Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » don't feed the monster


don't feed the monster

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- don't feed the monster -
http://sh.uploads.ru/nJsvm.gif http://s8.uploads.ru/DkEQh.gif
http://s3.uploads.ru/gSCrQ.gif http://s1.uploads.ru/f3FDq.gif
- ♫ Copilot - The Drunken Whaler -

участники:
Roman Godfrey & Lex Luthor

время и место:
осень 2014, Институт Годфри

сюжет:
В поисках талантливых учёных-генетиков и разгадки тайны сверхчеловека Лекс Лютор прибывает в маленький городок Хемлок Гроув, чьей, кажется, единственной стоящей внимания достопримечательностью является знаменитый Институт Годфри.
Он не подозревает, что найдёт здесь куда больше, чем рассчитывает.
Куда больше, чем смог бы предположить даже в самых страшных фантазиях.

+2

2

- Это всё?
Прайс коротко кивает головой, и Роман встаёт, застёгивая идеально сидящий костюм - впереди ещё не одна встреча, а он уже немного опаздывает. Однако, чтобы услышать такое, не жалко и заставить потенциальных инвесторов растянуть морды в недовольной мине и оставить о себе не самое лучшее впечатление. Йоханн тоже встаёт и снова смотрит этим взглядом "я о тебе куда больше забочусь, чем все твои родители вместе взятые".
- Будь осторожен, Роман.
- Хорошо. Можешь идти.

Боги, как же он утомил. Это Прайс ему говорит об осторожности? Сам творит чёрти что, будто ему закон не писан. До сих пор Роману не удалось увидеть даже половины сверхсекретных экспериментов, хотя дюже интересно куда уходят такие бабки. Не то, чтобы ему жалко... Ладно, всем давно известно, что Йоханн занимается преимущественно "чёрной магией", главное, чтобы посторонние не узнали об этом. Прайс, конечно, тот ещё параноик и съел не одну собаку на конспирации своих исследований и разработок, но всё же... что этот Лютор здесь забыл?

Роман спокоен. В каком-то смысле, ему теперь просто на всё наплевать. А в каком-то... Прайс ни за что не уйдёт из Белой башни. Это его детище, его убежище, его дом и его плацдарм для самых смелых незаконных экспериментов. Он ни в чём не знает нужды и с научной точки зрения - здесь его условия самые выгодные. По крайней мере, Оливия постаралась, чтобы это было так, а Роман продолжил её тенденцию. Всё-таки от Института есть какой-то прок. И не Роману всё рушить. Даже он теперь зависит от Прайса и его расчудесной "амброзии", которая помогает не смотреть на каждого встречного как на еду. Хотя, знай Оливия о том, что тут творится... она бы Лютора выпотрошила вниз головой. Может быть фигурально, а может быть буквально. Роман был уверен, что несмотря на то, что она совсем недавно очнулась от комы, только-только более-менее восстановилась, и вполне успешно для многих притворяется женщиной, наконец-то обрётшей своё счастье и умиротворение, внутри она осталась той же самой. А "прежняя" Оливия весьма яростно защищала свои активы. К тому же, учитывая, что Прайс знает... Скорее уж она бы его убила, чем позволила переметнуться в другую компанию. Роман только надеялся, что Йоханн остаётся в Белой башне не только из-за возможной угрозы со стороны Оливии. В конце концов, у него тут отличная база упырей для изучения и всевозможных опытов над их физиологией.

Роман спокоен. После произошедшего, всё внутри давно умерло. Да будь Лютор даже самим чёртом во плоти и реши он купить всю эту компанию со всеми потрохами, Годфри был бы не менее спокойным. Единственное, что его нынче волнует, а вернее... кто - Надя. Но вряд ли всякие неведомые незнакомцы рискнут с порога угрожать здоровью его ребёнка, к тому же... мало кто знает о существовании Нади. Знал... Теперь уже, благодаря Миранде... А ну к хренам всё это. Истина в том, что Прайс - не обыкновенный учёный, которого легко найти на научном форуме или застать врасплох попыткой прижать к стенке. А значит, у некоего Лекса Лютора весьма далеко идущие планы и нехилые запросы. Но ничего, скоро Роман и сам всё узнает. По крайней мере, попытается.

Несколько дней спустя

Роман был бы рад почти неофициальной встрече - его откровенно задолбала вся эта официозность, к тому же, когда он узнал, что Лекс ненамного старше его и немного про него, то тем более рассчитывал, что тот согласится выйти за рамки кабинетного уныния. Не то, чтобы Годфри собирался брататься с Лютором, но, вероятно, в неформальной обстановке можно будет узнать чуть больше об истинных мотивах попытки Лекса сманить Прайса. Однако, начать нужно было по регламенту, ведь встречают по одёжке, а Йоханн весь мозг изъел своими предположениями, доводами, советами и прочей околонаучной чепушней, которую Роман слушал вполуха. После произошедшего в этом миниатюрном чёртовом городишке, он уже ничему не удивится. Отказывается удивляться.

- Добро пожаловать в Институт Годфри, мистер Лютор. Или можно называть вас Лекс? Приятно наконец лично познакомиться с вами.

В последнее время безоглядности Романа можно было только позавидовать. Или начать всерьёз беспокоиться за его душевное здоровье.

+1

3

Знаете этот типичный сюжет тупых старых фильмов? Главный Герой, благородный, как флаг Америки, заходит в трактир и видит, как какой-то бандюган обирает хозяина - заставляет того платить пошлину за неприкосновенность. "Так не годится", - решает Герой. Как водится, в паре косноязычных, но звучно пафосных фраз пытается решить проблему на словах, а затем просто бьёт негодяю литсо.
По пути разнося весь трактир.
Перебитые вдребезги бутылки и посуда, перевёрнутые столы, в хлам убитая стойка... Хозяину было бы проще заплатить "налог" с выручки, ей-богу - куда менее накладно, чем это Торжество Справедливости.
Примерно так Лекс Лютор видел вмешательство всех этих супергероев в жизнь простых обывателей Земли. Всё это было очень красиво, конечно: эффектные костюмы, глаза-лазеры, файерболы - как будто тебе купили билет на научно-фантастический боевик в первый ряд, с опцией полного погружения. Да и борьба же, кажется, всякий раз - исключительно за правое дело.
Только вот - три нюанса:
- чаще всего Великое Зло, которое самозабвенно карают воители в плащах и трико, вообще не оказалось бы здесь в первую очередь, если бы не мечтало надрать чьи-то геройские задницы;
- никто не даст никаких гарантий, насколько мотивы самих задниц чисты и прозрачны;
- разрушения после таких "семейных ссор" во имя великих ценностей - примерно как с тем трактиром, несоизмеримы.
И догадайтесь, кому остаётся разгребать завалы, считать потери, восстанавливать жизни на пепелище?
Не им, не этим благородным храбрецам.
Но другим - по-настоящему храбрым, по-настоящему благородным: спасателям, пожарным, добровольцам, рискующим жизнями, чтобы спасти чьи-то ещё. И вот эти лица не появятся в новостных сводках и на первых полосах газет; дети не будут носить футболки с их изображениями и мечтать стать такими, как они, когда вырастут.
А ещё всегда есть другой фронт спасения - инвесторы, потерявшие миллионы, но вкладывающие ещё больше в города, по которым тяжёлой поступью прошлась Справедливость. Кажется, деньги - это так просто, но ох сколь немногие готовы рискнуть и оторвать от сердца и кошелька приличный кусок капитала при серьёзных шансах, что ставка не окупится - или, того хуже, что снова прилетят плащи и трико, и придётся вновь собирать из обугленных обломков паззл нормальной жизни.
Именно по этим причинам (а также - потому, что Лекс Лютор очень не любил не иметь той власти, что доступна кому-то ещё, или хотя бы не иметь власти над этим кем-то) он и взялся серьёзно за изучение проблемы. Два основных направления изысканий:
1) Отслеживать всех и каждого, кто отличается от обычных смертных и может быть потенциально завербован в какой-нибудь очередной сияющий радужными подтяжками отряд;
2) Исследовать феномен изнутри, весь его спектр: от научных экспериментов, пошедших не так, и научных экспериментов, завершившихся успехом, - до генетических мутаций, изначально иного ДНК.
Докопаться до истины, узнать правду, самое главное - получить в руки ключ от заветной дверцы, которым он сможет воспользоваться сам, когда захочет, и, если нужно, крепко запирать на замок.
То, что нужно.

Для этой цели Лексу, конечно, требовались специалисты, в идеале - небольшой их штат, зато самых непревзойдённых гениев в области генетики. Их он и собирал, пока лишь в информационном виде, создавая вторую цепочку папок наряду с той, что вела к другим файлам - о тех, чью природу он, собственно, и планировал поместить под микроскоп.

Йоханн Прайс был очевидной кандидатурой, когда речь шла о генетике.
Лекс давно присматривался к институту Годфри и конкретно к их ведущему учёному. Безупречное резюме (слишком безупречное, как когда что-то прячут), внушительный стаж работы, впечатляющие результаты - по правде говоря, Лекс давно бы попытался перекупить их, но отчего-то медлил. Он не был уверен, что ему сдался весь институт целиком - что он вообще стоит чего-то, убери из уравнения Йоханна Прайса.
Значит, для начала стоило попробовать перекупить Прайса.
Разумеется, Лекс не рассчитывал, что получится с первой попытки (почти нет): всё-таки не зря тот вот уже сколько лет безвылазно пропадал в этом городишке, когда как перед ним были открыты, без сомнений, двери любых научных центров мира. Лекс не думал, что дело было в преданности семье Годфри, конечно. Во всяком случае, далеко не только в ней.
Йоханн Прайс совершенно не походил на склонного к подобным сантиментам человека - личная встреча только подтвердила это впечатление, а его спокойное, не дрогнувшее ни на миг лицо, когда он выслушал предложение Лекса и без колебаний ответил вежливым отказом и "Нет, время на подумать мне тоже не понадобится, всего доброго, мистер Лютор", утвердило в убеждении: в институте Годфри его держало что-то ещё. Какая-то абсолютная личная выгода, какую он не рассчитывал найти в другом месте. Возможно, уникальное исследование? От этого волнующего предположения у Лекса даже чуть пружинила походка, кололо в пальцах, и улыбка на лице никак не соответствовала образу человека, которому только что дали от ворот поворот.
Естественно, он догадывался, что так и будет.
Естественно, не ради одной этой встречи он выкроил достаточно времени в своём забитом под завязку личном графике, чтобы прилететь к чёрту на куличики и разбираться, что здесь к чему. Как крутятся шестерёнки, что заставляет тикать Йоханна Прайса...
Если у этого человека есть слабость, будьте уверены, Лекс Лютор обязательно её найдёт.

Встреча с наследником Годфри была лишь следующим шагом в алгоритме.
О Романе было известно не так уж много, больше - о его семье: к 19 годам этот счастливчик успел лишиться отца, кузины и тёти, а его младшая сестра находилась в розыске по обвинению в серии жестоких убийств, совершённых в этом самом богом забытом городке.
Очаровательное место, чтобы провести отпуск, не правда ли?
Но Лекс и не был в отпуске, а его собственная семейная история была в достаточной степени темна, чтобы не придираться к чужим. Быть может, это их с Романом только сблизит?
Это всё потом, впрочем. Пока стоило проверить, из чего сделан этот мальчишка, что он может - как просто его раскусить? Из того, что Лекс успел раскопать (не копая даже особенно глубоко), он занял нынешнее место в корпорации не так чтобы по своей воле - скорее, в силу обстоятельств, упомянутых выше.
Что представлял собой Роман Годфри на самом деле, вне репутации города, вне семейного бизнеса, вне тени собственной фамилии?
Узнаем.
Лекс выбрал бирюзовые в звёздочку носки под кремовый костюм и посчитал, что готов к встрече.

- Добро пожаловать в Институт Годфри, мистер Лютор. Или можно называть вас Лекс? Приятно наконец лично познакомиться с вами, - Роман, высокий, статный, как картинка из мужского журнала мод, был сама любезность. Складывалось впечатление, правда, что задолбался он этой корпоративной этикой и подчёркнутой вежливостью по самое не балуйся, но это был уже совсем другой вопрос.
Лекс мог всей душой понять это чувство, к тому же - любил всегда носить с собой неформальность, что мягкий шарик для разминки пальцев - в кармане пиджака, и потому первым делом улыбнулся, порывисто шагнул вперёд, сам пожимая едва ли успевшую быть протянутой руку.
- Лекс, конечно, разумеется, к чему формальности! Здравствуйте, взаимно рад, очень взаимно!
Если Годфри и стушевался от такого активного дружелюбия, то не то чтобы не подал виду - просто Лекс этого точно не заметил, с любопытством ребёнка оглядывая кабинет. Так-то ничего примечательного, но изучение личного пространства всегда помогало понять человека чуть лучше - даже если личное было, в общем-то, рабочим.
- Полагаю, вы уже в курсе, что я сделал Йоханну Прайсу, вашему... - всей ладонью указать на Романа, будто бы тот мог усомниться в принадлежности Прайса, - ...ведущему учёному чрезвычайно щедрое предложение. Прошу меня простить за эту дерзость, но я не мог не попытаться, - он без особенной грации плюхнулся на предложенное ему кресло и, улыбнувшись, пожал плечами: мол, любой сделал бы то же на моём месте, верно? - Очевидно, он очень предан вашей семье, это... похвально. Скажите, Роман, вас интересует генетика?

Отредактировано Lex Luthor (2016-07-29 18:00:06)

+1

4

Кто знает, сколько попыток сманить Прайса отбила на своём веку Оливия, но теперь бразды правления институтом Годфри были в руках Романа, бонусом же к этому шли разумное покровительство, обеспечение всех нужд и невмешательство в дела главного учёного в этом самом институте. Или, по крайней мере, не настолько явное и настойчивое вмешательство, как хотелось бы Роману. При том, что он был чуть менее, чем полностью, погружен в собственные переживания и расследования дел, никоим образом не связанных с институтом, ему искренне хотелось знать, чем же на самом деле занимается Прайс. В том, что этот прохвост не явил ему и половины разработок и проектов - Годфри ни на минуту не сомневался. С какой-то стороны, в уравнении осторожного вытряхивания информации из Прайса появление Лютора могло сыграть на руку. Роман мог бы заявить Йоханну, что тот может собирать вещи на выход, если не раскроет всех результатов своей работы и сути самых смелых исследований. При этом, Годфри не мог утверждать, что Прайса держит в Белой Башне, например, возможность помочь Шелли (тем более, что от неё теперь ни слуху, ни духу), или же возможность изучать природу упырей. Посему, все подобные заявления могли бы использоваться чисто в целях попытки шантажа и произноситься не серьёзно. В конце концов, у Романа были весьма далекоидущие планы насчёт Прайса. Да и Йоханн действительно слишком много знает о том, что тут происходило, происходит и будет происходить.

А ещё он слишком много знает о семье Годфри.

Нет уж, Лекс. Каким бы ты ни был выдающимся, богатым и влиятельным... "Доктор Франкенштейн" покинет эту обитель только ногами вперёд. Негоже, конечно, так думать о человеке, который сумел сотворить что-то невероятное и... оживить Шелли когда-то. Или умело воспроизвести клеточную структуру человека, обеспечив Роману менее спешное схождение с ума и возможность хотя бы иногда ненадолго не чувствовать чёртов голод.

Но Роман так думает.

Он раскладывает несложные схемы у себя в голове, гласящие, что столь выдающийся, богатый и влиятельный человек, как Лекс Лютор... явно не попёрся бы в эту заброшенную глухомань, если бы только ему не нужно было что-то конкретное, что можно получить именно от Прайса.
И у Романа возникают вполне стойкие сомнения, что Лексу интересен мир упырей. Хотя... Кому, чёрт подери, не покажется интересным вероятная встреча с ожившей сказкой? Все эти легенды, предания, мифы... Он бы сам с удовольствием встретился с парочкой сверхсуществ. Даже если бы это оказалось последним, что он сделает в жизни.
Вот только по предварительным данным, полученным Романом в результате небольшого расследования и слежки, у Лекса своё бремя, несколько далёкое от мира... легенд. В его случае стоит обратиться к научной фантастике. И нет, это не зазорно... следить за кем-то, когда ты в любой момент можешь оказаться отшпиленным этим кем-то в свой невинный зад, не располагая в достаточной степени нужной информацией. К тому же, это было тихо и недолго. Только для того, чтобы хоть немного понять, с кем нужно будет иметь дело.

Интересно, а что сам Лекс Лютор хочет рассказать про себя?

То, что общеизвестно... не очень-то интересно. В том смысле, что эта информация доступна любому. Юный гений, приумноживший состояние давно почившего отца, сделавший ставку на технологии и не прогадавший. Владеющий такими активами, которые многим даже не снились. Что ж... Годфри с Лютором похожи. Слава богу, Роману никогда не хотелось устроить/вступить в клуб юных миллиардеров. Он вообще раньше не встречал таких, как Лекс. Таких... как он сам?

И если Роман прав, то Лютору вовсе не нужны слава, власть или деньги - всё это у него уже есть, и этого хватает сполна. Лютору нужно что-то уникальное, возможность приобщиться к чему-то уникальному. Если бы Годфри знал его чуточку лучше... Может он сам бы приобщил Лютора.
Его тайны слишком темны, чтобы не получить удовольствие от разделения их с кем-либо. С кем-то... Кто мог бы попробовать взглянуть на мир так, как смотрит сам Роман.
Весь вид Лекса призван вызывать доверие - он излучает уверенность, даже самоуверенность, его движения лишены какой-либо зажатости. Лютор ведёт себя будто действительно является королем мира. При этом он ничуть не умаляет Романа, позволяя тому тоже быть королем. Мира другого. Допуская, что у королей есть что-то взаимонужное, чтобы успешно провести переговоры.
Годфри даже немного завидует столь открытому поведению Лекса, даже если это всего лишь показуха. Самому Роману неподвластны столь естественные формы поведения с незнакомыми ему людьми. Он сам держится на людях спокойно, чуть развязно порой, уверенно, но... до Лютора ему далеко.

И Роман ни секунды не доверяет человеку, сидящему перед ним.

- Лекс, конечно, разумеется, к чему формальности! Здравствуйте, взаимно рад, очень взаимно!
Одной своей фразой Лекс располагает к себе. Видимо, дела он ведёт весьма успешно. Он умеет разговаривать с людьми. И даже если ему это не нравится, то делает он это просто мастерски.

- Может быть, я вряд ли смогу удивить столь искушённого человека, как ты, Лекс, но осмелюсь предложить Хайлэнд 1962 года.
Чёрт подери, мало с кем ему сразу становилось так... свободно? Да уж, в отличие от некоторых, Годфри иногда доверять деловые переговоры всё равно что сразу запороть сделку. Но Роман не может отказать себе в удовольствии забить на официоз. В конце концов, с какой-то стороны и Лекс забил на приличия, подбивая клинья к надежде и опоре института. Годфри приветственно улыбается (он же не статуя, в конце концов, и не отмечен печалью вселенской тоски, а если и да, то не стоит об этом упоминать. сегодня он радушный хозяин и приятный деловой собеседник), наливает виски в два пузатых стакана, протягивая один из них Лексу и садясь напротив него прямо на стол.
- Лучший шотландский односолодовый тех лет.
Годфри говорит это не чтобы похвалиться, но потому что действительно рад тому, что кто-то может оценить по достоинству подобное баловство. Чёрт подери, он что, уже к нему привязался?
Лекс довольно забавно извиняется, неуклюже и без особого сожаления. Скорее, совершает в сторону Романа некий жест вежливого объяснения...
Чтобы потом перейти сразу к сути, вырывая её из расплывчатых будничных разговоров.
- Я думаю, что поступил бы на твоём месте точно так же, - Роман снова чуть улыбается, продолжая, - а Йоханн Прайс вполне способен к принятию разумных решений и может по достоинству оценить предлагаемые ему условия, чтобы остановиться на лучшем варианте.
Он ненадолго замолкает.
- Полагаю, что мы сейчас не сидели бы здесь, - Роман разводит руками, будто указывая на башню (или чёртов город?), - если бы мою семью и меня в частности не интересовала генетика.
Это не только правда, это истина в последней инстанции, но Лексу сообщать об этом в таком виде, пожалуй... рано. Годфри действительно в последнее время весьма углублённо занялся изучением того, чем занимаются в Белой Башне, а генетика составляла значительный сегмент исследований. К тому же, Романа действительно волновала возможность... перекроить свою собственную природу.
Прайс смог уже очень многое.
Сможет и это.

- Думаю, что тебя так же интересует эта сфера науки, кроме того, очень нужен кто-то, кто разбирается в этой области. Не знаю для чего ЛексКорп потребовался не просто хороший специалист, но один из ведущих, но надеюсь, что сегодня ты прольёшь свет на эту загадку.

+1


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » don't feed the monster


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC