Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » нізащо не втечеш


нізащо не втечеш

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

нізащо не втечеш
http://funkyimg.com/i/2fhvq.png
[audio]http://pleer.com/tracks/237296Ev8l[/audio]

участники:
Лекс Лютор & Джим Мориарти

время и место:
2016

сюжет:
Lex: -- вень ис а парти нот а партій?
Jim: -- вень ітьс ат Ёрс Хоус?
- - - - - - - - - - - - - - - - -
покемоны, нейросети, хуёвые вечеринки и ЗОЖ с пиццей -- what a time to be alive!

+3

2

О том, что Лекс ненормально нервничает перед каждым таким масштабным приёмом, знает одна лишь Мёрси - просто потому что ей должностью положено знать о Лексе больше, чем любому другому живому человеку на Земле, за то ей и платят. Знать и сглаживать последствия; выточенной, пером и тушью, верной кистью графиста нарисованной тенью маячить у него за спиной, одним своим видом добавляя значимости его дёрганой, подчас нелепой фигуре. Лекс не питает иллюзий: всё это "талантливый человек талантлив во всём" - полная хрень. Как он не смог бы никогда в оперу и балет, примерно с тем же успехом он и по сей день, и после стольких лет в высшем обществе, в этом бизнесе, общается с людьми. Никакого к этому дара, скорее он даже уходит в минус, и вся эта свойская простота, флёр обаятельного парня - плод ежедневных усилий и практики, которые даются тем сложнее, когда за ними - вечно живой, нервный ум и повадки нёрда-подростка с синдромом Туретта. Лекс гений, он не даёт себе поблажек и ясно осознаёт, насколько хорошо (не очень) справляется. У него, в общем-то, не особенно есть выбор.
Просто приходиться признавать за собой, что вся эта дурно склеенная маска может развалиться в любой момент, обнажив мало социальное настоящее.
Обычно это случается, когда он нервничает. Так что он ненавидит нервничать. И оттого нервничает еще больше.
Мёрси отзывается на это безмолвно тем, что приводит в ещё более безупречный порядок всего его файлы, выстраивает канву мероприятия с парадоксальной точностью до минуты, сверяет часы до секунды, и это всё без слов говорит Лексу - "всё идеально, вам не о чем волноваться, босс". Это успокаивает его куда как больше, чем если бы она действительно произнесла это вслух.
Он вновь, в раз двадцать третий, наверное, неловко шутит про "Everything's at your mercy, Mercy", она, как и всегда, позволяет улыбке коснуться лишь самых кончиков губ.
Оценивая дело рук своих, её и сотни несущественных верных миньонов, Лекс наконец-то верит в то, что всё действительно идеально.
Разумеется...
Разумеется, именно в этот раз - зря.

Презентация LEX OS, не передать, как для него это важно. В своём детище он уверен, больше, чем в чём-либо ином. Он даже уверен в том, что все эти болваны, напыщенные придурки в костюмах и вечерних платьях и их ещё более безмозглые пассии смогут оценить если не весь, то хотя бы половину потенциала того, что он для них приготовил.
И всё же, когда пара раундов шампанского уже разошлись, и настаёт время (20.20, спасибо, Мёрси) его торжественной речи, его руки, держащие заготовленный листок, немного дрожат. Он ставит лист на кафедру перед собой, а руки прячет в карманы дорогих брюк - не самый излучающий уверенность и превосходство вид, но знаете что, идите в жопу.
Он откашливается в микрофон; волосы лезут в глаза, но, заправляя их за ухо, он точно выдаст тремор. А, к чёрту! Заправляет и улыбается в зал, которому на деле покласть с большой колокольни на все его мучения.
Залу и на его речь, честь по чести, - покласть. Но правила есть правила, не он их придумал и не ему их менять. Не все.
- Приветствую вас, леди и джентльмены, - начинает он, - сегодня вы узнаете, что такое настоящая безопасность.
И вот здесь, здесь первый звоночек - ему вдруг кажется, что кто-то отчётливо давится смехом в бокал. Во имя собственной собранности и концентрации он решает сделать вид, что ему показалось.
Как бы не так.
Он кратко проходится по истории компании LexCorp (и у него почти не дёргается лицо при упоминании папочки), чуть менее кратко - по самому понятию безопасности, тому, что оно значит теперь, в мире виртуальности, который проник уже практически во все слои реального, материального мира. Здесь Лекс уже не обращает внимания на зал, намеренно: фокусироваться на скучающих лицах ему совершенно ни к чему. Он упрямо идёт вперёд, по заранее проложенному маршруту, пока вдруг - не спотыкается. Как на камень налетает на резкий звук - компьютерный, как в какой-то игрушке; тот вскоре прерывается, оставляя за собой звенящую тишину.
- Упс, простите, - говорит в ней насмешливый голос, от которого у Лекса пережимает в горле, и внезапно не хватает кислорода. - Чармандер.
По глянцевой толпе перед сценой прокатывается живой, неподдельный смех; Лекс не может спонтанно придумать, что ответить, чтобы органично вернуть внимание к своей персоне (он и дышать-то вспоминает не сразу), и вот теперь, теперь черты его лица неприкрыто сводит нервной гримасой, и он возвращается к речи, позорно повышая голос на: "Так вот...".
Смех постепенно сходит на нет, лица вокруг него за считанные секунды вновь покрываются штукатуркой вежливого равнодушия. Лекс добирается до конца речи, почти не сбиваясь.

Что тяжело, поверьте, когда тебя натурально потряхивает от злости - на самого себя, на них всех и на этого, неуместного, невозможного, нахуятыздесь, с Чармандером.
Найти его, когда сотни глаз с облегчением переводят взгляд и больше не имеют никакого к Лексу интереса, несложно - источник всех его сегодняшних (и не только) проблем, улыбаясь в своём безупречно сидящем костюме, беседует беседы с представителем Wayne Corp. Вокруг Лекса, наверное, особенно нездоровый флёр напускного дружелюбия, потому как последний сливается, как вода в сток, стоит Лютору лишь на пару фраз вклиниться в разговор.
После чего уже отвести person of interest в сторону, прочь из зала, настойчиво пригласив во внутренние помещения и подчёркнуто не касаясь, не составляет труда.
Лекс останавливается, только когда они действительно одни, только когда они одни друг против друга.
Он смотрит на Джима Мориарти, который старше, лощёнее, морщинистее и увереннее, чем он помнил лично, и... снова теряется в словах. Это бесит, бесит!
- Зачем... откуда ты здесь? Зачем?.. - это никак не передаёт всей гаммы, он бездумно скребёт во лбу, и, чёрт, он действительно зол на него, за сейчас, за сегодня, за всегда, и потому выпаливает безо всякой связи, в неверии и обиде и возмущении: - Блядский Чармандер?! Серьёзно... Чёрт!

Отредактировано Lex Luthor (2016-10-07 01:05:07)

+1

3

Его костюм ослепителен, ботинки до блеска начищены, взгляд ослепляющий – это ли не радость, это ли не триумф. Выбраться из трущоб и не подохнуть от скуки в дороге.
Не подохнуть от скуки сейчас, на этом приёме (презентации, взаимном обнюхивани, шоу для журналистов, whatever). Впрочем, сейчас – это вряд ли. Сейчас и сегодня шоу персонально для него, чего он не может не заметить со злорадной ухмылкой. Зажило, но не отмерло, и кто сказал, что переступая нужно отпускать? И переставать злиться, перерабатывая желчь в бесконечное топливо для движения вперёд.

Здесь игра легче лёгкого: все эти улыбочки и ужимочки, расшаркивания и знакомства, правильные жесты и комплименты. Необходимые коммуникации без риска увязнуть по локоть в крови. К Метрополису он никогда ничего не испытывал, и находясь здесь не чувствовал лишнего. А в  предмете презентации… Мог разбираться, может быть, и чуть лучше хозяина вечера. Его руки не дрожат, голос не запинается, рубашка не норовит предательски выправиться из неоправданно дорогих брюк. Никаких лишних рефлексий, одни рефлексы. Всё идеально.

Перед речью он отходит припудрить нос и не жалеет об этом решении до конца вечера. Вино так вкуснее, собеседники интереснее, а от неловкости спикера не становится почти физически больно. Не становится. Напротив, практически по боку на ужимки и скрываемую панику. Только неможечко смешно, а так скучно, до лампочки. Настолько, что руки сами тянутся достать телефон и проверить приложение. И там – да, улов. Джим наводит смартфон на цель и сосредоточенно пуляет покеболы чуть пониже спины журналиста Daily Planet. Чармандер уходит к нему в коллекцию. Не к журналисту, к Джиму. Хотя и без этой ремарки все в зале оповещены, кто здесь виновник лишних звуков.  (И только что забросил трёхочковый в корзину приближения нервного срыва человека за кафедрой — off the record). Спланированная пиар-акция? Кокаин.

Всё последующее, что про попытки закончить речь – нудно и не стоит внимания. Так что он шепчется с обступившей его маленькой толпой, шутливо просит перевести присутствующих смартфоны в беззвучный режим, и так радуется фиолетовому сиянию вокруг LexCorp Tower, что у него прорезаются морщинки вокруг глаз. «Первый покестоп города» – доверительно говорит он кому-то. И нет-нет, да цепляет периферией зрения Лекса. Совсем немножечко.

Всё это немного по-школьному.

Потом его кто-то куда-то цепляет, приносит ещё бокал игристого. И совсем тут не важно, что шампанское он ненавидит, ведь это связи, водоворот внимания, будущие дела. Домашнюю работу он сделал хорошо, и без труда ориентируется в лицах до того, как становится представленным лично. Да и в целом ему действительно интересно поговорить за феномен Новой Реальности, будущее обучаемых систем, проблем применения технологий во вред свободному и социальному…

Он успевает перекинуться парой слов, обменяться пачкой визиток и договориться о нескольких встречах – как вот сейчас, с человеком из Wayne Corp, и его настигает волна мзды. Шалость не осталась без внимания – разумеется – высокие ноты, светлый костюм, удивительно приятный парфюм. Прошлое раздвигает горизонты и вклинивается в его настоящее. Не без помощи высших сил, конечно.

Один на один, и глаза в глаза – это не сложно, учитывая, что они практически одного роста. И непривычно, Лекс, кажется, был таким единственным – вровень. Вблизи он ещё меньше тот угловатый подросток, и уверенности в нём – вот Джим тут не сдерживается, и фыркает невпопад, не слушая собеседника – уверенности в сравнении стало ощутимо больше. И вот эта злость из каждой клетки, которая физически двигает Лютором сейчас, которую останавливают только его собственные рефлексии, оно классно. Джим прямо чувствует у себя нездоровое возбуждение по этому поводу. И по этому, и в целом. И не думал, что будет так хорошо. Что ж, значит поиграем. 

Он  постукивает ногтем по тыльной стороне своего смарфона, который покоится в чехле с символикой. Очень-очень держится от улыбки.
– Ты сам пригласил. Покемон Go, Nintendo of America. – Разглядывает бесстыдно, отставив бокал куда-то на урабнистические неровности.
– Прости, и не злись, глупая выходка.Нет же, позлись ещё, позлись, за этим так интересно наблюдать. И выходка получилась прекраснейшая, посмотри, как у тебя глаза горят. Видел бы ты себя со стороны…
Джим фыркает вслух, и улыбается, облизывает губы этим своим жестом. Немного неровно, но на фоне визави он выглядит образцом спокойствия. Лекса всё это не успокаивает, конечно же, нисколько, и он вежливо просит его удалиться. Чему Джим не противится, главное на этот вечер он уже сделал – и эффектно в Метрополисе появился, и удочки на будущее закинул.
Напоследок он делает лицо поприличней, и неприлично рвёт дистанцию, наклоняясь поближе.
– Захочешь принять извинения – адрес моего временного офиса есть у Мёрси. А у меня – всякие рабочие приглашения. – Потом он подмигивает, и это очень уж по-злодейски и театрально, но ничего уж с собой он поделать не смог. И уходит, на ходу вызывая себе машину к дверям, и выставляя ловушки для Дитто. Раз уж тут прописался ещё один редкий покемон…

Последующую неделю с ним случается сплошная работа-работа-работа, все эти обеды в панорамных ресторанах и покатульки на гироскутерах, встречи и переговоры, которые Джим хочет заключить всё-таки побыстрее, тонны документов и салочки с человеческими ресурсами. Поэтому в воскресенье он устраивает себе качественный отдых прямо в апартаментах, где присутствует много выпивки, суши, тупых видео на ютубе и совсем немножечко снега. А потом тупые видео кончаются, и шаловливые руки тянутся к коду, и самым ближайшим, что попадается на глаза – становится, ну кто бы мог подумать, свежевыпущенная в релиз Lex/OS, и тут уже никакие внешние силы не властны…[AVA]http://funkyimg.com/i/2oqnG.gif[/AVA][STA]master disaster[/STA]

+2

4

Нинтендо... Ну стоило догадаться, конечно. Джим-Джимми, вечно на гребне волны, не важно, какой - наркотической эйфории или передовых технологий. Только вот - Лекс слишком давно перестал думать о нём, как о ком-то, имеющим право на настоящее. Следил, да, по мере сил, по мере времени (скорее), но все эти заметки, слухи, сенсации вокруг знакомой, такой вычурной фамилии, скрывающей за собой мистерии литеры "М" - это всё словно о ком-то ином. О персонаже, знаете, пера какого-нибудь английского сэра. Осязаемый, пахнущий, тёплый Джимми остался в прошлом. В захламлённой комнате, вкусом пиццы с ананасами и кинком на полицейские фуражки. Слезами слишком взрослых для них проблем и никогда не слишком чистыми волосами, у обоих. Средним арифметическим между амбициозным "Мы завоюем мир" и обжигающим звуком пощёчины.
Ему не было места в настоящем Лекса. Ни места, ни повода, ни права.
Но когда Джиму требовалось хоть что-то из упомянутого?
Джима не ждали. Лекс не ждал (хотел в это верить). Просто жил - вперёд, навстречу будущему.
Имел ли значение этот квест, если стоило только Джиму появиться - и всё. Просто всё. Вся бравада, весь отработанный, обточенный годами до приятной гладкости краёв образ бьётся вдребезги, осколки в стороны. Перед Джимом, с трудом удерживая лицо, стоит всё тот же нервный нёрд-подросток с синдромом Туретта. Нихера он никуда не уходил - мастерил только масочки поновее да поубедительнее, чтобы не смотрелось, как лицо коммунистического вождя в кремлёвском мавзолее.
И смысл был в них?
Джим Мориарти облизывает губы, этим своим сукасукасука нарочито медленным жестом, и Лекс звенящим от ярости возбуждения раздражения голосом просит его удалиться нахуй.
Что, на самом деле, победа, потому что в голове он громко пожелал ему сдохнуть, ещё даже не успев проследить весь путь кончика языка по этим самым сукасукасука губам.
Остаток вечера Лекс бродит меж гостей тенью... нет, не отца, просто Гамлета - мрачного принца датского, излишне резкий, слишком категоричный, неприятный. Мёрси хмурится, конечно: целью презентации отвратить от себя партнёров и инвесторов вот совсем не стояло. Это очень по-ребячьи (и вполне себе в духе всяких не вышедших из пубертатного периода королевичей), но Лекс делает вид, что не замечает её говорящих взглядов.
Пару раз. В остальном и вправду не замечает. В его мыслях, даже связанных с OS, словно 25-ый кадр с порнухой, мелькает то и дело прельстивая улыбка Джима Мориарти...

О Джиме и от Джима за неделю - ни слова. Да и Лекс не стремится идти на контакт. Нет, то есть, хочет нанести ответный визит, определённо: ему жгуче неловко, липко стыдно за то, как он повёл себя на презентации, каким неподготовленным и слабым себя выставил - он такого давно себе не позволял, предпочитая просчитывать все вероятности событий на двадцать шагов вперёд в любом направлении, так, чтобы все они вели к необходимому ему итогу. Джим был абсолютно новой переменной, неожиданно затесавшейся в безукоризненный рисунок уравнений и формул. Что ж, значит, придётся с ним считаться. Не сейчас.
Лекс откладывает реванш на потом, закономерно ставя на первую сотню мест по приоритетности нужды компании, всякие свои теневые проекты, ну вы знаете... Те, о которых не болтают приветливо с журналистами.
Он даже позволяет себе забыть о Джиме... И здесь совершает ключевую ошибку.
О Джиме, как выяснялось теперь, совсем забывать не стоило.
Лекс понимает это, стоя на руинах системы безопасности самой-безопасной-операционной-системы-в-мире-с-которой-вам-не-нужен-антивирус, своего триумфа - как он полагал ещё сегодня утром. Какая-то скотина, какая-то тварь выложила в открытом доступе код обхода, издевательски гениальный и очевидный на уровне "Молви друг и войди" - и Лекс уже бросил на залатывание бреши телами лучших своих программистов, но сам не стал даже пытаться присоединиться: у него слишком дрожали от бешенства руки, чтобы попадать по клавишам с максимальной эффективностью. Он узнал почерк, не мог не. Всё равно как если бы в конце действительно стояла пресловутая литера "М".
Всё ещё дыша злостью больше, чем кислородом, он оказывается в офисе Джима Мориарти, вихрем минуя приёмную и все кордоны личной охраны, уже через полчаса.
- Здравствуй, Джимми, - улыбается он криво приветливым оскалом серийного маньяка. - Ты извини, что в поздний час, но вопрос, знаешь, совсем не требовал отлагательств, можешь себе представить! - Порывисто шагает к тому, стоящему возле стола, недостаточно внимательному, слишком расслабленному, играющемуся с ним, играющемуся в телефончике своём, опять. - Так вот, позволь спросить тебя, Джимми. - Останавливается в шаге, едва ли дальше. Смотрит прямо в лицо, которое шкалит радиационным фоном самодовольства за все счётчики Гейгера, и чувствует, что вот-вот - и соскочит. Нежно, тихо чеканит: - Какого. блядского. хуя?
В кромешной тишине, повисающей после его вопроса, вдруг снова этот звук - покемон. Взгляд двух тёмных космических бездн безо всякого труда соскальзывает с Лекса, устремляясь к экрану смартфона; большой палец привычно снимает блокировку.
И Лекс срывается.
Их руки соприкасаются лишь слегка, а через миг телефон уже летит в стену, вместе со всеми покемонами.
Джим всегда слишком хорошо знал его триггеры и с удовольствием играл на них, о, скажем, Вагнера - не преминул и теперь.
Лекс понимает это. Дышит прерывисто. Терпеть ненавидит. И ничего не может с собой поделать.

+1

5

Нет никакого постоянства в его пребывании в Метрополисе, пребывании на месте влияния Лютора. Простой расклад: когда получится здесь, получится и везде. Когда выстрелит в первый раз – уже выстрелило – невозможно будет остановить. Выходить в легальное поле длинными и осторожными путями совсем не его стратегия.

Сказка про честный обмен: его исключение из списка Интерпола стоит сменой континента и точки зрения на объект (последнее – уже другими словами). Отрытый частный сектор и всё те же планы на будущее, с простейшей подстраховкой из всех: публичность фигуры сбивает серую мушку. Что до Лютора...  Маленькая подпитка для старых комплексов. Если столкновение неизбежно, то лучше подстроить его в своё время, и на своих условиях. Побеждать на чужом поле приятней вдвойне.

Структурирование своей деятельности и делегирование полномочий – прекрасно, но не в том случае, когда дело касается исполнения заветных желаний. Мечты уязвимы, и более уязвимы только их носители. Безопасные системы предполагают закрытость для стороннего взгляда и самого пользователя, им нужен дополнительный тестинг и длительный период инсайд-обкатки. И никогда не стоит забывать, что бесконечно обучающиеся нейросети можно научить плохому. Джим как раз был тем мальчиком, с кем мамы не разрешали дружить своим чистеньким детям в школе. Нейросетям тоже не стоило. Но заботливая мамочка Lex/OS забыла сообщить об этом своему чаду.

Пепел скрипит под пальцами и напоминает о никотиновой ломке. Она поднимается от желудка, вверх и прямо по горлу, к беспокойному языку и искусанным губам, которых Джим то и дело касается языком. В бизнес-центре нельзя курить, и Джим вынужден выходить на балкон. Законопослушно, каждые два часа. С алкоголем – чаще.  Ломку на раздражитель, зависимость на зависимость, в лёгкую жонглируя статусом было – не было, смазанной пропастью прошлое – настоящее.

Равноразряженные ряды ромбов на рубашке, влажные от злости глаза, складка на пиджаке. Голос, который его носитель так и не научился контролировать – вот ещё одна болевая точка. Влетает в кабинет вместе со всем своим сущным и зримым.

А Джим реагирует совершенно спокойно. Непробиваемо флегматично.
Снимает очки, смотрит с бесконечным терпением. Вот это вот совершенно не его, это он подсмотрел и взял на вооружение – потому что с подчиненными и разного толка людьми работает хорошо. Ну, ещё и бесить должно Лекса ужасно, да.
Снимает очки, складывает, кладёт на стол аккуратно. Смотрит. На Лекса смотрит, только на него. В сторону крушения телефона даже не оглядывается.

– Котик. Я не выкачал из тебя хулиарды бабла, не отправил на растерзание анонимусов, и вообще не продал китайским хакерам. Вышло даже без огласки. Почти,  – он разворачивает кресло в сторону Лекса, лениво раскладывает ноги в стороны.

Котик выглядит так, будто сейчас на него накинется. Вот так, да, хорошо. Волосы cпутанные и падают на лицо, движения рук неровные. Джима с этого откровенно несёт. С этого, а ещё с кокаина, бухла и стимуляторов. К чёрту спокойствие.

– Раз ты вот с этим ко мне пришёл самолично свирепствовать всей своей прекрасной персоной, то это всё-таки не по работе.
Джим оглаживает ладонью плоскость стола. Нежно оглаживает. Говорит вкрадчиво, а после делает выразительную паузу.
– Так всё-таки? Мне это расценивать как приглашения к нерабочим взаимодействиям, или ты так принимаешь мои извинения? Хочешь, я возьму тебя прямо здесь?

Последнее он произносит особенно нежно, с пытливой мягкостью. Как говорят с непослушным ребёнком. И, вообще-то, он не хотел вот так прямо в лоб. Да совсем не хотел говорить. Но вот вырвалось. Ай. Мискузи, мильпардоньте. Впрочем, не жалко. Всё это не мешало ему нагло разглядывать Лекса от выпендрёжных кед и до разбросанных локонов. От Лютора так фонило ненавистью, что он, наверное, просто не в состоянии воспринять  это как нечто иное, чем очередная красная тряпка.

Есть, говорят, такой взгляд, раздевающий. А вот у Джима был – ненавистно выёбывающий. Качественно раскладывающий на столе со всеми этими длинными ногами вразброс, и дорогим модным костюмом, который после будет годен разве что только на тряпки. Вот, посмотри, как все эти картинки в глазах пубертатных девочек с трахающимися мужиками и альтернативной анатомией. Только ты, и у меня на столе, прямо сейчас.
Радостная и помпезная бездна разрушения. И они на самом её краю.

Джим не шевелится, взгляда не отрывает – глаза в глаза. Чёрным по белому.
[STA]master disaster[/STA]

+2


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » нізащо не втечеш


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC