crossroyale

Объявление



Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри?
В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.
       
       

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Let the Force guide you


Let the Force guide you

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- Let the Force guide you -

http://s50.radikal.ru/i128/1611/e3/56e9e1a7652d.gif

http://s13.radikal.ru/i186/1612/e8/0d785aa3df22.gif

http://s16.radikal.ru/i190/1611/88/319704451558.gif

- Лишь случайность может спасти Галактику -

участники:
Obi-Wan Kenobi
Qui-Gon Jinn с 3-го круга
Satele Shan

время и место:
вторая половина 5 месяца, 36 ПБЯ, Телос IV

сюжет:
Пути Силы неисповедимы, и даже самые талантливые провидцы никогда не могут с уверенностью сказать, куда они свернут в этот раз.
Было ли это простой случайностью или высшим провидением, но судьбе угодно было свести двух Джедаев на планете Телос IV, где Сатель пришлось совершить экстренную посадку из-за неисправности своего звездолёта. И пусть такое удачное стечение обстоятельств, как присутствие на орбите мастера Кеноби, можно списать на волю случая, оно определённо сулило нечто большое.

Отредактировано Satele Shan (2016-12-01 19:37:38)

+2

2

Телос… Кружа по высокой орбите вокруг планеты на своей свежеотремонтированной «Эте-2», Кеноби смотрел на серо-зеленую поверхность, пытаясь понять, зачем он вообще тут оказался. Перелет не был особо долгим, но все же отнимал некоторое время. Ну, собственно, в отличие от обыкновения, время у него сейчас было. Еще на Татуине ему пришлось привыкать к тому, что времени… достаточно. Но сейчас к этом прибавилась еще и свобода.
И все же Кеноби зачем-то прилетел именно на Телос. Экскурсия по местам боевой славы? Или он надеется найти тут Квай-Гона? Все же эта планета была очень значимой в жизни учителя. С другой стороны сам Оби-Ван пришел в себя вообще на планете, о которой даже не слышал. Потому он просто поставил корабль на автоматику, продолжая смотреть на разграбленную планету, подпер подбородок рукой и думал, вспоминал. И постоянно ловил себя на том, что напряженно прислушивается к вибрациям в Силе, стараясь уловить знакомую гармонику. Вернуться же мог не только Квай-Гон.
Наверное Кеноби просто надо взять паузу и обдумать все. В Храме оставаться он не пожелал – там было слишком много плохих воспоминаний, да и место казалось практически чужим. По крайней мере на этом этапе. Он хотел побыть один. Сначала он едва не направился к Новому Эпсолону, но то было бы еще худшим решением…
Астродроид тихо чирикнул, потом немного скорректировал курс, избегая крупного грузовоза, величественно проплывшего вдали к планете, видимой сейчас полумесяцем, чья темная часть была покрыта редкими огнями. Кеноби на миг насторожился, потом вновь расслабился – это явно был просто рейсовый корабль. Оби-Ван вновь погрузился в мысли, созерцая, как под кораблем планета являет свой рассветный пустынный бок с редкими пятнами зелени.
Наверное эта подсознательная тяга к местам, связанным с Квай-Гоном, да и к самому нему, возникла из-за зародившейся неуверенности. Не то, чтобы Кеноби был смущен или сбит с толку, но ему действительно надо было привыкнуть к жизни, к внезапно вернувшейся молодости и к новому Ордену. Оби-Ван криво усмехнулся, подумав, что сейчас ему надо по уши увязнуть в очередной войне, дабы вновь возвратиться к привычному существованию.
Именно в этот момент, словно услышав недостойные джедая мысли, дроид заверещал, резко изменив курс и набирая высоту. Кеноби выпрямился и схватился за штурвал, перехватывая управления и сосредотачиваясь. Все мысли вмиг улетучились. Он уже готовился взвести корабельные пушки и уйти в сторону, когда ощутил в Силе резкую волну, в которой ощущался призыв о помощи и сильная тревога. Затем километрах в пятистах промчалась яркая точка корабля, судя по всему неконтролируемого, погружаясь и начиная полыхать в атмосфере Телоса. Астродроид запищал, параллельно выводя данные на экран. YT-2400 явно пребывал не в лучшем состоянии, но дымовой след за ним не тянулся. Кеноби резко вывернул руль, переходя в нисходящую бочку и стараясь догнать неизвестный корабль, на борту которого определенно был некто, чувствительный к Силе, причем вряд ли связанный с темной стороной. Он приказал дроиду сканировать пространство в максимальном радиусе, ища следы потенциального неприятеля и параллельно попытаться связаться с кораблем, чтобы выяснить, действительно ли экипажу нужна помощь. Надо же с чего-то начинать.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2016-11-09 17:45:43)

+2

3

Непреложный закон природы гласит: если человек в чём-то чертовски хорош, непременно найдётся что-то, в чём он до смешного плох. Неоспоримый факт, естественная закономерность, которая также является частью мирового баланса — вот, что это такое. Аксиома, спорить с которой было бессмысленно, а доказать на деле — проще простого. Совершенно ведь очевидно, что, если посвящать какому-то определённому занятию всю свою жизнь, в нём удастся достичь небывалых успехов, но это непременно будет идти в ущерб каким-то другим областям, на развитие которых попросту не хватит ни времени, ни сил. Можно, конечно, равномерно распределить нагрузку так, чтобы успеть научиться всему, но и подлинного мастерства в этом случае не удастся достичь ни в чём. Истина, доступная для понимания даже ребёнку, но от того не перестающая время от времени огорчать.
Порой Сатель задумывалась о том, согласилась бы она обменять свои небывалые таланты в использовании Силы на возможность быть среднего звена адептом, но при этом уметь пилотировать звездолёты. Одарённый, могущественный пользователь Силы, в чьей власти было гнуть металл силой мысли, она пасовала, когда дело доходило до пилотирования. Лишь отдалённо догадываясь о назначении большинства индикаторов или действуя по наитию Силы, она кое-как могла управляться с межзвёздными кораблями, но, путешествуя в одиночку, предпочитала всё же доверять управление астродроидам.
Технологии которых, к слову, шагнули далеко вперёд с момента её прошлой жизни. И хотя понимать их невнятный писк по-прежнему было для Сатель невозможно — «Неужели за тысячи лет нельзя было научить их изъясняться понятнее, как дроидов-секретарей?» — значительно расширившийся ряд функций и возможностей новых механических помощников не мог не радовать. Пусть поначалу Шан и не могла отделаться от постоянно испытываемого удивления, невообразимо остро ощущая себя человеком совершенно другой эпохи. Кем она, в общем-то, и была.
Но новые астродроиды, как выяснилось, были способны далеко не на всё, и это в очередной раз сыграло с Сатель злую шутку. То ли неисправность дроида, то ли неполадки в системе, то ли ошибка навигации, то ли всё вместе наслоилось друг на друга, но в итоге вышло так, что вместо ожидаемого пункта назначения джедай оказалась на орбите Телоса IV, выскочив из гиперпространства слишком близко к планете и тут же пойдя «ко дну». Системы управления взбесились, то отключаясь, то включаясь вновь, датчики верещали и тут же хрипло глохли, а картина за бортом неудержимо тряслась и с бешеной скоростью неслась вперёд. По кораблю разнёсся запах палёного железа, и Сатель, резко втянувшая его ноздрями, первым делом подумала о том, что у неё сгорела проводка.
Но на попытки разобраться в проблеме времени не было: уже войдя в атмосферу планеты под визжание дроида, Шан зацепилась за консоль управления, едва не слетев с кресла, и принялась вдумчиво всматриваться на кнопки и индикаторы перед собой. Сила джедая — в спокойствии, и той холодности, которую умудрялась сохранять Сатель, позавидовали бы многие. Со стороны могло даже показаться, что она уже смирилась с неотвратимой гибелью, но на самом деле в тот момент, когда звездолёт нёсся к земле в крутом пике, джедай вдумчиво прислушивалась к своим ощущениям в Силе, чтобы та направила её и помогла хоть как-то совладать с неудержимым кораблём. «Доверься Силе», — всегда говорили ей. Что ж, самое время.
Не до конца понимая, что она делает (а вернее — как она это делает), Сатель, действуя по незримой указке, смогла активировать аварийные системы и даже попыталась снизить скорость и выровнять траекторию, чтобы не столкнуться с землёй под прямым углом, но постоянные перебои с питанием не позволяли провести и без того сложные манипуляции должным образом. Ещё и передатчик на фоне общего гула сбивчиво пищал, оповещая о попытке установить с кораблём связь — и кому только Сатель могла понадобиться в такой момент? — что лишь усложняло и без того критическую ситуацию.
Иного выхода не было. Чувствуя, как трясётся под ней звездолёт, Шан закрыла глаза и приподняла руки над консолью, призывая в свои союзники Силу. Окружая, обволакивая терпящий крушение звездолёт, она даже в такой непростой момент была досягаема для того, кто умел чувствовать её потоки, и это могло стать единственным спасением для Сатель. Сделав один глубокий вдох, джедай словно подхватила свой корабль  мягким течением Силы, и принялась направлять его по траектории, задаваемой её ментальными усилиями. Словно спуская звездолёт с плавной горки, одной рукой Сатель очерчивала его движение, управляя силовой волной, а другую напряжённо сжимала, скрючивая пальцы, вместе с этим заставляя корабль тормозить. Сила дрожала вокруг неё, плотным потоком окружив звездолёт и очертив его голубым вихрем, и чем больше были усилия Сатель, чем сильнее она концентрировала Силу, тем ярче и заметнее становилось сияние, тем ощутимее были силовые возмущения. Радовало одно: как успела заметить Шан, летала она в сторону некого пустыря, а потому столкновения с деревьями и зданиями ей не грозили.
Как сжалась вокруг звездолёта Сила, когда приземление перешло к своему завершающему этапу, так сжалось всё внутри Сатель, завязавшись крепким узлом, так сжалась она сама, сцепив руки в кулаках и нутром ощущая, как всё вокруг неё стиснулось в попытке противостоять движению скребущего по земле звездолёта. И лишь в тот момент, когда вибрация затихла, а в ушах перестал оглушающее звучать шум шаркающего по земле днища, Сатель позволила себе расслабиться, выдохнув и словно размякнув. Кажется…
Кажется, у неё получилось.
— YT-2400 на связи, — немного растерянно ответила наконец Сатель на сообщение, видя, что через раз работающий передатчик всё ещё мигает. — Произошла поломка систем, но сейчас… — джедай вздохнула, чувствуя, что ей не хватает воздуха. — Сейчас всё в порядке.

+2

4

Дроид пропищал данные, сообщая, что в окрестностях есть только парочка небольших грузовых судов и ничего подозрительного. Потом более тревожно и скептично чирикнул о таком резком входе в атмосферу. Кеноби отмахнулся, следуя за падающим кораблем, постепенно переходящим к тяжелому, но все же управляемому планированию. «Эта-2» прекрасно слушалась всех команд, плавно вспарывая атмосферу и начиная понемногу тормозить. Перед экраном поплыли тонкие и блеклые бордовые струйки перегретого воздуха, постепенно накаляющиеся все больше и мешающие просмотру корабля. Но Оби-Ван мог лететь даже не глядя – на потоки Силы и тревоги, идущие от корабля.
Он уже был уверен, что внутри корабля кто-то, владеющий Силой, причем не на уровне интуитивного восприятия и совсем не дилетант. Может быть даже джедай. Но в Силе не было ярости, гнева, ужаса и иных признаков эмоциональной грязи, свойственной ситхам. Поэтому Кеноби скрипнул зубами и сказал дроиду, стараясь перекрыть визг и рев разрываемого воздуха:
– Не отвечает?! Передавай команду эвакуироваться, реверсом!
«Эта-2» начала вибрировать, грозя флаттером. Стерильный воздух кабины начал немного горчить, отдавая ароматом перегретого пластика. Кеноби был вынужден притормозить и попытаться выйти из пике, мысленно вздыхая о прогулке пешком. Неизвестный корабль же продолжал падать вниз, не откликаясь на позывные. «Эта-2» ушла в спираль, понемногу тормозя и перестав содрогаться, потоки воздуха перестали полыхать, сменившись ревом ветра; дроид не прекращал верещать, требуя отдать ему управление. Кеноби внимательно смотрел на корабль, потом почти незаметно сдвинул руль, корректируя полет и наблюдая за мигающим сигналом вызова. Он поджал губы, начиная подозревать, что перегрузки могли убить или оглушить находящихся на корабле.
И в этот момент ему показалось, что само пространство гулко содрогнулось от невероятной мощи, сопоставимой со взрывом протонной бомбы. Он непроизвольно вцепился в руль, ожидая, что «Эту-2» сейчас тряхнет, затем, спустя миг, понял, что это был импульс в Силе. Эта описывала снисходящую дугу, как ни в чем не бывало. Но падающий YT-2400 притормозил и начал немного неловко задирать нос, понемногу принимая более подходящее для посадки положение. Оби-Ван с удивлением и интересом заметил, что вокруг корабля появилось легкое голубоватое свечение – как в моменты наиболее серьезных взаимодействий с Силой. Теперь он был уверен, что на борту джедай – и джедай очень непростой. Поэтому сигнал остался без ответа – он был слишком сосредоточен, чтобы отвлекаться. Уже возле земли корабль наконец принял параллельное земле положение и наверняка с грохотом ударился об нее, продолжая скользить и вздымая клубы пыли, сверкающие золотом в рассветных лучах и подсвеченные сиянием Силы. Корабль покачнулся и остановился; вокруг него продолжала клубиться пыль, вероятно смешанная с дымом. Кеноби качнул головой, это была одна из самых неуклюжих, но в то же время эффектных посадок, что он видал. И тут же ожил передатчик, сквозь треск статики донеся немного сбивчивые слова, произнесенные женским голосом:
– YT-2400 на связи. Произошла поломка систем, но сейчас… Сейчас всё в порядке.
– «Эта-2» сейчас приземлится справа от вас. Без агрессивных намерений, – ответил Оби-Ван, заходя на посадку и описывая над кораблем петлю, направляясь в указанному месту. «Эта-2» сомкнула плоскости, потом мягко опустилась на пыльную землю и выгоревшую траву. Кеноби приземлился сбоку от корабля неспроста – так он был вне быстрой досягаемости корабельных пушек. Но и сам он поставил свой «Актис» боком. Дроид еще раз неодобрительно чирикнул. Кеноби присмотрелся к кораблю. Тот выглядел достаточно целым. На корпусе снизу виднелась пара царапин в краске, из одной дюзы поднималась тонкая струйка дыма. Его всерьез интересовали пассажиры корабля. В этот момент мигнула кнопка связи. Кеноби нажал ее, из динамика тут же донесся строгий голос, изрекший:
– Вы без разрешения нарушили территорию воздушного пространства планеты Телос IV. Причина посадки?
– Корабль потерпел крушение, это аварийная посадка, – ответил Оби-Ван, невольно поморщившись.
– Отряд в пути, оставайтесь на местах.
– Принято.
Кеноби с отвращением подумал о властях Телоса. Интересно, его портрет еще занесен в базы данных? Вряд ли, прошло… без малого лет 80. Джедай откинул крышку кабины и ощутил исходящий от металла жар, услышал тихое потрескивание остывающего металла. Он выбрался из кабины, потом спрыгнул с крыла корабля, держа руки на виду и не скрывая световой меч на боку – но готовый в любой момент схватить его. Хотя Сила не предупреждала об опасности или присутствии недоброжелателя – по крайней мере в ближайших окрестностях. Ему хотелось оглядеться и посмотреть, что стало с некогда цветущей планетой, но в этот момент зашипел открывающийся шлюз. Это действительно было куда интереснее.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2016-11-12 23:27:59)

+2

5

Дослушать ответное сообщение до конца Сатель так и не успела: и без того дышащая на ладан проводка вновь дала сбой и прервала подачу электричества в кокпит, вырубив все системы, кроме аварийных. И хотя проблему с электропитанием можно было назвать чрезвычайно важной и требующей немедленного решения, первым делом Сатель решила не отправиться на поиски причины такой неожиданной поломки, а выйти и подышать воздухом, чтобы привести себя в чувство. Слишком резко ей пришлось прибегнуть к силовому контролю чего-то настолько крупного, несущегося с огромной скоростью прямиком к своей гибели. И теперь, как только волна адреналина, прояснившая разум джедая, прошла, на неё накатило ощутимое утомление.
— Узнай, в чём проблема, — неловко встав на ногах, затёкших от длительного сидения на месте, велела Сатель своему дроиду, который, судя по всему, силился проанализировать произошедшее и понять, почему после таких фокусов он до сих пор функционирует, а не валяется под обломками кучей оплавившегося металла. 
Поначалу тело нехотя слушалось Сатель, но даже это было в разы лучше, чем та палитра чувств, которую она испытала после своего самого первого пробуждения в новой жизни. Если сейчас она была просто немного утомлена перелётом и попытками спасти звездолёт от крушения, то тогда она была совершенно обессилена, слаба, беззащитна. Подняться на ноги уже казалось подвигом, что уж говорить о какой-то маломальской ходьбе. Но сейчас, спустя месяцы после того дня, она уже чувствовала себя достаточно окрепшей для того, чтобы снова жить полноценной жизнью, словно не была выведена из пробирки, а училась этому с детства.
На ощупь ступая по тёмному коридору, Сатель снова вспомнила о том неожиданном спутнике, который так старательно пытался выйти с ней на связь. Появление его было до того неожиданным, что поначалу джедай не удержалась от закравшихся в её голову подозрений, которые указывали на возможную причастность незнакомца к необычному и совершенно не свойственному её кораблю инциденту. Но подозрения эти быстро развеялись, как только Сатель мысленно одёрнула себя: нельзя было судить предвзято. Кем бы она ни была сейчас, с чем бы ей ни пришлось столкнуться, она всегда должна была помнить о том, кем была тысячи лет назад та Сатель, которую ей теперь поневоле приходилось заменять. А та Сатель была джедаем, мудростью и  совестью всего Ордена, и она никогда не позволила бы себе винить кого-то без доказательств. По крайней мере, так её клону подсказывала память.
Когда вызванные ею вибрации в Силе утихли, вновь вернув окружающему миру спокойствие, сквозь эту ровную гладь Шан смогла, наконец, ощутить того, кто приближался к ней на своём звездолёте. И открытие удивило её ещё больше. Ещё бы, ведь незнакомец оказался не просто случайным свидетелем её неудачной посадки — он был адептом Силы! Джедаем, чья светлая, умиротворяющая аура вселяла в душу Сатель успокоение. Теперь она хотя бы могла утешить себя тем, что ей не придётся сходиться с кем-то в смертельной схватке.
Дверь шлюза не среагировала на команду панели, работающей на аварийном питании, с первого раза. Со второго — тоже. И хотя на третий раз она вроде бы совершила какие-то потуги, чуть приоткрывшись, эффект от этого был настолько мизерным, что Сатель не стала больше пытаться совладать с техникой и обошлась старым дедовским методом: бахнула по двери кулаком, заставив остальную часть конструкции заработать. И хотя открыть шлюз ей удалось, одновременно с этим у самого лица Сатель что-то щёлкнуло искрой и задымилось, заполнив воздух едким плотным сгустком.
Шан шумно закашлялась, прикрывшись рукой, и спешно выбралась наружу, размахивая ладонью перед собой и разгоняя сизую пелену. Почти эффектно, даже театрально, надо сказать, вышла, выбравшись из облачка дыма и подняв, наконец, лицо на незнакомца.
Лицо женщины, некогда слывшей едва ли ни легендой, но ныне известной лишь тем, кто посветил  изучению истории Ордена Джедаев немало часов. Лицо Гранд-Мастера времён Старой Республики Сатель Шан.
— Приветствую, — первой заговорила она, не без интереса осматривая стоящего перед ней человека и щурясь от светившего в глаза солнца. — Мы с вами, кажется, не знакомы, — взгляд Сатель упал на меч, висящий на боку — судя по конструкции, простой одноручный. — Кто вы?

+2

6

Кеноби сощурился, глядя в лицо женщины, выбравшейся из корабля. Лицо показалось ему смутно знакомым, но узнавание было неопределенным, чем-то очень давним. О сосредоточился на миг, перебирая память и вспоминая, где мог видеть этот точеный волевой профиль и острый изгиб бровей. Тишина, спокойствие, пара пылинок в лучах солнца, падающих сквозь окно, Джокаста Ню, распекающая парочку хихикающих юнлингов. Бюст в нише, гласящий, что изображает кого-то из древних героев Ордена. Имени Кеноби не помнил, впрочем, память на имена всегда была его слабым местом. Потомок? Или даже очередной осколок прошлого?
– Мое имя Оби-Ван Кеноби. – джедай оглядел корабль и отметил рассеивающееся облачко дыма, вяло утекающее в небо из проема люка. – Нет, вероятно не знакомы. Я рад видеть, что вы уцелели, мастер..?
– Сатель Шан. Магистр Ордена Джедаев. Была им... несколько тысяч лет назад, – джедай неловко улыбнулась, словно извиняясь за формулировку, способную кого угодно ввести в заблуждение своей кажущейся бредовостью. Кеноби едва не хлопнул себя по лбу ладонью, наконец вспомнив и имя помимо каменного образа. Все же тенденция воскрешений набирала обороты. Кеноби решил попозже более тактично узнать историю Сатель. Потом достаточно печально и криво усмехнулся ей в ответ.
– Я бескрайне рад встретить вас, магистр Шан. Кажется, в чем-то наше нынешнее положение схоже, – он помолчал секунду, рассматривая корабль вновь. Свет внутри горел, пламени не было, дроид довольно попискивал где-то вне поля зрения, – Думаю, ваш корабль можно будет починить. Нам надо дождаться местные власти, запросить помощи в ремонте, после чего вы сможете вернуться в Храм и более основательно восстановить…
Кеноби замолчал. Потом повернул голову, словно прислушиваясь. Но не к звукам – к Силе. Сила плыла вокруг нарастающим потоком, словно стягиваясь в одну точку. Поток нарастал, отвлекая внимание, словно даже сделав мир вокруг бесцветнее и невыразительнее – просто потому что Оби-Ван слишком погрузился в собственные ощущения, прислушиваясь к происходящему по ту сторону изнанки материального существования. В Силе определенно что-то происходило – и весьма странное, с таким он еще не сталкивался прежде.
– Магистр, вы ощущаете?.. – рассеяно спросил Кеноби, отступая назад, в сторону возмущения. В нем было что-то необычное, но… знакомое? Зовущее? Определенно не отрицательное или разрушительное. Джедай вновь невольно сделал пару шагов в направлении аномалии, чувствуя, что у нее есть объяснение, силясь уловить его. Он ощущал, что тут кроется что-то очень важное… А затем Сила резко замерла, отступая, опять приходя в покой и безмятежность. Но что-то все же осталось. Нечто подобное Кеноби ощущал когда умерла Тала, затем не раз – в миг смерти джедая. Но тогда все было словно наоборот – что-то ушло, оставляя вакуум. Сейчас же вакуум заполнился. И это что-то…
Кеноби едва не охнул, когда ощутил тонкую ниточку уже почти забытой связи.
Квай-Гон… Квай-Гон все же был здесь! Несмотря ни на что, Сила привела его в нужное место. Кеноби продолжал пытаться сохранять невозмутимость, хотя от нее уже мало что осталось, а еще он сознавал, что кровь отлила от лица, выдавая не совсем контролируемое состояние. Он оглянулся, надеясь, что телосианские патрульные корабли уже близко, дабы поскорее расквитаться с документационной волокитой. Но их не было ни слышно, ни видно. Да и, учитывая не самое стабильное положение на планете, они вряд ли будут спешить. Оби-Ван глубоко вздохнул. А потом решил пойти наперекор законам и правилам, сознавая, что сейчас тот редкий случай, когда он сам не сможет остановить себя.   
Он быстро направился к своему «Актису» и сказал на ходу, стараясь, чтобы голос звучал ровно и спокойно:
– Здесь есть еще один джедай. Он может быть в опасности.
Кеноби запрыгнул в истребитель, активируя его и сразу же срываясь с места. Он ощущал, как связь становится все крепче, ведя лучше любой навигационной системы – что всегда было особенностью Силы. Он старался дышать ровно и глубоко, чувствуя, как самые разные эмоции проходят сквозь. Кеноби старался не давать им задерживаться внутри себя, сознавая, что итак находится на грани потери самоконтроля. Но это было сложно. Он плохо помнил карту Телоса, но был уверен, что найдет Квай-Гона где-то около озер. Кеноби прижимал корабль к самой земле, избегая сканеров. Он сознавал, что если его заметят, то это может обернуться политическим скандалом локального масштаба. Потому решил избежать его во что бы то ни стало. И пока это получалось – кнопка связи не мигала, а дроид молчал, не паникуя и не предупреждая о преследовании. Если магистр Шан сейчас полетит за ним, повторяя маневр, то разведку ждет большой сюрприз на месте аварии.
Сам Оби-Ван не ощущал опасности, потому просто летел по прямой, еще не смея верить своим ощущениям, но уже чувствуя, как внутри понемногу нарастает странная и почти непривычная эмоция.
Он обогнул небольшой холм и облетел поселок, попавшийся на пути. По ощущениям, до Квай-Гона оставалось не более трехсот километров – минут 10 полета в том же сдержанном режиме. Кеноби старался расслабиться, мышцы переставали дрожать от напряжения, но в душе все еще царил сумбур. Он опасался надеяться, что действительно может встретить Квай-Гона, своего старого учителя, хотя сама Сила продолжала говорить об этом. Воспоминания приходили одно за другим – только чтобы быть вытесненными следующим потоком. Квай-Гон, смотрящий с отчуждением и равнодушием, с улыбкой объясняющий и показывающий особенности сложного приема, с неодобрением качающий головой, хитро прищурившийся, задумчивый. Квай-Гон был для Кеноби таким учителем, каким он никогда не смог стать для Энакина. Но даже эта неизбывная боль сейчас была где-то очень далеко…
Оби-Ван осторожно пролетел над лесом, едва не касаясь днищем корабля верхушек крон, потом приземлился, ощущая, что прибыл на нужное место. Кеноби заглушил все системы корабля, потом замер, силясь собраться и прочувствовать мир вокруг. Сила не предупреждала об опасности, он даже не ощутил никого вокруг. Кажется, что это место так и оставалось заброшенным.
Откинув крышку кабины, Оби-Ван выпрыгнул из корабля и почти тут же увидел знакомую высокую фигуру около озера, мерцающего в лучах солнца. Кеноби медленно пошел вперед, вновь ощущая себя падаваном и не желая опозориться перед учителем, демонстрируя переизбыток эмоций. Встав рядом с Квай-Гоном, Кеноби вдруг понял, что готов поверить в то, что чудеса случаются – пусть они и предрешены в Силе. Он тихо сказал:
– Учитель… Я…
Кеноби замолчал, понимая, что просто не может выдавить ни слова. Под его ногами тихо шуршала трава, а вода выглядела чистой и прозрачной. Место более не выглядело оскверненным. Кеноби ощутил, как часть печали покидает и его сердце, принося облегчение и чувство реальности. Он осознал, что больше не чувствует себя одиноким, как сразу после возвращения. Оби-Ван посмотрел на Квай-Гона и улыбнулся. Потом впервые в жизни обнял его, крепко сжав в руках – словно убеждаясь, что тот в самом деле жив, существует и действительно вернулся.
Очистившееся от кислоты озеро тихо плескалось. Вся печаль стекает в океан.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2016-12-02 02:01:52)

+4

7

Густая патока нестройного потока мыслей вихрем ворвалась в сознание, ещё мгновение назад находившееся в состоянии абсолютного покоя. Образы и воспоминания, что неделимо сплавились друг с другом под чудовищным давлением, слились, перемешались в неупорядоченном импульсе, словно врезались в невидимую стену, разлетаясь тысячью осколков, мириадами планет и звёзд, заставляя тело содрогнуться, как от мощного разряда. Первая волна тягучей боли разлилась по мышцам, врываясь вместе с судорожным вдохом человека, которого... вернули к жизни. Он не чувствовал ни ног, ни рук; его веки были тяжелы. Он хотел бы повернуться, но не мог - словно что-то приковало его к камню, на котором он лежал, и не позволяло шевелиться до тех пор, пока поток не прекратился. Пытаться что-то вычленить из него было невозможно: тут и там мелькали вспышки информации, мелкие обрывки памяти, в которой этот человек как будто был сторонним наблюдателем. Однако чувства, порождаемые ими, вовсе не были так милосердны. Злость заменял покой и безмятежность; на смену ярости, испепелявшей смех и радость, приходила всепоглощающая и неистовая любовь, чтобы вскоре уступить место горькому разочарованию, отрешённости и боли. Вере и надежде...
И наступила пустота. Спокойная и тихая уверенность, что тело тут же подчинится любой команде мозга, который выдержал яростную борьбу двух начал Великой Силы и, наконец, вернул Квай-Гону Джинну то, с чем он покинул этот мир. Он чувствовал её течение внутри себя и медленно вдыхал сухой холодный воздух, наконец, осознавая, что вернулся к жизни. Об этом он судил лишь по ощущениям, пока не открывая глаз, для которых слабый свет, пробивающийся сквозь трещины в потолке пещеры, всё ещё был слишком ярок. Он осторожно поднял руку и приложил её туда, где больше не было ни жжения от пылающего красным меча ситха, ни следов обуглившейся раны. Квай-Гон был жив, и это подтверждало размеренное биение обретшего покой сердца под ладонью.
Рукотворная пещера напоминала собой горную раскопку, давно покинутую шахтёрами из-за истощения её ресурсов – Джинн не знал, как долго шёл, руками опираясь на гладкую, отполированную поверхность мёртвых скал. Он видел нечто подобное давно, ещё во время своей молодости, когда бывший ученик презрел великий путь джедая и обратился к Тёмной стороне. Он уничтожил многое, прежде чем его смогли остановить. И хотя это отзывалось лёгкой горечью в сердце мастера-джедая, память о Ксанатосе была как будто затуманена, истёрта. Прежнее единство с Силой возвращалось к Джинну, и каждый вымученный шаг становился твёрже. Но он уже не чувствовал, что странствия в небытие, от которых он пробудился, когда-то были реальностью. Что всё, "пережитое" после смерти, не было далёким, странным сном.
Рассвет встретил Джинна немилосердными лучами вспыхнувшей звезды, заставляя того поднять руку и прикрыть глаза. От ощущения того, что здесь был кто-то давно ему знакомый, Квай-Гона отвлекло нечто, что он уже знал, но пока ещё не мог увидеть - рука и тело сбросившего пару десятков лет вполне ещё молодого человека. Единственное, что его смущало - он был абсолютно обнажённым, словно и вправду заново родился. Шахтёрские бараки, явно давно заброшенные, навели на мысль: наверняка там осталось что-то, что можно было бы использовать в качестве одежды.
Выйдя возле озера, Квай-Гон сразу же узнал эту планету. Он был на Телосе, в том месте, где много лет назад Ксанатос растворился в кислоте, возложив ответственность за свою гибель на учителя. Квай-Гон надеялся, что бывший ученик нашёл умиротворение в Великой Силе, но не знал наверняка - быть может, именно его он чувствовал, ступая по поверхности планеты, где случилось первое из самых сильных потрясений в его жизни. Быть может, и его она вернула? Это объяснило бы их местонахождение, а заодно позволило бы вместе отыскать ответы, пусть даже они снова развели бы их по разные стороны Силы.
Но вскоре и это сомнение отступило прочь. Найдя в бараках то, что было вполне сносной рубашкой и штанами, пусть и несколько обветшавшими от времени, Квай-Гон перевязал разметавшиеся по плечам волосы куском тонкой бечевки и опустился на колени возле озера, отдавшись медитации. Он боролся с нетерпением и жаждой, возникнувшей, когда он понял и расшифровал источник своего волнения. И джедая, что стремглав мчался над поверхностью планеты, удерживая истребитель как можно ниже над землёй, чтобы избежать радаров.
Это действительно был он. Ученик, ставший мастером-джедаем. Человек, чьё мировоззрение формировалось и оттачивалось под натиском ужасных испытаний, однако не сломалось. Тот, в ком была часть заложенного мастером Квай-Гоном и уроки, пронесённые сквозь жизнь. Оби-Ван. Джинн некоторое время завороженно смотрел на бывшего когда-то импульсивным и несносным падавана и понимал, что сам бы вряд ли поступил иначе, вопреки всему, что говорил.
- Сила знала, когда следует меня вернуть.
Он заключил ученика в крепкие объятия, закрыв глаза и улыбнувшись - их чувства были обоюдными.
- Я горжусь тобой, Оби-Ван.
Квай-Гон немного отдалился от Кеноби и без укоризны во взгляде покосился в сторону, где находилось транспортное средство. А потом тихо добавил:
- Ты совсем не изменился.

Отредактировано Qui-Gon Jinn (2017-02-21 23:04:42)

+5

8

Представляться, зная, что имя твоё вот уже несколько тысяч лет как стало прахом веков, было довольно неловко. Но, к большому удивлению Сатель, у джедая, назвавшегося Оби-Ваном, на этот счёт не возникло никаких вопросов. Его не интересовало ни то, как женщина, назвавшаяся именем легендарного Гранд-Мастера Старой Республики, оказалась в этом времени и на этой планете, ни то, действительно ли она была ею, или просто прикрылась чужим именем в надежде, что достоверность этих сведений никто не будет проверять. У самой Сатель было тому два объяснения: либо джедай, встретившийся ей, не слишком обременял себя изучением истории (что, впрочем, не было его главной обязанностью, а потому обвинять его в чём-либо женщина не собиралась), либо он знал о происходящем в Галактике не меньше, а то и больше, чем она сама, а потому ни капли не удивлялся подобным встречам. Хотелось бы верить, что верно второе.
Да и не был он похож на безалаберного недоучку. В чертах его лица читалась серьёзность и собранность, в глазах — ясность, и впечатление он в целом производил положительное. Даже человек, лишённый дара Силы и возможности ощутить исходящую от него ауру Светлой Стороны, не побоялся бы довериться ему, едва ли вздумал бы подозревать хоть в чём-то криминальном. Вот и Сатель хотелось думать о нём только в положительном ключе.
Безусловно, Шан ощутила колебания, волной разошедшиеся по Силе. И хотя незримая материя её ещё не расправилась до конца после тех манёвров, которые выписывала Сатель, а потому ощущать какие-то тонкие вибрации на фоне затихающего дребезжания было непросто, сквозь эту дрожь джедай ощутила нечто совершенно новое, доселе ею неизведанное.
— Да, я… Ощущаю. Но я не могу понять, что это, — честно призналась она.
В тех чувствах, которые передались ей через Силу с этим сигналом, она не ощутила ни зова, ни влечения. Скорее это был… Клич. Голос заблудшей души, потерявшейся в густом лесу и желающей найти в нём живой отклик. И хотя клич этот был нечётким, звучащим лишь отголосками и явно предназначавшимся не ей, Сатель всё равно могла, прислушавшись, уловить его.
Она даже не успела как следует изучить это новое ощущение, как новый знакомый уже сорвался с места, на ходу что-то бросив и мало прислушиваясь к словам Шан.
— Ещё один? Но… Что с ним слу…? — только и успела сбивчиво проговорить Сатель, прежде чем кабина звездолёта закрылась, полностью изолировав Оби-Вана от неё. «Он собирается улететь?»
Нет, она не могла отпустить его сейчас. Он говорил ей про Орден, про Храм — он был одним из тех, кто мог связать её с нынешними джедаями, кто мог многое рассказать ей о них и привести к ним. Он был тем, кто мог по воле Силы оказаться тем звеном, которое поможет ей сквозь тысячи лет связать свою судьбу с Орденом — надо ли было говорить, что уже по этой причине она не хотела так быстро отпускать его, не расспросив подробно обо всём? Другого шанса может больше не представиться, так зачем искушать судьбу и отмахиваться от столь щедрого подарка Силы, преподносить который дважды она уже не будет?
Проблема была в другом. Рвануть вдогонку за Оби-Ваном ей было попросту не на чем: её дымящийся звездолёт поднять в воздух сейчас не выйдет, а иного средства передвижения у Сатель не было. Не бежать же ей пешком через десятки, а то и сотни километров, в самом-то деле. Спасение пришло, однако же, довольно скоро, причём оттуда, откуда джедай вовсе не ждала. Поначалу это даже создало лишние проблемы, ведь, спустя каких-то десять минут, к повреждённому звездолёту на своих спидерах прибыл местный патруль, чья сирена заставила Шан болезненно сморщиться.
— Вы совершили несанкционированную посадку на планету Телос IV. Предъявите свои документы и назовите причину пос…
— С моими документами всё в порядке, — развернувшись лицом к говорившему и вытянув руку вперёд, произнесла Сатель размеренным голосом, пропуская сквозь пальцы Силу.
Из-за того, что напарник стоял совсем рядом с патрульным и прекрасно мог видеть и слышать, о чём они говорят, джедаю пришлось распространять Силовое влияние одновременно на двух людях, что делало его касание менее тонким и изящным. На эффективности, впрочем, это не сильно сказалось, и Сатель, глядя попеременно в глаза то одному, то другому патрульному, продолжала:
— А сейчас вы останетесь на корабле, чтобы выяснить причину его поломки, и сами укажете её в протоколе. Ступайте.
И они пошли. Не как послушные болванчики, но как люди, на чьих лицах явственно виделся след чужого вмешательства в их сознание. Оставалось только надеяться, что наваждение это не будет таким явным, чтобы тут же случайным образом раскрыть себя. Нехорошо, конечно, получалось, но, как рассудила Сатель, это было лучше, чем придумывать какие-то оправдания и отправлять патрульных обратно ни с чем. Им ведь, в конце концов, могло сильно влететь из-за неё. А так они, быть может, со всей бумажной волокитой справятся без неё.
Лишь бы корабль на месте оставили.
Когда фигуры патрульных скрылись внутри звездолёта, джедай резво вскочила на один из спидеров, но, прежде чем сорваться с места, потратила как минимум несколько минут на то, чтобы изучить его устройство. Многое было ей уже знакомо в его устройстве, привыкнуть оказалось нетрудно; сложнее — справиться с управлением. Но с этим, как и со многим другим в жизни джедаев, им всегда помогала Сила, ибо тот, кто наделён знанием о безграничности её возможностей, всегда найдёт способ с её помощью компенсировать свой недостаток в навыках.
Запечатанное в её памяти ощущение было тем маяком, на свет которого Сатель мчалась на спидере: благо, ориентира у неё было целых два, и вместе они, оказавшись в одной точке, порождали собой ещё более яркий и заметный огонь. Но, как бы ни старалась она подоспеть к месту быстро, памятуя о том, что Оби-Ван стремился помочь некому джедаю, она всё равно прибыла с заметным опозданием, застав уже знакомого ей человека с личностью для неё совершенно новой.
— Прошу простить меня: я, кажется, помешала вам, — не скрываясь, Сатель заглушила двигатель спидера. — Меня зовут Сатель Шан, — представилась она перед незнакомцем, склонив голову в лёгком кивке в знак уважения. — Магистр Кеноби ощутил вас в Силе и предположил, что вы можете быть в опасности. Это одна из причин, почему я и поехала за ним.

+3


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Let the Force guide you