке, в ужасе трепеща пред бледным ликом войны, - мы сами будем и войной, и послевоенным строем. Это в наших ловко подставленных руках осядут перераспределённые войной власть и богатство. Ты сказал, что мы вигиланты, и теперь я вигилант, копия вигиланта, слепок с вигиланта, вигилант в разрезе.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngТвоим главным приоритетом всегда было моё счастье. Ты хотел бросить его беспомощным к моим ногам, даже тянуться не нужно - оно и так ко мне льнёт, прирученное. Я знаю, что ты многого добьёшься, братик. Я тоже очень постараюсь.

Несмотря на то, что Марта и Артур - приёмные брат и сестра, они ближе, чем просто родственники. Они идеально дополняют друг друга в чудном новом мире: амбициозный, харизматичный Артур координирует их действия, рассчитывает будущее на пять шагов вперёд, стараясь выбиться из рядов пушечного мяса в когорту тех, кто принимает решения; Марта неотступно следует за ним преданнее любого солдата. Специфика их отношений в том, что Марта целиком и полностью от зависит от брата: она принимает на веру его убеждения, сделает всё, что угодно (включая самые большие подлости и убийство), чтобы заслужить его одобрение. Артур - центр её вселенной, он выше, лучше, честнее Бога, он не строит иллюзий по поводу Марты, знает каждую её слабость, но искренне, до боли любит её и знает, что ей, неприспособленной, зависимой, без него на войне не выжить.

Это самый главный персонаж в жизни моей героини, и вне всяких сомнений я с нетерпением жду того единственного, кто займёт и не оставит роль. Я готова идти на компромиссы практически в любом аспекте биографии при условии сохранения общего образа, даже внешность можно сменить при большом желании. Посты пишу не часто, но обещаю, что без эпизодов ни за что не оставлю, у меня есть очень много идей на совместную игру. И я с удовольствием предоставлю больше информации, скину свою анкету, пообщаюсь с вами, только напишите мне в лс или в гостевую с:

п р и м е р    п о с т а

*от другого персонажа в другом сеттинге
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngЯ жадно ищу смутное подобие знака, ответа, символа, скольжу лихорадочным взором весенних глаз по чуждому лицу-маске в поисках знакомого, но смотрю – и не вижу. Черт лица совсем не разглядеть, а разум настойчивым фанатиком отвергает свирепую враждебность латекса, и он предстаёт в голове запуганной жертвы только размытым пятном коричнево-болотной мути: игнорируя очевидное и реальное, я замыкаюсь в себе, ведь ни одна реакция не просочится сквозь плотную духоту искусственного лица, чтобы отразиться на девственном полотне моего восприятия. Одно спасение – эти опиумные глаза, и я цепляюсь за его ускользающий взгляд, как утопающий – за острые обломки потерпевшего крушение корабля, с упорством Атласа выдерживаю бурлящие потоки шторма, норовящие утащить на дно и скормить морским чудовищам, резкий шквал ветра, выбивающего последний шанс на жизнь из-под ногтей да заливающего лёгкие солёной и горькой водой. В настойчивом отчаянии надежды подмываются идеологические устои похищенного, и прежде ясное понимание похитителя как врага сменяется новым неопределённым и безымянным определением положительного характера, ведь он один – мои обломки до основания разрушенной сутолоки будней.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngСтрах остаться в подвешенном состоянии растворяется неутолённым – похититель поднимает руку к моему лицу, и предлагает угадать количество поднятых пальцев. Разноцветные глаза глухим задушенным голосом задают простые вопросы, и я произношу такие же дежурные ответы, но мои слова звучат живее, чем его: «Не больше двух. Нет. Нет. Нет, – и вспомнив эпизод недавнего нападения, мягкой просьбой подвожу сказанное к понятному мне одной знаменателю, – Я больше не хочу умирать». В аквамариновых глазах – сдержанность и жёсткость старого вояки, но нет проблеска удивления, и мне кажется, что он разделяет моё понимание. На мгновение мелкая рябь на поверхности чувств – почему он спрашивает? Мне должно быть так плохо? Было что-то ещё, кроме смерти? Молниеносно-паническое «Я не помню!» горячей вспышкой взрыва разрывает шёлковое полотно иллюзий – и остаётся только гадать, что происходило в промежутках моего беспамятства. Это только вторая смерть, что мне довелось пережить, но ни с одной из них я до сих пор не свыклась, и вряд ли доведётся. А может быть, я ответила не то, что нужно? Может быть, он снова убьёт меня?
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngОднако отдающая льдистой прохладой забота преступника принята за чистую монету – искать подводные камни, о которые мне неминуемо предстоит разбиться, кажется пустой тратой драгоценных секунд по наивнейшей из причин: сравнивая его с собой, я решила, что моё поведение вряд ли бы отличалось. Интересовал только один из насущных вопросов: что могло им понадобиться от меня? Не обладая материальными ценностями, достойными упоминания, я не успела добиться и сколько-нибудь сильной людской ненависти, чтобы стать объектом жестокой расправы ради мести, а в обстановке комнаты и в похитителе – ни капли узнаваемого. Нечестно, – пойманная в ловушку пространного непонимания и молчания, бросившая попытки найти вразумительные ответы или придумать логически-стройные вопросы, я оказываюсь в положении жалком и беспомощном. Меня не отпустят, а маячащий на горизонте шанс встретить окончательную смерть не внушает оптимизма, последние охровые песчинки уверенности утекают сквозь пальцы в никуда, и я ищу подобие поддержки в лишённом озлобленности взгляде похитителя, неизбежно чувствуя, что скоро исчерпаю лимит его гуманности, но остерегаясь только его равнодушия. Не могу не заметить, как и он ищет всё застывшее в моих чернильных зрачках – ускользающий намёк на расположение, плотинную сдержанность, высившуюся перед натиском разнородных эмоций, бесконечно-неустанный поиск смысла и якорную зацикленность на цвете его глаз, ко взору которых я припадаю, как беспробудный пьяница к по дешёвке доставшейся бутылке медицинского спирта.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngА теперь послушай, – и я вся внимание и слух, с подобием серьёзной разумности слушаю обрывистую чеканность его слов, но не верю собственным ушам. На языке вертятся десятки вопросов, выдающие моё подозрение об истинной цели его интереса, но я не задаю ни один из них, оставив мнительность кому-нибудь другому, умному и рассудительному. Что это значит? Что происходит? На моих запястьях и лодыжках – морские узлы и задокументированное свидетельство узника, на саднящей скуле – багрово-аметистовая отметка о неправе на свободу. Я вряд ли хочу знать, что происходит, я желала бы скинуть кручёные верёвки, снять эту чёртову маску и уйти из оклеенных обоями стен моей камеры заточения, но законы жанра настырно требуют совсем иного.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngВидишь? – приподнимаю перетянутые, покрытые сплошь кровоподтёками запястья на уровень его необычных глаз, а после – безвольно их роняю, – Я заложница, которая разговаривает с маской. Зачем?.. – отдающие терпкой горечью простые слова задевают душу – если это высказанная вслух правда, то отчего всё во мне противится сухому объективизму, калёным клеймом выжигая болезненное страдание на груди? Гримаса муки проступает и на лице, скрупулёзно вычерчивая всё бледное и жёсткое, данное мне: остроту подбородка, скул, переносицы.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМне плохо, я ищу забытья, сквозь влагу на ресницах рассматривая проблески бирюзы и малахита близкого взора, отождествляя его спокойствие с поддержкой не потому, что не замечаю бездны разницы, а лишь из намерения сконцентрироваться на внешнем, оставив, наконец, внутреннее в относительном покое. Знание не прочнее миража, а догадки фундаментальны, как истина в последней инстанции, – поймав в раскрытые ладони глухое эхо его слов, я пытаюсь проникнуть за их блёклый фасад и разглядеть яркость трепещущей души. Как он стал чьим-то наёмником, зачем выбрал неблагодарное и грязное ремесло? А если всё похищение – замысел его одного, то как я могла ему досадить? Мне казалось, злодеи не справляются о самочувствии жертв, и уж тем более не заботятся об их душевном равновесии: истинное зло всегда связано с издевательствами, жестокостью, неразборчивостью и недалёкостью сердца, но Маска не подходил под описание, он был человечнее и добрее. Что поменять? Представление об истинном негодяе или о том, что мой похититель таковым является? Глубокий диссонанс дробит мир надвое, и меня неудержимо влечёт к последнему варианту.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngМогу я узнать имя? – вопрошаю робко и слабо, считая, что несколько коротких слогов позволят мне проникнуть в потаённые мысли кого-то живого и понимающего, нашедшего пристанище своим страхам под личиной зверства и свирепости. Я слежу за ним – мне нужно видеть мелькнувшую за ширмой физического тень несдержанного эмоционального отклика, ответ, который не должен быть сказан вслух, но неизбежно скользнёт в глубоком глянцевом обсидиане зрачков, что подскажет мне его имя на эти минуты. В моей голове вихрь выдуманных прозвищ, но, неспособная остановиться ни на одном из них, я придерживаюсь невыразительных эпитетов, неизбежно зацикленных на океанных тонах его глаз, и всё же они недалёки, поверхностны, как поверхностна хэллоуиновская маска чернокожего президента, как поверхностны и универсальны хлопковые манжеты рубашки цвета безлунной ночи; но не дозволено глядеть дальше видимого, и свободная воля не числится в списке моих преимуществ.
http://s5.uploads.ru/UWjlZ.pngНапряжённым движением обеих рук убираю выбившуюся давным-давно прядь волос и откидываюсь в кресле, давая спине долгожданный отдых. Резкое движение отзывается неприятными ощущениями в желудке и импульсами разносит боль под черепом, заставляя вспомнить о собственной слабости. Дожидаясь подобия штиля в сломанном организме, я сглатываю горечь во рту и закрываю глаза, выигрывая сражение-прелюдию с тошнотой, и оказываюсь захваченная бесконечной чёрно-белой каруселью головокружения. «Ты только не уходи,» – едва слышное обращение, как к самому близкому из людей и произнесённое самыми усталыми и искренними из интонаций.

0


Вы здесь » crossroyale » партнёрство » R E V O L T