crossroyale

Объявление

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


королевская техподдержка
Джим, Клара, Энакин, Джемма, Дерек

АКТИВИСТЫ НЕДЕЛИ

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

НУЖНЫЕ

       

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Вздрогнем, юный поддаван!


Вздрогнем, юный поддаван!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

- Вздрогнем, юный поддаван! -
http://66.media.tumblr.com/23d06b81071c01d10bb4810dd1a31ead/tumblr_inline_mqg7deaBGM1qz4rgp.gif
- Korpiklaani — Vodka -

участники:
Luke Skywalker & Anakin Skywalker

время и место:
V месяц, 36 ПБЯ; бар на Корусанте

сюжет:
Иногда всё, что нужно отцу и сыну для взаимопонимания — это задушевная беседа за стаканчиком... ээээ... как, уже утро?

[SGN]...[/SGN]

+2

2

Темный Улей остался позади. Бомбардировка удалась. По крайней мере, я на это очень надеялся, так как вновь возвращаться к проблеме килликов мне совершенно не хотелось. Новый Орден смог выступить раньше, чем какая-либо информация дошла до правительства. Кэл Омас, естественно, уже успел высказать мне все свое недовольство, но в целом ему было нечего предъявить мне в качестве обвинений, ведь я спасал Центральные Миры, когда столь стремительно поднимал имеющиеся в наличии джедаев корабли, чтобы не дать опасности покинуть пределы Корибу. Про гранд-адмирала Трауна я, естественно, благополучно умолчал. Не за чем Консультативному Совету знать о том, что самый гениальный чисс в истории вернулся. Собственно говоря, адмиралу Пеллеону об этом знать так же не стоит.
После возвращения мне пришлось все-таки выдержать очередной трудный разговор с Марой касательно моего поведения. Она напоминала мне, что с самого начала знала, как именно все случится и именно поэтому настаивала на том, чтобы полететь вместе со мной. Я сидел и, молча, кивал, соглашаясь со всеми ее доводами, про себя думая, насколько правильным решением было не брать ее с собой, потому что я не знаю, как тогда сложилась бы ситуация, встретился бы я с Трауном и узнали бы мы о тех чиссах и людях, которых требовалось спасти. Я был рад, что моя жена находилась вне опасности. А бомбардировка все равно не могла пройти без нее и ее "Тени". Мне удалось направиться на собрание Совета лишь после того, как я клятвенно пообещал больше никогда не летать без Мары в Неизведанные Регионы, где уже дважды по каким-то причинам пропадал на срок от месяца до трех. Видимо, это начинало раздражать. Честно говоря, меня самого не очень-то устраивал подобный расклад событий. Ну кому понравится снова и снова оказываться виновником всех проблем Галактики?
Теперь же я находился в поисках своего отца. Он все еще находился в столице, поэтому у меня имелся шанс поговорить с ним. В первую очередь я хотел поблагодарить его за помощь, оказанную мне и гранд-адмиралу Трауну, когда мы находились в тюрьме килликов. Во-вторых, я хотел попробовать уговорить его остаться в стенах храма рядом с Новым Орденом. Это будет гораздо удобнее, чем выслеживать его по всей Галактике. Да и больше вероятность, что Совет мастеров перейдет на его сторону. В идеале мне хотелось видеть Энакина в рядах Нового Ордена, потому что тогда я смогу защитить его перед правительством Альянса. В-третьих, Новый Орден мог помочь бывшему лорду Ситхов вновь найти необходимый ему баланс в Силе. Я бы мог показать отца более тщательно Оссус, познакомить с внуками. Там он сможет успокоить свою душу, которая находилась на грани нервного срыва. Однако упрямый Скайуокер вряд ли стал бы меня слушать. С другой стороны я всегда мог попытаться, ведь за это никто меня никогда не осудит.
Я нашел отца в одном из местных баров. Он сидел за стойкой. Точнее, развалился на ней, вливая в себя какой-то алкоголь. Другого объяснения его нахождения в этом месте я не знал. Давненько мне не доводилось бывать в подобных местах. Думаю, я поступил правильно, когда решил появиться в городе инкогнито. Хотя даже отсутствие формы не могло некоторым помешать меня узнать. Надеюсь, этих некоторых не будет сегодня в этом месте.
Я подошел к отцу и сел рядом, молча наблюдая за ним. Уверен, он уже понял, что я здесь. И не просто понял, но даже увидел меня.

Отредактировано Luke Skywalker (2016-11-19 23:55:15)

+2

3

Прошло уже не меньше недели с тех пор, как Энакин вернулся из Неизведанных Регионов на Корусант. Казалось, произошедшее в Улье, там, на Корибу, стало переломным моментом в новой жизни джедая. Всё случилось так неожиданно, ничего не предвещало подобного, а, быть может, Скайуокер просто слишком отдалился от семьи и поэтому ничего не знал. Как бы то ни было, он был рад, что Люк принял его помощь и, наконец, начал открывать свою душу.
Хорошо то, что хорошо заканчивается. Однако не обошлось и без омрачающих деталей, которые открылись в ходе дела. В галактику вернулся Траун. Не то что бы это было очень неожиданно, но сам факт вызвал у джедая противоречивые чувства. Конечно, он не так коварен, как Палпатин, но всё же теперь стоит проявлять больше осторожности. Впрочем, этот чисс весьма умён и принципиален, а значит, с ним можно будет договориться в случае надобности. В конце концов, он теперь в долгу у своих спасителей.
Энакин не желал участвовать в шумихе, которая могла подняться после операции на Корибу. Конечно, ему не хотелось, чтобы на лаврах почивал кто-то другой или вообще всё выставили как удачное стечение обстоятельств, но собственная безопасность была важнее. Нужный момент для явления себя людям ещё не настал.
Скайуокер избегал появляться вблизи Храма Джедаев, но в последнее время особенно нуждался в разговоре с сыном. С глазу на глаз, подальше от членов ордена и даже членов семьи. Поэтому Энакин отправил Люку послание, чтобы тот пришёл в бар на одном из средних уровней Корусанта, и они могли обо всём поговорить. Он не сомневался, что гранд-мастер примет это предложение.

В ожидании сына джедай сидел за барной стойкой и смотрел на содержимое своего стакана. За проведённое в баре время он успел выпить достаточно, чтобы чувства притупились. Энакин ощутил в Силе появление Люка поблизости, хотя и не отправился его встречать.
- Рад, что ты пришёл, - начал разговор Скайуокер, как только гранд-мастер сел рядом с ним.
Люк не был облачён в джедайское одеяние, отдав предпочтение обычной одежде. Это было логично, учитывая просьбу его отца поговорить, не привлекая лишнего внимания.
- Прости, что исчез без предупреждения, - Энакину было неловко за свои действия. - Мне нужно было о многом подумать.
Он оттолкнулся немного назад и развернулся на стуле к сыну так, что барная стойка оказалась сбоку.
- Закажешь себе что-нибудь? Разговор будет долгим.
Джедай взял свой напиток со стойки и разом осушил его, после чего поставил пустой стакан на место и попросил бармена повторить.
- Что нового в ордене?

+1

4

Если уж на то пошло, то я даже не ожидал, что Энакин решит задержаться в Храме джедаев, учитывая, что он оттуда благополучно сбежал и более не был намерен возвращаться. Его негативное отношение к Новому Ордену говорило куда четче и яснее, чем он сам. Я понимал, что пытаться вернуть Скайуокера в лоно джедаев достаточно опасно, но точно так же я понимал, что это верный путь, ведь тогда у меня появился бы вполне законный шанс защитить его. Никто не имеет права вмешиваться в дела Нового Ордена извне, а внутри… А внутри мы сумеем как-нибудь разобраться с нашими проблемами. Раз уж я решил взять на себя контроль над Советом, они не смогут мне помешать собрать группу знающих адептов Силы, которым будет поручено на законных основаниях судить Энакина за все его прегрешения. А если вспомнить кодекс джедаев, то можно с уверенностью говорить о том, что мой отец будет в итоге прощен. Ему дадут третий шанс на искупление его грехов, совершенных в прошлом. Я знал, что именно так все и будет, если мне удастся уговорить Энакина вернуться на путь истины. Однако я не был уверен, захочет ли он пройти сквозь все это. Он нетерпелив и импульсивен, поэтому в любой момент может сорваться. Если, конечно, его заранее не напоить.
Я скептически взглянул на стакан, стоявший перед отцом. Он явно уже выпил достаточно, чтобы все его чувства притупились. И даже меня, скорее всего, он чувствовал уже не столь отчетливо. Однако это пройдет буквально минут через десять. Адепты Силы не могу абсолютно потерять контроль и напиться, как это происходит с обычными людьми. Даже не знаю, плюс это или минус.
- Не думаю, что для разговора мне обязательно надо что-то пить, - ответил я Энакину, следя за тем, как ему подали очередной стакан со странного цвета жидкостью. Пора уже привыкнуть, что в Галактике существует слишком много видов алкогольных напитков. - В Ордене все как обычно.
Ну если не считать недовольного Кэла Омаса, который не преминул упрекнуть меня на последней встречи в том, что джедаи решили самостоятельно бомбардировать Корибу. При этом мы сообщили о тех спасенных, которых удалось вытащить с планеты. Этот вопрос ничуть не смягчил президента, но для членов Консультативного Совета был достаточно важным, дабы они перестали задавать мне лишние вопросы, так как данный информация стремительно разнеслась по столице, поднимая уровень авторитета Нового Ордена. Конечно, это небольшое потепление не стоило того риска, которому мы с Марой себя подвергли, однако стоили все те, кого нам в итоге удалось вытащить из-под огня флота Нового Ордена. Сейчас я это все вспоминал как давний сон, однако стоило мне закрыть глаза, как я опять оказывался на планете, где мне довелось провести целый месяц в тюрьме в одной клетке с гранд-адмиралом Трауном, чьего клона мы с Марой в свое время случайно утопили в системе Ниаруан.
- Орден отдыхает после бомбардировки Корибу, - добавил я, чтобы не сводить разговор  пустоту, раз уж мы все-таки пришли к необходимости провести данную встречу. - Это была быстро спланированная, суматошная и жестокая операция для всех, кто в ней участвовал. Без исключений. Но я рад, что нам удалось устранить килликов и спасти заключенных.
И я не грешил, когда это говорил. Я действительно был рад. Однако ощущение опасности у меня все еще не пропало.

Отредактировано Luke Skywalker (2016-11-26 20:56:30)

+1

5

Энакин с осуждением посмотрел на сына.
- В таком случае ты мог бы не приходить, - хмыкнул он, но тут же смягчился. - Не будь таким занудой.
Как только Скайуокеру принесли выпивку, он поблагодарил бармена и, поднеся стакан к губам, сделал глоток. На сей раз он не собирался спешить с очередной порцией.
- Честно говоря, дела ордена меня мало волнуют, - признался джедай. - Мне достаточно знать, что в данный момент там не решают мою судьбу.
На самом деле Энакин позвал Люка, чтобы поговорить с ним... о нём. И о себе. Он понимал, что давно пора начинать сближаться. Во всяком случае, ему казалось, что более доверительные отношения с сыном принесут больше пользы, чем нахождение каждого по свою сторону каменной стены.
- Вообще-то я рассчитывал на беседу более личного характера, - джедай вздохнул и отвёл взгляд, размышляя, с какой стороны лучше подступиться. - Как твои дети? И Мара? - спросил он, снова посмотрев на Люка.
Хотя когда-то Энакин не слишком любил Мару, но последнее время его мнение начало меняться. Он был немало удивлён, когда узнал, что бывшая Рука Императора не стала настаивать на казни своего свёкра, хотя знала обо всём произошедшем и о его личности почти с самого начала. Возможно, она действительно сильно изменилась, как и утверждал Люк. Возможно, она хотела проявить себя как понимающая жена, ведь это было бы неправильно — требовать от мужа расправы над собственным отцом.
- Когда ты в последний раз виделся с мамой? - спросил джедай, после чего перевёл взгляд на свой напиток.
Он почувствовал себя в какой-то степени виноватым в том, что не всегда бывает в курсе дел Падме в последнее время. Учитывая её положение, Энакину стоило бы чаще сопровождать жену на миссиях. Но что-то постоянно складывалось не так, словно галактика или, по крайней мере, сама Падме не слишком этого желает.
Скайуокер взял стакан и сделал пару глотков, после чего поставил обратно на стойку. С одной стороны, ему пока не хотелось напиваться, а с другой он чувствовал, что уже находится на стадии опьянения, когда наиболее животрепещущие моменты в жизни начинают восприниматься с каким-то нездоровым драматизмом, в более мрачных тонах, чем оно есть в действительности. Он покачал головой. В глубине сознания мелькнула мысль о том, не слишком ли он поспешил начать всё сначала. Но как бы то ни было, обратной дороги нет. Джедай перевёл взгляд на сына.
- Люк, ты когда-нибудь ловил себя на мысли, что хватаешься за прошлое, и упускаешь настоящее? - задумчиво поинтересовался Энакин, после чего опустил взгляд. - Знаешь, возможно, ты был прав. Я слишком много думал о себе. И раньше, и в последнее время. Я так старался собрать по кускам свою прежнюю жизнь... но ведь когда-то именно она привела к тому, что я потерял всё.

+2

6

Я никогда не относился к числу тех, кто решает свои проблемы при помощи алкоголя. Во-первых, в этом мало смысла, так как временное помутнение не исправит уже сложившуюся ситуацию и явно не сможет помочь разрешить ее. Во-вторых, джедаи более устойчивы к воздействию спиртных напитков, так что нам, чтобы напиться, надо влить в себя достаточно большую дозу, да еще и на время притупить свои контакты в Силой. В-третьих, я в принципе не склонен к тому, чтобы ходить от проблем, которые наваливаются на меня. Если не решить их, то они никогда не уйдут. Просто так ничего не случается, поэтому нужно смириться, взвалить на себя тяжкую ношу и идти с ней вперед, ведь мы судим о людях по их поступкам, а не потому, до какой степени они напились в отчаянии из-за собственной несостоятельности изменить свою жизнь к лучшему.
- Нет, не в данный момент, но скоро… В ближайшее время я созову Совет, а затем назначу тех, кто примет участие в заседании, посвященном твоей проблеме. Никакой политики, никакого правительства — только Новый Орден, джедаи и незаинтересованные свидетели... - согласился я, пропуская мимо ушей первую фразу, пытаясь напомнить себе о том, что Энакин вроде как не мой отец. Он младше меня на добрые тридцать с лишним лет, он молод, импульсивен, наивен и по-своему глуп, поэтому и ведет себя как ребенок, а не как взрослый человек, способный нести ответственность за свои поступки и свои слова. Что поделать. Некоторые получают от этой жизни все, а затем теряют по каким-то несуразным причинам и окунаются в жалость к себе вместо того, чтобы начать свой путь заново, преодолеть все преграды и создать новый мир, в которым удалось жить так, как не удавалось в старом. Энакин все еще не понимал, насколько большой путь мне пришлось пройти ради того, чтобы стать тем, кем я являюсь сейчас. Ему все было дано с самого начала, для него были открыты все пути, я же собирал информацию по крупицам. Поиск сделал меня таким, каким я теперь являюсь. Именно это делает меня на порядок спокойнее и хладнокровнее. Возможно, мудрее и сильнее. Хотя о последнем судить отнюдь не мне. Я не собираюсь вступать в схватку со своим отцом и пытаться убить его, дабы предотвратить очередную вселенскую катастрофу. Однако я более чем уверен, что именно моя семья создавала проблемы на протяжении десятков лет, которые привели к тому, что мы имеем на данный момент времени. Все вокруг страдали и умирали, стоило им встретиться хотя бы с одним отпрыском семьи Скайуокеров. Печальный факт.
- С детьми все хорошо, - проговорил я, переключаясь с проблемного вопроса на семью, по которой я очень скучал. - Завтра же я улечу к ним на Оссус. Останусь там на какое-то время. Думаю, Мара отправится вместе со мной. Мы решили проблемы с потенциальным вторжением, поэтому надо заняться проблемами внутри семьи. Бен и Беру не могу расти вдали от своих родителей, находясь под опекой дроидов и преподавателей.
Бармен поставил стакан передо мной, словно намекая ему на то, что следует выпить. Устремившись Силой к существу, которое не являлось человеком, я ощутил в нем недоумение. Он оглядывался на меня, будто видел какую-то угрозу в том, что я не пью. За кого он меня принимает? Углубившись в его мысли я ощутил страх. Он боится меня, так как я кажусь ему не типичным посетителем. Это может вызвать проблемы. Нахмурившись, я взял в руки стакан и отпил ровно половину, внимательно продолжая следить за барменом. Тому явно стало легче. Я ощутил это сквозь Силу. Что ж… Видимо, иногда приходится поступиться принципами и привычками. Алкоголь никак на мне не отразился, но вот Энакин уже находился на той стадии, когда хочется поговорить. Я сейчас мог с легкостью вторгнуться в его мысли, однако не стал этого делать. Мне не очень-то нужно знать, о чем именно думает самая большая проблема Галактики.
- С нашей последней встречи ничего не изменилось, - ответил я, вспоминая подробности свидания с Падме. - Почти пять месяцев назад. Она выходила на связь, но совсем недолго и по делу. Больше ничего не знаю… Могу лишь сказать, что она жива.
Я не верил, что Энакин может измениться. Я следил за ним с момента возвращения с того света. Я наблюдал за его поступками и действиями. Они не сулили ничего хорошего или же положительного. Он был большой проблемой для всех нас, поэтому либо мне нужно забрать его под крыло Нового Ордена, дабы он вновь осознал, что такое быть частью общества и подчиняться его законами, либо запереть его не какой-нибудь дальней планете вместе с Падме, где он заведет небольшую ферму и будет растить других отпрысков семейства Скайуокеров.
- Нет, - сухо ответил я, смотря в упор на своего отца. - У меня не было прошлого, за которое я хотел бы цепляться. У меня было и есть лишь настоящее, за которое я борюсь каждый день, потому что это настоящее есть жизнь для моей семьи, Галактики и меня самого.

+1

7

Энакин не был уверен, рад ли он слышать, что скоро в ордене, наконец, будут решать его дальнейшую судьбу. Почему именно сейчас? Неужели до этого нельзя было сделать каких-либо выводов, взвесить все аргументы за и против? Вероятно, так и есть, поскольку весомых аргументов за то, чтобы помиловать бывшего сита, ни у кого бы не нашлось. Скайуокера на мгновение охватило волнение. Что же изменилось сейчас? Он спас гранд-мастера. И ещё одного члена совета от верной гибели, однако о деталях спасения последнего джедай по определённым причинам предпочитал не распространяться. Но разве подобные деяния смогут изменить баланс на чаше весов? Больше всего Энакину хотелось бежать. Куда-нибудь далеко, где нет людей, знающих о его прошлом. Тех, кому он лично причинил вред, и тех, кто стал жертвой последствий его деяний. Туда, где его впервые видят, а потому не осудят. Ведь порой недостаточно быть прощённым, поскольку всякий раз разум будет возвращаться к горьким воспоминаниям прошлого. Даже если бывшего сита оправдают, в его голове всегда будет оставаться тёмный закуток с сомнениями о том, искренне ли его простили и не затаил ли кто зла. Поэтому иногда лучше всё начать с чистого листа.
В конце концов, Энакин решил пока не развивать эту тему. Он собирался поразмышлять об этом, когда его разум прояснится.
Скайуокер улыбнулся и одобрительно кивнул. Он был рад слышать, что Люк старается уделять время и внимание своим детям. И его жена тоже. Конечно, самому Энакину не доводилось пока быть свидетелем того, как протекает обычный день семейной жизни его сына, но, судя по услышанному, дела обстояли лучше, чем в семье Леи. Он вздохнул.
- Знаешь, в последнее время я много думаю о том, что, возможно, мне, действительно, стоило начать жизнь заново, - заговорил, наконец, джедай, начав свою мысль издалека. - Я имею в виду… - он раздражённо выдохнул, так и не сумев правильно сформулировать мысль, и решил сказать прямо. - Всё дело в Падме. Я думаю, мои отношения с ней обречены на провал. Мы предъявляем друг другу требования, которые не выполняем…
Произошедшее за последние месяцы заставило джедая всерьёз задуматься о том, что они с женой слишком боятся нормальной семейной жизни и всеми способами избегают её. А поскольку сейчас им не нужно скрывать отношения, они оба выстраивают искусственную дистанцию. Падме обвиняла своего мужа, что тот подвергает свою жизнь опасности, и видятся они по-прежнему редко и мало в перерывах между его делами. При этом она сама успела найти множество неприятностей, причём подвергала риску не только свою жизнь, но и жизнь их будущего ребёнка.
- Я не знаю, что мне делать, - признался Энакин. - Я чувствую себя ответственным за то, во что втянул свою жену, когда решил помочь ей вспомнить прошлое и познакомить с тобой и Леей, - он замолчал на мгновение и посмотрел на стакан. Пить пока не хотелось, к тому же эффект от ранее выпитого и так уже проявлял себя в полной мере. - Мне кажется, я жалею об этом. Было бы лучше, если бы Падме продолжала жить на Агамаре, не помня своей прежней жизни. Возможно, так у нас был бы шанс на будущее, - джедай вздохнул и посмотрел на сына. - Я знаю, что уже поздно об этом говорить, ведь скоро у нас появится общий ребёнок. Я всё ещё люблю её, но боюсь, что она не станет сидеть на месте, даже когда нужно будет заботиться о малыше, - Скайуокер чувствовал нарастающее отчаяние. - Иногда мне хочется забрать её и увезти в безопасное место, чтобы быть уверенным, что она не отправится куда-нибудь, откуда может не вернуться. Но ведь это будет неправильно. И теперь я понимаю, как её опекун был прав, пытаясь уберечь её от прошлого.

+2

8

Жизнь никогда не была такой простой, как всем казалось. Она предъявляла все новые и новые требования, из-за которых необходимо было принимать те или иные решение, ведущие к определенному краху. Моя жизнь, моя семья, мое будущее — все зависело от Нового Ордена, которому я посвятил десятилетия упорной работы. И сейчас он стал камнем преткновения внутри моей семьи. Я не хотел никому говорить о проблемах, о том кризисе, в который мы вошли несколько месяцев назад, однако до сих пор особо сведущие чувствовали, что в семье Скайуокеров отнюдь не царит полнейший порядок. Я сослал свою жену на Оссус под предлогом того, что ей необходимо побыть рядом с детьми вследствие ее долгого отсутствия и скитаний по Галактике. После празднования годовщины победы над юужань-вонгами я вновь попрошу Мару покинуть Корусант, отстранив от участия в суде над Энакином. Я понимаю, что она будет первой, кто встанет на его защиту, но как гранд-мастер Нового Ордена, я не могу позволить ей оставаться безнаказанной по сравнению с другими джедаями. Много раз во мне отец и муж вступал в конфликт с гранд-мастером. Это была невыносимая борьба. В большинстве случаев Мара находилась рядом и помогала мне, поддерживала меня, однако теперь мы потеряли наш идеальный баланс. Именно поэтому мне хотелось как можно скорее завершить все самые важные дела и покинуть столицу, дабы наладить взаимодействие внутри семьи, которая всегда являлась для меня самым важным и значимым оплотом поддержки.
- Просто вы не знаете, что значит жить как одна семья, - проговорил я, смотря на стакан и жалея, что в нем не налит горячий шоколад, ставший очень дорогим после войны вследствие уничтожения какао-плантаций. - Возможно, не предназначены для этого. Не все готовы взять на себя ответственность за других и принести в жертву собственные стремления и амбиции.
Я вспомнил свою последнюю встречу с матерью. Тогда одного из нас пытались убить. Мы так и не поняли, кого именно, однако я склонялся к тому, что именно ее. Более того, у меня даже имелись предположения, что именно Кэл Омас подослал убийцу. Однако это было невозможно. Это был не он. Тогда кто? Я все еще задавался этим вопросом. Сейчас Падме находилась достаточно далеко, чтобы я потерял с ней связь в Силе. Но я мог сказать с абсолютной уверенностью, что она жива. Я мог нащупать невидимые нити, ведущие к ее ребенку, уже адепту, это позволяло мне лишний раз не думать о ее безопасности, потому что я смогу узнать, если будущий джедай будет находиться в опасности. Однако это тоже достаточно субъективная связь, ведь я могу найти своего брата, а не его мать. А он будет чувствовать себя в безопасности даже тогда, когда Падме будет, например, находиться в какой-нибудь тюрьме.
- Я долго шел к тому, чтобы создать семью, - я перевел взгляд со стакана на отца. - После того как я оставил армию и флот, звания и «Разбойную эскадрилью» я решил восстановить Орден джедаев. Вся моя жизнь подчинялась этому стремлению. Но потом я встретил женщину. Признаюсь, их было достаточно в моей жизни. И на большей части я готов был женится. Меня не интересовало, что они оставили за собой в прошлом. Я хотел иметь семью, какой никогда не имел. Но по-настоящему я подошел к этой грани, когда встретил Каллисту. Она была заключена в бортовом компьютере. Моя ученица Крей пожертвовала собой на том задании, что позволило Каллисте вселиться в ее тело. Однако она потеряла способность чувствовать Силу. Мне было все равно. А она потеряла себя. Она хотела, чтобы рожденные нами дети тоже были адептами. Она настолько зависела от Силы, что не смогла принять своего нового положения. В итоге она просто ушла. Оставила сообщение и сбежала, сказав, что вернется, если сможет вернуть себе способности. Как ты понимаешь, она больше не вернулась. Хоть я ее и искал. Она погибла. Как и многие другие.
Я взял стакан и сделал несколько глотков. Внезапно вспомнилось, как однажды я выпил шестнадцать стаканов кореллианского виски для того, чтобы получить информацию от охотника за головами.
- Я больше десяти лет пытался создать семью, у меня имелись планы, но потом я понял, что все мои планы были лишь навязчивыми идеями. Я был одинок, смотря на семью Леи, на племянников. Когда я понял, что Судьба специально меня подталкивала к определенной женщине, я не раздумывал ни секунду. Все мои попытки были лишь жалкими пародиями. Сама Сила подсказала, как надо поступить. Первые три года мы жили порознь. Я занимался Орденом, она — контрабандистскими делами. У нас тоже ушло много времени, чтобы оставить старые привычки. И еще больше времени ушло на то, чтобы создать полноценную семью. Бен родился не в самый благополучный период. Мара не была к этому готова, потому что не была готова оставить свою прошлую жизнь. А я любил ее достаточно сильно, чтобы не омрачать наш брак разговорами о детях, которых она не планировала заводить. Особенно с учетом ее тяжелой болезни. Я каждый день боялся, что она оставит меня одного. Снова. Семья, Энакин, - это всегда жертвы. Если ты не готов их принести, то ты потеряешь все. Если ты не готов пойти на компромисс, уступить, забыть о собственной гордости и эгоизме, то Падме уйдет. Она… Ей мало лет. Она не понимает, что быть родителем — это самая большая жертва. И ты тоже этого не понимаешь. Слишком рано. Вы к этому не готовы. Вы оба чересчур сильно любите свою свободу и независимость, а дети и брак — это всегда рамки и ограничения. Если один из вас не готов будет пожертвовать всем ради сохранения семьи, показав пример второму, то ничего не получится.

+3


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Вздрогнем, юный поддаван!