crossroyale

Объявление



Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри?
В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.
       
     

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Вампиры приглашают на бал!


Вампиры приглашают на бал!

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

http://funkyimg.com/i/2aYRa.png

- Вампиры приглашают на бал! -
http://sf.uploads.ru/t/CwIsH.gif
http://s2.uploads.ru/t/DsQV5.gif
http://s2.uploads.ru/t/TZCfE.gif
Где-то здесь должен быть бал, слышал я.
...
О, да! Бал состоится в эту ночь.
Музыка, свечи и вино!
Так романтично, я лично
Тебя приглашаю всю ночь развлекаться со мной!

участники:
Graf von Krolock, Herbert von Krolock, Magda, Nathan Young, Franz Tybault, Napoleon Solo, Alfred, Heroine of Tython и все-все, кто пожелают участвовать

время и место:
Румыния, г.Трансильвания, замок фон Кролоков.
Спустя месяц после событий в клубе (продолжение Манит искушения сладкий дурман... )

сюжет:
После трагичных событий, произошедших в клубе и последующей аварии, фон Кролоки вместе с доверенными вампирами на некоторое время покидают шумящий город, скрываясь в тишине и покое древнего замка. Однако гнетущая обстановка, возникшая после скандала, кажется, пропитывает сами стены. Граф фон Кролок решает, что самое время возобновить традицию Бала, чтобы привнести в общество вампиров привычную непринужденную обстановку, а заодно пробудить хищный азарт и дать возможность расслабиться и насладиться ночью так, как подобает настоящим трансильванским вампирам.
Огромная бальная зала замка, сокрытого у Карпатских гор, украшена сотнями свечей, полы натерты до блеска, витражные окна охотно пропускают тонкий, лунный свет, а музыканты всю ночь до утра играют роскошные вальсы, волнующие бранли, мрачные полонезы. Войти сюда можно только по приглашению и лишь в подобающем наряде. Прекрасным дамам надлежит блистать драгоценностями и соперничать в пышности бальных платьев, кавалерам же следует облачиться в нарядные камзолы, допускаются и подбитые шелком плащи.
И вот, приглашения разосланы, хозяева гостеприимной обители замерли в ожидании гостей, время бала неумолимо приближается и... час настал!

Отредактировано Herbert von Krolock (2016-11-21 12:05:09)

+8

31

Герберт сам для себя не заметил, как водоворот событий увлек его в эту ночь, к которой он изначально не хотел быть причастным. Чувство вины, которое терзало изнутри, сейчас было позабыто из-за насыщенности и удивительности происходящего. Да что и говорить, светловолосый вампир всегда любил балы и празднества, танцы и наряды, блеск и музыку. Кто знает, возможно, это и поможет виконту действительно поверить в то, что происшествие с Шептуньей и все последствия этого прощены и забыты.
Как и ожидалось, Нейтан привлек к себе внимание развлекающихся танцами и всеобщим весельем вампиров. Не отпуская руки Нейтана, виконт уверенно продвигался по танцевальному залу мимо разряженных в пух и прах знакомых вампирских лиц, выразительно сверкая ослепительной клыкастой улыбкой, в которой явно читалось предостережение для особенно наглых и самоуверенных. Пусть лучше думают, что эта кучерявая игрушка принадлежит сегодня графскому сыну, что автоматически делало ее неприкосновенной, чем объяснять всем и каждому, что Нейтан – друг, хоть и человек.
Почти у самой лестницы их остановил вездесущий и назойливый Франц, который приветливо поздоровался с Нейтаном, решив поболтать со своим знакомым прямо сейчас, когда Герберт так спешит к отцу. От графа наверняка и без того попадет за опоздание на церемонию открытия бала. Тибо будто бы не замечал сиятельного виконта, подогревая тем самым его раздражение и нетерпение. Бурю предотвратил сам Нейтан, который дружелюбно отпустил блондина на балкон к отцу, заверив того, что с Францем, который был известен своими весьма сомнительными вегетарианскими наклонностями, ему ничего не грозит. Оркестр как раз начал играть величественную павану, которой Нейтан и увлекся, погружаясь в атмосферу бальной роскоши в сопровождении самого безобидного вампира этого замка, существование которого вызывало у семьи Кролоков некоторое изумление. Беззвучно оскалившись в спину Тибо, уводящего Нейтана в глубину танцевального зала, Герберт поднялся на несколько ступеней вверх, убедился, что кучерявая шевелюра друга хорошо видна сверху, и, наконец, устремился на встречу с отцом.
Высокий, статный, невероятно красивый граф покровительственно смотрел на своих детей ночи сверху вниз, и даже отсюда Герберт мог видеть его едва уловимую одобрительную улыбку. Не смея взглянуть в глаза отцу, виконт занял отведенное ему место, на которое указал граф и опустил взгляд. К счастью, отец не стал выпытывать причины задержки и отсутствия на церемонии. Все равно бы не поверил, и пришлось бы объяснять слишком долго, да и рано или поздно о необычной гостье хозяин замка все равно узнает. Сейчас, под внимательным взглядом графа Герберт являл собой образец кротости и смирения, причем не столько из-за чувства вины, вызванного опозданием, сколько не отпускающими память и разум недавними событиями. Однако не без удовольствия для себя виконт отметил, что такое внимание ему нравится, нравилось всегда. Потому что такое внимание не доставалось больше никому.
- Что? Подарок? - Герберт поднял удивленные глаза на графа и неуверенно коснулся кончиками пальцев заколки с аметистами, которая держала светлые пряди его волос. – Но я думал…
Дальнейшие слова отца вызвали еще большее удивление и восхищение.
Игра! Охота! Здесь, прямо в замке! Не сдерживая предвкушающей улыбки, Герберт взволнованно выдохнул, сжав пальцами балконные перила в жесте нетерпения и возбуждения. Кто же это и как он выглядит? Возможно, они уже встретились сегодня, но Герберт не узнал свою игрушку? Но сейчас в танцевальном зале не было людей, кроме Нейтана, во всяком случае, виконт никого больше не чувствовал, а значит, нужно отправляться на поиски подарка. А может, он первым нашел светловолосого вампира и уже следит за ним? Такое нельзя было допустить, только не виконту!
Герберта всецело захлестнул охотничий азарт увлекательной игры с заманчивым призом, которую устроил для него щедрый на подарки отец. Посмотрев на удалившегося в зал графа и еще раз убедившись, что Нейтан в надежных руках и увлечен обучением, заинтригованный Герберт упорхнул на поиски своего подарка.

+4

32

Говорят, что в каждом времени есть свое разделение на отцов и детей. Дети по словам предков, ничего не понимают в веселье. Отцы по мнению своих чад, даже не подозревают о том, как можно проводить свое свободное время. Мне как опытному игроку, не нужно было думать о таких тонкостях. Перед собой, видел богатое убранство. Зал полный антиквариата работы старинных мастеров, и ценники. Такие бумажки на которых обычно бывает несколько нулей. Где шесть, а где и девять. Такие бумажки, говорят лучше всего. А деньги, вещают еще лучше.
Одним словом, передвигаясь между танцующими или сливаясь со стеной, чувствовал себя прекрасно. Мальчик нашел свою кондитерскую, теперь не спеша играл с обертками, Пара движений пальцев и кто-то из гостей не досчитался изумрудов, надо было делать огранку получше. Дорогие карманные часы, перешли к своему новому владельцу. Никогда не оставляю, себе краденые вещи, и сейчас всего лишь ласкаю большим пальцем крышку золотых часов. Для того чтобы запомнить гравировку, а после заказать себя похожие. Двигаюсь дальше, разминаясь и пытаясь найти свою добычу. Здесь слишком много похожих людей, или вампиров. Последнее мой ум никак не хотел принимать, то есть я уловил суть и оставил там же. Главное, что я был нанят хозяином замка, значит находился под защитой, и мое дальнейшее благополучие зависит только от меня одного.
Граф. Хозяин. Заказчик, привлекал всеобщее внимание. Танцующие пары, поневоле старались двигаться в ту сторону где он находился. Приняв участие в этом празднестве, я оказался в паре с одной из дам, кружась в ритме вальса. Моей целью был граф, и те кто был рядом с ним, это было логично искать сына там же, где и отец. Пытаться по жестам, мимике вычислить того кто был дорог сердцу хозяина этого бала.
Бинго - прикосновение и объятие, напомнившее мне сказание о поцелуе Иуды. Старинный прием, который знает кажется каждый, кто читал писание и хоть раз использовал его в своих целях. Получив как мне казалось молчаливое указание, оценил свою цель и то, что мне не доставит большого труда дотянуться до волос сына графа. Точнее сказать, мне не было необходимости даже приближаться к нему. Расстояние вытянутой руки будет более чем достаточно.
Все проще простого, не мой стиль. Когда все идет так, меня начинают одолевать сомнение, не бывает в жизни идеальных ситуация. Мы, сами придумываем этот самый идеал, по этой и лишь по этой причине, решил пойти от обратного, подбросив масла в огонь. Показать графу, что импровизация у меня в крови, спасибо моей маме что назвала меня так витиевато. Поэтому преодолевая расстояние до цели, в танце беря немного левее, буквально свалился на сына графа, заодно отдавив ему обе ноги. Неуклюжесть, застенчивость выглядела на моем лице более явной, будь у меня на вооружение очки с диоптриями. Как то раз, отлично сыграв библиотекаря, для того чтобы выкрасть один экспонат, перенял пару приемов с того образа. Сейчас я просто был ясно смущен своей не неуклюжестью, старательно изображая румянец и досаду от содеянного.
- Простите, не хотел. Ей богу, это моя вина. Я так давно не бывал на балу, просто разучился танцевать - говорит путано,  вставляя в свою речь итальянские словечки, словно меня только что достали из сундука где хранили в нафталине. Стоять, переминаясь с ноги на ногу, не поднимая глаз, и все же рассмотрев заколку во всех ракурсах. Двигать пальцами, сдерживая руку которая была готова уже подняться для того чтобы поправить выбившуюся прядку и тут же скрыться в толпе.
Пять. Четыре. Три . Два - эмоции взяты под контроль, когда еще не пришло время, а интуиция говорит подождать еще немножко. Изучить свою добычу, и уже после выполнить свою работу и уйти не оставив следов.

+2

33

Иной раз разглядывание пола в разу интереснее любезной беседы. Чёрт побери, всю эту светскую болтовню ни о чем. А вот пол и самом деле был занимательным, вернее, грязные следы на нем, тянущиеся через зал, в коридор и... куда дальше? В предвкушении Магда встала на носочки с вытянула шею.
Простите?
Прошу прощения, крайне важное дело, – наигранно и до омерзения слащаво произнесла она и так же слащаво растянула рот в улыбке.
Если не вдаваться в подробности, вечер имел все шансы реабилитироваться и не стать самым провальным мероприятием за последние 100 лет. Но шанс — еще не значит 100% вероятность.
Вампирша закусила губу и толкнула тяжелую дверь, за которой продолжался след. Тихонечко заглянула в щель. Грязь на полу есть, того, кто эту грязь с собой притащил — нет. Тогда, чуть осмелев, она протиснулась в щель и прикрыла за собой дверь. Прислушалась. Тихо. И еле уловимый шорох за дверью, по всей видимостью, ведущей в уборную. Магда без стука ввалилась и в ту дверь.
Ой, прошу тебя, не пугайся! – первым делом воскликнула она, увидев перед собой существо, предположительно, женского пола... Судя по распущенным волосам, по всей видимости, бывшим когда-то подобием прически, а ныне свисающим грязными змеями на плечи и лоб. Но вот незадача, граф длинные волосы тоже носил, а мужчиной был еще больше, чем Герберт. Благо, незнакомое существо было одето, хотя... как сказать, без одежды выяснить мужчина перед ней или женщина было бы в разы проще, – Мне стало интересно, и я пошла по следу... Тебе ведь нужна помощь? – с невозмутимым видом спросила она, будто не она, а к ней только что ввалился незнакомый человек.
И как ты здесь оказался-а-а-ась? Не припомню, чтобы видела тебя раньше.
Хотя, надо признаться, в таком виде не мудрено было и ошибиться.
Помогая снимать лохмотья — да как это одеждой вообще можно назвать? Нищие в их деревне и то не такую одежонку носили! — Магда удостоверилась, что перед ней все же женщина.
Это, – рыжая указала на вязкую кучку, составленную из одежды гостьи, – Это я выброшу в камин. Не спорь! Как можно в таком виде заявляться на бал? Я поищу что-нибудь более подходящее случаю.
И ушла, качая головой и причитая: «Да где же граф такую нашел?»
Шкафы кишели молью и уютной многолетней пылью. Пару раз тряхнув находкой в воздухе, Магда довольно оскалилась.
«Вот и костюмчик нашелся», – любовно смахнула рукой паутинку с кружева ручной работы, украшавшего воротник, после чего понесла к двери в ванную комнату.
Ради приличия даже ударила кулаком пару раз.
Эй! Тут тебе отыскала кое-что, – и даже не заглянула (но очень хотелось), когда передавала платье новой владелице.

