Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Never stop never stopping


Never stop never stopping

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

- Never stop never stopping -
http://38.media.tumblr.com/c8eae2a99190a4e0d934c0ad6b13f6b8/tumblr_nwi0gkAWp71tejz4lo5_540.gif
- Can you hear me major Tom? -

участники:
Corran Horn, Leonard H. McCoy, Spock, James T. Kirk

время и место:
Далёкая и не очень галактика

сюжет:
В один прекрасный день у всех начались приключения...

Отредактировано James T. Kirk (2016-11-03 19:29:02)

+3

2

Характеристики

Тяжелый звездный истребитель
Incom T-65B X-Wing
http://funkyimg.com/i/2j8Yr.jpg
Длина: 12.5 метров
Вооружение: 4 лазерные пушки, 2 пусковые установки с суммарным боезапасом в 6 торпед

http://funkyimg.com/i/2j8ED.jpg

Потратить целый день на то, чтобы долететь до Бродо Агоси? Конечно, запросто. В последний год интерес гранд-мастера к исследованию Неизведанных Регионов можно было приравнять к болезненной мании, и даже если он не летал туда, бесследно исчезая на два месяца, то искал любые данные и свидетельства. Асогиане тем и славились, что огромное количество раз не просто были за пределами известных территорий, но и покидали саму галактику, так что внимание к этой расе со стороны Люка можно было понять. Лично Коррану Хорну от здорового куска космоса, откуда мало кто возвращался и где пока не было ничего помимо неизвестности, было ни холодно, ни жарко: они даже с тем, что имели и что, кажется, изучили-исползали вдоль и поперек, не могли разобраться - он даже не брался судить, куда все в очередной раз катилось и попросту перестал следить за траекторией падения медленно осыпающегося карточного домика Галактической Федерации, сосредоточившись на более прозаических вещах. Обменяв у Скайуокера столь безрадостное занятие вроде длительного путешествия сквозь гиперпространство на хороший выходной, он пообещал Миракс, что обязательно явится на семейный ужин - каким образом в голове жены, занятой тысячью дел одновременно (причем в трех разных местах и с десятками существ, по большей части не самых благовоспитанных) еще оставалось место для того, чтобы удержать дату их свадьбы, пожалуй, загадка вселенной. Ну, точнее, он так считал, что обязательно прилетит.

Что-то хорошенько толкнуло крестокрыл в бок, разорвав путь из смазанных звезд, а Хорн, в свою очередь полудремавший, чтобы скоротать время, от неожиданно резкого поворота поближе познакомился виском с рамой колпака кабины - по мнению головы оказалась сделана на совесть, да здравствует самонадеянность пилотов, которые не надевают шлем из расчета на простой и безопасной полет. Он выровнял истребитель, попутно собрав на обшивку - пусть и не самой первой свежести, но краски все равно жаль - еще пару камней этого тонкого астероидного пояса, пока наконец не вырвался из него. Допустим, эта куча обломков появилась здесь недавно, в космосе каждый день сталкиваются огромные глыбы, кометы и мусор, маршрут, ввиду отдаленности от наиболее обитаемых секторов, никто не скорректировал... Дроид издал драматичный писк, известив об утечке в гипердвигателе и отсутствии любой возможности запустить его, и между делом, слишком неуверенно для напористого астромеха, поведал о том, что для этой местности звездных карт не существует. И никаких сигналов известных поселений, не говоря уже о маяках и передатчиках Федерации свободных альянсов, и помине не было в поле действия сенсоров. Теперь настала очередь Коррана свистеть: итак, он сит знает где, посреди холодной черноты с редкими проблесками звездных точек, с ограниченным запасом топлива, без возможности сообщить об этом хоть кому-то или улететь на парочку световых лет. Ах да, и вдоль брови липкой тонкой дорожкой капала кровь. Скажем так, отсеивая прочие нецензурные и не достойные джедая синонимы, день вышел так себе.

Даже Свистун, по-своему, с черным механическим чувством юмора подбадривавший своего пилота, не выводил на экран никаких злых шуточек в виде таймера обратного отсчета под злобное щелканье, складывавшееся в мрачных хриплый смех. Потому что сейчас он был бы рад даже такому, чтобы не окунаться в тишину из тихого урчания субсветовых двигателей. Крестокрыл круто завернул влево, исполнив красивое пике, и тут же почти носом напоролся на корабль, что Хорн уже каким-то автоматическим, отточенным движением сбросил тягу до минимальной. Какими бы большими расстояния в космосе не были, к ним можно привыкнуть и пользоваться другим пониманием «близко - далеко», нежели на планетах. От блиноподобного звездолета с изящно вытянутыми стойками двигателей его по-прежнему разделяло приличное расстояние, однако теперь истребитель сокращал его с минимальным рвением, плывя вперед больше по инерции. Так можно было хорошенько рассмотреть неизвестный корабль... и достаточно шустро осознать, что такого никогда не видел, не читал ни о каких новых разработках - да и на экспериментальную модель он похож не был, гладкий и идеально пропорциональный, пусть и в разы меньше звездного разрушителя, к размерам которого глаз Коррана был привычен. Эту самую «тарелку» сверху украшали неизвестные символы, по-видимому служившие бортовым номером, но даже с третьей попытки разобраться он не смог - они имели мало чего общего с общегалактическим алфавитом. Как ни крути, правда, они медленно шли на сближение.

