crossroyale

Объявление



Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри?
В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.
       
           

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » чужой среди своих.


чужой среди своих.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

- чужой среди своих -
http://images1.wikia.nocookie.net/starwars/images/thumb/4/43/Ossus_Exterior.jpg/800px-Ossus_Exterior.jpg

участники:
Корран Хорн, Джейсен Соло;

время и место:
29 ПБЯ, Оссус.

сюжет:
Война с юужань-вонгами только недавно закончилась, что даже не верится в грядущий мир. Джейсен решил остаться на Оссусе, дабы заняться тренировками. Впрочем, не каждый считает джедая героем, есть те, кто сомневается в его лояльности. Особенно, после того, как стало понятно - Джейсен очень изменился после плена. Не всем в Ордене эти изменения пришлись по душе.

+1

2

Ну, побегал - и хватит, налетался-набесился вдоволь. Он, конечно, думал, что однажды Люк отнесется к его попыткам разорваться между двумя огнями не лучшим образом, но мастер пока виду не подавал. Когда Корран снова появился на пороге с желанием вернуться к делу джедая, он как раз поступил совершенно неожиданным образом, между делом пояснив, что собирает Совет Ордена и, дескать, мастер Хорн тоже там значится. Скайуокер либо затевал какую-то свою игру, либо руководствовался некими личными соображениями, недоступными другим - он вмешиваться не стал, согласившись (как-никак, собственная оценка себя в качестве джедая у него оставалась гораздо более самокритичной и оттого стабильно невысокой, чем та могла быть на самом деле) и незамедлительно отправился на Оссус, в новый Праскеум. Как оказалось на месте, с Явином это место мало чего общего, так что в голове он окрестил его Академией. Благо, размах строений уже позволял так громко именовать, пусть со следами прежнего запустения еще предстояло побороться: создавать чувство обжитости и теплоты безликих каменных стен способно только множество людей, которые пройдут мимо них.

Ему и самому бы хорошо стряхнуть мерзкое, липкое, остававшееся на руках чувство войны. Оно должно было уже въедаться под кожу и крошить его изнутри, однако он меньше всего желал поддаваться и превращаться в прожженного сражениями человека, для которого уничтожение соперника в бою становится смыслом жизни. Корран вообще старался действовать не против врагов, а во благо идей, которые и заставили его вступить в схватку. Правда, все равно приходилось идти по размытой границе, и, когда наступали мирные рассветы, полезно находить себя в ином, таком же мирном занятии, дабы не пускаться в поиски былых ощущений, бьющих в голову крепче эля. Тренерская работа устраивала его чуть более, чем полностью: дети всех возрастов, с их бескрайней энергией и живостью, во-первых, не оставляли времени вспомнить, что тебе уже немного за сорок, а во-вторых однозначно держали его в тонусе. Пришлось вспомнить и полезную традицию бегать по утрам, чтобы достойно выдерживать напор юнлингов, чаще всего усиленных, в отличие от него, незаурядными способностями в телекинезе и не стесняющихся использовать их - еще неизвестно, кому приходилось изворачиваться больше, ученикам или учителю. Впрочем, Хорна вряд ли это напрягало, и на занятиях он сам от души забавлялся наравне с детьми от цветных вспышек мечей и быстрых, красивых движений. Сила вовсю плескалась светлым пятном в общем фоне полупустынной планеты, подкрепляемая то смехом, то радостью успеха. Закономерно, что к концу дня у него оставалась только приятная усталость.

- Не думал встретить тебя здесь, Джейсен, - аккуратно заметил он, поднявшись на галерею над тренировочным залом, откуда уже долгое время он чувствовал спиной тяжелый взгляд; парень мог бы, в общем-то, сказать ему пример то же самое. Корран успел уже ознакомится с некоторыми суждениями младшего Соло в конце юужань-вонгской войны и, находя их крайне отличающимися от прежнего его мировоззрения, держался от него достаточно обособленно. В его корбезовской привычке было подозревать, принимая даже самые невозможные варианты за версии, и он не верил. Все вернувшиеся или сбежавшие из плена, кого он прежде знал как не сломленных в той ужасной мясорубке (и его скромная персона в том числе), оставались при своих принципах, а Джейсен... странно изменился. Слишком, по сравнению с образцово хорошим человеком, которого он знал раньше. Восторга перед героем войны он тоже не разделял, руководствуясь исключительно своим скепсисом. Хорн, набросив на плечи изумрудно-зеленый плащ, который до того нес в руках, остался рядом, опершись локтями о перила.

+1

3

Воспоминания были еще очень свежи. Джейсен,  кажется до сих пор помнишь липкие прикосновение омута боли, помнит многочисленные сражения и помнит, как умер его брат. Война, которая перечеркнула мир джедая на «до» и  «после», она убила его.

«- Я Верджер. А ты кто?»

Действительно, кто он? Ответов на этот вопрос юный джедай не нашел даже наблюдая, как подписывается мир на руинах прежней системы Галактики. Корусант начали постепенно избавлять от влияния терраформирования, но этот процесс будет очень долгим. Впрочем, тут есть хоть какой-то шанс, ведь шанса увидеть погибших друзей и товарищей больше не будет никакого. Джейсен чувствует внутри себя огромную печаль, от одной только мысли, что изменить ничего не удастся. Все, что можно было сделать, уже сделано. Остается только жить дальше, но как, если ты уже давно мертв? Внутри уже все умерло, и начинает потихоньку гнить изнутри. Соло не мог дать ответа на этот вопрос, он просто продолжал существовать, делать вид, что все вокруг прекрасно. Только ничего прекрасного в новой реальности не было, поэтому приходилось задыхаться каждый раз, когда воспоминания прошлого перекрывали доступ к будущему.

На Оссусе Соло принял выжидательную позицию. Он продолжал активно заниматься медитациями, в которых проводил все свое свободное время, он пытался решить задачу. Она заключалась в том, стоит ли вообще оставаться в Ордене. Джейсен Соло герой Альянса, он один из тех, кто так много сделал для сегодняшней победы, но победителем джедай себя не чувствовал. Казалось, за постоянными военными операциями, миссиями и смертельной опасностью, не замечаешь внутренних проблем. Они же в Джейсене сейчас преобладали, и ему нужно было срочно найти кого-нибудь, кто сможет развеять все сомнения. Ранее такой личностью была Верджер, но опять воспоминания бьют болью, чувством вины за проваленную миссию на Эбаке 9, и нет выхода из этого лабиринта видений. Джейсен пытается, он старается изо всех сил, но спокойствие обретается лишь в медитации. Найти той самой точки, где было Единство, где был тот самый Баланс, о котором ему говорила учитель, он не мог. Впрочем, с такой кашей в голове это совершенно не удивительно.

- Я решил оторваться от медитаций. - просто отвечает, не отрывая взгляда от студентов, - Или ты не ожидал увидеть меня на Оссусе? Люк дал возможность передохнуть, вот я ею и пользуюсь. Академия отличное место для этого, не считаешь? - наконец-то повернув голову в сторону мастера-джедая, задает вопрос практически светский, миролюбивый и вообще не в стиле Джейсена Соло. Не то, чтобы были какие-то конфликты с Корраном, просто вы правда редко разговаривали по душам. Тем более, после возвращения из плена самого Соло. Будто он не знает ту другую сторону медали, где его пацифистские взгляды не понимаются окружающими. Будто бы, он должен вернуться из плена вонгов и гореть желанием мести и убивать всех подряд, Соло же поступает практически по-джедайски. Усмирить свои эмоции делать все ради мира. Возможно, просто до сих пор не настолько ощутимы те мучительные изменения, заработанные благодаря вонгам. - Помню, как в годы обучения, я очень спешил получить световой меч. Поплатившись за это очень большой ошибкой, я понял, что в обучении спешить нельзя. Всему свое время. - все тем же миролюбивым тоном вспоминает Джейсен, но в его взгляде продолжает сквозь некая отрешенность. Воспоминания пусть и яркие, но уже не приносят тех эмоций, которые были изначально. Все теперь существенно изменилось.

- А вы магистр Хорн? Решили вернуться в Орден и продолжить обучать юные умы? Рад, что разногласия с дядей себя исчерпали. - улыбнувшись, заметил Джейсен, уже полностью переключив свое внимание на джедае, о чьих карьерных подъемах очень даже в курсе. Вообще, Хорн также участвовал в поиске Зонамы-Секот, но каждый из вас имел приличную долю заслуг за эти годы. Но среди них разговоры по душам о погоде и радости друг за друга не наблюдалось. - Что-то тревожит мастера? - манеры были не самой сильной стороной Соло, впрочем, сейчас он просто не понимал причины заинтересованности. Она была точно, и заочно Джейсена это напрягало. Неужели так сложно оставить его в покое? Это касается не только Коррана, к которому джедай обращается без видимой издевки, сохраняя спокойствие в тоне, но подразумевая не самое лучшее отношение к ситуации. Джейсен чувствует подвох, ему даже Сила для этого не нужна, чтобы понять суть происходящего. Правда, есть и доля любопытства, поэтому он продолжает разыгрывать светский разговор, который только на первый взгляд кажется пустым. Что-то в этой ситуации было не так.

Отредактировано Jacen Solo (2016-10-22 00:03:57)

+1

4

О Джейсене он не знал ничего плохого. Что все равно не мешало зарождаться какому-то смутному, тлеющему слабым огоньком в глубине души предчувствием опасности всякий раз, как Соло оказывался рядом - к счастью, то происходило не так часто, иначе странности, которыми ныне он становился известен, занимали бы гораздо большую часть мыслей Коррана. Он привык искать подвох, если даже его тени были полупрозрачными и сиротливо прятались, будто в яркий татуинский полдень, и раз за разом натыкался на колкий холод далекой тревоги. Выдавал желаемое за действительное? Хотя, вряд ли Силу можно так просто обмануть человеческому сознанию, иначе не было бы никакого смысла доверять своей интуиции. А он привык, а она в свою очередь его не подводила. И, увы, не имел привычки делать однозначный выбор в пользу того, что видели глаза да слышали уши. Когда дело касалось джедаев (особенно сильных не по годам, малознакомых и не имеющих ничего общего с тобой, кроме пары знакомых и светового меча), чувства обыденные и охватывающие только материальную сторону мира еще и здорово мешали.

Обычному взгляду - парень как парень. Действительно, слегка потрепанный и уставший, которому не помешала бы если не ванна с бактой, то хороший отпуск. Даже речь, ровная и... да, речь как речь, в которой разве что можно угадать некоторое влияние подчеркнутой вежливости, присущей политикам; чему не пристало удивляться, если мать была политиком. Так собирали мозаику зрение и слух, и она была складной, подходящей герою войны в победном конце этой войны: ни за какой острый угол ничто не цеплялось, не выбивалось из общей картинки и по швам не трещало. С другой стороны, Хорн, зная племянников Люка с юных лет, сравнивал «до» и «после», и порой не находил там тех. На места привычных приходили совсем незнакомые люди, даже воспоминания (он кивнул, подобным безмолвным образом поддакнув), которые неожиданно озвучил Джейсен, отозвались как-то сухо. Для того, кто привык быть в курсе событий и вечно пытается нечто раскопать - невыносимо, и одновременно с этим новый стимул продолжать искать, пусть и не представляя, что в итоге откроется; он смог смирился, что правда - дама непредсказуемая и очень, очень на любителя.

- Да. Замечательное, - а вот у Коррана с непосредственностью отношения были не столь изящны, и выплывать из сети собственных размышлений, невидяще всматриваясь вниз, на учеников, не всегда получалось вовремя. Нет, тут он не лукавил, Академия, оторванная от бесконечно бурной жизни в Центральных системах и полной опасностей - во Внешнем кольце, прекрасно подходила для отдыха. Что скрывать, отчасти он тоже сбежал от последствий борьбы с юужань-вонгами сюда, чтобы снова разобраться, зачем его жизнь в очередной раз пересеклась с дорогой джедая. Шансов на то, что теперь он сможет расставить все по полочкам, было маловато: прежде ничего путного не выходило. К тому, все многократно запутывалось... Он едва не вздрогнул от такого резкого переходя к своей скромной персоне, которого ему меньше всего хотелось. Только ленивый, наверное, не знал об всех его перемещениях из Ордена в вооруженные силы и обратно.

- Дети дают понять, что стоит жить после войны, - когда-то так ему помогали собственные дети, теперь - чужие. Ничто больше так не возвращает к мирной реальности, как их непосредственность и настоящие лавины света от них. - Помогает спать спокойнее, - тишина порой пугала больше взрывов, и, нет-нет, а проснешься посреди ночи в холодном поту в ожидании врага, нависшего над головой. Битвы всех масштабов отняли у него добрую половину жизни,теперь проникая в сны и несуществующие звуки - может быть, у джедаев нет кошмаров, но те, кто придумал этот тезис, были другие и жили совсем в другое время, а времена неизбежно меняются, причем не всегда в лучшую сторону. Вопрос от решении возвращения в Орден он оставил без ответа, логично сделав вид, что даже не услышал. Слишком скользко даже для него самого. - Все в порядке, - Хорн чуть повернулся в сторону Соло, на сущие мгновения задержавшись взглядом на темных глазах, и примерил самую нейтральную улыбку из всех, которые имел в своем арсенале. Признаваться, что не верит в чистоту и незапятнаность души Джейсена, он не торопился; еще лучше, если это так и останется его мнением.

+1

5

Соло не нравилась эта ситуация. Где-то на уровне интуиции он чувствовал неладное, подвох, неискренность. Впрочем, Хорн не обязан питать к нему светлых чувств, но терпеть чьи-то подозрения Джейсен не желал. Он достаточно пережил, он видел многое, но кто сказал, что воскрешение из мертвых дается легко? По сути, никто и не воскресал. Прежний Соло остался там, в плену, уничтоженный болью и лишениями, сломанный вонгами, перестроенный заново. Они это умеют, юужань-вонги. Не раз приходилось видеть, как те перестраивали пленников, ставили импланты, заменяли органы, экспериментировали. В этом было нечто ужасное, но в итоге получалось что-то совершенно новое. Никто не может остаться прежним после таких изменений. Джейсен остался при своих физических данных, но при этом полностью изменился в психологическом плане. Кажется, совершенно об этом не жалеет, но все равно чуть улыбается, исключительно вежливо с легким оттенком напряженности. Ему не нравился этот разговор, и он мог дать руку на отсечение, что собеседник тоже испытывает примерно те же чувства. Так зачем это начинать вообще? Они вполне могли бы мирно сосуществовать на расстоянии друг от друга, благо, каждому было, чем заняться, но кому-то все же не терпелось.

- Это хорошо, когда есть, ради чего жить дальше. - как-то двояко отвечает джедай, имея под этим не детей, но скорее свои причины, которые дали ему сил пройти непростой путь плена и возвращения домой. Соло живет ради семьи, которую любит всем сердцем, ведь оно еще осталось, бьется в груди. Джейсен далеко не бесчувственный, но держать в узде свои эмоции после войны стало еще более актуальным. Эти эмоции никому не нужны, они не приносят ни радости, ни горечи, скорее мешают познать будущее, которое кажется юному джедаю непроглядной черной стеной. Он хочет видеть, всем своим существом хочет, но ни одна медитация не помогает, ни-че-го. Именно поэтому чуть позже Соло улетит прочь, к тем, кто сможет научить видеть, кто поможет вырваться из этого царства слепоты, в которое он вогнал себя собственноручно. Лучше всеми силами отрицать, нежели признавать очевидное, не правда ли?

- Чего ты хочешь от меня? - вырываясь из вороха мыслей, без лишних игр и предисловий, задает вопрос, бросая на мастера-джедая косой взгляд. - Если есть, что сказать, то говори, потому что тем для светской беседы уже нет. - он хочет правды, он всегда ее хотел, и готов добиться её вне зависимости от слов и отношения к себе. Джейсен наверное отчасти еще не полностью оправился от войны. Сидеть здесь, в относительном мире, зная, что вонги за ним не придут, что больше не будет пыток и боли, вечного страха за своих родных, но сидеть здесь в мире ему невыносимо. Тот, кто жил только благодаря стремлению к сражению сколько месяцев, вдруг оказался в совершенно ином обличье. Отчасти именно так возникает паранойя, привычка видеть врагов даже в союзниках, с которыми прошел и огонь, и воду. Джейсен чувствует себя ужасно неуютно, но хочет услышать ответ, заранее его зная, даже в будущее не нужно смотреть. Он выбрался потому что сначала должен был стать одним из них, врагов, стать под началом вонгской ужасающей религии, с мечом убитого брата в руках, но Соло не задержался в рядах вонгов. При первой же возможности, как только получил меч и возможность, джедай сбежал, прихватив с собой мастера Верджер. Об деталях данной истории было известно не так много, но Совет знал, потому что вся информация (естественно) проходила через них. Допросы Верджер, отчеты самого Джейсена. Только Соло не понимает, чего еще нужно Хорну, поэтому чувствует прилив раздражения внутри. Глупо молчать дальше, глупо вообще было заводить этот разговор. Но бежать он не будет, он не собирается отступать перед кем то ни было, посему готов ответить на любые вопросы, какими бы они ни были.

Отредактировано Jacen Solo (2016-12-08 19:31:09)

+1

6

Тише, души на крыше
Медленно дышат перед прыжком.
Слышу все твои мысли,
То, что нам близко - все кувырком...

А с виду, наверное, все выглядело цивильно и вежливо - ну, вздумай кто-то пристально за ними наблюдать. Они не дрались, не кричали, мирно щурились под солнцем, будто обсуждали результаты каких-нибудь гонок или смешную мелочь, пусть и не как закадычные друзья, обмениваясь чуть наигранными эмоциями. И лучше бы им было разойтись на этой ноте. Ах, если бы да кабы... Несдержанность - порок для джедая, только человеческого в них гораздо больше. Они так выросли, в беспрестанной борьбе за жизнь, за идеалы, за клочок свободы и воздуха, что попросту разучились делать шаг назад, сколь бы лучшим исходом он не был. Зато они умели идти напролом, не сворачивая с прямой дороги, даже если по пути с них грозились снести голову. Нет никакого направления, кроме движения вперед, потому как надеяться на какой-либо предрешенный конец возможности не было - определенности изначально не существовало. Только темное, неведомое будущее, где каждая сторона надеялась выжить. Иногда получалось. Иногда не совсем. Хорн по себе знал, каково это - оказаться в чужих руках, по ту сторону баррикад, где и друзей-то нет, кроме отражения на начищенном другими узниками дюрастиловом полу. И если в человеке, которого он там видел, Корран был уверен, то в юноше напротив - не очень-то. Картинки «до» и «после» содержали в разы больше, чем десять отличий. Эта мясорубка не может не оставлять своих следов, но тут уж Джейсен представлял собой один большой кровоточащий шрам, пусть и не так уж заметный глазу. Молодой человек словно бы уже не горел, а медленно тлел внутри: он, конечно, не был таким же неусидчивым живчиком как Джейна с раннего возраста, однако все же не выглядел столь же угасшим. Повзрослел? Соло давно уже был не беззаботным мальчиком; он и младенцем, пускающим радужные сопли не был, а если и да, то крайне непродолжительный период времени. Плохой вариант для отмазки.

- Кто ты? - нет, это не старческий маразм и не шутка. И собеседник тоже был достаточно умен, чтобы понять, про что он спрашивает. Что же, давай поговорим о правде... Что ты такое? Мастер-джедай почти вцепился темным взглядом в Соло, теперь уже глаз не отводя и всем корпусом развернувшись к нему. Неодобрение в нем разве что выражалось непримиримо скрещенными на груди руками. Его, пожалуй, никак не устроит ответ, переведенный в шутку или детсадовскую банальщину - ему оставалось надеяться, что тот понимал, какие варианты не устроят Хорна. Он отмерял узкую дорожку, на которую желательно было бы стать, чтобы не вызвать в нем непреодолимой тяги раскапывать подобную тему до самого дна. Ибо одной Силе ведомо, до каких глубин достать сможет и какие тайны, о которых Джейсен предпочел бы молчать, там сокрыты. С огнем играть - опасное занятие, сколь умелым ты не был бы, огонь не спросит позволения. И Корран не станет любезничать, сделав свои выводы и свои шаги, и добродетели никакие приняты в расчет не будут. Чистосердечное признание, как известно...

+1


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » чужой среди своих.