[NIC]Magda[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/fUpoX.png[/AVA][SGN] [/SGN]

Отредактировано Padmé Naberrie (2017-02-10 20:43:00)

+3

34

Благами цивилизации в привычном понимании, как уже говорилось, и не пахло, но Джина за годы двух войн к чему только ни приспособилась. Поэтому простую ванную, до краев наполненную горячей водой и восхитительной пеной, она встретила с тихим ликованием. Правда, объем воды явно не оставлял место в упомянутой ванной для гостьи, так что та взяла сперва кувшин и, зачерпнув до краев, перелила избыток воды в широкий и глубокий таз, стоявший по соседству на полу - что ж, теперь можно не опасаться, что все это перельется через край при погружении и расплещется по полу.
Джина успела распустить волосы, выплетя из них ленты, на которых обыкновенно накручивала по бокам пряди, отчего ее волосы завились и упали за спину выраженными волнами. И только взялась за одежду, как в дверь внезапно бесцеремонно вломились.
От неожиданности Сури, конечно, не стала верещать и даже не вскрикнула - нет, инстинкт самосохранения и условный рефлекс сработали иначе, заставив мгновенно призвать в ладонь один из мечей, развернуться к потенциальной угрозе и приготовиться отшвырнуть супостата Силой, если потребуется.
К счастью, не потребовалось. Меч активировать не пришлось, а вторженка - незнакомая женщина со смутно знакомым и беспокойным ощущением в Силе - принялась щебетать и хлопотать вокруг гостьи, помогая раздеться.
Джина, правда, хотела бы спокойно закончить с одеждой, не видя необходимости просить о помощи там, где легко справится и сама, и чуть не упустила момент, когда женщина заявила о намерении выкинуть всю одежду Сури в огонь!
- Ох, нет-нет, ее достаточно просто один раз постирать в обычной воде, - Джина выросла перед Магдой, закрывая собой упомянутую кучку одежды. - Ткань особенная, как раз для длительных путешествий. Не надо ничего выкидывать, - дождавшись, пока та выйдет, Джина все же предусмотрительно задвинула одежду за ванную, положила сверху световые мечи и присела на край, решив дождаться возвращения местной хозяйки, а потом уже наконец-то смыть с себя взъевшуюся в кожу и волосы болотную грязь.
- Благодарю, - отозвалась она, принимая платье, хмыкнув про себя, заметив, что в этот раз незнакомка не вламывается в ванную комнату, так что благодарность была искренней.
Удивленно подняв тяжелое алое платье на руках, джедайка подняла бровь, рассматривая тонкие кружева, вышитый лиф, узорчатый пояс и многослойные юбки, достаточно легкие на вид и на вес. Повесив платье на спинку рядом стоящего стула, Джина все-таки выглянула в коридор, скрываясь за дверью - только высунув голову, чтобы никто не увидел случайно ее в раздетом-то виде.
- Еще раз благодарю. Я справлюсь сама, - и закрыла дверь, обнаружив с внутренней стороны небольшую щеколду, после чего получила-таки возможность блаженно погрузиться в пока еще не остывшую воду.

Молодая женщина, чужеземка - во всех смыслах - в местном замке, одетая в ярко-алое пышное платье, оставив распущенными для просушки еще влажные волосы, вышла из скромной обители чистоты, все же нет-нет да оглядываясь назад и волнуясь за оставленную на полу одежду: вдруг хозяйка не поняла и бросит в огонь? Но мечи Сури взяла с собой, спрятав на поясе, который умудрилась надеть под платьем - если что, смогут защитить. Зеркала в ванной комнате не было, так что альдераанка имела весьма приблизительное представление о своем нынешнем внешнем облике, но надеялась, что не все так уж плохо.
Она немного поплутала по коридорам, пока не наткнулась на кого-то то ли из местных обитателей, то ли других гостей, которые с резвой готовностью объяснили, где находится бальный зал, и не отстали, пока не проводили туда. О том, что направление верное, сказала музыка, звучавшая громче с каждым шагом. Сопровождающие входить не стали, не пропустив молодую женщину, и когда та не без облегчения переступила порог просторной бальной залы, неожиданно для нее все присутствующие обратились взглядами на нее - ей не впервой было оказаться в центре внимания, но никогда это внимание не было таким пристальным.

+2

35

Оркестр наконец разыгрался, зал наполнился весельем и предвкушением чего-то большего, чем просто праздник и танцы. Сейчас хотелось отдаться этому ощущению легкости и естественной страсти, выплеснуть свои эмоции в танце. Граф с удовольствием станцевал кадриль, а затем пригласил знакомую молоденькую вампиршу с медово-рыжеватыми локонами и хитрой улыбкой на мазурку, как вдруг, словно призрак прошлого алым всполохом воспоминания возник знакомый образ, заставив едва не сбиться с ритма. Среди разряженных в пух и прах дам и лоснящихся холеностью их бледных кавалеров ее сверкающее красными камнями платье мелькало в тени за колоннами под балконом, девушка не танцевала, выглядела неуверенной, но весьма заинтересованной. А еще она невероятно соблазнительно пахла человеком, чем заинтересовался уже не только граф.
Вампир подхватил девушку, ненавязчиво, и вместе с тем уверенно вовлекая в танец, невесомо держа ее ладонь, крепко – талию, и кружа в вальсе по пышно наряженному танцевальному залу.
- Я впервые вижу вас в этом замке, звездное дитя, – улыбнулся вампир, заинтересованно смотря на девушку с таким необычным взглядом, будто она инопланетянка или случайно попала сюда. Однако кто-то наверняка решил сделать такой щедрый подарок хозяевам замка в память о подобных балах в древности, а такие подарки приводить не возбранялось, даже поощрялось. Вот только он пока оставался анонимным, но очень скоро граф фон Кролок планировал познакомиться с дарителем после чудесной трапезы.
Однако следующий танец начался слишком быстро, и красавицу увлекли в другую пару. Прищурившись, граф наблюдал за ведущим выбранную им жертву в танце Тибо, который выглядел взволнованным и еще более бледным, чем обычно. Ну если только этот недовампир попробует увести и отпустить ее…

Франц долго думал и решался на такой шаг. Эта решимость копилась в нем годами, когда твои убеждения еще только начинают пошатываться, а потом, спустя десятилетия, готовы рухнуть в пропасть. Но чего не сделаешь ради своей цели и мечты? А мечтал Тибо о том, чтобы быть частью семьи, и не просто знакомым вампиром, которого по привычке уже приглашали на балы и держали рядом. Франц больше всего на свете мечтал, чтобы отец обратил на него такое же внимание, как на своего непутевого сына. Подумать только, Герберту прощалось абсолютно все! Любая шалость, каждая выходка сглаживалась и заминалась, и терпели это не только старшие вампиры, а практически все, кто попал в сети обаяния двухметровой блондинистой харизмы. Тибо же почти не замечали, более того, осуждали за его выбор гуманный выбор питания. И сам граф не был готов подпустить к себе Франца ближе, пока тот вызывал у него непонимание и отторжение. Что ж, если это  - цена, чтобы донести свои чувства…
Франц сначала хотел выбирать свою жертву долго и тщательно. Может, больную и уже почти полумертвую, чтобы облегчить ее страдания? Нет, это не то, что сработает и будет замечено, хотя юноша был бы рад так легко отделаться. Пускай это будет совершенно случайная жертва, кто бы это ни случился.
Удача улыбалась вампиру, и во втором же танце к нему в пару попала девушка в пышном красном платье, явно смущенная и не совсем понимающая, что, а главное, кто тут находится. Первым порывом было вывести ее по-тихому, пока никто не видит, но тут Тибо поймал на себе удивленный и заинтересованный ими двумя взгляд графа, и это придало сил и уверенности вампиру, который наконец решился отнять чью-то жизнь.
- Простите меня, - и с этими словами Тибо с лицом, полным решимости и отчаяния, впился клыками в шею девушки, глотая ее горячую и на удивление сладкую кровь, чувствуя, как закипает собственная кровь в жилах, как становится так тепло, а потом даже горячо… Пожалуй, слишком горячо! Оттолкнув от себя свою жертву, успев сделать всего пару больших глотков, юноша схватился за горло, чувствуя, как закипает кровь в венах по-настоящему, как распухает горло, мешая дышать, как дикая боль разливается по телу, ломая его, уничтожая…
Через несколько секунд агонии Тибо упал замертво на мраморный пол в полной тишине.
Граф фон Кролок успел подхватить недавнюю партнершу, которую оттолкнул Франц, не позволяя ей упасть и возвращая на ноги в устойчивое положение. Вампир с нескрываемым изумлением смотрел на происходящее, переводя взгляд  с незнакомки на тело Тибо. В голове крутились сотни вопросов, начиная с того, зачем Тибо решил укусить гостью бала и заканчивая тем, как кровь человека способна убить вампира. А еще в глазах хозяина замка было полное непонимание абсурдности этой ситуации. Не было понимания и у других вампиров, изумленно притихших, на чьих глазах и развернулась эта сцена.
Напряженный затянувшейся немой паузой, граф подал знак оркестру снова играть. Начался задорный, пожалуй, даже нервный вальс, но гости не торопились танцевать, отходя от места происшествия к фуршетным столам, обсуждая увиденное. Подоспевшая охрана унесла тело вампира, а граф обратился к незнакомке, протягивая ей свой кружевной платок, чтобы закрыть ранки от укуса. Больше ее крови никому из присутствующих не хотелось, особенно графу.
- Кто вы такая и как попали в мой замок?
По обе стороны от опасной девушки выросли две высокие фигуры охранников, но к ней никто е прикасался. Пока.

Отредактировано Graf von Krolock (2017-02-20 19:52:28)

+2

36

Звуки бала закружили в воздухе, то тут, то там смешиваясь с тихими разговорами, смехом, шипением, в одном углу можно было встретить приветливую улыбку, во втором – лёгкий оскал. Таков бал вампиров, где жестокость и смерть правят миром. И гости, которые находятся тут, даже не подозревают, что не уйдут отсюда. Живыми. Кто-то после этой ночи обретёт вечную жизнь, а кто-то просто потеряет всё, навсегда. Но в этом и была интрига сего мероприятия. Впрочем, даже сегодня здесь были особые гости, которым суждено уйти целым, невредимым и даже облюбованным личным вниманием графского сына. Нейтан входил в число этих людей и, хоть он и кружил с вампирами, те не смели даже подумать его тронуть, натыкаясь на кровожадный взгляд виконта, который подхватил друга у одного особо резвого вампира.
- Подаришь мне танец? – мурлыкнул он, уводя кучерявого юношу в гущу событий, где тихонечко посоветовал, где быть, как быть и что есть и пить, после чего закончил с ним танец, под конец распрощавшись с ним уже скрипя клыками. Голод, который давно копился в нём из-за его затворничества, вблизи людей только возрастал и Герберт то и дело ловил себя на том, что рассматривал яркую вену на шее друга. Спасибо другу, что он прекрасно понимал все тонкости общения с блондинистым фон Кролоком и сам поспешно ушёл из его поля зрения, попутно и веселясь и в тоже время находясь настороже.
А теперь пора было подумать о собственном пропитании. Но всё же не раньше, чем появится подарок для отца, так вовремя свалившийся им на голову в виде… как там её назвал Нейтан? Джедай. Вейдер. Йода. Что это за слова были, виконт не особо представлял, но надеялся, что они весьма съедобны. По крайней мере на слух весьма аппетитно звучат. Сочненько так.
Но потрясающее предвкушение охоты вскоре окислилось привкусом досады, когда в поле зрения виконта появился Тибо, мельтешащий со своей неуёмной доброжелательностью и пацифизмом. Но его уже гложило зерно сомнения, зародившееся в нём не без помощи самого Герберта, который однажды уже нашёптывал, вернее выплёвывал, как выплёвывает яд змея, что если он хочет хоть как-то приблизиться к ним, то он должен быть, как они и понимать сородичей вкушая жизнь своими клыками, а не питаясь ботвой. Походу та речь эффект возымела, а сейчас стоило лишь подтолкнуть. На фуршетных столах находилось вино, пожалуй, единственный напиток, после крови, который вампиры любили по вкусу, хотя в большинстве своём вино тут было больше для людей.
«И для травоядных» - ехидно подумал блондин, аккуратно подхватывая красивый древний бокал и незаметно подсыпая в него порошок. За свою активную жизнь исследователя и испытателя всего и вся на себе, Герберт узнал многое, к слову удивительно, что его отец не сравнялся с ним по цвету шевелюры, учитывая, что, как и каким образом умудрился виконт учудить. И благодаря этому Герберт прекрасно знал, какой наркотик способен подействовать на вампира, притупив его разум и расслабив. Разумеется, концентрация должна быть огромной, и это весьма вредно. Но разве его должно заботить здоровье Тибо в тот момент, когда он задумал убийство этого жалкого вампира? Разумеется, младший фон Кролок мог самолично перегрызть сопернику за внимание отца глотку, граф бы понял и лишь отечески бы вздохнул, но после последних событий он не мог столь открыто действовать и шуметь в вампирьей общине. На него и так до сих пор косо смотрят из-за событий в клубе, а сам он до сих пор не может заставить себя в полной мере поднять на отца глаза и простить себя. И месть, приправленная убийством, то самое блюдо, которое позволяет отвлечься и расслабиться, особенно вкупе с предстоящей игрой, которую ему пообещал граф. Где-то в зале бродила его игрушка, подкрадывающаяся к нему сзади, или выжидательно наблюдающая сверху, или… Не важно, он сейчас займётся своей добычей, нос начала…
- Франц? – подстроить так, что Тибо якобы неуклюже на него наступит, было проще простого и вот Герберт уже сопит-шипит на него, вполне себе по-настоящему зло, пусть и был виновником, подстроившим это.
- Опять ты… мало было сказано?
А что забавно, взгляд Тибо проскользнул по человеку, который…  да, сам подстроил и сам на это же попался. Его подарок в лице приятного на вид мужчины повторил манёвр, при котором Герберт пролил немного вина из бокала себе на камзол, раздосадовано закусив губу. Всего парочка крохотных пятнышек на кружевах, но… но они же там есть! Нет, не так, для Герберта это было «О УЖАС, ОНИ ТАМ ЕСТЬ!!!», что и читалось в его глазах. А в глазах Тибо читался ужас вперемешку с… с интересом, верно.
- Держи, иначе я сейчас кое кого утоплю в бокале, - тихо шепнул он на старо румынском, отдавая Францу вино и с удовлетворением замечая, как тот завороженно клацает клыками по стеклу. Что же, один ноль в пользу Кролоков. Они настолько уже выросли в своей силе, что даже Герберту под силу очаровать вампира, пусть и такого… средненького.
- Этот, мой, а твоя добыча сейчас спустится. Поверь, ты её узнаешь, - на родном языке Герберту было говорить проще всего, хотя за века языковые рамки давно стёрлись, но многие языки стали беднее и жестче, что не нравилось виконту, взращённому в другие времена, когда батистовые платочки, надушенные лучшими духами, символизировали куда больше, чем просто предмет для подтирания носиков.
Всё в итоге вышло как нельзя лучше, кроме одного: его внешний вид был безоговорочно испорчен! И тут был выбор умчаться в панике переодеваться, но вот во что? О, это могло затянуться на полночи, или же повременить с этим, стискивая свою чувство эстетики клыками и попытаться поохотиться по правилам этого человека. Голод победил.
- Ох, вы действительно не умеете танцевать, - всплеснул руками Герберт, подхватывая этого молодого человека с потрясающим запахом свежей крови и интриги. Он что-то задумал, и Герберт чуял это всеми частичками души.
- Позволь, я дам тебе пару уроков? – и очаровательно улыбнувшись ему во все клыки, Герберт интригующе вздёрнул брови, словно невзначай проводя рукой по спине мужчины и ниже, притягивая к себе.
- Для начала – расслабься, я не кусаюсь, - хихикнул он, увлекая в кружащие звуки вальса свою добычу, мастерски переставляя ногами и внимательно следя за человеком, - меня зовут Герберт. С кем имею честь танцевать в эту ночь? – можно было хоть сейчас загипнотизировать Наполеона и взять в свои клыки, но тогда терялся весь азарт игры, устроенной отцом. Ему что-то нужно было от Герберта и виконт хотел знать что. И как этот человек будет добиваться желаемого. И…
«Что за шум?»
Зал словно в ужасе замер, наблюдая за странной картиной. Приход Джины Герберт пропустил, не особо интересуясь дальнейшей судьбой графского кувшина. И видимо зря. Тибо пошёл на рискованные шаги и укусил-таки свою первую жертву (браво, цель выполнена!). Но при этом сдох. Нет, ну это уже ни в какие рамки не лезет, ну как вампир может сдохнуть от укуса, ну как? Ох, Тибо мог, еще как. С него станется испортить всё в самый неподходящий момент. Например, вот в этот.
«Надо было переодеться» - судорожно прикрывшись Наполеоном, молодой фон Кролок прикидывал, сколько времени отцу понадобится, чтобы почуять наркотик во Франце и его же лёгкие нотки с вином на камзоле своего сына. А дальше паззл уже сложится. И ладно, если почувствует граф, а если его верные охранники, или еще кто, или…
Слишком много или, за которые одна блондинистая нахальность получит по голове.
- Прошу прощения, я на секунду… - оторвавшись от своего партнёра, Герберт втиснулся между Графом и Сури, удивлённо взглянув на девушку.
- Отец, это я её привёл, мы нашли её у нас на болоте с восточной стороны замка. Там, где даже кладбище давно размылось, - пояснил он путанно, бочком-бочком придвигаясь к девушке, с интересом принюхиваясь к её крови. И если никому после увиденного уже не хотелось её кусать, то Герберту было просто невыносим интересно попробовать. Ну хоть пальчик обмакнуть и облизать. Собственно, пальчиком он и ткнул в ранку, щедро измазываясь в сочащейся крови застывшей с платком гостьи, изумлённо и наигранно удивляясь:
- Ой, он правда тебя укусил! – а после быстро засунул палец в рот, пробуя на вкус аппетитное лакомство. Но чисто с точки зрения любопытства, желая подтвердить свою теорию о том, что Тибо не правильный вампир, который отравился кровью потому, что просто… ну просто вот такой.

+3

37

"Звездное дитя". Разве можно было выразиться еще точнее? Быть может, виконт уже успел рассказать другим обитателям замка о том, откуда пришла к ним необычная гостья, хотя, сказать по правде, Джина предпочла бы о себе не рассказывать. Она понятия не имела, сколь долго пробудет в этом мире и каким вообще образом вернется на Явин - мысль, что она застряла тут навсегда, джедайка отвергла всей душой, страстно желая однажды вернуться домой. А если ее желания и воля в самом деле имеют значение, то как могут не сбыться? Однажды ведь сбылись.
Напоминало ли это самовнушение больше самообман или утешение, но пришелицу успокаивало. Хотя бы немного.
- Я впервые в вашем замке, граф, - в тон фон Кролоку (которого кто-то по пути в зал успел указать ей) отозвалась Джина, больше беспокоясь о танце, чем о вновь полоснувшем по нервам пронзительном ощущением в Силе партнера по танцу. Вальс, к счастью, был тем, что получил название "венский", а его простые движения превращали самого неуклюжего неумеху в образец грациозности. Впрочем, не успела альдераанка более-менее свыкнуться, как музыка сменилась и другой партнер увлек ее в пляс.
Какое облегчение, что ритм тоже шел на "раз-два-три", а с таким Сури уже познакомилась.
Она позволила себе немного отвлечься от мысленного счета и перевести внимание на незнакомца, что кружил ее. От него тоже исходило странное впечатление, и запоздало до джедайки дошло, что так воспринимаются в Силе абсолютно все, кроме двух-трех, присутствующие. Должна быть причина, но в чем она?
Видимо, напрасно она позволила себе ослабить бдительность, потому что то, что последовало далее, не вписывалось уже ни в какие ворота. Сначала незнакомец, который в данный момент с ней танцевал, вдруг наклонил ей голову в сторону и в самом что ни на есть буквальном смысле впился в шею! Об этом сказала внезапная боль. Оцепенение, охватившее Джину, не дало ей пошевелиться, только с ужасом осознавать, что творится нечто несусветное! Но потом, когда этот кровосос захрипел, задергался и в конце концов рухнул на пол, за чем женщина могла только бессильно наблюдать в полнейшем ошеломлении, когда хозяин замка подхватил ее и предложил платок, когда тело унесли, музыка вернулась, а потрясенные не меньше нее танцоры потянулись подальше от нее...
Сработал инстинкт самосохранения.
Вернее, он сработал чуть позже, когда графский сын решил последовать примеру только что уничтоженного вампира, сунув палец в ранку.
Джина размахнулась и ударила Герберта в грудь, рассчитывая, что блондин сейчас улетит в ближайшую стену. Должен был. Но не улетел. Сила отказалась касаться этого непонятного существа, чему Сури поразилась сильнее, чем смерти недавнего партнера по танцам от ее крови.
Она обнаружила себя мгновение спустя, отшатнувшись от графа и виконта. Из-под пышных юбок вылетели обе рукояти - ну хоть в чем-то Сила еще слушалась! - Сури схватила их, активировала и выставила перед обоими хозяевами замка.
- Да кто вы такие? Не припомню ни одну расу, чьи представители питались бы кровью. Герберт, не вздумай пробовать мою кровь, ты пропустил, чем это закончилось? Куда, ситх задери, я вообще угодила?
Несмотря на огромное потрясение, перепуганной и слабой жертва вовсе не выглядела, а гудящие ярким светом клинки придавали ей смелости и уверенности. Джина еще не решила, в каком качестве классифицировать всех этих странных существ, каждый из которых воспринимался в Силе абсолютно не так, как обычные люди. Кто-то, впрочем, очевидно считал, что одна против толпы - это очень, очень неблагоприятный для жертвы расклад, а потому приблизился чуть ближе. Но Сури этого в глубине души ожидала.
- Не подходите ко мне! - воскликнула она, впуская в голос толику злости. Может быть, световые мечи кажутся присутствующим не более чем странными лампами, и, положа руку на сердце, Сури не хотелось показывать им заблуждение. Но боевые привычки взяли свое, и джедайка обозначила запрет тронуть ее естественным жестом - светло-голубой и бледно-лиловый клинки сошлись перед ней прямоугольным крестом.

+2

38

Альфред не верит в искупление грехов, а потому не спешит умирать и проверять, реальны ли байки о Рае и Аде. Ещё меньше он верит в прощение свыше, особенно когда его клыки впиваются в чужую шею, разрывая тонкую плоть и впуская в рот обжигающий вкус. Альфред не верит в молитвы, особенно когда пробует на вкус священника, опрометчиво забывшего дома крест во время прогулки до ближайшего борделя. Альфред не верит в людей, когда его пробуют снять за бокал виски. Люди думают, что покупают его и смотрят с умилением, поражаясь этому пристальному по-детски непосредственному прямому взгляду. А хищнику просто интересно. Как далеко этот мир готов зайти в своём грехопадении? Про мир ответа Альфред не находит, а вот его жертвы не уходят далеко.
Альфред думает, что знает других. Потому и роняет это тихое: «Сара», и имя давней подруги можно сравнить лишь с ругательством, ведь сцена неминуема. Магда оскорблена одним-единственным словом, сорвавшимся с губ несостоявшегося любовника, и её гнев можно понять. Она встаёт и гордо удаляется, практически угрожая не попадаться ей на глаза, но Альфред не боится. Просто так надо.

Он больше не блёклая тень эксцентричного профессора, не юноша, влюбляющийся лишь при виде обнажённой груди. Альфред-вампир не падает в обморок от вида голого тела, не трепещет от запаха страсти и практически не ведает стыда. Как хищник в ночи он пробует множество образов, множество ролей и связей, женщины и мужчины лишь пешки в изучении самого себя. Вот тридцать лет назад он жил с молодой поэтессой, скончавшейся от странной болезни. Десять лет назад с бывшим военным, внезапно не проснувшимся утром. Полгода назад он преследовал молодую художницу, играя с её сознанием в жестокие игры. Неделю назад он впервые попробовал довести любовный акт до финала, а не впиться в шею жертвы до того, как случится оргазм.
Вампир, красивый и свободный, мастерски прячущий порочность и расчёт под невинность. Возможно, он делает это искренне, просто не ведая самого себя. И кем же теперь он предстал в этом замке?..

Оставшись в одиночестве, Альфред смахивает с лица пряди волос и выдыхает, поражаясь своему таланту всенепременно всё портить и выставлять себя в невыгодном свете. Вампир готов поспорить, что все гости и старые знакомые видят в нём всё того же робкого и скучного юношу, ни на что неспособного и неинтересного, даже не зная, сколько жизней забрал он, предварительно влюбляя в себя. Да и как их винить, если Магда не получает секса, Герберт хотя бы остроумной шутки. Злиться на последнего за лёгкое пренебрежение в зале просто бесполезно: в своей внезапной зажатости и холодности Альфред может винить лишь себя, соглашаясь с определением слова «бревно». Словно не мог он ответить более весёлой фразой и не дать Магде устроить эту позорную делёжку и решать за него.
Прошлое настигает нас так неожиданно, но впервые Сара становится для него полезной. Точнее, её имя.
Тишина и одиночество давят, в груди до боли сдавливает от стыда. Альфред падает спиной на кровать и разбрасывает руки. Он хочет скинуть камзол и блузу, хочет проститься раз и навсегда с той тенью самого себя, чтобы вернуться к уверенному и опасному хищнику, которым он стал вдали от этого замка.
Возможно, проще просто сбежать? Уйти по-английски, больше никогда не возвращаться и заглушить свой провал свежей кровью в ближайшей деревне.
Опять хочешь позорно сбежать, словно трус, – констатирует он, представляя, что сказал бы на это профессор. «Не будь такой тряпкой!» Только сегодня, только для вас, тень профессора Абронсиуса - тряпка Альфред во всей красе.
Юноша внезапно смеётся своим шальным мыслям, словно он пьян. Истина в том, чтобы искать ответы не в окружающих, а в причинах, по которым он вообще решил вернуться сюда спустя столько лет.
Вампир встаёт, делает пару шагов к двери и внезапно изображает танцевальное па. А ведь умеет, не разучился с университетских времён! И поворот, и поклон, и улыбка, игривость в глазах! Где же бал?
Так вот… зачем он вернулся? Вот почему задрожали руки, когда в них отказалось судьбоносное приглашение? Не потому ли, что за всю свою жизнь обращённый ни разу не пожалел о том, что с ним случилось? Не потому ли, что долгие годы мечтал он увидеть Графа и осыпать его сотнями тысяч вопросов! О нём, о себе, о вампирах, о мире, о звёздах, гробах, крови и любви! Не из-за того ли вернулся, что тянуло домой? И да, его дом - этот замок, где всё началось на заре позапрошлого века. Не потому ли он приехал, что хотел узнать, так кто же такой этот Герберт? Что видел, что знает, что слышал? Как сохранил свой задор и запал, беспечную юность, застывшую в хитром интригующем взгляде?
Только вот взгляд его изменился. Альфред готов поклясться, что, несмотря на всё показное веселье, Герберт грустит или злится. Нет былого задора, порывистости и беспечности, чего-то того, что выделяло его из других. И Альфред не уверен, что у  него есть шанс исправить случившееся не столь давно в зале.
Стянув с шеи нелепый бант, вампир бросает его на пол. Тот Альфред мёртв. Стянув камзол, он остаётся в жилете и блюзе, заправленной в брюки. Пусть неприлично, всё к чёрту. Он дитя нового века и больше не намерен прятаться.
Толкнув дверь, он выходит в коридор и понимает, что видит его словно впервые. Не тут ли когда-то они боролись с Гербертом? Не здесь ли он шёл, изучая мрачные коридоры и ища выход? Юноша может сбежать хоть сейчас, но делает вид, что до сих пор не находит двери.
Словно он тут в первый раз. 
Идя на звуки музыки, Альфред прикрывает глаза и растворяется в ней, теряя последние оковы стеснения. Он бессмертен, над ним нет ни законов, ни власти, и впервые за годы мучений он дома. Именно тут он шагнул в новый неизведанный мир, закрывая глаза от страха и распахивая от восторга и жажды.
Он возвращается в зал, чтобы начать этот вечер сначала. Он улыбается и машет гостям, выискивая глазами знакомые лица. Следует найти Герберта, затем и графа. Но в нос ударяет запах крови, и сознание тут же ведёт. Глаза темнеют, и Альфред с трудом контролирует себя.
Теперь им движет только голод. Инстинктивно он оборачивается, пытаясь понять, кто из гостей уже успел стать жертвой.

+3

39

Бал и это чувство, что ты проваливаешься сквозь века. Время когда люди не думали об условностях, прикрывая свои грешки толстым слоем пыли. Танцующие в напомаженных париках в нарядах из парчи, с кружевными фижмами прижимающие к себе партнерш. Время когда все менялось, потому что человеческий путь недолог. Жизнь научила их брать от жизни все. На балу можно было сыграть чужую роль, или мастерски исполнить свою. Все зависело только от вас, как далеко вы были готовы зайти.
Соло нравилось думать, что когда-то один из его предков бывал на таких мероприятиях. Дух авантюризма им любовь к дорогим вещам, не могли достаться парню из бедного района просто так. Его кровь закипала каждый раз, когда он видел настоящую драгоценность. Такую, как сейчас, заколку затерявшуюся в белокурых волосах. Главная цель Наивысшая ценность, которая вызывала приятную дрожь на кончиках его пальцев. Это было воистину потрясающее чувство, похожее на то которое испытывает мужчина когда касается бархатной кожи, и проводит линию от скулы до нежных губ. У каждого есть своя страсть. У Соло она имела свою огранку и цену. В полмиллиона неменьше.
- Вы ведете? - за разговором с самим собой, и желанием изучить брошь при ином свете. Соло подзабыл кто в этом доме хозяин, и что если верить легендам может случиться с таким как он. Но отступать было поздно, да и сворачивать на полпути когда цель кажется так близка и все что нужно протянуть руки для того чтобы сорвать заветный плод. Поэтому Соло лишь выпрямился так , чтобы быть готовым ко всему, ощущая как натягиваются мышцы готовые ко всем. Хотя, ко всем он точно не был готов хотя на своем веку ему приходилось изображать и не такое.
Промедление - суть ошибка. Добыча, которая сама судя по всему считала себя охотником, ускользнула. Оставалось ждать, и думать о том, что все будет не так просто и возможно придется прибегнуть к настоящим пацанским методам. Соло не любил вспоминать о времени, когда ему приходилось якшаться со шпаной. Но для того чтобы выжить, нужно было иметь хороших друзей,  а точнее тех у кого были ловкие пальцы и увесистая дубинка. От них он научился одном, когда жертва не согласна с твоими доводами, все решат один удар и лучше по темечку. Без крови, но отправляющий жертву в длительное забытье.
Решение которое может стоит одному жизни, или свободы. Время за которое можно придумать еще один план, как например банальное массовое отключение электричества (в задние где горели свечи, эта мысль была абсурдной) Но Соло не сдавался, бежать было не в его правилах, сейчас на кону была его репутация. Поэт ому он ждал Герберта, думая о том что будет если.
Ох, уж эти если. Вечные попытки заглянуть в будущее, что так размыто и не понятно. Наполеон не видел его, поэтому просто стоял в полном одиночестве охлаждая себя довольно приятным напитком и думал, думал о том, что у это клетки не так просто открывается дверца и он заперт изнутри. Обратного хода нет. В такие моменты он вспоминал Габриэлу. Почему, то вслух он называл ее Габи, а про себя именно так. Для него она стала той самой женщиной, для других так и осталась не ограненным алмазом. Сейчас ему бы приходился ее пробивной характер. Сейчас он бы хотел оказаться там откуда ушел. Все было проще. Война разведок, тайны и риск получить пулю от бывшего друга. Там все было по другому.

0

40

Начав неуверенно и смущенно, оркестр через несколько осторожных тактов все же возобновил вальс, и вот гости, сторонясь происходящего среди необычных гостей и хозяев. Немного отвлеклись на танец. Однако графу было пока не до танцев. Мало того, что незнакомка могла представлять исключительную опасность, так еще и виконт решил подлить масла в огонь. Удивленно и недовольно нахмурившись на неловкую попытку со стороны девушки толкнуть Герберта, хозяин замка в мгновение ока оказался между ними, защищая сына. Достав белоснежный кружевной платок, граф протянул его виконту, чтобы тот выплюнул  странную, опасную кровь, опасно сузив глаза:
- Не смей это пробовать, если не хочешь последовать за Тибо!
Не исключено, что даже капля может быть опасной, вот только как такое возможно? Впервые алая струйка крови, стекающая с нежной девичьей шеи, была совершенно не соблазнительной. А незнакомка и вовсе поражала странным оружием, которое незаметно появилось у нее в руках. Ранее вампир такого не видел, и мысль о том, что и это может быть опасно для вампиров, начинала вводить в недоумение и даже немного злить. Допускать такую опасность не только для себя и своей семьи, но и для подданных граф фон Кролок не собирался.
- Вас никто не тронет, пока вы не представляете опасность для окружающих. Возможно, это место вам кажется необычным, но то же самое мы можем сказать и про вас. Если в ваши планы не входит открытый конфликт, исход которого будет весьма печальным, я вас внимательно выслушаю без посторонних глаз.
Поймав взгляд своего сына, граф задержался на нем чуть дольше обычного, а затем словно невзначай повернул голову и посмотрел на Леона, который сейчас наблюдал за всем происходящим со стороны, возможно, выбирая более удобный момент для знакомства с брошью Герберта. Одним лишь взглядом граф дал сыну понять, что он правильно выбрал себе в партнеры для танца именно свой подарок. Виконт обязательно поймет подсказку и наверняка воспользуется ситуацией грамотно.
Держась на безопасном расстоянии, впрочем, что делали сейчас все вампиры, граф фон Кролок жестом пригласил следовать за собой. Вампиры, расступаясь перед неизведанной опасностью в виде очаровательной красавицы со странным оружием, образовали почти живой коридор, отрезая возможности отступления. В конце концов, у нее тоже есть вопросы, и получить ответы она сможет лишь от главного в этом замке и на этой земле.
По пути к лестнице на балкон к кабинету граф заметил знакомое бледное лицо. Ученик профессора, талантливый Альфред был всегда желанным гостем, хоть и редким. Однако сейчас не время долго и расслабленно любезничать.
- Темной ночи, Альфред. Рад видеть тебя в этих стенах снова, - чуть прищурился граф. Они оба были напоминанием друг другу о весьма любопытных событиях многолетней давности. Впрочем, никто о них совершенно не жалел. – Могу я просить тебя следовать за мной?
Живущий в современном мире среди людей не отшельником, а непосредственным участником всей современной жизни, Альфред мог  помочь разобраться в этой ситуации и, возможно, разъяснить некоторое недопонимание между странной гостьей и обитателями замка.

+2


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Вампиры приглашают на бал!