Отредактировано Corran Horn (2016-11-03 21:52:30)

+3

3

Ничего не предвещало. Кажется, именно этими словами нужно описывать ход каждой проходящей миссии в дневнике капитана. В дневнике любого члена экипажа звездолёта Энтерпрайз. Джим не соврёт, если скажет, что именно эти три слова как нельзя лучше описывают любое их приключение. В особенности те, которые не планировали этими самыми приключениями являться.
И этот день не стал исключением из правил. Всё шло спокойно. Все занимались своими делами: на борту царила привычная, ставшая по-своему уютной, атмосфера вечно гудящего улья. В нём можно было потеряться, раствориться и забыть обо всём на свете. Подобный гул говорил капитану только об одном – всё в порядке, всё идёт своим чередом.
Ненавистная с одной стороны рутина кажется чем-то вроде невысказанного благословения: всё хорошо, всё спокойно, каждый выполняет свою работу. Все живы. Жизни ничто не угрожает. Пожалуй, каждый такой день стоило бы выделять красным в календаре. Отмечать в конце трудного рабочего дня. Но Джиму совсем не хочет акцентировать внимание на том, что он каждый день до дрожи в пальцах боится за свою команду. Капитана подобные откровения не красят. И если своим близким друзьям он ещё может в чём-то признаться, на что-то подобное намекнуть, то перед остальным экипажем не имеет право выворачивать всё наизнанку.
Все на своих местах, когда на мостике срабатывает сигнал. Все всё так же занимаются своими делами, как и несколько секунд до этого, когда Ухура докладывает о том, что в где-то поблизости есть некий летательный объект, чья конструкция отличается от тех, что можно часто увидеть на территории Федерации. Все делают вид, что ничего не происходит, а Джим не даёт себе права на проявление слабости. По неизвестной причине он ужасно волнуется, он боится за всех своих ребят, боится за сохранность их жизней. Боится, что не вынесет груз ответственности, если что-то всё-таки произойдёт. Но всё это живёт только в его голове, именно поэтому он едва слышно кашляет, прочищая горло. Смотрит на показания датчиков. Объект явно пребывал не в лучшем своём состоянии. Значит, в совершенно крайнем случае, у них будут преимущества. Джим морщится, ловя себя на мысли, что в первую очередь думает о нападении. Корабль, который попался им на пути, выглядит потрёпанным, мягко говоря. Наверняка кому-то потребуется их помощь. И согласно законам Федерации они не могут её не предоставить. Именно это он и озвучивает. Просит Ухуру выйти на связь с неопознанным объектом. Волнение мешается с любопытством. Ему невыносимо интересно, что за фрукт им сегодня попался на пути. Гость из другой галактики? Новый друг или же враг?
Джим физически мог ощущать, как время вокруг остановилось в тот самый момент, когда они вышли на связь. Конечно, всё это было не больше, чем простой иллюзией. Вокруг продолжала кипеть жизнь. А он замер, неотрывно глядя на экран, ожидая ответ. Ожидая хотя бы адекватного изображения. В голове роились вопросы, целое множество. А что если их незваный гость не владеет стандартом? Что если он всё-таки не с миром находится на территории Федерации? Вздыхает. Надо отключить голову и действовать в соответствии с уставом.
Экран удивительно чёрный. Даже помех нет. Осознание приходит быстро - корабль внезапного гостя не оснащён необходимым оборудованием, чтобы выходить на видеосвязь. Сколько же ему может быть лет, в таком случае? Откуда он? Джим набирает в лёгкие побольше воздуха, чтобы звучать как можно более расслабленно. Ему не о чем волноваться. Всё хорошо. А кошмары пройдут, перестанут его тревожить. По крайней мере, аудиосвязь точно работает.
- Вы нуждаетесь в помощи, и мы готовы её предоставить. Если у Вас мирные намерения.

Отредактировано James T. Kirk (2016-11-19 16:05:26)

+3

4

Обыкновенная рутина медотсека состояла в том, чтобы проверять наличие лекарств, запасы всех-всех расходников. Как главный врач, Леонард обходил своих пациентов, которых, к его лично счастью, на корабле было не много и все с мелкими болячками, вылечить которые можно буквально дня за три.
   Так же у МакКоя был список больных с чем-то хроническим, которых он раз в месяц навещал и спрашивал о наличии препаратов, хватает ли, не беспокоит ли что, нет ли обострения. Женскую часть экипажа он стабильно посылал на плановые проверки, мужскую тоже, но этих хотя бы на прививки согнать, какие уж там осмотры.
  Так что, завершив плановый осмотр пациентов, что находились в медотсеке, Леонард обнаружил, что в принципе, на сегодня у него дел, кроме бумажной волокиты, которую он бы с удовольствием скинул на кого-то другого, а нельзя, и нет. А это в свою очередь значило, что он может навестить Скотти, и перетереть с ним за жизнь, или же покапать на мозг Джиму по поводу непройденного им курса прививок.
   Как бы не было первое заманчивым, но пойманный на мостике при подчиненных Кирк - это тот самый человек, который дойдет до медотсека, и своим капитанским примером подвигнет и других злосчастных прогульщиков. Да и, в общем-то, на мостике атмосфера другая, энергетика.
  Леонард любил быть там, тихонько поглядывая на работу команды. Как члены роя, руководимого незримо, члены экипажа каждый выполнял свою функцию, помогая и не мешая остальным.
  Это напоминало Боунсу часовой механизм даже больше, чем рой. Вынь детальку - работа застопорится пока на её место не поставишь такую же. Именно это не позволяло Леонарду думать о том, что незаменимых людей нет.
   Поднявшись на лифте из своего отсека, встав не далеко от Ухуры, которая вежливым кивком встретила его, Леонард смотрел на Капитана и стоявшего около него Коммандера. Как же, вот они - незаменимые.
   Без Джима - этой команды бы не было. Да и вообще, много чего бы не было, если бы сам Боунс в своё время не протащил эту деревенскую задницу из Айовы на Энтерпрайз. Без Джима - не было бы Скотти, которого Леонард успел уже полюбить, своим старым и черствым сердцем.
Вообще он любил в определенной мере весь экипаж. Это всё - его дети. Его сфера ответственности. Он заботился о них, об их здоровье. Первым узнавал как плохие новости, так и хорошие, как например - внезапное пополнение в рядах команды..
  Да что там, он уже, казалось, любил даже Спока. Но тому даже при смерти наверное в этом не признается. Даже Джиму.. Нет, не правильно. Особенно Джиму об этом знать нельзя.
   Леонард, конечно, своего лучшего друга любил. Но прекрасно понимал, что любая информация сказанная им, будет использована против него самого. Что уж там, он сам так с Джимом поступал, так что обиды не уместны. Да и какие обиды? Два  взрослых мужика всегда смогут уладить конфликт. А нет - так подраться и напиться всё еще не самый плохой вариант.
   И да. Даже себе МакКой не мог ответить почему, при иногда появлявшемся желании, навалять Т. Кирку, он, горячего нрава южанин с не самыми слабыми руками, ни разу этого не сделал. Магия какая-то, не иначе.
    И вот, когда Леонард стоял себе и никого не трогал и даже не окликивал, как появилось сообщение о том, что неподалеку от Энтерпрайза есть некое неопознанное, но поврежденное судно.
   Согласно всем протоколам Федерации, команда не могла отказать судну в помощи, если оно само не проявляло враждебности по отношению к экипажу. И Маккой понимал, что эти правила верны и им стоит следовать.
  Но этот страх перед неизвестностью, он сковывал, прокручивая в голове всевозможные варианты развития событий. Энтерпрайз столько пережил. Они уже попадались в ловушки. И теряли людей.
  Одна из миссий чуть не стоила жизни Кирка!
Напрягшись, и прислушиваясь к тому, что говорит Джим, Леонард подошел поближе, тоже желая увидеть кто окажется там, на другой стороне, в том самом неопознанном корабле. Но видеосигнала не было, и неизвестность продолжала быть неизвестностью.
- Джим, если корабль поврежден, там могут быть раненые, - осторожно коснувшись плеча друга, чтобы тот обратил внимание на его присутствие, МакКой проговорил тихо, - Я думаю, что стоит подготовить палату в медотсеке
А сам бы Боунс, любитель перестраховаться, вообще бы карантин объявил, так как не видя потенциального переселенца на борт Энтерпрайза, он не мог знать откуда это существо и, собственно говоря, чем оно может быть опасно его экипажу.

+2

5

Спок уже обладал достаточным количеством опыта, чтобы понимать, что столкновение нос к носу с неопознанным кораблем неизвестной конструкции вряд ли сулит нечто хорошее. Судна рас, входящих в Федерацию или находящихся под ее покровительством, и их экипажи были, как правило, довольно предсказуемы. Предсказуемыми были и недружественные расы, соперничество с которыми длилось уже не один год. Любой хотя бы раз встретивший их капитан знал, что с ними делать. Но неизвестность, которую выплевывало из себя испещренное звездами пространство, несла, как правило, сокращение числа находящихся на борту при неправильном с ней обращении. Любые найденные на планете и не виданные доселе никем цветы, сигарообразные объекты в неисследованных участках космоса, древние корабли, загадочные артефакты – все это потенциально представляло угрозу; исключением до сих пор являлся только лишь Старший Спок, и своими рассказами он только добавлял причин проявлять настороженность.
Поэтому первым и логичным действием было...
- Мистер Сулу, поднимите щиты.
Коммандер слегка сдвинул брови, разглядывая приближенное изображение на экране. Пусть корабль и не выглядел готовым к атаке, но по неизвестной системе вооружения сложно судить. К тому же, это может помешать произвести навязанную транспортировку. Щиты – необходимое проявление предусмотрительности, которое так же легко можно отменить при благоприятном исходе. Но капитана, кажется, все это нисколько не волновало – не могло не волновать, конечно, ведь жизни всего экипажа находятся в его распоряжении и под его же ответственностью, но выражение его хмурящегося и морщащегося лица говорило о другом. Он не хочет даже думать о боевых действиях. Возможно, устал от постоянной угрозы. Не хочет больше потерь. Возможно, даже боится. Очень... человеческое поведение. И Спок не стал ему противоречить, позволив действовать по своему усмотрению без чужих советов и подсказок. Все же, помощь пострадавшему, пусть даже не подавшему сигнал SOS, который и был предписан для обязательного вмешательства кораблей Звездного Флота в шестой директиве, – благое дело, хоть иногда и опасное.
А для этого вначале было необходимо попытаться связаться с поврежденным кораблем. Что одновременно являлось еще одной проверкой на благонамеренность. Откровенно агрессивные объекты обычно не вступают в переговоры.
Вулканец сложил руки за спиной в ожидании того, выйдет ли капитан другого корабля на связь, но изображение на экране так и не появилось. Ничего. Не хочет отвечать? Или не может? Или же, в наиболее любопытном и наиболее же настораживающем варианте развития событий, намеренно глушит видеосигнал, желая оставаться инкогнито?
- Канал открыт, - отрапортовала со своего места Ухура, и коммандер кивнул, мысленно отметив, что в голосе ее, слишком хорошо изученном за все время совместной службы, звучат взволнованные нотки. Для людей сложно оставаться хладнокровными в подобной ситуации и анализировать происходящее вместо того, чтобы отдать себя во власть чувств. Напряжение, распространяющееся постепенно на мостике, уже говорило само за себя. Кажется, не выдавал ни единого признака оного только лишь он сам, но так было всегда. И должно быть.
Значит, второй вариант. Но во всех уже посещенных USS Enterprise уголках космоса видеосвязь была широко распространена, так откуда же тогда взялся этот пришелец? Зачем он оказался здесь? Может ли быть такое, что в своих исследованиях они натолкнулись на ранее неизвестную расу, которая уже эволюционировала достаточно, чтобы летать на другие планеты? Или возможно ли, что они вновь встретили гостя из другого времени, или, может быть, совершенно другого места?
Вопросов было гораздо больше, чем ответов. И если их не получить сейчас, во время сеанса связи, то потом может быть уже поздно.
Спок вновь опустил взгляд на капитана. С ним что-то не так. Больше, чем обычно. Плотно сжатые губы выдавали попытку взять себя в руки, и, надо сказать, со сторонним наблюдателем это бы сработало, поскольку такие мелочи бросаются в глаза только очень внимательным персонам. Но наблюдателей не было. Был слушатель, возможно, не один.  А это уже являлось проблемой, потому что Джеймс Т. Кирк в своей речи от протокола отклонился.
Узкая ладонь легла на плечо и крепко сжала. Будучи первым помощником, он был просто обязан вмешаться.
- Говорит USS Enterprise, первый помощник Спок от имени капитана Джеймса Кирка. Вы находитесь на территории Объединенной Федерации Планет. Тип вашего корабля не был опознан. Назовите себя и обозначьте свою цель.

Отредактировано Commander Spock (2016-12-01 16:20:43)

+3

6

В общем-то, правил касательно того, кому первому выходить на связь при такой неожиданной встрече, никто не писал. Все это как-то разрешалось само, и Корран, скорее всего, попытался бы вызвать неизвестный корабль, как только закончил бы искать в нем хоть какие-то знакомые черты; их, говоря честно, было ничтожно мало, и количество сходств постепенно стремилось к нулю, чем больше он всматривался в серо-серебристую обшивку. Впрочем, запросом на связь даже не пришлось заниматься - Свистун сообщил об этом весьма скоро, уже на порядок бодрее присвистнув. Щелкнув переключателем и услышав голоса, он даже несколько задумался, то ли радоваться этой удаче, то ли выключить: нет, он понимал их, те скорее всего принадлежали людям (что должно было вдвойне его обнадежить), однако поначалу здорово резанули слух, пока такая версия произношения общегалактического не стала ему чуть более привычной, чем никак. Ну, его хотя бы не расстреливали, а, судя по сенсорам, всего лишь подняли щиты, как то сделал бы любой здравомыслящий звездный крейсер - Хорну не в чем было новых знакомых упрекнуть. Он, в свою очередь, чуть исправил курс, чтобы в один прекрасный момент не оказаться нос к носу с чужими дефлекторами, дрейфуя в космосе.

- Я Корран Хорн из Галактической Федерации Свободных Альянсов, - а у вас просто ужасный акцент, USS Энтерпрайз... Озвучивать это он, конечно же, не стал, хотя бы потому, что на том конце кому-нибудь тоже захочется заткнуть уши. Но ему ведь не тонкостями лингвистики с ними пришлось бы заниматься - проблема была гораздо материальнее. И от руки помощи, вроде как протянутой вышеупомянутыми капитаном и первым помощником, он тоже не собирался отказываться, не имея никакой альтернативы. - Судя по тому, что в ближайшем пространстве больше никого нет, а улететь куда-либо отсюда я точно не смогу... Вы бы мне более чем помогли, если у вас есть звездные карты и место, где можно сесть, - потому что набор инструментов для, пожалуй, любой поломки у него имелся, а вот насчет возможности ремонта прямо в открытом космосе все было не так хорошо. Да и за то, чтобы узнать свое местонахождение он отдал бы много. Идея так и остаться в подвешенном состоянии в ожидании, когда энергия закончится и безжалостный холод за считанные часы сделает из тебя свежезамороженный полуфабрикат в титановой оболочке, нравилась ему еще меньше, даже если придумать самый худший вариант тех, кто мог бы летать на этой тарелке, совместив все беды от наемников до убийц джедаев и ксенофобов. Другое дело, что теперь он был почти уверен - это точно неизвестные ему регионы. Может, совершенно другая реальность, время или галактика, где знакомого ему было мало.

Крестокрыл ушел в пике, срываясь практически вертикально вниз, к точке, указанной ему как ангар. До ангаров звездного разрушителя, разумеется, этому было далеко, но тот компенсировал небольшие размеры заставленностью. Приличия и инструкций ради (нашел момент, когда стоило перестраховаться) Корран включил навигационные огни, за что сам себе был благодарен, продираясь глубже, чтобы не приземляться прямиком у ворот. По сравнению с новенькими и приземистыми шаттлами, расположившимися вокруг, длинный и вытянутый истребитель, служивший верой и правдой уже лет тридцать, да вдобавок повстречавший гладкими боками крайне недружелюбные астероиды, выглядел потрепанным; но все же Хан Соло, наверное, непременно посмеялся бы, поставив рядом свой Тысячелетний Сокол, на фоне которого даже повидавший виды его корабль выглядел бы сошедшим с верфи вчера. Четверку бравых ребят в красном с неизвестными знаками отличия на груди, невозмутимо (или не совсем) топтавшихся близ носа в ожидании, Хорн заметил весьма быстро - охранники и конвоиры не умеют быть незаметными, даже если их с ног до головы закутать в черное. Выбираясь из-под колпака кабины, заглушив двигатели и оставив разве что дежурную подсветку на концах крыльев, он все же дал осторожности волю, поставив код на запуск систем, а дроиду наказав оставаться здесь. С собой он захватил разве что деку и, разумеется, оружие. С которым пришлось расстаться почти там же: в руки одного из сопровождающих отправился бластер из набедренной кобуры и световой меч, скрыть который под видом фонарика ему совесть не позволила. Сила ведь не говорила ни о какой опасности со стороны экипажа этого звездолета, и где-то он смог расслабиться, при этом не упуская из подсознания готовность отреагировать на опасность. Тем более, что по пути, пока его весьма недолго куда-то вели (только потом оказалось, что это нечто крайне похожее на конференц-зал), Коррану было на что посмотреть и как выбиваться из общей массы синей, красной, желтой формы, с интересом сталкиваясь взглядом со случайными встречными, которые не менее любопытно вглядывались в него.

