crossroyale

Объявление



Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри?
В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.
       
     

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Вампиры приглашают на бал!


Вампиры приглашают на бал!

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

http://funkyimg.com/i/2aYRa.png

- Вампиры приглашают на бал! -
http://sf.uploads.ru/t/CwIsH.gif
http://s2.uploads.ru/t/DsQV5.gif
http://s2.uploads.ru/t/TZCfE.gif
Где-то здесь должен быть бал, слышал я.
...
О, да! Бал состоится в эту ночь.
Музыка, свечи и вино!
Так романтично, я лично
Тебя приглашаю всю ночь развлекаться со мной!

участники:
Graf von Krolock, Herbert von Krolock, Magda, Nathan Young, Franz Tybault, Napoleon Solo, Alfred, Heroine of Tython и все-все, кто пожелают участвовать

время и место:
Румыния, г.Трансильвания, замок фон Кролоков.
Спустя месяц после событий в клубе (продолжение Манит искушения сладкий дурман... )

сюжет:
После трагичных событий, произошедших в клубе и последующей аварии, фон Кролоки вместе с доверенными вампирами на некоторое время покидают шумящий город, скрываясь в тишине и покое древнего замка. Однако гнетущая обстановка, возникшая после скандала, кажется, пропитывает сами стены. Граф фон Кролок решает, что самое время возобновить традицию Бала, чтобы привнести в общество вампиров привычную непринужденную обстановку, а заодно пробудить хищный азарт и дать возможность расслабиться и насладиться ночью так, как подобает настоящим трансильванским вампирам.
Огромная бальная зала замка, сокрытого у Карпатских гор, украшена сотнями свечей, полы натерты до блеска, витражные окна охотно пропускают тонкий, лунный свет, а музыканты всю ночь до утра играют роскошные вальсы, волнующие бранли, мрачные полонезы. Войти сюда можно только по приглашению и лишь в подобающем наряде. Прекрасным дамам надлежит блистать драгоценностями и соперничать в пышности бальных платьев, кавалерам же следует облачиться в нарядные камзолы, допускаются и подбитые шелком плащи.
И вот, приглашения разосланы, хозяева гостеприимной обители замерли в ожидании гостей, время бала неумолимо приближается и... час настал!

Отредактировано Herbert von Krolock (2016-11-21 12:05:09)

+8

2

Черное накрахмаленное кружево легонько царапало кожу, приятная тяжесть подбитого кроваво-алым бархатом плаща заставляла держать и без того выправленную столетиями осанку, подчеркивающую высокий рост и аристократичную стать. Золотые пряжки и пуговицы сверкали звездными искрами в свете пламени свечей. Густые черные волосы, по старинной моде зачесанные назад, отливали шелковым сиянием. Вампир, не скрывая легкой улыбки, тронувшей уголки тонких губ, подошел к большому витражному окну спальни, смотря на густой лес с высоты замковых стен.
Вот уже неделю вампиры обживали заново давно брошенный в глуши карпатских гор большой и мрачный замок. Многие привыкали тяжело и болезненно, хоть и не смея жаловаться. После роскошной и беззаботной жизни, наполненной доступными развлечениями, в шумном беспокойном городе принять аскетичность и тишину Трансильвании было невообразимо сложно. Но граф искренне наслаждался этой тяжелой, густой тишиной, темными звездными ночами, размахом помещений замка и воспоминаниями о прошлом. Это место дарило мертвенный покой и глубокое умиротворение, успокаивающее старые раны и помогающее им затянуться, а еще драгоценное уединение. Замок позволял разместиться всем желающим, сохраняя приятное вампиру ощущение малонаселенности и запустения. Хотя все же, несмотря на весь консерватизм графа фон Кролока, о некоторых благах цивилизации стоило позаботиться, а так же дать одобрение свите на обустройство своего угла в соответствии с их пониманием комфорта в тех условиях, которые могли предложить мрачные стены.
Разумеется, после последних событий многие были удручены и подавлены гонением. Для того, чтобы развеять скуку и тяжесть будней, древний вампир решил возродить старую традицию давать пышный ежегодный бал в своем замке, именно так, как это было несколько столетий назад. Приглашения быстро разлетелись тем, кто затаился в городе, отказавшись вернуться на историческую родину, а так же тем, кто в свое время любопытствовал вампирами излишне активно и теперь рисковал стать не просто гостем, а еще и угощением. И, конечно же, все те, кто теперь населял этот замок, были желанными и почетными гостями на балу семьи фон Кролоков.
Сотни свечей, профессиональные музыканты, пышные платья, невообразимые драгоценности и сверкающие атласом камзолы были заказаны к празднеству. Этой ночью, наполненной музыкой, танцами и кровью, граф собирался окунуться в прошлое, которое поможет залечить раны темной души не только древнему вампиру, но и его сыну.
Бальный костюм Герберта лежал в чехле на широкой постели вампира. Граф распорядился принести его сюда, в свои покои, так как хотел лично отдать его сыну. На самом деле, это был скорее повод войти в его покои, откуда светловолосый вампир редко выходил с момента прибытия в замок, и встретиться наедине. Из своей комнаты, по слухам, Герберт выходил тогда, когда отца не было рядом, и не нужно было быть проницательным, чтобы понять, что Герберт избегает своего отца. Причины были понятны, вот только как было объяснить упрямцу, что он прощен?
Взяв тяжелый костюм и перекинув его на руку, вампир вышел из своих покоев. Снова дань современным привычкам и последствиям недавних событий: Герберт наотрез отказался возвращаться в склеп, устроив едва ли не истерику по поводу неудобства, несовременности и ужасной древности гробов. Но граф фон Кролок считал, что вторая, а возможно, и истинная причина такой реакции – соседство гроба Герберта с гробом отца.  Кто знает, возможно, вампир заблуждался, и Герберт вовсе не избегал своего отца из чувства стыда и вины, но для того, чтобы выяснить это, нужно было встретиться наедине и поговорить. Пусть и не сейчас, ведь совсем скоро нужно было идти и встречать гостей.
Вампир прошел по темному коридору и остановился у тяжелой двери в комнату виконта. Прикрыв глаза на миг, собираясь с мыслями и отвлекаясь на первые звуки музыки из бального зала, где начинал неторопливо разыгрываться приглашенный оркестр, граф фон Кролок бесшумно толкнул дверь, входя внутрь.

+6

3

Вернуться домой означало всё равно что вернуться назад в прошлое. Это место словно замерло вне времени и пространства, оставаясь таким же древним и мистическим, как и сердце хозяина этого замка, которого столь яростно избегал собственный сын, не находя в себе сил выйти из комнаты. Герберт понимал, что поступает малодушно, но… он не мог простить самого себя, не мог простить и заставить осознать тот факт, что больше ничего на него не подействует и он не повторит этих ошибок. Последствия его выходок оказались колоссальными, поражая своим масштабом и затрагивая жизни многих ночных созданий из их круга. И виконт упрямо полагал, что отец всё равно неодобрительно к этому относится. И что страшнее, отец не злился, а скорее... игнорировал сей факт, что и подливало масла в огонь, заставляя вампира думать, что Граф просто теперь игнорирует своего сына, не желая больше связываться с ним. Отрешённое безразличие графа – вот что всегда было самым страшным страхом Герберта и что сейчас он упорно принимал за действительность. При этом прекрасно понимая, что у отца есть на то все причины.
У самого виконта причин не выходить тоже было уйма, начиная от плохого самочувствия, ведь вампир даже сейчас еще не полностью восстановился после аварии и часто чувствовал себя устало и плохо, до просто отсутствия настроения. Пожалуй, единственным их совместным разговором с момента приезда в замок была лишь ссора в склепе, где Герберт, и так находясь на взводе, при виде старых, поистине древних и пыльных саркофагов, устроил настоящую истерику, заявляя, что там спать он не будет. Просто наотрез не будет. Променять мягкую удобную и большую кровать на эти тесные ящики, отдавая дань традициям? Да ни за что. Хотя он спокойно пережил бы и это и даже сейчас не стал бы и заикаться, не будь еще одного не мало для него значащего факта: соседства гроба отца рядом. Вопрос, впрочем, был быстро решён громким хлопком двери в комнате Герберта, где он замкнулся и провёл весь последующий день, осторожно обходя пробивающиеся полоски света сквозь щели тяжёлых тёмных портьер.

…Про идею с балом он узнал от слуг, когда его просто известили, поставив перед фактом, от чего виконт, обычно обожавший давнейшие пышные балы, просто повалился на подушки с полным отчаяния стоном. Под явно непонимающим взглядом своего друга, который так опрометчиво приехал в самое страшное вампирское логово – замок в Трансильвании. Хотя его бессмертие и позволяло ему так поступать, Герберт невольно восхитился его смелостью. Восхитился настолько, насколько вообще мог выдать из себя в свете последних событий. По приезду, Нейтана встретил вовсе не весёлый радостный вихрь блондинистой кровожадности, а пришибленный и совершенно не живой на вид, даже по меркам вампиров, виконт, который только-только оторвался от постели и еще не мог шибко проявлять активность. Несколько дней в тишине, липко окутывающей тебя изнутри и снаружи в этом замке, где куда не сунься, ты окажешься в полном одиночестве и мрачности, доселе любимой, но сейчас вызывающей лишь тоску, еще больше замкнули Герберта изнутри. Уединение, окутывающее своей тишиной, что так нужно было графу фон Кролоку, на его сына действовал только еще губительнее. Что же, это было достойным наказанием за его поступки. Но поистине насладиться этим одиночеством, к счастью, ему не дал Янг, с которым, они, кажется, поменялись местами. Вообще, этому человеку, кажется, в этом замке было в разы удобнее вампира, который в нём вырос и жил. Вот только как объяснить присутствие человека в замке отцу, когда ты избегаешь с ним встречи и не можешь смотреть в глаза, ощущая сгрызающее изнутри чувство вины? Тем более что Герберт лично попросил Нейтана остаться на Балу и составить ему компанию, объясняя своё желание тем, что не хочет, пусть и при всей бальной суете, оставаться наедине с отцом там. Да и с Магдой, признаться, тоже. Она оказалась ещё одной жертвой его глупости и беспечности. Опасность для Янга, при этом, была колоссальной. Ну какой человек в здравом уме согласится быть гостем на балу у вампиров? Тот кому будет обещана защита от сына хозяина. В том, что его никто не тронет, виконт не сомневался. Это ему было выгодно, ведь тогда не тронут и его и позволят провести эту ночь где-нибудь в углу бальной залы, особо не дёргаясь на фальшивые улыбки. Прошлое давно осталось в прошлом. И будущее, свалившееся на него гробовой доской, не позволяло испытать весь сладостный вкус и трепет возвращения к истокам их жизни.
Но этот вопрос, о котором виконт задумывался, был решён его отцом, совершенно бесцеремонно вошедшим в комнату сына, который тонким хрупким изваянием замер у большого окна, купаясь в лучах лунного света, удачно освещающего его комнату. Вместе с графом в комнату влетели приглушённые звуки музыки, означающие то, что бал вот-вот начнётся. А виконт не то, что не был готов, он в принципе еще не собирался. Постель была разворочена и по ней было видно, что вампир только встал. Волосы беспорядочно рассыпались по его спине не причёсанные, а болезненный вид, всё еще сохраняющийся на вампире, только недавно сумевшим подняться на ноги, дополнял образ полной неподготовленности к торжеству. А ведь когда-то перед балом он носился по своей комнате, пробуя различные духи, по сто раз приглаживая и без того идеальные волосы и жеманно поправляя каждый раз сверкающие светлыми блёстками кружева. Повернувшись к отцу вполоборота, так и не глядя на него, Герберт тяжело вздохнул. 
- Доброй ночи, отец, - тихо отозвался блондин. Герберт мог упрекнуть того за несоблюдение этикета, ведь граф даже не постучался, но у него и в мыслях не проскользнуло подобного. Он вообще, после всего, не в праве был что-либо говорить и уж тем более требовать.
Вновь отвернувшись к окну, младший фон Кролок крепче обхватил себя руками за плечи, сминая и так уже мятую после сна шелковистую рубашку серебристыми когтями, - я скоро спущусь вниз, - полагая что граф пришёл сюда только для того чтобы напомнить виконту обязанность встречать гостей, Герберт поспешил уверить его, что вот-вот явится. По его прикидкам гости еще не начинали собираться, а значит время у него еще было, чтобы привести себя в порядок.

Отредактировано Herbert von Krolock (2016-10-20 20:31:02)

+6

4

Магда перебирала наряды в специально для этого предназначенной комнате, куда фон Кролоки приказали доставить и сложить одежду для бала, чтобы все гости и гостьи выглядели "подобающе" - значение этого слова применительно к балам Магда представляла себе довольно смутно, особенно применительно к бальным нарядам. Рыжая вампирша выросла в деревне и никто не учил ее отличать фижмы от фестонов. Все ее познания об одежде аристократов были почерпнуты в процессе раздевания этих самых аристократов обоих полов, но не в качестве служанки, а в качестве любовницы, поэтому никаких особых познаний в плане одежды от нее никто особенно и не ожидал. Наконец рыжая вампирша выбрала для себя хоть и простой, но яркий и сексуальный наряд с минимумом неудобных, жестких, тесных или давящих деталей - в конце концов, ей предстояло плясать всю ночь, а в последствии может быть и уединиться с кем-то из гостей. В течении своей бурной не-жизни Магда четко поняла одну вещь - одежда должна быть такой, чтобы ее можно было легко и быстро снять в случае чего. Избыток неудобных аксессуаров не облегчал, а скорее затруднял личную не-жизнь. Кстати об этом... новый приятель Герберта явно понимал в бальных нарядах еще меньше, чем Магда. Пожалуй, стоило помочь ему с выбором. Покопавшись среди нарядных вещей, рыжая вампирша выбрала вполне приемлемый мужской наряд, ориентируясь на свои собственные воспоминания о многочисленных знатных вампирах, с которыми она делила гроб в разное время. Схватив в охапку все необходимое, Магда направилась в комнату Янга, находившуюся совсем в другом конце замка. По дороге она уже почти пожалела о своем решении помочь - из рук то и дело выпадали отдельные вещи, то туфли с дорогими пряжками и на небольшом каблуке, то изящные перчатки, то вычурная шляпа, то драгоценная брошь в виде летучей мыши с маленькими глазами-рубинами. Магде постоянно приходилось останавливаться, чтобы подобрать очередной упавший на пол аксессуар.
- Эй, ты там? - Магда с силой постучала в старинную толстую дверь ногой, потому что руки у нее были заняты. - Можно войти?
Чуткий вампирский слух уловил вроде бы утвердительный ответ и Магда вошла.
- Привет юному охотнику, - хихикнула вампирша.
"У меня прямо дежавю от всей этой ситуации, ты даже курдявый совсем как Альфред. У Герберта просто удивительное постоянство в предпочтениях. Хотя Альфред не матерился через каждое слово..." - подумала она. - "Но он тоже был охотником-недотепой."
- Слушай, ты бы сдержал язык хотя бы на время бала? Графу ругань не понравится, а на твоем месте я бы не стала его злить лишний раз. Кстати, я тебе наряд для бала принесла...
Магда положила все вещи на кровать и уже собиралась уйти, но тут вспомнила, что современный смертный наверняка не имел ни малейшего понятия о том, как и что надевать. Надо бы его одеть...
- Тебе помочь? Вообще-то обычно я раздеваю, а не одеваю, но для тебя сделаю исключение, - рыжая вампирша тихонько, но от души рассмеялась.

Отредактировано Magda (2016-10-17 00:46:38)

+5

5

Бесшумно вздохнув, вампир смотрел на спину сына, мучаясь от этого затяжного отчуждения. Он понимал, на что так удручало Герберта, вызывая чувство стыда и вины. Окажись на его месте, фон Кролок и сам бы наверняка изводил себя подобными страданиями, искренне полагая, что такое отчуждение будет лучше для всех, и лучше скрыться подальше от всех, упиваясь одиночеством как наказанием за содеянное. Однажды древний вампир допустил уже подобную ошибку, отдалившись от виконта вместо того, чтобы забрать сына с собой в свою жизнь и подарить обоим счастье и покой. Приходилось избегать, быть равнодушным и отстраненным, сохраняя учтивую вежливость, которую проявлял сейчас благородный вампир. И граф прекрасно помнил, как тяжело было виконту видеть и терпеть подобное поведение отца, какую боль испытывали оба. Неужели Герберт вновь хочет разверзнуть эту пропасть?
Подобное граф не собирался допускать. Давить и форсировать примирение грубыми способами отец виновника всеобщего заточения в Трансильвании не стал бы. Но и молчать и пускать все на самотек, позволяя упиваться страданием своему сыну граф тоже не собирался.
- Этот бал устроен для того, чтобы развеять тоску и утешить боль в душе, - мягко произнес вампир, бережно укладывая костюм на смятую постель сына. Герберт почти не показывался из своей комнаты, и судя по ее запустению и небрежности внешнего вида сына, виконт действительно слишком глубоко переживал свою душевную травму. Трудно было видеть его таким задумчивым, равнодушным и подавленным. В былые времена  чехол костюма валялся бы уже на полу, а счастливый и довольный подарком блондин примерял бы наряд, восторгаясь тонкости кружев, гладкости шелка и сиянию блесток и камней. Виконт знал свои сильные стороны, и крутился бы перед графом в разных позах, позволяя отцу вдоволь налюбоваться собой, а граф знал, что более всего идет бледной коже сына и его светлым волосам. Но сейчас виконт не проявлял интереса к балу в принципе.
Вампир бесшумно подошел близко к Герберту, осторожно коснулся встрепанных светлых прядей волос, ниспадающих небрежными волнами на плечи сына, и тут же убрал руку, не смея прикасаться ощутимее. Граф и так нарушал личное пространство болезненно реагирующего на подобное вторжение сына, и ему не хотелось доставлять дискомфорт ему еще больший. Но вместе с тем вампир тосковал по тому доверию, которое было между ними ранее.
- И он будет плох и бессмысленен, если на нем не будет тебя, лунный свет. И не потому, что я устроил его для тебя. Лишь потому, что мне тебя не хватает.
Мягко развернувшись о легонько задевая виконта полами плаща,  по которым так соскучился за столь долгий срок, граф направился к двери. Вампир задержался всего на несколько мгновений у туалетного столика виконта, где раньше стояли флаконы духов, а сейчас была абсолютная пустота. Граф коснулся столешницы ладонью, оставляя на ней сверкающую аметистами и белизной золота небольшую заколку для волос. Небольшой подарок в знак примирения вряд ли растопит холод в сердце вытерпевшего вынужденное предательство сына, но, возможно, будет хотя бы принят как знак принятия прощения. Граф давно уже простил любимое дитя, прекрасно понимая, что управляло им чужое существо, и все то болезненное и страшное, что совершил Герберт, было лишь надиктовано чужой волей.  Но ему было сложно принять то, что вина за последствия лежит не на нем, а на мифическом существе, которое действовало руками младшего фон Кролока. И если требовалось повторять каждый день о том, что Герберт прощен, граф готов был на это, лишь бы снова вдохнуть жизнь в эти бесцветные глаза, которые сын так старательно прятал от своего отца.

Отредактировано Graf von Krolock (2016-10-19 22:23:29)

+6

6

Расплатившись с водителем такси, Франц ещё долго провожал машину взглядом.
На сердце было неспокойно. Отправляясь в очередной раз в Трансильванию, где прошла значительная часть его жизни, бывший паж не ожидал получить приглашение на бал от того, кто когда-то сделал его вампиром.
В своё время Францу пришлось побывать на балу у графа - именно тогда в качестве жертвы была выбрана девушка по имени Сара, и Франц даже не попытался помешать её обращению, потому что слишком доверял графу, веря, что тот искренне желает подарить Саре вечную жизнь.
Теперь же он знал: граф никогда не желал никого ничем одарить, кроме, возможно, своего сына Герберта. Люди были для него всего лишь пищей, а большинство его жертв на балу умирали, досуха выпитые гостями. И принять приглашение графа означало стать свидетелем убийства.
И в то же время Францу отчаянно хотелось вновь увидеть графа. Кровная связь навеки привязала его к вампиру, что дал ему его нынешнюю жизнь, заняв в сердце место отца. И как бы Франц не пытался вырвать из сердца любовь к графу, это было выше его сил.
Всё могло бы быть совсем иначе, если бы граф сожалел о необходимости питаться кровью живых. Тогда Франц из кожи вон вылез бы, нашёл бы чудесное средство, чтобы вернуть его к той жизни, где нет места мраку, страданию и кровавым ритуалам. Но даже если когда-нибудь он найдёт средство, позволяющее вампирам отказаться от человеческой крови - граф вряд ли захочет им воспользоваться.
И всё же нашлось то, что позволило Францу с чистой совестью принять приглашение графа: если он придёт на этот бал, можно будет попробовать спасти жертву. Хотя бы эту жертву - раз нет возможности исправить ошибку, совершённую более ста лет назад.
И вот он стоит перед охранником, протягивает ему приглашение на бал, и сердце его не стучит как сумасшедшее лишь потому, что навсегда остановилось в 1813 году. Хотя бояться было нечего - его же пригласили - но всё-таки вид графской охраны внушал некоторую тревогу. Не хотел бы Франц стать настоящим врагом хозяина этого замка.

Отредактировано Franz Tybault (2016-10-20 21:56:14)

+2

7

Нейтан смотрел телевизор каждый вечер после работы. И тот день не стал исключением. Как только он услышал, то диктор в одном предложении употребила "Ночной кошмар", "Лос-Анджелес" и "катастрофа", он почти вплотную подскочил к экрану.
Когда по новостям показали кадры ДТП, снятые проходящими зеваками, когда он увидел, пусть и мельком, водителя и когда дикторша обыденно произнесла "от полученных травм скончался на месте", Нейтану показалось, что его оглушили. "Что? Нет, это же вампир, он же не мог умереть"
Парень медленно отошел от телевизора, в голове все еще словно звенело, он бросился к телефону и набрал номер. "Данный абонент недоступен" - произнес приятный женский голос.
Нейтан был готов отправиться в Трансильванию в тот же час, лишь бы убедиться что это все ошибка, что с его другом все в порядке, но.. его желаниям было суждено сбыться только через 4 недели. Именно так сказал суровый мужик на стойке регистрации, не пустив парня на самолет.
А новости о событиях в "Ночном кошмаре" обмусоливались еще долгое время. Каждый вечер по новостям сообщали о продвижении расследования случившегося и напоминали жуткими кадрами о произошедшем. И каждый раз Нейтан пытался уловить из кучи информации хоть что-то полезное.

Спустя 4 недели Нейтан был уже в Трансильвании. На этот раз он точно знал, куда нужно ехать, он взял такси и, назвав место, попросил водителя поторопиться.
Когда парень вышел из автомобиля, он, даже не рассматривая великолепие старинного замка, направился ко входу.
Но на пути к двери стоял огромный, как Гора из Игры престолов, охранник. Он остановил Нейтана и медленно помотал головой.
-Эй, у вас тут конкурс на самую хмурую мину что ли? Пустите меня, мне нужно внутрь, -  по-прежнему не произнеся ни слова, охранник заломил руку парня, - да вы охуели что ли? Эй, руки убери. Позовите Герберта. - да, Нейтану определенно нравилось как это звучит. Как только он это произнес, рука парня оказалась на свободе он выпрямился и поправив куртку, со злостью произнес, - И только попробуйте что-нибудь сделать со мной, я вам гарантирую, что эти руки потом окажутся очень очень глубок у вас, - парень обвел пальцев амбалов,- у всех, эти руки окажутся очень глубоко в заднице. А сами вы отправитесь загорать на солнечные пляжи..Румынии.
Либо Нейтан оказался настолько убедителен, либо эти качки были безмозглыми баранами, но спустя всего несколько минут они выполнили требования парня и доставили его прямиком к Герберту.
Вампир был очень рад видеть Нейтана. А Нейтан был рад видеть его..живым.
Хотя, надо признать, выглядел тот не очень. Он рассказал о случившемся, рассказал, как оказался здесь и рассказал об отношениях с обитателями замка. В частности, с отцом. Герберт избегал его компании, и потому приход Нейтана, человека, оказался для него чуть ли не спасительным.
А затем Герберт попросил парня остаться на предстоящий бал. И..если поначалу Нейтан категорично отказывался: слишком много голодных и наглых вампиров кругом, слишком опасно. Но Герберт уверенно заявил, что его друга никто не посмеет даже пальцем тронуть. И, хотя парень и доверял вампиру, он не доверял остальным. Не будет же Герберт постоянно следовать за Нейтаном и наоборот? Но.. решающей причиной согласия парня были слова Герберта о том, что ему одному будет мягко говоря некомфортно на балу. Герберт все еще сторонился отца и избегал любого контакта с ним.  .
-Человек среди кучи вампиров...-с ноткой сомнения в голосе сказал парень. А затем, махнув рукой, добавил,- ладно, я и большие глупости творил в жизни. Но если что, только попробуй меня не спасти.

-Да, входите,- буркнул Нейтан, услышав стук в дверь. Парень уже долгое время пытался привести волосы в порядок, но эти падлы постоянно лезли в лицо. Он повернулся к двери, - Магда! Давно не виделись.
- Слушай, ты бы сдержал язык хотя бы на время бала? Графу ругань не понравится, а на твоем месте я бы не стала его злить лишний раз. Кстати, я тебе наряд для бала принесла...
-Да понял я, понял. И не так уж я немного ругаюсь...- Нейтан ненадолго задумался, а затем добавил,-ну, в самую малость разве что.
"И чего они меня все предупреждают, неужели этот граф так страшен?"
И только теперь Нейтан обратил внимание на то, что Магда держала в руках.
-Отлично, одежда уже есть, и...- парень схватив костюм с кровати и с некоторым недоверием осмотрел его, -Вы театр что ли ограбили?
Парень ожидал увидеть шикарный современный смокинг, а вместо этого ему принесли костюм, который носили лет двести назад. Он прислонил к себе одежду и с удивлением обнаружил, что увиденное ему понравилось.
Когда Магда предложила помощь с надеванием, парень сначала хотел отказаться. Он помнил, что эта женщина при первой встрече пыталась сделать, но, представив сколько будет заморочек с этим костюмом, и, будучи уверенным, что один он не справится, согласился.
-О, какие жертвы ради меня, - Нейтан довольно улыбнулся. Ему нравилась Магда, хотя бы тем, что уж она то точно не попытается его убить. - ну, и куда тут что засовывать?

"Сам бы себя трахнул."
Спустя долгие 15 минут, Нейтан был облачен в шикарный бальный фрак. Он провел рукой по костюму и почувствовал приятное прикосновение бархата.
-Я красавчик, - парень вертелся перед зеркалом, словно пятнадцатилетняя девчонка.- Не думал, что когда-нибудь произнесу подобное и по отношению к такому, но кто бы это не выбирал у него отличный вкус.

Отредактировано Nathan Young (2016-10-20 19:13:42)

+5

8

Пусть вслух были и произнесены эти слова о том, что он сейчас спустится, на самом же деле Герберт хотел сказать иное. Он считал этот бал неуместным сейчас в этой ситуации, и еще более неуместным считал на нём себя. Больше всего он не хотел сейчас выходить из своей комнаты, натягивая фальшивую вежливую улыбку, адресованную тем, кто хоть и скрыто, но осуждающе смотрели на него, на виновника того, что многим пришлось покинуть город. С другой стороны, он ведь ни с кем, кроме отца, Магды и ещё нескольких вампиров и не был связан и, получается, испортил своей бесконтрольной слабостью жизнь только им. Как будто это мало. Как раз это и было той веской причиной добровольного заточения вампира в своих покоях. Он сам в первую очередь не мог простить себе, что так легко поддался и своими руками чуть не убил родного отца и подругу, оставшуюся единственной из тех, кто смогла найти общий язык с виконтом, имеющий весьма непростой нрав и характер и пройти с Кролоками сквозь века до этого года.
Но не выйти он не имел права, и не смел даже просить о подобном отца, который всё равно нашёл бы мягкие, но укоризненные слова касательно его желания и несвоевременности упрямства. Что же, он – прекрасный актёр и должен справиться этой задачей. Да и Нейтана, которого сам же и уговорил остаться на балу, нельзя было бросать в гуще вампиров одного. Сожрут и не поморщатся. Что и говорить, Герберт и сам бы сожрал, раньше. Не своего друга, правда, а кого другого. Сейчас же ему пока и крови до сих пор особо не хотелось и охотился виконт мало и крайне давно. Чувство стыда, вины и подавленности успешно заглушали неутолимую жажду, которая уходила куда-то на задворки сознания в древнем старом замке, наполненном каким-то особым потоком времени. Здесь не пахло кровью и нечему было будоражить голод.
Граф тем временем сократил между ними расстояние и заставил своим лёгким, едва уловимым, но всё же остро ощутимым для виконта, прикосновением к волосам нервно вздрогнуть и сильнее зажаться. Поджав тонкие Губы, Герберт с трудом сдержал желание отстраниться, всё еще боясь, что упаси тьма, им может кто-то управлять и снова нанесёт отцу вред. Ведь эту же руку он и прокусил ему в порыве гнева. Но Герберт твёрдо остался стоять на месте, зная, что этот жест еще больше заденет мёртвое сердце отца, нежели его острые клыки.
- Мне немного времени нужно, чтобы собраться, - ответ вышел сухим и слишком односложным, хотя Герберт напротив не хотел этого. Но голос подвёл его, выдавая его полное нежелание быть там, - я ценю твою заботу и оправдаю твои желания, - если граф желал видеть Герберта на балу и раз даже лично принёс ему его костюм, который виконт в глаза еще не видел, то он просто не мог поступить против его воли.
«За что я так с ним? Отец ведь не виноват» - то, насколько сильно Герберт задевал отца своим опустошённым отчуждением, с которым ничего не мог поделать и не мог взять себя в руки, он ощущал буквально физически. И стоило полам тяжёлого чёрного бархатного плаща едва задеть его при развороте, как виконт судорожно выдохнул, сдерживая себя, чтобы не развернуться и не метнуться к отцу, по-детски наивно прячась в его объятиях под этими тяжёлыми складками, как совсем маленький мальчишка. Он давно вырос, давно стал взрослым серьёзным вампиром. И не мог так поступить. Но так хотелось... скрыться от всего и молить о прощении, еще сотни раз повторить эти слова, но так и нес уметь простить себя. Ещё раз проявить свою слабость и доказать отцу, сколь он несерьёзен и неуравновешен. А граф словно чувствуя этот порыв, на мгновение остановился, испытывая выдержку своего слабого сына и только после этого направился к двери, закрывая её за собой ровно в тот момент, когда Герберт не выдержал и резко обернулся, дёрнувшись вперёд, но уже было поздно.
- Прости меня, отец…
Сборы, вопреки его словам, заняли достаточно времени, ведь виконт не мог позволить себе появиться на балу в несовершенном виде. Он должен сиять и блистать там, словно лунный свет – излюбленное отцом прозвище, которым он нарёк своего сына. И всё же внутри шевельнулись тихие нотки восторга и радости, когда он раскрыл чехол и мрачно провёл рукой по тонким кружевам, приятно отливающим мягким сиреневым цветом. Жемчужный фрак, вышитый драгоценными камнями и блёстками, был так похож на его когда-то любимый костюм для бала, что Герберт не без удовольствия облачился в него, чуть улыбнувшись краешком губ. Костюм как всегда подчёркивал его очень высокий рост, изящную стать и выделял блондина средь обычно черноволосых вампиров светлым пятном. Сборы почти окончились и оставалось только привести в порядок свои волосы, а это было одно из самых долгих для длинноволосого блондина занятий. Подойдя к туалетному столику он уже потянулся к ящику с массажными щётками, как его взгляд натолкнулся на предмет, которого он точно доселе у себя не помнил. Теперь было понятно, почему граф замер перед своим уходом – он бесшумно положил на столик эту изящную вещицу. В нерешительности замерев над ней, виконт прислонил подрагивающие пальцы одной руки к тонким губам, а второй коснулся любимых его душе аметистов.
«Мало тебе было аметистов в «Ночном Кошмаре»?» - тут же ехидно подсказало сознание, заставив вампира чуть ли не как ошпаренного отдёрнуть руку от сияющих в белом золоте камней. Тот артефакт, из-за которого всё началось, был похож на аметист.
«Отец не подарил бы нечто, угрожающее спокойствию этого замка» - вторая мысль уже была куда разумнее и успокоила виконта, с сомнением посматривающего на красивую заколку. Она вызывала у него странные эмоции грусти и тёплой радости. И то, что эта вещь несёт в себе смысл – не было сомнений. Не прими её Герберт – он оскорбит отца, а значит…  Приведя волосы в порядок и аккуратно откинув их назад, он закрепил на затылке передние пряди волос, чтобы они не сваливались на глаза во время танцев и, одёрнув кружева манжет и поправляя пушистую манишку на груди, прижатую тяжёлыми складками его собственного, жемчужно-сиреневого бархатного плаща с высоким воротником, он вышел из своей уютной комнаты.

Звуки вальса уже мягко окутывали мрачные каменные стены замка, эхом отдаваясь по пустынным коридорам. Крыло фон Кролоков было в отдалении и сюда никто не допускался, кроме особо доверенных. Даже комната Нейтана была в совершенно другом месте, но это ля его же блага. С него бы сталось столкнуться с графом и нахамить ему. А Герберт и так был в незавидном положении, а после такого… В общем казусы были не исключены. Сборами своего приятеля Герберт интересовался и даже отправил на разведку летучую мышь, но как оказалось, помощь Янгу не требовалась, так как подоспела быстрее, чем об этом успел сообразить Герберт. Магда собрала по частям паренька, хихикая над ним и оставив наносить последний лоск, ушла. Магда, еще одна причина, которая была ключевой в нежелании вампира выходить в свет бальной залы. С рыжей бестией они с тех пор практически не пересекались и… вот уж кому, наверное, было тяжело сидеть в каменных стенах замка, не имея доступа в вольготной жизни и развлечениям. Оставалось надеяться, что она достаточно заиграется на балу и просто не обратит на виконта внимания. Или, что вероятнее всего, по размышлениям Герберта – вообще принципиально не захочет смотреть в его сторону.
- Прекрасной ночи, уважаемые, - фальшивая улыбка вмиг озарила лицо блондина, когда он проходил мимо группки вампиров у входа, едва знакомых ему и колеблющихся где-то на задворках памяти. Те в свою очередь ответили учтивыми поклонами головы виконту, вежливо пропуская его вперёд. Казалось бы, ему стоило сделать ещё всего несколько шагов, и атмосфера старинного бала поглотит его, вовлекая в свои чарующие грёзы. Но нет, Герберт резко развернулся и поспешно ушёл дальше по коридору размашистыми быстрыми шагами. пусть соберётся побольше народа и тогда он зайдёт, не особо привлекая внимания.
Законы подлости, однако, действовали иначе и были, что собственно и стоило ожидать, не на стороне хмурого вампира, столкнувшегося в одном из переходов нос к носу с наполеоновским пажом.
Того по предъявлению приглашения без вопросов пропустила суровая внушительная охрана замка и сопроводили до двери. Учитывая, что Франц знал это место, дальше его сопровождать не имело смысла и охранник тихо удалился, еще вдалеке приметив задумчиво бредущего сына хозяина, который впоследствии и натолкнулся на Франца. Зло зашипев на посмевшего встать у него на пути, Герберт не сразу сообразил, что это могут быть гости и это он скорее столкнулся в своей задумчивости с ним. Поджав губы в тонкую линию, младший фон Кролок мрачно осмотрел Тибо, не ожидая увидеть здесь столь... старого вампира в принципе и самого Франца в частности.
- Тёмной ночи, - поприветствовав пажа, Герберт не спешил надевать на себя улыбку. Присутствие пажа было весьма удивительно. Что делать «травоядному», как его называл Герберт когда-то, вампиру на балу вампиров, где будет кровь и жертвы? К тому же виконт прекрасно знал отношение Франца и к отцу, и к нему самому, ведь тому претили убийства и насилие. А что уж говорить, Герберт грешил подобным, научившись всему, каждому своему шагу у отца.
- Удивлён видеть тебя, - проглотив вторую часть предложения, подразумевающую то, что на подножном корме, по мнению виконта, в принципе не выжить, Герберт нервно запахнулся в свой светлый тяжёлый плащ, раздосадованный тем, что незаметно на время покинуть шумное крыло ему не удалось.

Отредактировано Herbert von Krolock (2016-10-21 07:16:44)

+7

9

- Это я выбирала, - Магда довольно улыбнулась. - И ты действительно красавчик.
Не долго думая, рыжая вампирша и сама переоделась в бальный наряд прямо при Янге. Вряд ли в этом был какой-то тайный умысел, просто она не привыкла стесняться своего тела. Наконец все было готово и рыжая вампирша позвала юношу за собой, чтобы присоединиться к гостям.
- Держись пока поближе ко мне. Когда увидишь Герберта - можешь переходить под его защиту, пусть он за тобой присматривает.
Внизу было уже довольно многолюдно, вернее многовампирно. Даже Франц решил присутствовать на балу, что немало удивило Магду, но она беспечно помахала пажу рукой и даже приветливо ему улыбнулась. Пришел и ладно, места всем хватит, угощения тоже, хотя Францу оно наверное и вовсе не нужно. Магда уважала принципы бывшего пажа. Да и вообще, почти любая личность со своими принципами внушает уважение. Особенно если они такие... особенные, пардон за тавтологию. Заметила Магда и хмурого Герберта - бедняга до сих пор тяжело переживал случившееся.
- Герберт! - женщина подошла к виконту. - А я тебе твоего приятеля одела и привела, правда ему идет его новый наряд?
Как же было приятно наконец-то оказаться на балу! Когда-то она и мечтать не смела о чем-то подобном, ведь при жизни она была простой работницей деревенской гостиницы, по сути служанкой. Пусть после смерти она и не попала в рай, но это было определенно даже лучше каких-то там небесных садов. Рыжая вампирша легкомысленно забыла или просто не хотела помнить о человеческих жертвах на таких балах. Хотя сама она предпочитала не убивать, а "доить" смертных, на кровавые развлечения других вампиров она предпочитала закрывать глаза, как бы не замечая жестоких убийств. Ну, а с другой стороны, что ей еще оставалось делать, когда все вокруг считали убийства чем-то нормальным и даже обыденным? Что ей еще оставалось делать, когда так считали даже самые родные и близкие вампиры? Если общество, в котором ты существуешь, считает человеческие жертвы обычным делом, остается лишь жить с этим. Люди, эти прекрасные бабочки-однодневки, все равно никогда не станут Магде по-настоящему родными - просто не успеют, в силу небольшой продолжительности жизни. Все равно в приоритете всегда будут особи своего вида, а не чужого. Точно также, как люди-веганы и люди-вегетарианцы все равно любят своих всеядных родственников и друзей, хоть и осуждая убийства других существ в общем и целом.
- А где... живые гости? - спросила Магда. - Еще не пришли?
Пока она видела вокруг только других вампиров. Возможно, угощение должно было появиться чуть-чуть попозже? В деревнях его обычно выкладывали на стол сразу, но возможно у аристократов было принято сперва поболтать и потанцевать вволю, чтобы нагулять аппетит, на который деревенские жители и так никогда не жаловались. Хорошо хоть на вампирском балу не надо знать, какую вилку или нож использовать для определенного человека.
- А вот и музыканты! Надо же, музыка тоже будет живая? - рыжая вампирша тихонько хихикнула собственному каламбуру.

Отредактировано Magda (2016-10-21 07:16:32)

+4

10

В новом мире найдется место, каждому. Все что нужно, найти это самое теплое местечко и желательно занять его первым. Соло удалось, все из этого списка. Хотя возможно, он лишь полагал что удача, как всегда, на его стороне. Что, впрочем, было не удивительно, в свое время он так долго водил разведку за нос. А потом, отрабатывая свой долг перед обществом в лице агента, успевал обогащаться и жить не меняя своих привычек. В настоящем, ему так же не пришлось ничего менять. Двадцать первый век, принял его с распростертыми объятиями, научив новым приемам и доказав, что старая школа до сих пор в цене. Молодое поколение, которое годилось бы Леону, во внуки доживи он как положено до своих лет, не знали так хорошо старые сейфы как он. Они знали, все что было связано с кодами и электронными устройствами, а Наполеон до сих пор предпочитал работать руками.
Черные перчатки, словно вторая кожа плотно обтягивали его ладони. Машина которая была ему предоставлена клиентом,  сейчас летела по дороге, сокращая расстояние между замком в который , и временем когда на его счет поступит кругленькая сумма. Нулей там было предостаточно, чтобы получив этот заказ бывший американский шпион, прихватив пару новых костюмов, три смены белья и тройку пары ботинок ручной работы, приехал в Трансильванию.
Кстати поначалу его позабавило место, куда его пригласили. Кто не слышал о Стокере и знаменитом Владе Тепеше? Всю дорогу, словно бы развлекаясь впечатлением, которое всегда производил на дам. Соло пил красное вино и читал "Дракулу". Слушал шепот за спиной, совершенно не понимая эту незнакомую речь и желал узнать, что именно ему предстоит украсть. Насколько это ценно и правда ли, что в замке в который он приехал, находится пару потерянных полотен. Которые он так же, сможет украсть у своего заказчика, когда представиться возможность нанести еще один негласный визит.

Прежде чем Леон увидел замок, о котором читал в письмах, что получил от заказчика, он увидел прекрасные Карпатские горы и насладился небольшой гонкой по серпантину. Езда, как и риск, всегда горячили его кровь, делая его жизнь по-настоящему прекрасной. А вот и замок, поражающий своим готическим стилем. Наполеон, даже не предполагал что величественный вид этого сооружения его так поразит. Поэтому прежде чем войти, некоторое время он постоял изучая архитектуру, словно был заядлым туристом. Вдоволь насладившись, и надышавшись ароматом древности, Соло постучал в дверь используя для этого массивное позолоченное кольцо и услышав скрип двери, толкнул ее.
-Эй, есть кто дома?- оригинальней ничего не придумав, он произнес самую распространенную фразу, произносимую в фильмах ужасов и засунув руки в карманы брюк, начал спускаться по лестнице оказавшись на первом этаже.

+3

11

После превращения в вампира Альфред еще ни разу не был в этом мрачном замке. Странное дело,  он помнил последние дни своей человеческой так же ясно, словно все это произошло только вчера, а не два века назад. Поездка в Трансильванию, глупая влюбленность в Сару, знакомство с вампирами. И ─ начало новой жизни. Бывший охотник на вампиров ни разу за все это время не пожалел о том, как в итоге все обернулось. Если хорошо подумать, что его ожидало в человеческой жизни? Женитьба на Саре или какой-нибудь другой красотке, рождение детей, обязанность удовлетворять все их потребности, старость, смерть. Скукотища – и только. Конечно, адаптация к новым способностям была очень трудной, но и Альфред очень сильно изменился в тот момент, когда перестал быть человеком.
Если бы ему предложили вернуться к человеческому существованию (вампир это даже жизнью назвать не мог), Альфред ни за какие коврижки не согласился бы. Ну, и полностью осушил бы того, кто посмел бы подобное предложить.
Столько лет прошло, а новая жизнь так и не наскучила. Он мог делать все, что хочет ─ путешествовать, изучать языки, пить кровь, развлекаться… С Сарой вампир расстался друзьями еще в начале двадцатого века, и с тех пор избегал заводить с кем-либо серьезные отношения, ему все это казалось слишком скучным. Альфреда-человека невозможно представить в ночном клубе где-нибудь на Лазурном Берегу, отрывающимся на танцполе в свете лазерных лучей или непринужденно болтающим с девушками и парнями у барной стойки, а Альфреда-вампира ─ запросто. А следующую ночь он мог провести на чердаке какого-нибудь заброшенного дома, уткнувшись в электронную книгу. Перед ним открыты все пути, и ничто не может ему помешать, кроме его собственных желаний.

Благодаря новостным интернет-ресурсам, Альфреду было в общих чертах известно о том, что  недавно произошло в Лос-Анджелесе (на тот момент он отдыхал во Франции). До момента своего обращения бывший охотник на вампиров относился к Графу и его сыну со страхом и ненавистью, а в вампирской жизни для него эти два вампира и рыжеволосая служанка Магды были кем-то вроде давних знакомых, можно даже сказать, что приятелей. Так люди относятся к бывшим сокурсникам и коллегам. Или дальним родственникам, которых очень давно не видел.
Первой реакцией на присланное приглашение был легкий шок. Почему Граф решил устроить бал именно сейчас? Впрочем, не Альфреду об этом судить, тем более, что об инциденте он знает не с первых уст, а благодаря СМИ, которые сами по себе уже ненадежный источник.
Отказываться вампир и не планировал. Ему хотелось увидеть то место, благодаря которому изменилась все его жизнь.

В повседневности Альфред отдавал предпочтение удобным, но стильным джинсам, футболкам и рубашкам, но относился с уважением к давним традициям, поэтому для предстоящего мероприятия выбрал белую шелковую рубашку, элегантный камзол из темно-синего бархата, брюки ему в тон и мужские туфли на низком каблуке. Добираться решил на автомобиле, несколько дней назад взятом напрокат.
Леса Румынии, мелькающие за окном, навевали чувство легкой ностальгии. И почему за все эти годы Альфред  так ни разу и не встретился с теми, кому обязан своей новой жизнью? Выйдя из автомобиля, вампир принялся разглядывать замок. Тот совершенно не изменился за все это время, оставаясь таким же мрачным и величественным, вот только сам вампир за два века стал абсолютно другим, и это огромное здание уже не вызывало в нем прежнего страха и трепета. Лишь восхищение.
Альфред впервые оказался здесь в качестве одного из гостей бала, поэтому один их охранников услужливо провел его в нужное место. В одном из коридоров они прошли мимо Герберта фон Кролока и вампира, которого бывший охотник мельком видел на балу, где была обращена Сара. Да… Раньше даже стены этого замка вызывали у него ощущение панического ужаса, а сейчас Альфред спокойно и уверенно шел его коридорами.
Приветливо кинув головой разговаривающим, он отправился дальше вслед за охранником. В прошлый раз ему удалось проникнуть на бал, но дороги вампир тогда так и не запомнил.

+4

12

Какими бы не были тяжелыми мысли и смятенными чувства, графу должно было начинать бал. Это требовало непосредственного присутствия хозяина замка и устроителя бала в самой гуще событий, в самом центре внимания, которое нужно было уделить каждому гостю. А ведь еще есть и особенные гости, которым отведена специальная роль на этом балу. А еще есть драгоценный сын, с которым пока отношения восстановить так и не удалось, увязнув в сомнениях, недосказанности, страхе из-за вины друг перед другом и боязни потерять доверие. И при всем при этом нужно было сохранять свое мрачное достоинство, ледяную выдержку и мертвенную ровность. Что ж, за столько столетий вампир привык быть именно таким, каким его и ожидают видеть.
Граф неторопливо обошел весь замок долгим путем по всем этажам, лестничным пролетам и длинным коридорам, что заняло немало времени. Мрачные коридоры и тяжелые гобелены сменяли друг друга, гулящие по замку вампиры в танцевальных нарядах приветствовали хозяина торжества. Традиционные свечи украшали ступеньки лестниц, устланных пурпурными коврами. Запок наполнял игристый смех, интригующие звуки музыки. Приятно было встретить как незнакомых детей ночи, кто решился скрыться от любопытных глаз и навязчивого внимания в Трансильвании, чтобы вкусить истинной вампирской жизни, так и знакомые лица. Альфред, некогда наивный приезжий юноша, переполненный чувствами и жаждой знаний,  стал сильным, уверенным в себе вампиром, не оставляя впечатления простоватого юнца. Граф ему приветственно кивнул, чуть дернув уголком губ. Эта добыча ускользнула от клыков семьи фон Кролоков в свое время, но не избежала уготованной участи. Любопытно, посетит ли этот возрожденный бал и другая гостья из прошлого? Вампиру было бы любопытно посмотреть на ту, что получила новую жизнь и обрела бессмертие, как было любопытно наблюдать из тени за всеми своими детьми ночи, к созданию которых граф лично приложил руку.
Магда, в отличие от эмоционально хрупкого и болезненного на чувства драгоценного сына, пришла в себя и в равновесие довольно быстро. Сияя улыбкой и новым платьем, вампирша восторженно принимала участие в жизни бала. Несмотря на произошедшее, граф не держал на нее зла и не сердился. Это Магда усвоила и приняла довольно быстро. Отчего же Герберту столь трудно свыкнуться с этой мыслью, фон Кролоку было понять сложно.
Рыжеволосая вампирша, усыпанная драгоценностями, весело щебетала в компании сына и других гостей, которых вампир пока не рассмотрел, недалеко от двери замка. Поймав взгляд Герберта, нарядного и сияющего в показной веселости, вампир выдохнул, сверкнув глазами и смотря на сына не так, как на остальных, желая, чтобы этот зрительный контакт продлился как можно дольше. Знал ли кто-либо, что только при взгляде на Герберта у мертвого графа фон Кролока появляется этот живой, настоящий блеск в глазах?
Внимание графа бесцеремонно отвлек еще один знакомый вампиру гость: Франц Тибо, один из давних обитателей этих мест, фигура довольно странная и нетипичная по вампирским меркам. Юноша возрастом более трехсот лет был загадкой и своим образом жизни, и своим образом мышления. Его внимание и привязанность всегда утомляла, но вампир сохранял бесстрастное лицо, выразив сдержанное приветствие лишь уголками губ.
- Рад приветствовать тебя на балу, Франц. Ты один из тех, кто с гордостью вспомнит былые времена и прошлые балы вампиров.
- О, граф фон Кролок, я спешил сюда, едва узнав скорбные новости, - вампир подобострастно схватил руку хозяина замка, прикасаясь губами к тонким пальцам, - все ли в порядке сейчас? Столько новостей, столько шумихи вокруг, пресса не смолкает по поводу происшествия.
Древний вампир легко убрал свою руку, поворачиваясь к гостям и проводя рукой к залу, предлагая самостоятельно оценить атмосферу расслабленности, беззаботности и уединенности этого места.
- Нет причин опасаться за нас и нашу безопасность, все позади, а слова - лишь только слова, они прозвучат и забудутся, покрытые новыми событиями.
- Я хотел лишь сказать, что каковы бы ни были последствия столь ужасных дел и такой недопустимой безрассудности, я всегда проследую за теми, кого я считаю своей близкой семьей.
Граф фон Кролок насмешливо фыркнул, чуть поводя бровью. Неосведомленность пажа порождала невежественные суждения и наивные речи. Это было совершенно излишним, как и желание прикасаться к тому, которого Тибо считал своим отцом и покровителем. Паж буквально цеплялся за холодную руку вампира, ища с графом зрительный контакт. Деликатно, но уверенно высвободившись от назойливой близости, вампир еще раз приветственно кивнул пажу и направился к лестнице на второй этаж, чтобы выйти на балкон и осмотреть бальный зал сверху. В этот момент вампир заметил, как дворецкий, встречающий гостей, проводит через вход мимо охраны одного из гостей, которые представляли для графа особый интерес. Изменив решение объявлять начало бала, вампир шагнул к гостю, приветственно улыбнувшись и обнажая клыки.
- Рад приветствовать на балу вампиров, мой друг. Не пугайтесь, вам здесь рады. Надеюсь, вы благополучно добрались до моего замка, и теперь он в вашем распоряжении. Проследуйте со мной, я жажду пообщаться с вами.

+5

13

Когда-то простоватый и восторженный юноша Альфред считал своим домом город Кенигсберг, сейчас состоящий в составе Российской Федерации. Прошло много долгих лет, и сейчас его домом стал целый мир, чудесный в своем многообразии граней и полный возможностей. Не важно, что будет завтра, потому что когда в твоем распоряжении находится целая вечность, очень просто наслаждаться настоящим моментом. Если бы Альфред знал, насколько прекрасна вечная жизнь, он бы не медлил с обращением в вампира.
В бальном зале полно нарядно одетых вампиров и людей, на первый взгляд их очень сложно отличить друг от друга, но для Альфреда это проще простого, как и для его собратьев. Люди пахнут по-другому, настолько тягуче, что стоит закрыть глаза ─ и можно ощутить вкус крови во рту. Запах щекотал ноздри, вызывая желание прямо сейчас впиться в чью-нибудь шею, несмотря на то, что Альфред недавно охотился. Люди и ведут себя иначе, на уровне сознания считая себя венцом творения, а на деле ─ панически боятся смерти.
Царящая здесь атмосфера кажется легкой и непринужденной, хотя это место и сам кровавый бал сложно назвать таковыми. Нет звуков прелестнее живой музыки, Альфреду хочется улыбаться, разговаривать с другими гостями, танцевать и наслаждаться весельем, предвкушая тот миг, когда подадут основное угощение.
Столько знакомых лиц… Граф, Герберт, Магда, некоторые гости, которых вампир запомнил еще с прошлого раза. Когда-то больше всего на свете Альфреда пугал графский сын, а сейчас бывший охотник относился к нему так же спокойно и ровно, как и другим вампирам. На приветствие хозяина замка он ответил доброжелательной улыбкой и коротким кивком.
Взгляд ненароком задержался на Магде, эта женщина тоже очень сильно изменилась за прошедшее. Внешне она осталась все той же рыжеволосой красоткой, которую Альфред запомнил, но при этом в ней осталось мало качеств из ее человеческой жизни. Интересно, какая она сейчас в общении? А вот это можно как раз сейчас и проверить, тем более, что бал – отличный повод для того, чтоб поболтать и потанцевать с красивой женщиной.
─ Магда, ─ в качестве приветствия Альфред произнес имя рыжеволосой вампирши, спокойно и уверенно смотря ей прямо в глаза. На бледном лице бывшего студента сияла легкая улыбка. ─ Отлично выглядишь, прекрасна, как и всегда, ─ возможно, эти слова могли бы показаться кому-то банальностью, но Альфред и не ставил перед собой цель произвести впечатление, он просто сказал то, что думал. ─ Рад тебя видеть здесь.
В последний раз и единственный  они разговаривали еще тогда, когда были людьми.

+3

14

- Ха, спасибо, дорогой, я знаю...
Магда обернулась и удивленно осмотрела вампира с ног до головы. Вот это да! Неужели это тот самый бывший стеснительный студент, который когда-то в гостинице украдкой глазел на ее грудь? Внешне он остался почти тем же, разве что сильно побледнел, но смотрел, двигался и разговаривал совсем иначе. Как пелось в одной песне: "Пряный запах темноты, леса горькая купель, медвежонок звался ты, вырос - вышел лютый зверь."(с)
- Альфред, милый, ты ли это!? Я не ожидала увидеть тебя снова в этом замке. Вампиризм пошел тебе исключительно на пользу, как я погляжу, - Магда улыбнулась в ответ своему старому знакомому. - Где ты был все это время? Расскажи!
Она бесцеремонно схватила его за руку и потащила чуть в сторону от шумных гостей, из-за которых она с трудом слышала саму себя.
"Так уж вышло - не крестись - когти золотом ковать, был котенок - станет рысь, мягко стелет - жестко спать."(с) Да уж, креститься вампиру и правда не стоит. А ведь Альфред действительно напоминал большого хищного кота. Причем кота, который только что попал в кладовку, полную разной вкусной еды. Магда тоже чуяла "человеческий дух". Запахи так и били в нос, соблазнительные и вызывающие зверский аппетит.
- Небось и ты тоже проголодался, когда увидел все это... - Магда кивнула то ли на роскошный зал, то ли на еще живых гостей. - Великолепие?
Эх, а вот на деревенских праздниках никогда не затягивали с угощением - сразу выставляли на стол все незамысловатые, но сытные и вкусные блюда... в основном с чесноком, который Магда теперь на дух не выносила. Кстати... надо полагать, Сарочка ела то же, что и все в гостинице, вряд ли у нее было отдельное питание. Графа не смутило, хм, дыхание прекрасной юной девы? Впрочем, какая уже разница... Сару Магда тоже давно не видела, всех участников и участниц той истории разбросало по свету, не считая ее саму, решившую остаться здесь, в мрачном трансильванском замке фон Кролоков.

Отредактировано Magda (2016-11-20 13:08:06)

+3

15

Шум от восторженной толпы кровожадных убийц усиливался. Парень неуверенно посмотрел в зеркало. "Герберт, мать твою, зачем ты меня втянул в это?"
Нужно было выходить.. но Нейтан не спешил спускаться. Даже несмотря на то, что внизу его ждет как минимум два неугрожающих жизни парня вампира, он не забывал о куче других, которые были не прочь отведать юноши.
-Надеру жопу любому, кто попытается меня сожрать, - на этот раз уверенно сказал он отражению и, еще раз поправив костюм, вышел из комнаты и спустился вниз.
"Пиздец, откуда столько кровососов развелось? Надеюсь они хотя бы не умеют читать мысли." Гостей и так собралось достаточно много, но они продолжали прибывать. Некоторые не без восхищения осматривали замок, некоторые скромно стояли в стороне от гостей, а некоторые с льстивым дружелюбием беседовали с другими гостями. Не знающий их истинной природы  человек подумал бы, что это просто кучка ролевиков, решивших погрузиться в мрачную и одновременно шикарную атмосферу Румынии восемнадцатого века. Но Нейтан, к сожалению, знал. Какой адекватный знающий вообще смог бы остаться здесь? Никто бы даже к замку не рискнул приблизиться к замку, но не Нейтан. Он обещал. Обещал составить компанию и поддержать в случае чего своего друга, которого нигде не было видно. Но зато парень увидел Магду, окруженную несколькими гостями и поспешил к ней.
-Встречай красавчика, - широко улыбнувшись, Нейтан поднял руки и повернулся вокруг себя, - эй, а  Герберт до сих пор не явился? Думал увидеть его, сидящим в углу и смотрящим на всех этих,-  Нейтан сделал паузу. Он хотел сказать что-нибудь вроде "высокомерных маньячин", но эти кровососы бы явно не оценили слов парня, - этих.
Заметив на себе несколько недоумевающих и, как показалось Нейтану, слегка голодных взглядов из окружения Магды, он, протянув руку, произнес:
-Я Нейтан, друг Герберта. Не в смысле друг по потрахушкам, а просто... Их предупредили о том что я не их ужин? -шепотом  добавил он, обращаясь к Магде. И хотя на самом деле все смотрели на него разве что с интересном, Нейтану было крайне некомфортно.
"Зачем я полез сюда? Так и психом стать недолго"

Отредактировано Nathan Young (2016-11-20 15:54:43)

+3

16

Этот закон подлости, который гласит «захоти одно – получи обратное», не мог не произойти сегодня с вампиром. Впрочем, с везучестью в последнее время у Герберта были совсем не лады, так что этим всё и объяснялось. Он хотел уйти как можно подальше от всех, хоть на короткое время последовать столь непривычному для себя желанию, и столь ему не соответствующему – остаться наедине, скрывшись с глаз долой. И стоило ему попытаться это сделать, как он чуть ли не со всеми новыми гостями мероприятия повстречался, застынув высокой холодной льдиной перед Тибо, пытающимся отчаянно повиснуть на отце. На его, Герберта, отце. Франца Герберт давно недолюбливал и, порой, это было слишком хорошо заметно. Об этой вражде со стороны сына Граф фон Кролок прекрасно знал, как и о том, что Тибо сам недолюбливал Герберта за его кровожадность и желание убивать свою жертву. Однако, ему было снисходительно плевать на это, по крайней мере, пока самого графа это не касалось. А вот нетерпеливого сына графа, который не умел скрывать в моменты сильных потрясений свои эмоции и который был слишком впечатлительным и не желал в принципе делить с кем бы то ни было своего отца, это было поистине непосильным испытанием. Плотно сомкнутые клыки тихо и опасно заскрежетали друг о друга и Герберт готов был прямо сейчас кинуться на Франца, но его останавливало то, что отец подошёл. Смятение, смущение и... страх, да, именно страх перед отцом останавливал и его. Он настолько сильно был виноват пред графом, что не смел даже пикнуть, отводя глаза не от Тибо а, в первую очередь, от Кролока. Желание забиться куда подальше становилось в присутствии отца совсем невыносимым, словно тот давил на него сверху монолитной могильной плитой, совершенно неподъёмного для блондина веса. Плитой, на которой были выгравированы тяжёлым графским почерком его проступки.
Тем временем мимо него уже успел пропархнуть Альфред. Стоп, Альфред? Тот забавный юноша, у которого тряслись поджилки при виде сына графа больше, чем от самого графа, и который чуть ли в обморок не падал от ухаживаний виконта?
«Слишком робок и очень пуглив»,- воспоминания прошлого пронеслись мимолётным ветерком, напоминая картину давно минувшего столетия. Очень давно. Герберт прекрасно помнил, каким боязливым и неуверенным был молодой и крайне незадачливый охотник на вампиров. И как ему пошли на пользу прожитые года. Он словно повзрослел и перестал быть таким шуганным. Хотя… интересно, на него он будет всё так же реагировать? Мысленно виконт уже сделал себе пометку сделать попку Альфреда центром внимания бальной залы, когда представится удобный случай. А уж он-то подстроить этот удобный случай не забудет. Однако, сейчас стоило решить свою первую проблему, свою чёртову наполеоновскую проблему в виде его надоедливого пажа, пытающегося показать, что он куда более лучший «сын» и осмелившегося в слух осудить Герберта, словно того тут и не было.
И стоило графу почтительно высвободиться от хватки Франца и тактично отойти, чтобы уделить внимание другим гостям и не терзать своим близким присутствием сына, как тот схватил пажа за локоть и потащил в сторону, в самый тёмный угол, который только можно было себе представить.
- Слушай меня сюда, - оскалившись в лицо юноше, Герберт тихо, но очень хищно, почти безумно, зашипел, словно в нём ещё сидело злобное древнее божество.
- Если ты ещё хоть что-то скажешь про это происшествие или попытаешься повиснуть на моём отце, я отгрызу тебе или руки, или голову, в зависимости от твоего проступка, понятно? – и мило и совершенно очаровательно улыбнувшись вегетарианскому вампиру, словно старый приятель, Герберт похлопал его издевательски по макушке, акцентируя свой немалый рост и резко развернувшись и хлестанув по Тибо полами тяжёлого жемчужного плаща, направился в зал. Ему необходимо было присутствовать там по статусу, чтобы не позорить отца и позволить ему начать бал. Он достаточно уже доставил графу хлопот, чтобы сметь сейчас задерживать столь важное для древней трансильванской тёмной семьи мероприятие. Запахнувшись плотнее в мягкую бархатную ткань, Герберт вошёл, наконец-то, в зал и осмотрел всех вокруг мертвенно-надменным взглядом. Его сиятельная фигура, в светлом камзоле жемчужно-сиреневого цвета с вышивкой драгоценными камнями по ткани, кружевам, плащу, вообще всему, где было уместно их пришить, привлекала внимания не меньше, чем чёрная и огромная фигура его отца. Светлые длинные блондинистые волосы тоже не были обделены блеском, поскольку передние пряди были закреплены на затылке красивой и изящной заколкой из белого золота с россыпью огранённых аметистов – личный подарок отца своему сыну, Впрочем, отец тоже сверкал камнями, на плаще, воротнике и даже кой-где и кружевах, но более сдержанно. И к слову его сиятельство ушло с балкона, видимо резко передумав начинать мероприятие. Вокруг было слишком много людей, бивших в нос своим запахом, так что виконт не мог знать, что его отец решил уделить внимание «особому» гостю их бала. А поскольку уходить уже было не вежливо, ибо он привлёк к себе слишком много внимания, Герберт артистично взмахнул полами плаща и спустился вниз по лестнице, наигранно улыбаясь гостям. Настолько холодно и даже зло, что по его глазам так и читалось «не подходите ко мне, сожру». Правда подошёл он в итоге сам, вынужденный идти за своим обещанием – оберегать своего друга от жадных клыков других вампиров. И вообще Нейтан – его, только он имеет право вонзать в его шею клыки. В особых случаях. Впрочем, злоупотреблять доверием Герберт давно уже не стал бы. Дружба между человеком и вампиром – редкость и этой редкостью виконт на самом деле дорожил.
- Ах, мой глупышка, ну конечно же предупреждали, ведь ты – Мой, - подойдя к Янгу сзади, Герберт положил когтистые пальцы ему на плечи и даже улыбнулся окружающим, останавливая свой взгляд на Магде. А быстро она оправилась, словно недавно и не пыталась убить графа. Неужели ей было так легко это принять?
Вампиры, услышавшие это громкое заявление равнодушно кто фыркнул, кто разочарованно вздохнул, а кто и вовсе не обратил внимания. Если виконт говорил – «его», то лучше и не спорить, а уж чем он там занимается в своём склепе и гробу с этим кучерявым мальчиком – не их забота.
- Ах, Альфред, а мы так давно не виделись, - время до появления отца нужно было тянуть и Герберт придумал, чем себя занять и как повеселиться. Атмосфера минувших дней, музыка, живая и притягательная, красивые наряды, запахи крови, жизни и смерти, всё это всё же затрагивало утончённые струны души Герберта, и он не мог не признать, что немного поиграть ему, всё же, хочется, особенно когда есть с кем и перед кем. – Твоя попка стала еще более прекрасной, не взирая на твой возраст, - и виконт мстительно захихикал. Как и некоторые вампиры, окружающие их. В прошлый раз по вине Альфреда и его учителя Герберта оставили с носом, растрепали его идеальную укладку перед балом и поцарапали коготь. А столь страшные грехи не прощаются пока не будут отомщены. Впрочем, это всё в глазах Герберта было так мило и забавно, что он скорее пытался не выдавать своего плохого настроения и пытался развеселиться, хотя его глаза всё так же оставались совершенно пусты, холодны и в них не было ни капли того веселья и той улыбки, что клыкасто сверкала на его губах.
«Ну же, отец, где же ты и почему не начнёшь бал?» - а еще этот бал стал той причиной, по которой виконт отвлёкся от своих мрачных мыслей и смог думать уже об любимом отце в ином ключе, желая вновь узреть воочию его силу и его коварство. Игра отца с его жертвами всегда завораживала Герберта. А современное время лишило его возможности часто наслаждаться этим зрелищем, а последние события и вовсе повесили перед его носом огромный замок, ключа от которого не было ни у кого.

Отредактировано Herbert von Krolock (2016-11-20 18:14:21)

+6

17

Наверное, очень плохая была идея лезть в ракатанский портал, вернее, очень плохая! Зачем только Войд показал ей его во время экскурсии по бывшей базе на Явине-4 незадолго до того, как откопали закатанного в карбонит на три с лишним тысяч лет Варро Гранта. Джина вот вообще не завидовала бывшему охотнику за головами, потому что ей хватило когда-то самой повисеть в карбоните, и пять лет, вычеркнутых этим прискорбным событием, ей совсем не хотелось пережить еще раз. Стазиса на тот же долгий срок ей тоже хватило...
А вот приключений, видимо, нет. Иначе как объяснить несусветную глупость, которую проявила бывшая героиня старой Республики и самоотверженная защитница Далекой-далекой галактики, когда полезла-таки к телепорту. запустила древний механизм и...
...Пропала из привычной реальности.
А ведь, казалось бы, как раз игры реальности, устроенный в Силе бардак и всеобщее офигение по этому поводу уже не должны удивлять.
С высоким вскриком Джина свалилась аккурат с неба под массивную стену. Стена, которую джедайка увидела, поднявшись с влажной травы (дождь прошел здесь недавно?) и кое-как отряхнув штанины и руки от грязи (которую только больше размазала, причем и по одежде, и по ладоням), состояла из массивных каменных блоков. При взгляде на них в голову приходила только одна ассоциация: какой-нибудь храм древности, но где, на какой планете он находится?
Джина выпрямилась и посмотрела вокруг. На небо - стояла ясная ночь.
И ни одной знакомой звезды.
Коммуникационной связи, что характерно, тоже.
- Ну и как я вернусь обратно? - пробормотала женщина, стараясь не поддаваться панике, на самом же деле в душе внутренне холодея. - Вот и представила, каково Рей попасть к нам из родной реальности... Ничего, что-нибудь придумаю...
Выбора-то все равно нет, не так ли?
Внутренне ругая себя всевозможными словами за проявленную беспечность - нет бы у Войда сперва узнать, как запустить портал на возвращение, так конечно - полезла куда не просят! - Сури похлопала себя по бокам, проверяя, все ли руки-ноги в порядке и не ушибла ли чего при падении, как вдруг округлила глаза и замерла.
Мечей не было.
Судорожно охнув, чуть ли не всхлипнув, джедайка принялась лихорадочно переворачивать болотистую лужицу, куда приземлилась, чуть ли не верх дном, отчего промокла и вымаралась просто неописуемо, и когда подняла из холодной воды две рукояти, ее ощутимо трясло.
Ровный гул и вырвавшиеся два клинка света - бледно-лиловый и бело-голубой - сдвинули с ее плеч целую гору. Одна из рукоятей, как всегда, слегка мерцала.
- Я не знаю, что бы делала без вас... - погасив лезвия, Джина прижала обе рукояти к себе, покачнулась от отхлынувшего адреналина и чуть ли не сползла по каменной стене на клочок более-менее сухой травы: ноги попросту не держали.

+3

18

Мир очень переменчив, и Альфреду нравилось меняться вместе с ним, с легкостью подстраиваясь под любую ситуацию. Еще несколько часов назад он полагал, что приехал на бал лишь ради танцев и того, чтоб осушить пару-тройку ни о чем неподозревающих людей. Вампир даже и не подозревал, что его взгляд случайно остановится на женщине из прошлого (и что ею окажется не Сара Шагал) и что они заведут беседу.
Голос Магды с хрипотцой кажется Альфреу очень приятным голос, ни одна человеческая девушка или женщина не способна говорить так. Альфред знал очень много девушек с мелодичным голосом, как и раньше, но все это казалось совершенно не тем. К тому же, в  его мелодике можно было расслышать опыт прожитых лет, именно это и подкупало. Магда была очень яркой и свободной, она казалась более живой, чем большинство человеческих женщин, встретившихся ему на пути. Верность, семья, дети, домашний уют, поклонение невинности… У  многих девушек по-прежнему остались прежние моральные ценности, но и более страстные и развязные партнерши тоже быстро наскучили Альфреду. Да кому это все нужно, когда можно просто делать, что хочется?
Магда была другой. Она – такая же, как и он сам.
─ О, долго рассказывать придется, одного бала и не хватит, ─ весело прищурившись, ответил вампир. Его слова были прямым намеком на то, что он совсем не против продолжить их общение и вне данного мероприятия. ─ Сначала вернулся в Кенисберг, некоторое время жил там с Сарой, а потом эти отношения набили нам обоим оскомину, и мы расстались с ней хорошими друзьями, ─ так легко рассказывать об этом. Прежний Альфред вряд ли пережил бы их разрыв так просто. ─ Сейчас я путешествую. В понравившихся местах могу задержаться надолго, ну, с человеческой точки зрения, а больше всего на данный момент времени мне нравится Сан-Франциско. Я тебе обязательно после бала расскажу обо всем подробнее. И даже покажу, если захочешь попутешествовать со мной, ─ Альфред подмигнул рыжеволосой красавице, приобняв ее за талию. 
Пока вампир беззаботно беседовал с Магдой, к ним приблизился Герберт. Альфреду аж самому становилось смешно, когда он вспоминал, как шарахался от сына хозяина замка, будучи человеком. Да уж, тогда незадачливого охотника на вампиров даже простой шорох мог напугать, а что уж говорить о вампирах?
На высказывание графского сына Альфред отреагировал абсолютно спокойно ─ и внешне, и внутренне. Ему просто было все равно, что о нем думаю другие, и как относятся – с презрением или без, потому что главное то, как он относится к себе сам.
─ Здравствуй, Герберт, ─ со спокойной и доброжелательной улыбкой поздоровался Альфред. ─ Рад тебя видеть.

Отредактировано Alfred (2016-11-25 18:07:30)

+4

19

- Альфред, дорогой, - довольным голосом протянула рыжая вампирша, когда темноволосый вампир приобнял ее за талию. - Да тебя прямо не узнать, милый! Давно бы так, а то тайком разглядывать мою грудь - это совершенно бесполезная стратегия, знаешь ли... - она хихикнула, вспомнив старые времена. - Однако какой ты резвый - только что пришел, а уже в путешествие зовешь! И на чем же ты ехать собрался, хм-м-м? - женщина беспечно улыбнулась.
Увидев спокойную реакцию Альфреда на слова Герберта, Магда одобрительно кивнула. Судя по всему, обновленного Альфреда было весьма непросто смутить - то, что надо для вампирши свободных взглядов, уставшей от консервативных и до сих пор живущих прошлым древних вампиров с кладбища.
- А Герберт кстати прав, ты отлично выглядишь и вампирская бледность тебе идет, - шепнула Магда Альфреду, склонив голову к его уху.
В общем-то можно было и не шептать, но зачем упускать такой отличный повод оказаться к вампиру поближе? Дыхание привлекательной женщины, щекочущее ухо, сразу наводит на интимно-эротические мысли. Да и грудь прелестницы как бы случайно упирается в мужскую плоть... нет, не в ту мужскую плоть, о которой можно подумать, но до нее Магда тоже планировала добраться со временем и желательно скорее рано, чем поздно.
- Герберт, у тебя уже есть твой очаровательный смертный юноша, не будь таким жадным, оставь и мне красавчиков для веселья, - Магда с ребяческим видом надула губы. - Не то чтобы я была ревнивой, вовсе нет, но ты же совсем не умеешь делиться и уж если кого-то выбрал, то ни с кем его не разделишь... разве что пилой, если разозлишься, - женщина захихикала. - Так что обрати свое внимание на другие попки в этом зале, их тут много, - она беззлобно, но насмешливо показала виконту язык. - Просто полным-полно, целый зал очаровательных мужских попок... и женских тоже, но это вероятно уже мне интереснее, чем тебе... - Магда никогда не скрывала, что не ограничивала свой выбор такой мелочью, как пол.

+4

20

-О, какие нелюди, - дернув плечом, парень скинул руку Герберта с себя и внимательно посмотрел на вампира. На первый взгляд все было отлично, любезности с гостями, радость от встречи со старыми друзьями, но не так сложно было догадаться, что за этой улыбкой скрывалось не самое лучшее настроение. Будь это кто-нибудь другой, парень бы даже не обратил внимания, но Нейтану было не все равно.
Парень не без интереса слушал разговор Магды и Альфреда. Сколько лет назад они виделись? Сто, двести? И вряд ли кто-то из них все это время спал в гробу, изредка убивая людей, и ничего больше не делал. И если бы они устроили встречу вампиров, делясь историями из прошлого, Нейтан бы однозначно присоединился и даже сам бы рассказал несколько невероятных случаев из своей жизни.
-Ставлю сотку, что эти двое,-Нейтан пальцем показал на рыжеволосую вампиршу и парня, - к концу бала уединятся в каком-нибудь уютном гробу.
Нейтан повернулся, к Герберту - вдруг тот поддержит спор - но увидел друга в паре метров от себя. Один из амбалистых охранников увел  вампира и о чем-то ему докладывал. Сказанное явно не обрадовало Герберта: и без  того наигранная улыбка стерлась с его лица, а мрачный Герберт вернулся. Вампир, предложив Нейтану последовать за ним, отправился к выходу.
-Извиняйте, срочное дело, - парень не стал возражать, и последовал вслед за ним. Он бы вообще предпочел весь вечер провести на улице, чем торчать среди кровососов, тем более в одиночку. Он доверял Герберту, знал, что пока тот рядом никто и не взглянет на парня как на возможный источник пищи. Но пока он без своего друга... Кто знает, вдруг найдется кто-то особо смелый, наглый и глупый, кто решит ослушаться приказа.

+4

21

Держать улыбчивую маску на лице тому, кто привык быть во власти своих эмоций и чувствт, было очень тяжело. Улыбаться сквозь зубы, а мысленно выть, мечтая оказаться в тихой собственной спальне с бокалом густой вкусной, еще тёплой крови и ни о чём не думать. Но Герберт старался изо всех сил. И благодаря его врождённому артистизму и умению играть на публике, у него весьма ловко это выходило. Хотя Нейтан всё же что-то заподозрил, и вампир его чуть царапнул сквозь одежду когтями, когда убирал руки, чтоб тот не акцентировал на этом своё внимание. И не акцентировал внимание других.
- Да тут и ставить не надо, дружочек, Магда способна даже бревно расшевелить и соблазнить. Так что и Альфреда, вероятно… тоже, - хмыкнул блондин, наклоняясь к уху Нейтана и так же вполголоса отвечая, внимательно, чуть ли не хищно следя глазами за Альфредом.
Нет, тот как был скучен для него, таковым и остался. Раньше он заикался и чуть ли в обморок не падал при виде Герберта, слишком пугливый был, слишком робкий. Но этим он хотя бы вызывал у молодого тогда вампира интерес и умиление. Сейчас же он был слишком занудой и слишком черствым, по мнению виконта. То есть по сути Альфред и не изменился, лишь чуточку полярности поменял.
- Альфред-Альфред, ты всё так же, как и прежде, не умеешь принимать комплименты, - фыркнув, Герберт чуть оскалился, обнажая свои клыки и морща нос, - Магда и то поняла, что я хотел сказать. Не волнуйся, дорогая, - это было уже обращение к Магде, к которой виконт легко подпорхнул, улыбаясь сверху вниз на неё с высоты своего роста, - его попка меня не интересует в той мере, можешь не опасаться. Как, в принципе и попки всех остальных тут, практически. Я лишь хотел поддразнить его. Но вижу Альфред всё так же замкнут в себе и не понимает лёгкого флирта. Надеюсь тебе удастся его расшевелить, - подмигнув рыжей вампирше и одобрительно пихнув её локтём, мол действуй, фон Кролок отошёл, намереваясь ввернуть своё внимание Нейтану, однако его отвлекли. Большой грузный охранник, который был чуть ли не выше самого виконта, а это было почти невозможно, редко кто встречался выше, подозвал к себе сына графа, возвышаясь чёрной горой рядом с ним. Охранники у отца нынче были как на подбор габарита «шкаф», чем смущали хрупкого еще при жизни Герберта. Как оказалось, Графа они не нашли, так как тот пропал с гостем, и, сдаётся Герберту, они и не искали его, боясь побеспокоить, потому вынуждены были отвлечь от светской беседы его сына срочным сообщением: на территории возле замка замечен посторонний. И этот посторонний – смертный.
«Забавно, я считал, что после всего отец распорядился, чтоб мне ничего важного не доверяли» - Герберт нахмурился, теряя только-только зарождающееся настроение предвкушения танцев и тяжело вздохнул.
- Хорошо, я разберусь с этим, - с чувством противоречия в голосе ответил он, с одной стороны цепляясь за внезапно возникшую уважительную причину, по которой может покинуть эту залу и вообще замок, но с другой стороны, там начался холодный дождь, было мокро и неприятно. И он понятия не имел, что делать со внезапно появившимся не к месту смертным. Убить? Осушить? Приволочь как закуску на бал? Что от него ожидает отец? Ещё раз подвести его сейчас означало закопаться добровольно в гробу. Отпустив охранника, младший фон Кролок мрачнее тучи подошёл к компании, которая уже и не особо замечала его, увлечённо погружённая в свои беседы о странствиях. Интересно, Магда серьёзно покинет их спустя столько времени?
- Прошу извинить, дела. Нейтан, пошли со мной? – Герберт даже не скомандовал, а просто сухо попросил, надеясь, что тот послушает его и уже в коридоре, подальше от чужих ушей, он всё ему объяснит. Видимо, Янгу было всё же не очень уютно среди толпы клыкастых вампиров, которые нет-нет, да косились на кучерявого паренька, но тут же отводили взгляды, стоило им поймать следом гневный взгляд виконта, который предупреждал не трогать «его добычу».

Выйдя в коридор и тут же проследовав к большому витражному окну, за которым распростёрся мрачный тяжёлый пейзаж, состоящий из фамильного древнего кладбища, сухих корявых деревьев и зауныло поливающего дождя, Герберт тяжело вздохнул.
- То, что я сейчас пойду делать – тебе не понравится. Но заклинаю тебя тьмой, не вмешивайся. На нашу территорию забрёл человек. И ты должен понимать, что для простого смертного выхода отсюда нет. Я даю сейчас тебе выбор или пойти со мной на улицу, или остаться тут, с ними. Магда тебя не тронет, Альфред – не рискнёт, - редко кому Герберт давал выбор. Это было его высшим проявлением уважения и благодарности, которые Янг заслужил своим отношением к блондинистому вампиру уже давно, - но всё же… пошли со мной? Мало ли кто там…
Но судя по всему, Нейтана выходки Герберта не смущали. Да и он уже привык к кровавым и не очень делам фон Кролока. Вампир есть вампир, он питается кровью и этого не изменить. Да и сами вампиры ни за что не хотят это менять. Герберт – тем более. Вкус крови ни с чем не сопоставим, сладкий, манящий, мучительно завораживающий…
Задумавшись о крови, виконт не заметил, как хищно посмотрел на Нейтана, ловя взглядом вену на его шее. После аварии Герберт очень мало ел, вернее практически вообще не ел, и сейчас был очень голоден, а присутствие рядом живых людей, их сладкий запах, будоражили в нём инстинкты хищника. И счастье его друга, что он слишком ценил его и потому себя контролировал. Но голодать больше нельзя, нужно на балу всё же успеть укусить кого-нибудь.

Недовольное качание головой, говорившее о том, что Нейтан сейчас не бросит своего друга, было словно бальзам на измученную душу виконта.
- Спасибо… пошли, - чуть дёрнув уголком губ в мрачной улыбке, он повёл его коротким путём ко второму выходу, ведущему в горы.
- И кто же додумался лезть в это место? И главное, как? Ну как можно было проникнуть на ту территорию, ловко миновав кольцо охраны? Да это же нужно было миновать и кладбище и болото, - недовольно шипел сквозь зубы виконт, брезгливо одёргивающий полы чёрного плаща – свой жемчужный он снял еще в замке, чтобы не запачкать, и накинул на плечи старый отцовский тяжёлый плащ, который висел видимо для вот таких вот вылазок на эту сторону замка. Нейтану тоже был выдан плащ, но менее тяжёлый и не такой длинный, как у фон Кролоков.
Впрочем, вскоре пред ними открылась весьма забавная картина в виде ползающей на коленях в луже девушки и увлеченно пытающейся в ней искупаться, которая была ответами на шипение вампира.
- Кхм, простите, вам мало воды? Мне казалось погода сегодня более чем изобилует ей, - очаровательно улыбнувшись мокрой чумазой девушке, не обнажая, впрочем, своих клыков, виконт грациозно поклонился, одёргивая полы бархатного плаща так, чтобы он не попал в лужи.
То, что она что-то искала в воде, они с Нейтаном видели и так. Как и узрели странное сияние с неприятным, высоким на частоты гулом. Но не зачем же акцентировать на этом внимание.
Поморщившись от частот, исходящих из непонятного светящегося меча, Герберт глянул на Нейтана, мол может ты что знаешь? Знал бы он сам, что сейчас сама девушка воспринимала его так же странно, как и он её меч. Ведь Янг был живым нормальным человеком, а вот Герберт не мог ощущаться живым, ввиду того, что был мёртвым и в какой-то мере пустым.
- Можно поинтересоваться, как вы попали сюда? – с интересом спросил блондин, пряча за дружелюбностью дикое желание прямо сейчас, на месте сорваться и вонзить клыки в девичье горло. Пусть он изменит своим принципам и привычкам – кусать девушек Герберт не любил, но запах новой жертвы вкупе с давним голодом слишком сильно привлекли его.
- Ах да, где же мои манеры! - отвлекаясь на манерность, виконт раскинул руки в стороны наигранно-театральным жестом, тут же поправляясь, - позвольте представиться, Герберт фон Кролок. А это мой друг – Нейтан Янг.

+6

22

Кажется, что все было правильно. Соло находился в том, месте которое было оговорено заранее и судя по всему был там не один. Не то, чтобы ему это не нравилось. Просто он предпочел бы чуть меньше свидетелей, а здесь как он понял был бал или сборище любителей готики. Насчет последнего, он волновался меньше всего. В этом времени, где ему пришлось начинать с нуля, Соло быстро принял одно главное правило. Здесь нет правил и ограничений. Так же как нет запретов. За закрытыми дверями, по общему соглашению можно делать все, что вашей душе заблагоросудится. Все это еще защищено законом, о частной собственности. Поэтому, как только он увидел графа и услышал приглашение, улыбнулся хозяину и сделал шаг в сторону, как он полагал кабинета хозяина.
Возможно он немного ошибся, в этом а может и нет. Комната в которой они оказались была достаточно большой, и как бы сказал Леон, слишком шикарно обставлена. Первым делом он отметил, местами потускневшую драпировку и комод эпохи своего тезки, который на Сотбис стоил целое состояние. Картины на стенах, кисти известных и неизвестных художником. Настоящий рай, своего рода кондитерская для человека, который любил подобные вещи. Там же была небольшая библиотека. Томики стихов или прозы, в которых наметанный глаз вора сразу приметил пару очень дорогих первоиздание, и был уверен что там их намного больше.
Еще не найдя место, где он бы присесть он подошел к книгам и коснувшись пальцами корешков, спросил немного с опозданием, вынимая сборник Байрона. Этого поэта он любил, сам не понимая до конца за что. Возможно за лоск и скрытые запреты, блуждающие между строк.
- Можно? Первое издание "Сна"? Мой любимый поэт- как бы невзначай, он раскрыл книги и пробежав глазами по знакомым строкам, сел в кресло и перевернув страницу посмотрел на графа. Конечно, это было явно не то поведение, которое ждали от такого гостя. Но быть иным, выделятся и вести себя спонтанно, в зависимости от атмосферы было его коньком, а сейчас сидя в кресел он прощупывал атмосферу желая перейти побыстрее к делу. В чем, он конечно решил помочь хозяину, дабы ускорить начало.
- Итак вы пригласили меня, дабы я выполнил одно из поручений. Мне казалось, для такого случая немного много гостей? - не ставя в укор, но подтверждая увиденное Соло, снова обратился к графу. - кто нибудь еще знает о том, для чего вы меня пригласили? И кстати, у вас довольно интересный костюм. Вампиры, это так модно сейчас, впрочем как и раньше- заключил он напоследок, касаясь ладонью лацкана своего пиджака

+3

23

Незваных гостей Сури почувствовала раньше, чем увидела, хотя разница составила едва ли пару мгновений. А потому быстрее мысли рука сама собой активировался один из мечей - тот, что мерцал рукоятью и использовался ведущей рукой. Бледное голубое сияние не было способно разогнать сумрак, но зато равномерное гудение, хоть и звучало в тишине громко, успокаивало готовностью оружия к бою.
Впрочем, джедайка всегда стремилась решать дела миром. Так что когда один из двоих, по-видимому, местных заговорил, Джина поняла ровно три вещи.
Первое. Нападать вроде бы пока никто не собирается. Поэтому световой меч вернулся на пояс к собрату.
Второе. Немыслимо каким образом, но она понимала, что ей говорят, хотя понятия не имела, на каком языке сказано. Списать на "магию" портала было для рассудка самым простым решением, и за неимением лучшего результата она так и поступила.
Третье. Только в одном из двоих "звучала" Сила. Во втором она напомнила лиственный вихрь в момент разлета под порывом беспокойного ветра, по каким-либо причинам замеревшего в секунде замороженного времени. Нечто, что должно было уйти, но чье время остановилось.
И вряд ли в последнем стоит винить Императора, которого с ней больше нет.
- Простите за беспокойство, - одним из приемов расположить к себе собеседника был старый способ - перед ним извиниться. Не то что бы Сури чувствовала себя виноватой в чем-либо - ей было нетрудно принести извинения за неудобства. - Не знала, куда меня занесет, - чистая правда. - Я не знаю, где нахожусь, и куда идти, чтобы выйти обратно, да еще начался дождь... - джедайка огляделась по сторонам, не забывая наблюдать за незнакомцами краем глаза, которым вернула внимание. - Может быть, вы сможете пролить немного света на эту загадочную ситуацию?
Джина решила, что вряд ли будет разумным с бухты-барахты выкладывать первым встречным историю о телепорте, перенесшем ее неизвестно куда, поэтому поставила себе задачу для начала узнать как можно больше, о себе рассказывая как можно меньше. К тому же ее сильно озадачило странное, непривычное ощущение в Силе, которому она не могла дать объяснения. С ее способностью будоражить и переворачивать Силу с ног на голову, буде те у той были, благоразумно оставаться готовой к абсолютно любому повороту событий.

+3

24

Выбрав библиотеку комнатой для переговоров, граф позволил себе с любопытством рассмотреть гостя, которому сегодня отводил особую роль на этом балу. Современный, уверенный в себе молодой человек с неплохим литературным вкусом, любовью к дорогим антикварным вещицам и сомнительным авантюрам в качестве способа заработать на жизнь показался весьма интересным. Непонятно было, осознает ли он, что вампиры перед ним самые настоящие, а вовсе не любители вечеринок с переодеваниями. Но держался он вполне уверенно и раскованно, не проявляя излишней нервозности. Признаться, графу импонировал этот молодой человек, вполне возможно, из него мог бы получиться очень даже толковый вампир. Вот только подобный исход в первоначальные планы фон Кролока не входил.
Древний вампир благосклонно кивнул, позволяя ознакомиться с книгами, которые у многих гостей замка вызывали благоговейный трепет. Что и говорить, фон Кролок сам любил свою библиотеку, которую собирал не одно столетие, и ему было приятно такое внимание к коллекции литературы самого разного формата и содержания. А еще граф заметил, что те, кто обладал хорошим литературным вкусом, и сами имели вполне недурственный вкус.
- Благодарю вас, это традиционный костюм для танцев и пышных торжеств восемнадцатого века. Как вы успели заметить, сегодня здесь состоится чудесный костюмированный бал по случаю нашего возвращения на историческую родину. Что касается цели моего приглашения.. Да, это в некотором  роде поручение.
Граф прикрыл двери в комнату, чтобы смех и звуки музыки не мешали разговору и прислонился спиной к ним, смотря с любопытством на гостя.
- Прежде, чем я озвучу свое поручение, мне бы хотелось быть с вами честным и откровенным. Да, вы попали на бал к вампирам. Ваше присутствие здесь вызвано одной деликатной необходимостью – вампиры пьют человеческую кровь. Думаю, вы и сами можете догадаться, зачем именно вы здесь?
Мгновенно вампир исчез с того места, откуда вел диалог, и оказался за спиной у человека, сидящего в кресле. Графу всегда трудно было удержаться от некоторой зрелищности, особенно в этом наряде, который позволял окунуться в ностальгию по былым временам. Временам, когда вампиров боялись и стремились держаться от них подальше, а не искали возможности встретиться, чтобы выпросить бессмертие.
- Но не спешите с решениями, я предлагаю вам возможность сохранить свою жизнь и сделать то, что вы умеете лучше всего. На балу один из вампиров, мой сын, носит в волосах редкое и ценное украшение. Вы легко узнаете его. Ваша задача – украсть это украшение и принести его мне. Если Вам это удастся, я гарантирую вам неприкосновенность и даже стану вашим клиентом, когда мне понадобятся услуги такого рода. Если же вы потерпите неудачу, я не без удовольствия совершу то, зачем пригласил вас в стены своего замка. Я дам вам немного времени принять решение, а пока прошу быть моим гостем и наслаждаться этой ночью вместе со всеми нами.
С этими словами вампир вышел из комнаты, не закрывая за собой дверей, и проследовал на балкон, откуда открывался вид на бальную залу. Все было готово к началу торжества детей ночи. Дав распоряжение позвать на балкон своего сына, которого среди гостей граф пока не видел, а заодно и убедиться, что тот не вернулся в свою комнату, игнорируя празднество в его честь.
- Рад приветствовать вас в моем замке!
Музыка смолкла и все внимание устремилось вверх, на высокую фигуру главного вампира в черно-красных одеяниях.
- Добро пожаловать на нашу родину в замок фон Кролоков. Эта звездная ночь станет началом новой страницы бесконечной истории нашего древнего рода, и каждый из вас будет причастен к этому моменту. Да начнется бал!
И яркий дьявольский вальс наполнил бальный зал звуками чарующей музыки, оттененной сладким смехом, страстным блеском глаз вампиров, звоном бокалов с вином и красным шампанским.

+5

25

Оказавшись на свежем воздухе и избавившись от кровожадного окружения, Нейтан облегченно вздохнул. Он был рад оказаться на улице, и в идеале провел бы здесь все время, а потому не особо раздумывая, согласится последовать за Гербертом.
Несчастным заплутавшим оказалась женщина, которая явно не понимала где она находится, но она выглядела никак не напуганной, разве что растерянной.
-О, у меня так тоже было! Я тогда много чего принял, а потом в Шотландии проснулся. И тоже бегал, кричал: "Помогите! Где я?". Да, забавно было... - Нейтан задумчиво кивал, вспоминая свои приключения.
Вот только добраться до Шотландии можно и на обычном автобусе, а вот случайно оказаться в Трансильвании? Да еще и около замка в лесной глуши, который можно найти, зная только точные координаты. Да и не похожа она была на того, кто недавно принял что-то расслабляющее. Она скорее выглядела как профессиональный косплеер, правда перепутавший Комик Кон с балом голодных вампиров.
  -Ты на территории вампиров, не знаю уж как тебя занесло сюда, но ты явно ошиблась: туса по Звездным воинам видимо проходит в соседнем замке,- парень заметил полный недоумения взгляд вампира -Ну "Звездные воины"! Серьезно? Не знаешь? -Нейтан откинул голову и тяжело вздохнул, - ну Йода, Дарт Вейдер, ту ту ту туд ту дууу туд ту дуу, - но даже после того как он напел Имперский марш, который не знал разве что глухой, Герберт все равно не понимал, о чем идет речь - тебе 300 лет, у тебя куча свободного времени и ты не нашел свободного денька, чтобы посмотреть кино? Чем ты вообще занимаешься? Ай, не важно, - парень махнул рукой и перевел взгляд на женщину.
Да, она определенно выглядела как человек из далекой-далекой галактики. Ну, пыталась походить, если быть точнее. Одежда и прическа однозначно указывали на это. И конечно, Нейтана не могло не привлечь обязательное для любого джедая оружие.
-Клевый у тебя световой меч, прям как настоящий. Дай глянуть,- и Нейтан протянул руку к поясу незнакомки.

+4

26

Если хочешь пойти в разведку и с крахом провалить её – возьми с собой Нейтана. Это Герберт понял сразу же, стоило его другу открыть рот. Нет, честно, он за несколько секунд выдал чуть ли не все тайны замка и красноречиво представил Герберта вампиром, мол знакомьтесь, мой друг – упырь, прошу любить и жаловать. И ах да, он сейчас вас сожрёт. И да, ему всего-то триста лет, и он не знает, что такое звёздные войны.
Нервно оскалившись, виконт выразительно посмотрел на Янга с высоты своего роста. Очень выразительно. Однако, что с того взять, если было уже поздно? Оставалось только бороться с искушением впечатать себе ладонь в лоб в картинном фейспалме с такой силой, чтоб в ушах зазвенело. Желательно в ушах у Нейтана. Но нет же, даже сейчас тот его взгляд интерпретировал иначе и решил, что Герберт не в курсе, что такое Звёздные Войны. Хотя, между прочим да, не в курсе. У виконта были несколько, кхм, другие интересы, да и образ жизни не позволял проводить расточительно минуты за экранами шоу. Это люди могли не спать сутками, а вот вампиры были плотно привязаны к солнечному циклу и охоте, и, если днём они и были сокрыты надёжно от солнечных лучей в помещении, всё равно были вялыми, сонными и малопродуктивными. В такие часы – наиболее уязвимыми. И кому, как не Нейтану было это знать, когда он пытался уже у себя когда-то днём посмотреть с Гербертом фильм про каких-то мутантов со сверхспособностями (это было всё, что блондин вообще запомнил). Вампир заснул на диване еще в самом начале своим мертвенным сном, скрючившись при своих почти двух метрах роста в зю-образную фигуру и так и пролежал трупом до заката. А проснувшись, выслушал гневную тираду на тему того, какого хрена он сдох прямо тут на диване и почему не предупредил, что спит как мёртвый. На что получил вполне логичный ответ: «я и есть мёртвый, забыл? Ау, Нейтан, я реально умер, еще давно, смирись уже». Спасибо его другу, он это принял и отношения к вампиру не поменял. Ну подумаешь его друг чуток умер еще в 19 веке, с кем не бывает. Правда сейчас грозило умереть уже Нейтану, если тот не заткнётся. Хотя, как на зло, уж смертью паршивца не запугать, проходили уже, и даже не раз.
Впрочем, он настолько восторженно смотрел на этот… как там он его назвал, световой меч и так тараторил, что, кажется у остальных присутствующих в этом болоте сложилось впечатление, что он сейчас сам кинется к незнакомке. Лапать этот меч. Герберт же напротив, настороженно отшагнул назад, ощущая, как неприятно чавкнула под ногой лужа и еще более брезгливо одёрнул полы плаща к себе на руку. Голубое лезвие издавало слишком тонкий неприятный ультразвук, отпугивающий острого на слух вампира. Да и что-то подсказывало ему, что с лезвием знакомиться поближе всё же не стоит.  А пока Нейтан не ляпнул еще что-то более важное и кошмарное за что уже самому Герберту открутят голову (а в роли откручивателя выступит благородный отец), пора было брать ситуацию в свои когти. Нервно сглотнув, поскольку присутствие живой души рядом слишком будоражило инстинкты голодного вампира, уже даже на своего друга засматривающегося, Герберт вежливо улыбнулся, обнажая клыки. Ну что, его вампиром уже назвали, а в шутку или как – пусть решает девушка.
- А быть может мы, для начала, переберёмся в более сухое место, например, в наш замок, и там уже решим, ошиблись вы вечеринкой или нет? Я с удовольствием пролью вам и свет, и тьму на эту историю и отвечу на все ваши вопросы, - решительно шагнув вперёд, Герберт вежливо подал даме руку, когтистую и невероятно холодную, - и, разумеется, с интересом послушаю, как вы оказались в нашем… болоте. Вы же вся промокли, идёмте, идёмте, - потянув девушку на себя, вампир накрыл её сверху плащом, деликатно прикрывая от дождя и ведя в сторону замка, в предвкушении облизываясь за её головой. И очень выразительно глядя на Нейтана. И двинул ему локтём по плечу.
«Ну догадайся ты уже, прошу тебя! И отвлеки её своей болтовнёй, но в меру, в меру, мой друг!»
- К слову, вы не представились, - заметил Герберт, который первым делом изобразил хорошие манеры, представив и себя и Янга, пока они шли наиболее сухой, вернее менее озерообразной дорогой к готическому чёрному строению, возвышающемуся над Карпатскими Горами.

Уже и не так уж важна была причина, по которой эта странная девушка тут оказалась, как важно было то, что их ждёт отменное угощение. Вот оно – десертное блюдо Бала. О дааа, отец это оценит. Он же любит такого рода девиц. Это будет его ответным подарком за заколку из белого золота с аметистами, что украшала сейчас его блондинистые волосы. И первой попыткой со стороны Герберта пойти на контакт с Графом.
Зайдя в замок, они тот час погрузились в звуки живой музыки. Мелодия чарующими отзвуками вальса разливалась по коридору, маня собой закружиться в танце. Вот только Герберт восторга от этого не испытал, а напротив, весь побледнел еще сильнее, хотя для вампира это было бы почти невозможно.
- Я пропустил открытие бала, отец меня убьёт! – встрепенулся он, в панике накидывая на себя серебристый плащ, предусмотрительно оставленный у входа. Со стороны это звучало не так жутко, как было на деле, ведь у аристократов был свой заведённый порядок и у виконта были на этом мероприятии обязанности.
- Ах да, вы сегодня попали в самую чудесную ночь у нас, в Трансильвании. Музыка, свечи, вино! Бал. Он уже начался в честь нашего возвращения на родину, и я вам предлагаю отдохнуть от ваших невзгод на нём вместе, и поговорить уже в более тёплой обстановке. К тому же меня обязывает положение прям вот сейчас уже быть в зале, и…
Пока Герберт восторженно жестикулировал руками и лицом, передавая весь восторг и великолепие ала, к ним подошли два высоких, одетых в старинные смокинги, вампира.
- Виконт, отец вас ищет и требует вашего присутствия.
- Да-да, я уже иду. А вы, - обратившись к девушке, Герберт ненавязчиво взял её ладонь в свою, глядя прямо в глаза и очаровательно улыбаясь, скользнул губами по запястью, очаровывая и ненавязчиво применяя свои гипнотические чары,- будьте нашей гостьей. Вас проведут в комнату, где вы сможете привести себя в порядок и переодеться в сухую и удобную одежду.
Уговаривать времени особо не было. Ну и у Нейтана выдался шанс посмотреть, как же действуют знаменитые вампирские чары, которые они порой применяют, чтобы склонить жертву к добровольному сотрудничеству. Коротко распорядившись слугам, чтобы они нашли Магду и та обласкала и обиходила их прекрасную гостью, Герберт еще раз очаровательно улыбнулся и схватил Нейтана под локоть, намереваясь утащить в зал.
- Вот сейчас я тебя и познакомлю с Графом. ты же так этого ждал, - издевательски фыркнул виконт, шумно выдыхая. Бал еще только-только начался, а вихрь событий уже закружил их в какой-то дьявольской карусели.

+5

27

Еще раз коснувшись корешка редкой книги, вдохнув неповторимый запах древности, Соло еще раз подумал о том, что наверное не видел для себя лучшего будущего, как здесь. Точнее, он не собирался задерживаться в этом месте. Для него, это была разовая работа, не более того. Но в будущем, он хотел вот так же сидеть в кресле, которого касалась возможно рука известной исторической личности и держать в руках томик стихов. Правда, он не знал кому читал бы эти стихи. Жизнь повернулась так, что он снова был один. Снова пытался понять, что это было там в прошлом. В том времени, по которому тосковал, и пытался создать в своей квартире неповторимый винтажный стиль.
Здесь в  двадцать первом веке, Леон и не подозревал, как ему будет не хватать всего того, что окружало бы его каких-то полвека назад. Хотя возможно, дело было не в вещах, ему не хватало одного конкретного человека и друга, способного добавить немного ворчания в любой ситуации.
- Я весь во внимании. Важные поручения, это моя специализация. Поздравляю, вас с возвращением. Наверное, стоило бы поинтерисоваться, памятуя о правилах хорошего тона, откуда вы вернулись и как проходила ваша поездка. Но, давайте лучше сразу  к делу - Соло нравилось тут, старина окружавшая его, манила и обещала поведать много интересных историй о своих прежних владельцев, но и напоминала о том времени, которого ему так не хватало. По этой лишь причине, он поторопил своего заказчика, не думая что тот сочтет его не вежливым, скорее был уверен, что хозяин примет его стиль за деловой.
Правда события в следующее мгновения развились по иному сценарию. Суть конечно осталась прежней, но сами декорации и окрас, стал кроваво-красным. Если бы Соло был поэтом, то описал все это именно в таких красках.
Вампиры? - ответ камина, кроваво-красное кино. Лугоши. Все это подобно калейдоскопу обрушилось на него, и тут же замерло.
Граф, исчез и тут же оказался за его спиной, неприятный холодок пробежал по позвоночнику. Соло замер, готовый к прыжку, который мог стать его последним, или же подарить ему призрачный шанс на спасение. Страх, сковавший его, уступил место логике, которая говорила, не делать выводов и послушать графа.
Соло, ты конечно можешь стать и десертом и главным блюдом, но навряд ли тебя вызывали для этого. За такой длинный путь который, ты проделал, любой десерт может испортиться - немного остроумия, тело уже не напряжено и мужчина внимает каждому слову графа.
- Я все понял граф. Думаю, мне будет приятно удивить вас. Раньше никто из смертных, не сомневался в моем мастерстве - вставая, он чуть поклонился графу, давая понять, что готов к действиям и вполне владеет собой. Лишь покинув комнату, Соло подумал о том, что легко принял слова хозяина этого замка. Осознал, вампиры существуют и его жизнь, как и свобода зависит, от его мастерства.
Наконец, он оказался в зале, в которой и должно было состояться торжество. В отличии от многих собравшихся, он был одет иначе, но его это не смущало. Сейчас главным было осмотреться, не стать едой и найти украшение в волосах сына заказчика. Взяв в руки бокал, Леон прошел чуть вперед, и увидел как граф входит в зал и открывает бал.
Началось

Отредактировано Napoleon Solo (2016-12-15 00:57:42)

+3

28

Если бы кто-то лет сто назад сказал, что она будет виться плющом вокруг прихвостня старого чудака Амбронзиуса, Магда бы от души посмеялась. Что она могла найти в этом бесхарактерном существе? Под какой лупой сумела разглядеть блеклые достоинства? А были ли они вообще?
Она стала не-мертвой не по своей воле. Ее желания забыли спросить, как это случалось и раньше, стоило Ребекке отвернуться или оставить своего драгоценного мужа без внимания. Словно маленький ребенок он хватал все, что попадалось на глаза. А Магде не повезло быть единственным возможным объектом внимания для старого развратника.
С приобретением новой сущности многое изменилось: докучливое внимание Йони Шагала стало восприниматься как игра, развлечение, где она была уже игроком, а не главным призом. Первое время ей нравилось такое положение дел. Но дыра внутри росла с каждым днем, оставляя сухие тени на месте прежде ярких эмоций и переживаний. Чувственные забавы больше не приносили и части того удовольствия, что она испытывала раньше. Тогда, в надежде почувствовать хоть что-то, Магда переключилась на поиски других партнеров, как правило, одноразового использования.
Теперь же встреча с Альфредом навеяла на нее ностальгию по былым времена, когда она была живой, способной чувствовать, а не живой и не мертвой одновременно. Она надеялась испытать хоть что-то от коротких отношений с некогда молоденьким ассистентом. Присосаться, как пиявка, чтобы потом, пресытившись, бросить своего носителя как ненужную вещь. Пыталась хотя бы мысленно вернуться туда, где ее создатель, которого она презирала и обожествляла одновременно, связь с которым она ощущала до сих пор. И которому она стала не нужна, как только перед Шагалом открылись новые горизонты.
Она вовсю разыгрывала комедию для одного зрителя, всем своим видом она показывала увлечение вампиром, желание, разыгрываемое по памяти, блестело в глазах, губы лукаво улыбались.
Миг — и оба они вне бальной залы. Рыжая тащит свою добычу за воротник в покрытые пылью и паутиной покои, которые наверняка свободны. Сегодня ночью у нее будет свой бал, только для двоих. Горячие ласки не согревают холодное небьющееся сердце. Она бросает его на широкую кровать и, задрав длинную юбку, на коленях придвигается ближе к нему и по-хищнически нависает над ним. Ее губы жадно сжимают его губы, одним резким движением она рвет пуговицы на  его рубашке, рука ее сползает вниз и останавливается на ширинке.
Сара, – в пылу предвкушения слышит вампирша и тут же прерывается. Почти смущенно вампирша смотрит по сторонам и часто моргает. Она не ожидала такого поворота, она удивлена — вот оно, та тень эмоции, что дымкой разлетелась по прогнившему нутру. Именно это ей и нужно было, большего дать ни он, ни кто-либо еще не способен.  Так зачем она здесь?
Пошел вон, – твердо и без эмоций произносит она, сев на мягкую перину возле Альфреда, – Убирайся с глаз моих и молись дьяволу, чтобы до конца бала ты не попался мне.
Она хотела бы продлить это мгновение как можно дольше, упиваясь им и растягивая, словно лакомый десерт.
«Не мертва...»
И успокоить себя на время этой мыслью. Самозабвенная улыбка, какую легко спутать с добрым расположением духа или воодушевлением, заиграла на лице вампирши. Она возвращалась к остальным гостям замка куда более бодрой, заинтересованной. Куда более живой.
Ее внимание привлек мужчина, с которым только что разговаривал граф. Если сей смертный сумел заинтересовать самого графа, должно быть, в ней и в самом деле есть нечто занимательное.
Я заметила, вы книжками интересуетесь? – практически незаметно подплыв со стороны, обратилась Магда к мужчине с гладко зачесанными волосами.
«Еще один ученый на мою долю», – и криво усмехнулась, отведя взгляд в сторону.
Здесь собралось сто-о-олько интересных людей, – протянула она, – И не людей тоже, – улыбка обнажила острые клыки, Магда засмеялась, – Вам нечего опасаться в моем обществе, свой ужин я уже получила.

[NIC]Magda[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/fUpoX.png[/AVA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Padmé Naberrie (2016-12-20 11:40:47)

+2

29

Слушая первого из двух незнакомцев, весьма словоохотливого на язык, даже дюже болтливого, Джина старалась не слишком сильно удивляться, постоянно себе напоминая о том, что находится в другом мире, а может, даже в другой галактике, если не дальше. Тут все по-другому, разве что базовые законы вселенной совпадают, будучи одними и теми же всюду. И хоть понимать, о чем болтовня, было непросто, Сури для себя выделяла гипотетическими галочками главное.
Вампиры.
Вечеринка.
Звездные войны.
Йода.
Дарт Вейдер.
Два последних имени ей были знакомы.
Последнее - даже более чем.
Так про них еще и кино снимают?
- Он и есть настоящий, - Джина инстинктивно отпрянула на пару шагов, предупреждающе выставив руку. Затем расслабилась, внутри же ничуть не ослабляя внимания. - Оба настоящие. Руки себе отрежешь в два счета, и никакой джедай не приставит обратно. Тем более что лечение - не моя специализация.
Совсем даже наоборот.
Кто, ситх подери, такие вампиры? И откуда на это планете кино про... них всех?
Этот самый упомянутый вампир вел себя не в пример спокойнее, только что не прикладывал ладонь к лицу, наблюдая за разговором. И предложил то, о чем Сури мечталось, пожалуй, не меньше определенности, - возможности перебраться в сухое и теплое помещение.
Наверное, она была слишком ошарашена всем происходящим, что не слишком обращала внимание на предчувствия Силы. Ее радовала возможность оказаться в тепле, хотя тело у вампира оказалось холодным и нисколько не грело. Какая-то смутная аналогия лезла ей в голову, но оформляться пока не спешила.
По пути наконец и ей напомнили о хороших манерах.
Разве что давать о себе излишнюю информацию действительно не стоит.
- Джина. Джина Сури, - назвала она имя и ограничилась только им. Если здесь и знают о джедаях, то, похоже, что единицы, а рассказывать о том, как ее сюда занесло, она не спешила по той простой причине, что иначе передоз странными новостями случится уже у хозяев этого замка.
Живая музыка разносилась по коридорам, наводя на мысль о том, что тут и в самом деле происходит некое торжество. Герберт же, этот ледяной принц, чрезвычайно переволновался по этому поводу, но все же великолепно демонстрировал манеры.
Глядя в холодные глаза, сбитая с толку, но все же очарованная его участием, Джина растерянно кивнула, искренне благодаря за заботу, и проводила взглядом виконта и его спутника, которые опаздывали к началу бала. Слуги деликатно привлекли внимание гостьи и повели ее в одну из многочисленных комнат, по дороге воспевая достоинства хозяев замка и расписывая удобства, которые совсем скоро окажутся в ее распоряжении. Из их речей женщина поняла, что никакими благами цивилизации тут и не пахнет, что, впрочем, привычную к походной и суровой военной жизни воительницу не пугало - просто всегда лучше знать, чего ожидать.

оос

оос: любезные мои судари, очень не помешали бы подсказки, куда потом двигаться дальше, или, может, кто-то в гости зайдет?

+2

30

Прерасная музыка, роскошные наряды, звон бокалов, блеск драгоценностей - бал наконец заиграл своими насыщенными ночью и страстью красками, увлекая в водоворот торжества. Древний вампир позволил себе чуть улыбнулся. Такие балы всегда приносили покой в сердце и доставляли удовольствие, позволяя вспомнить прошлое, сокрытое еще мистической тайной жизни и существования вампиров. Но сейчас мир стал другим, это хорошо было заметно, когда живешь во Тьме несколько сотен лет. Люди вместе с миром тоже изменились, в них исчез страх перед непонятным и неизведанным. Оставалось лишь подстраиваться под этот новый мир с новыми правилами, изредка позволяя себе удовольствие в виде такой пышной и яркой ностальгии.
Знакомые лица клыкасто улыбались и приветственно салютовали бокалами с красным вином, создавая необходимую атмосферу для тех, кто сегодня был особенными гостями. А вот и прекрасный виконт, как всегда, выделяющийся из массы других лиц, сияющий на фоне едва блестящих. Граф даже издалека не мог не заметить, как оживился его сын, который, по всей видимости, наконец вошел во вкус празднества. Это было хорошим знаком. Графу как отцу было весьма сложно наблюдать, как замкнулся на своей боли его единственный сын, как не желает отпуститть он вину, которую сам на себя возложил, и как сложно ему поверить в то, что на самом деле он уже прощен, даже несмотря на все те неприятности, которые произошли с его участием. Магда, более легкая и приземленная, вполне легко пережила и довольно длительное нахождение в своем теле опасной сущности, и все произошедшие в связи с этим события, ни капли не мучаясь ни угрызениями совести, ни уязвлениями моралью.
Граф указал на место рядом с собой, которое по праву должен был занимать его сын, опоздавший на церемонию открытия.
- Ты пропустил начало бала, Герберт. Уверен, причины были весомые. И все же я рад, что ты здесь. Дай мне посмотреть на тебя.
Вампир с интересом и восхищением в глазах оглядел своего сына и не без удовольствия отметил, что Герберт принял заколку, сверкающую нежными сиреневыми икрами аметистов в волосах вампира.
Одобрительно кивнув, граф обвел рукой все великолепие, которое творилось внизу. Роскошный парный танец смотрелся с балкона еще более торжественно и прекрасно, завораживая и затягивая в свои сети.
- Этот бал в твою честь, Лунный свет. Как знак того, что ты прощен и любим, как и прежде. Кроме того, у меня для тебя есть особый подарок.
Загадочно улыбнувшись, вампир выдержал небольшую паузу в пару зажигательных тактов вальса. Фон Кролоку, разумеется, весьма хотелось разжечь интерес своего сына к заготовленным для него сюрпризам. И аметистовая заколка была лишь безделушкой по сравнению с тем, что граф припас в качестве основного блюда.
- Этот подарок, возможно, танцует сейчас с остальными гостями. Или ищет тебя, хотя он так же не знает, как ты выглядишь, как и ты не знаешь его лица. Этот подарок - твоя игрушка. Он уверен в себе и смел, и его цель - это ты, а твоя цель - это он. Если он выиграет, я должен буду отпустить его. Но если выиграешь ты - он твой. Найди же его и играй в свое удовольствие, моя любовь.
С этими словами вампир невесомо коснулся щеки виконта, позволив себе сдержанное прилюдное проявление чувств и исключительного расположения к своему сыну, и неторопливо спустился в зал, намереваясь присоединиться к танцам и насладиться атмосферой этой долгой и интересной ночи.

+3


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Вампиры приглашают на бал!