+3

7

Подобные случаи – редкость. Разумеется, каждый день на Флоте – приключение. Что-то всегда происходит, и когда выдаётся хотя бы один совершенно спокойный, полный рутины день, это можно считать за праздник. В такие дни не приходится ни о чём волноваться. Сегодня точно не такой день.
Джим внимательно слушает друга, кивает после каждого произнесённого доктором слова, показывая, что он действительно весь обратился во внимание. Потому как нужно что-то делать. Нужно принимать быстро какие-то решения, а он как нельзя некстати пребывает в категорически заторможенном состоянии. Но работа есть работа. И выполнять её необходимо. Правильная формулировка вырывается сама собой, на полном автоматизме, по привычке. Он поднимает взгляд на друга, кивает ему. – Освободите помещение. – нет, не так, неправильно поставленная задача. Тут же поправляется. – Боунз, проследи за тем, чтобы для потенциальных пострадавших было отведено отдельное помещение. Окажите необходимую медицинскую помощь любой сложности, не экономьте на препаратах – их запас восстановим на первой же высадке. – смотрит снова на тёмный экран, из которого продолжали доноситься разные звуки. Несмотря на отсутствие видеосвязи, звуки передавались очень чётко. Создавалось впечатление, что он со всей командой в один миг покинул мостик и оказался прямо там, на борту неопознанного объекта. Это поражало. Учитывая данные, которые показывал сканер, нельзя было с уверенностью сказать, что на нём установлено какое-то передовое оборудование. Но и утверждать обратное было бы неверным решением. Слишком уж всё запутано.
- Изолируйте всех, кто прибудет с корабля, от остальных больных в медицинском отсеке. Мы окажем помощь, но не станем недооценивать незнакомцев. – он не говорит «врагов», потому что это будет означать только одно – он попал в плен страху и предрассудкам. Но ему от чего-то кажется, что Боунз мог бы гордиться его благоразумием и предусмотрительностью.
Кивает он и тогда, когда слышит указания Спока. Точно. Забыл. Правильно. – Не отвлекайся, Джим. – тут же осаживает он себя и хмурится. Нужно собраться. Состояние не улучшается с тёплой ладонью на плече. Вообще не улучшается. Отклонился от протокола…всё пошло не так. – Соберись. Просто соберись. От тебя многое зависит. – повторяет он себе, постукивая пальцами по подлокотникам капитанского кресла, которое сейчас казалось до абсурдного крохотным, и создавалось ощущение, что оно вот-вот сожмётся так, что Кирка в нём просто размажет. Какой бред только не рождается в голове порой..
Но от всех ненужных сейчас мыслей его отвлекает один простой факт. На их запрос отвечают. И несмотря на то, что не с первого раза возможно расслышать знакомые слова, а спустя ещё какое-то время, понять, что речь хоть и отличается от стандарта, но тем не менее остаётся узнаваемой. Он бросает взгляд на членов своей команды. Сглатывает. Прикрывает на какой-то момент глаза и выравнивает дыхание. Это очень сложный день. Когда смена подойдёт к концу, он хорошенько выспится. Чтобы подобное моральное состояние ещё долго не повторялся.
Они постараются помочь тому, кто в этом сейчас крайне нуждался. Сделают всё возможное, и будь, что будет. Он решил лично поприсутствовать на встрече незнакомца. Не собирался оставлять своих ребят один на один с потенциальной опасностью,  в которую верить совершенно не было никакого желания. Ведь может хотя бы один день пройти нормально?
Незнакомец перед ним действительно выглядит довольно…человечно. Ничем от него самого не отличается, но вот одежда выглядит непривычно, они такую точно не видели. Что наводит на определённые мысли: а может ли гость быть путешественником не просто из соседней галактики, но и из другого времени. Старший Спок служил подтверждением, что такие вещи всё-таки возможны. При определённых обстоятельствах.
Он просит провести гостя в отдельную комнату, чтобы провести переговоры. Ждёт, пока он усядется за стол, садится напротив. Смотрит внимательно, не имея ни малейшего понятия, что на самом деле хочет увидеть. Вряд ли есть какой-то очевидный опознавательный знак, который подскажет ему – враг или друг перед ним. Бластер на поясе кажется тяжелее, чем обычно. Он делает над собой усилие и улыбается. Начинает с правды. С вопросов, которые наверняка волнуют всех, кто имел удовольствие встретиться с их гостем. – Как вы здесь оказались? Вы же не от сюда..Таких кораблей у Федерации нет. Ваш акцент…похож на стандарт, но всё равно отличается. Кто вы? – смотрит серьёзно, но потом спохватывается и представляется сам. – Давайте, я начну. Джеймс Кирк. Капитан этого корабля. – звучит вполне себе дружелюбно. Только вот что-то всё равно продолжает настораживать. Хотелось бы понять, что именно.

+3

8

Выслушав указания капитана, МакКой тут же двинулся в сторону лифта, чтобы отправится в медотсек, дабы лично проследить за приготовлениями карантина.
Дело было не в том, что Боунс не доверял членам своей собственной команды. Нет, это были профессионалы своего дела. Люди, которым он доверял не только свою собственную жизнь, но и жизнь других членов команды.
Маккой боялся паники. Это было последним делом среди того, что могло их ожидать. Паника - парализует и деморализует. А в таком состоянии ты не сможешь дать должного отпора.
А это в свою очередь абсолютно недопустимо. Джиму нужна вся его команда. Вся поддержка от тех, кто её способен предоставить. А Леонард в свою очередь предоставит то, на что способен. Все свои знания и навыки. Всё то, чему он учился все эти годы и продолжает учиться.
Ведь работа врача, тем более на таком объекте как космический корабль, типа Энтерпрайз, это почти всегда учеба. Ты учишься экономить лекарства. Проводить операции так же как и "на большой земле", даже не смотря на то, что условия, пускай и не шокируще-разительно, но отличаются. И не в лучшую сторону.
Но это его работа. Это его... Призвание? Возможно. С самого детства, с тех пор, как его воспитанием занялся его дедушка - маленький Лео мечтал пойти по его стопам. Это очень престижно и окупается. Даже когда больно. Даже когда тяжело. Даже когда ты думаешь, что ты не можешь ничего - ты должен. Это клятва, которую читаешь стоит тебе закончить мед, она врезалась в память Леонарда гораздо раньше, чем остальным.
  Он упорно и самостоятельно учился, и на какое-то время даже разочаровался в призвании.. Но призвание на то и призвание, чтобы в один определенный момент прийти к тебе и заставить осознать  что ты не сможешь без нее
Заточенный под болячки людей и наиболее близких к ним разновидностям инопланетян, мозг МакКоя почти лопнул от количества новой информации, в которой ему пришлось начать разбираться не хуже, а то и лучше, чем в той с которой все и начиналось. Ночи в библиотеке, штудирование мед справочников. Использование услуг переводчика, использование компьютера, виртуальные конференции, сотрудничество с больницами и лично с врачами.  Всё это, а так же немного южной упертости нрава, сделало МакКоя лучшим студентом на своем потоке и именно так он оказался на Энтерпрайз. А благодаря ему и.. Джим. Так что... Мы в ответе за тех, кого приручили, верно?
  Закончив с приготовлениями в своем отсеке, Боунс пошел к переговорной. По уставу Федерации - на важных собраниях, где может решаться политика ведения дальнейших действий корабля, обязаны присутствовать члены высших рангов командования, которые имеются в тот конкретно взятый период на корабле. А следовательно - сам капитан - Джеймс Тиберий Кирк, коммандер - Спок, лейтенант-коммандер - сам Леонард, а находившийся фактически в том же звании Скотти от участия отказался. Его можно было понять - Монтгомери не мог позволить себе не "обнюхать" новые, попавшие на борт корабля странные технологии. А чтобы это сделать - надо оставаться к ним как можно ближе. Плюс, он что-то там истерично выкрикивал про слишком близкое расположение "гостя" к каким-то там важным штукам, но у Леонарда не было времени выслушивать все объяснения Скотти.
Сам МакКой, как ученый, пожалуй тоже был бы заинтересован исследовать то, что приносила галактика к его ногам. Но перестраховка и осторожность спасла не одного ученого. Боунс не хотел оказаться на том же месте в истории, что и странная парочка, подвергавшая себя воздействию радиации. Нет. Нужно было подойти к этому вопросу с предельной точностью и деликатностью.
  Трикодер, который МакКой выложил у себя в кабинете после планового осмотра членов корабля, следовало положить в предназначенное ему на поясе штанов место. Ободрив себя тем, что в принципе корабль один и вряд ли он сможет так сильно навредить их "Детке", врач сделал праву глубоких вдохов, чтобы насытить мозг кислородом и отогнать роящуюся на задворках сознания паранойю.
Однако, Боунс не думал, что вырвавшееся на свободу подобное поведение и настрой помогут делу хоть сколько-нибудь. Так что: холодная голова, и - по возможности - не холодные руки. Но тут уж кому как, так сказать..
  МакКой пришел на собрание одновременно со всеми. "Гость" казался ему странным. Очень похожий на человека внешне, но трикодер говорил о том, что дополнительный анализ тут не просто нужен - он ужасно необходим для более точных постановок диагноза. Гость был немного ранен, а потому, наконец закончив сверяться с трикодером, Леонард достал из походной сумочки, которую так же прихватил из своего кабинета, парочку специальных стерильных салфеток, чтобы сначала промыть ушиб и за кровоподтеками понять масштаб и деликатность травмы, а затем наложил повязку, рассудив, что швы лучше будет наложить позже, в более пригодных для этого условиях. При это не прекращая слушать то, что говорил Джим.  В голове каша никак не хотела устаканивать новые полученные знания, потому, закончив, Маккой присел и пристально наблюдал за чужаком

Отредактировано Leonard H. McCoy (2017-04-10 10:34:32)

+1

9

Нестандартный, невесть откуда взявшийся корабль, неизвестные технологии, любопытный акцент. Спок едва заметно сощурился, выслушивая некоего Коррана Хорна, и одновременно попытался провести хоть какую-то ассоциацию с прозвучавшим только что названием. Что такое эта Галактическая Федерация Свободных Альянсов? Невозможно, чтобы Объединенная Федерация планет за долгое время своего существования упустила другой столь же большой союз, даже затрагивающий отдаленные и не до конца исследованные территории, хоть какая-нибудь информация должна просочиться. Это лишь доказывало, что пришелец, с которым они столкнулись, прибыл сюда из мест, доступ к которым получить куда более затруднительно, чем вести переговоры с ни о чем не подозревающими жителями вновь открытых звездных систем.
В остальном же, на удивление, ситуация была весьма обыденной. Оказание помощи пострадавшему и починка корабля, который, судя по данным предварительного сканирования, находился лишь в отдаленно удовлетворительном состоянии и в ближайшие четыре часа рисковал потерять 85% своей оставшейся энергии, что гарантировало летальный исход находящемуся внутри. В подобных ситуациях даже представители самых враждебных рас предпочитают последовать по мирному пути, а что касается связанного с допуском на борт постороннего риска... Что ж. Капитан был склонен рисковать, особенно если это поможет спасти кому-нибудь жизнь. А первый помощник должен только лишь убедиться, что встреча пройдет без негативных последствий. И вовремя отдать необходимые указания.
- Ваш запрос принят. Высылаем координаты ангара, снижайтесь и будьте готовы сдать имеющееся оружие. Вас встретят по прибытии.

Едва завершив свои приготовления, коммандер поспешил к конференц-залу. В основном, он использовался во время приема на борту важных персон, к примеру, послов или именитых ученых, но также здесь могли проводиться и чрезвычайные собрания офицерского состава. Данный случай предполагал именно последнее. Их положение, безусловно, было необычным, и это требовалось обсудить немедленно и на самом высоком уровне, а потенциальную опасность, которую представлял визитер, и вовсе нельзя было переоценить. Поэтому знающий человек вполне мог заметить, как напряжен вулканец, занявший свое место за столом переговоров. Спок чувствовал это и сам, несмотря на уже полученный первичный отчет инженерной службы о том, что сам себе корабль угрозы не представляет, несмотря на явное наличие нетипичных для использования в данном квадранте или вовсе неизвестных технологий. Но необходимо было оставить напряжение и волнение людям. Позволив эмоциям зайти слишком далеко и завладеть сознанием, можно легко упустить важные детали, чего любой хороший офицер, а тем более офицер с Вулкана, допустить просто не должен был.
Поэтому, когда незнакомец появился в сопровождении капитана и, конечно, конвоя, взгляд лишь холодно скользнул несколько раз по его облику, скрупулезно собирая крупицы информации. А ладонь легла на кнопку записи и легонько нажала. Разумеется, все данные об этой встрече должны быть сохранены. Если это не пригодится им сейчас, то может послужить будущим поколениям, что тоже немаловажно. И не стоит забывать также о Звездном Флоте.
- Как я понимаю, вы не нуждаетесь в услугах переводчика. Тогда давайте начнем.
Машина цивилизованных переговоров начала свою работу в своем отработанном режиме. Капитан (сбивчиво, дружелюбно) задавал вопросы. Глава медицинской службы производил манипуляции с приборами и оказывал нехитрую первую помощь. А старший офицер по науке занимался именно тем, что обычно и делает большинство ученых – наблюдал, анализировал и делал выводы, оценивая масштаб проблемы, с которой они столкнулись. Кем или чем является этот Корран Хорн – неоценимым источником новых знаний или потенциальной угрозой, с которой нужно вести себя должным образом? В пользу последнего пока что аргументов недоставало, что неизбежно повлияло и на состояние Спока; плечи немного опустились, а руки соединились в жесте, выражающем умиротворение и внимание. Перед ними не склонный к явной агрессии человекоподобный гуманоид, достаточно развитый для того, чтобы умело обращаться с технологиями, равными тем, что находились в распоряжении Флота и, в частности, USS Enterprise. Трудностей в общении нет, телепатических способностей нет, либо они были скрыты – невозможно сказать, не ознакомившись поближе с физиологией незнакомца, а это, судя по выражению лица всегда чрезмерно эмоционального доктора МакКоя, было хорошей идеей. К тому же, он разоружен. И явно готов сотрудничать с командой корабля, которая оказалась рядом в нужный момент и предложила свою помощь. В самом деле, более логичным сейчас было прислушаться к его словам. Которые, кстати, содержали весьма любопытную информацию, отчасти подтверждающую возникшие до этого теории, а отчасти оставляющие еще больше вопросов.
- Мистер Хорн, вы можете с уверенностью утверждать, что больше кораблей, подобным вашему, в этом секторе нет? – негромко, наконец, подал голос Спок, воспользовавшись подходящей паузой и в вопросах Джеймса Кирка, и в ответах их гостя. Многое еще предстоит выяснить. Однако, безопасность превыше всего. – Нам бы не хотелось оказаться под обстрелом благодаря тому, что мы взяли вас на борт. К тому же...
В темных глазах проскочила искра интереса.
- С нашей стороны разумно будет узнать о вас побольше, прежде чем вы вернетесь туда, откуда вы прибыли. Я полагаю, это очень далеко от этого места.

Отредактировано Commander Spock (2017-05-16 19:25:06)

+3

10

Хороший вопрос - кто он. Об этом обычно не задумываешься, пока спокойно себе жизнь течет в привычном русле. Ну, ты привыкаешь считать себя человеком в великом множестве рас и народов, но никак не готовишься к тому, что где-то еще тоже могут быть такие же люди, на которых все равно не будешь полностью похожим. Люди, отличавшиеся от его понимания этого слова - это как-то трудно умещалось в голове. Понятное дело, что его родная галактика не была во вселенной единственной, однако вот времени задуматься о том, что же начинается за ее пределами, у него как-то не находилось - вокруг был целый ворох насущных дел, которые требовали все его внимание для весьма банального выживания. И вот как - если ты этого не видишь, это совсем не значит что этого не существует. Корран повнимательнее вгляделся в лица вокруг, и только одного в комнате он не отнес бы к людям: заостренные уши и уж очень ровный, тяжелый взгляд из-под темных бровей никак не вязался с тем, кто взялся за его ссадину, и тем, кто представился капитаном. Ни в ком из них он не слышал отголосков Силы, словно здесь она не оставляла следов мидихлориан в живом и существовала где-то рядом, независимо.

- Ваш акцент тоже стоит особняком от общегалактического, - он хмыкнул в ответ и медленно вдумываясь в сказанное - необычное произношение букв и слов знатно ухудшало восприятие. Несколькими движениями по своей деке он активировал голопроектор и вывел над столом карту галактики, усеянную мириадами точек-планет вокруг звезд, крупнее и мельче. Где-то были указаны астероидные пояса, черные дыры и прочие препятствия для путешествий. Она не была завершена - доброй трети карты не было, и круг с запада был будто откушен кем-то. - Это известная мне галактика. Я должен был оказаться здесь, - он ткнул в одну из крошечных планет у предполагаемой границы известного и неизвестного космоса, - но сработавший аварийный контур моего гипердвигателя выбросил меня там, где... Где выбросил. Я летел один, - Хорн так и не придумал, как именовать космос здесь, хотя он-то как раз от родных просторов не отличался ни радушностью, ни условиями. - Я не встречал крейсеров подобных вашему - даже в старых разработках. У вас слишком мало оружия и слишком слабые дефлекторные щиты, чтобы такой корабль долго продержался в моем мире, - не то что бы верным (и безопасным) ходом было намекать о своей принадлежности к военным структурам, но привычка обосновывать любой логический вывод в нем обитала прочно и навсегда. Он ведь и впрямь в первую очередь смотрел на огневую мощь и как-то автоматически просчитывал шансы победить в бою: этот отправить в дрейф по открытому космосу можно было бы даже в том случае, если бы в крестокрыле не осталось торпед, летел бы тот на одном только добром слове и имел одну действующую лазерную пушку. - Спасибо, - Корран в большинстве своем обратился к, должно быть, врачу, избавившего его от кровоподтеков и лишних неприятных ощущений у виска. Отчасти эту благодарность можно отнести и ко всем здесь присутствующим - так или иначе, от их решения зависело, замерзать ему в беспощадном вакууме или вот так вот сидеть в тепле и каком-никаком обществе разумных существ, способных оказать ему помощь.

Отредактировано Corran Horn (2017-09-07 16:05:28)

+2

11

Ожидание - тяжёлый период для любого здравомыслящего человека. Непонимание и неясность ситуации. Ничто не пугает так, как нечто неизвестное. И, несмотря на тот факт, что они все уже привыкли иметь дело с чем-то неизведанным и потенциально опасным, более привычными такие вот встречи не стали. Они сами не стали меньше бояться того, что дружелюбное на первый взгляд существо могло оказаться опасным противником. Страх потерять кого-то близкого из случайной оплошности, из-за необоснованного желания довериться и поверить - это то, чего Джим, будучи не только капитаном, но и другом, допустить никак не мог. Не мог позволить потенциальному врагу вселить страх и причинить вред, но и принимать какие-либо агрессивно настроенные действия - тоже. Он был связан по рукам и ногам, зажат с обеих сторон, без права сделать хоть что-то, хоть как-то предотвратить страшный исход до тех пор, пока применение оружия не стало бы очевидно необходимым. Впрочем, всегда можно в очередной раз нарушить указ-другой. В целях безопасности. В целях сохранения чужих жизней. Он готов пойти на такой шаг снова и снова, не задумываясь о том, что будет с ним самим.
И он внимательно ловит каждое слово, что произносит незваный гость. Он в курсе тех трагических событий, после которых всегда какое-нибудь важное лицо говорит о том, что трагедию можно было предугадать, что все замыслы были очевидны, их можно было услышать в том, что говорил преступник. Джим мысленно морщится -  нет никаких оснований полагать, что их незваный гость действительно является преступником. Нет никаких оснований полагать и обратное, конечно же.
- Мой акцент…- он не успевает ничего сказать, зато успевает порядком поднапрячься, когда гость перед ним совершает несколько незамысловатых движений, рука сама собой тянется к фазеру. Рано. Не нужно совершать ничего, о чём он мог бы пожалеть. Нужно смотреть на развернувшуюся перед ним  карту, нужно задаться вопросом - что случилось с западной её частью.
- Почему вы летели в одиночестве? Исследовали? Бежали от кого-то? -  не хотелось бы стать целью для того, кто мог преследовать их гостя, не хотелось бы привносить в их беспокойное время ещё больше опасности. Слишком много «не хотелось бы», слишком много давящих на плечи «необходимо». - Вас интересовала именно наша галактика? - хотелось бы думать, что нет, но слова гостя заставляют думать об обратном, рассматривать все возможные варианты.
- В Вашем мире идёт война? Может быть, Вы ищите помощи? - в таком случае всё становится ещё сложнее. Шансы, что Звёздный Флот пойдёт на такой рискованный шаг, крайне малы. Обнадёживать не хотелось. - Все ваши корабли оснащены оружием, с которым исследовательскому кораблю не справиться? - слишком много вопросов, слишком много надежды на то, что ему ответят максимально честно, но Джим понимает ясно - проводить экскурс в историю другой галактики ему вряд ли будут. Придётся разбираться на месте. Не хотелось бы.
Он совершенно честным образом избегает всякое желание обернуться на Спока, узнать, что тот думает по поводу всего произошедшего - нельзя демонстрировать растерянность. Слишком много всего нельзя.

+2

12

Маккой медленно переваривал сказанное гостем, и очень старательно скрывал вскипавшее в нем напряжение и негодование. Откуда у этого неясного хмыря, которого они по счастливой случайности решили поднять на борт, а не бросили умирать в космосе, следуя по своей миссии дальше (нарушив наверняка тем самым одну-другую директиву, о чем не преминул бы сообщить Спок), решил, что говорить о технических "изъянах" корабля - это хорошее дело?
  Да, Энтерпрайз поднимал щиты по приказу Джима, но не на полную мощь, оружие у корабля было - как никак в тех секторах, где им приходится бывать не всегда проживают мирные существа, которые сходу согласятся на дипломатические переговоры. Но именно по этой причине оружие скрыто, спрятано, и достаточно мощно. Дальние рубежи - это дальние рубежи. А Федерации не плевать на один из первых своих исследовательских кораблей, который как раз дальние рубежи и покоряет.
  И вроде Маккой не инженер, но то, что этот глупец говорил об их корабле казалось таким идиотичным даже для него, хирурга, что Леонард тихонечко прыснул, представляя какой тирадой разразится ущемленное Эго Скотти. А ведь он обязааательно расскажет Скотти об этом. Хотя бы для того, что бы завести и без того легкого на подъем шотландца до плевков ядом и перескакивания с языка инженерных терминов до языка ругательств. Может потом они и к выпивке дойдут, что греха таить, хороший бурбон еще ни одну дружбу не испортил.
- Я обязательно передам нашему главному инженеру ваши соображения о нашем вооружении, - звучало немного высокомерно, но Маккою было все равно. Его задача тут была в том, чтобы оценить риски от присутствия этого "субъекта" на корабле. Пока риск казался минимальным, но бдительность - вот что спасало и самого Лео и его команду уже не раз. Тем более, так как на Энтерпрайзе все еще не было замены главному психологу - Маккою предстояло оценить обстановку и с этой стороны.
  Напряжение, казалось, сошло на нет, Джима интересовали многие вопросы, Спока - наверное еще больше. Боунса интересовало чем это все закончится. Заглядывать в будущее он не умел, к несчастью для себя, так что нужно было терпеть. Терпеть и ждать.
  Враждебно гость не выглядел, показанная им вселенная на взгляд человека, который особо ничего в этом не понимает - казалось практически такой же, как та, которую они сами бороздят. Все это странно.
Нет, в голове Маккоя не было никаких сомнений в том, что эта вселенная не единственная. Самое первое их путешествие на Энтерпрайзе показало всей команде - что это не так. Они не просто не одни, существуют вселенные где всё практически так же, но одна крохотная деталь отличает всё в этой вселенной от того, что имеется у них. К примеру - смерть отца Джима кардинально могла сменить вектор этой вселенной, если бы не Пайк и.. в каком-то смысле - Ухура. В их вселенной теперь даже было два Спока.
  Вот это было странным (а два Спока - еще и страшным). Вот эта вся история была будоражившей кровь, в свое время. Потом Лео долго болтал со Скотти на этот счет. Монтгомери вообще обладал уникальной для человека его гениальности способностью говорить понятным для несведущих языком. Правда иногда стоило ему напоминать о том, что ты - ни бум бум в теме, потому, что забываясь он переходил на более сложные термины, понятия, и все это превращалось для Боунса в кашу с комочками - а он это дело ненавидел. Кто вообще любит кашу с комочками?..
  Но вселенная с вечной войной... Это как клингоны, только во всей вселенной. Угнетает. И просто по-человечески жалко людей, проживающих там. Если их техника заточена под вечную войну, то что с медициной? Наверное тоже. Интересно было бы о ней узнать, но жить в таком мире - ни разу.

Отредактировано Leonard H. McCoy (2018-01-28 17:39:30)

+2


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Never stop never stopping


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC