Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Враг моего врага - мой друг?..


Враг моего врага - мой друг?..

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

- Враг моего врага - мой друг?.. -
http://savepic.net/8555023.jpg
- Кукрыниксы - Ад для героев -

участники:
Joel Miller, Chris Redfield, Jill Valentine

время и место:
Вайоминг, осень 2025 года

сюжет:
Когда ты выживаешь, трудно определить - кто тебе друг, а кто враг. И даже если вы определились с этим, всегда все может повернуться иначе. Враги становятся друзьями, и кто может предвидеть это изначально?

+1

2

Охотники не любили чужаков, и Джоэл прекрасно их понимал. Они хотели, чтобы их оставили в покое, но гнет военных с каждым днем проявлялся все отчетливее, казни становились все более изощренными и показательными, поэтому простым обывателям нужно было что-то делать, чтобы выпроводить распоясавшиеся вооруженные силы со своей территории куда подальше. Им хватило мужества и сил поднять целую череду бунтов и отстоять свои земли, и теперь они не хотят пускать никого, будучи настроенными враждебно абсолютно ко всем — даже к Цикадам, которые, казалось бы, преследуют те же самые цели, но с оговорками — Охотники не ведут речи о восстановлении основных органов власти. Они смирились с тем, что теперь им нужно выживать в новом мире, и к старому они возвращаться не стремятся.
Пополнение Джоэлом рядов Охотников — это большая удача... для обеих сторон. Он и Томми чуть было не погибли, когда оказались в Вайоминге, и им очень сильно повезло, что они оба умели хорошо врать, а Охотники были в достаточно хорошем настроении, чтобы не прирезать братьев на месте и забрать их пожитки. С другой стороны, Миллеры ни разу не дали поводов усомниться в себе, делая свою работу на совесть, так что в выигрыше остались и те, и другие. И даже когда Томми ушел, не последовавший за ним Джоэл продолжал делать то, что должен был, не обращаясь к лучшим сторонам своей морали. Эпидемия и смерть Сары пробудили худшее в нем, сделав его животным, хищником, идеально адаптировавшимся к условиям выживания в мире, где не осталось места ни человеку, ни человечности.
Он потирает запястье и смотрит на часы. Пользы от этого механизма никакой — по стеклу протянулась огромная трещина, а идти они перестали около полугода назад. Тем не менее, Джоэл никогда не расставался с ними — это память. Память о человеке, которым он был когда-то; память о самом дорогом человеке на свете, которого у него забрала одна злосчастная пуля. «Они ж не идут» — периодически говорят ему остальные. В ответ он либо презренно фыркает, либо отмалчивается — это в то время, когда очень хочется как минимум послать на три буквы, а как максимум — вынести челюсть, чтобы в следующий раз люди думали и держали свои комментарии при себе.
Вот и сейчас один из новоиспеченных Охотников обратил внимание Миллера на часы.
Я знаю, закрой пасть, — огрызнулся он. — Остальных это тоже касается.
Сегодня они должны были совершить обход местности на востоке Шайенна. Там Охотники еще не были, но интуиция вела их туда уже не первый день, поэтому они рассчитывали вернуться оттуда с сумками, плотно набитыми припасами. Еще Джоэл слышал, что где-то в той стороне находился оружейный магазин, и если учесть, что в лишних пушках они теперь будут нуждаться всегда, было очевидно — им стоит идти на восток.
Огонь только по моей команде, — предупреждает Миллер всех, кто пошел с ним — он уже достаточно долго живет в этой общине и зарекомендовал себя достаточно хорошим ее членом, чтобы в некоторых случаях принимать командование. И если другие убивали людей без лишних разговоров, Джоэл все же предпочитал сначала узнать, кто такие и что тут делают, и считал, что поступает правильно.
И хорошо, что он предупредил своих ребят заранее, иначе те двое вдалеке не сделали бы больше ни единого шага.
Подойдем ближе — хочу разглядеть их получше, — прохрипел Джоэл и на всякий случай снял ружье с предохранителя. По мере приближения к потенциальным жертвам, он узнает в них мужчину примерно его возраста, и женщину, возраст которой он бы не назвал даже приблизительно — в случае с ними он никогда не мог угадать.
Стоять! — громкий приказ прозвучал в воздухе одновременно со звуком поднимаемого в сторону парочки оружия. Эти двое также были вооружены, но если они вдруг начнут меряться калибрами, то Джоэл и его банда будут в гораздо более выигрышном положении. — Пушки на землю, сами — на колени.

+2

3

Это никогда не закончится и мне давно пора привыкнуть к тому, что вирусы стали неотъемлемой частью моей жизни. Когда-то я считал, что все это лишь жестокая ирония судьбы и мне ничего не стоит начать жить мирной жизнью. Скажу откровенно, я еще никогда так не ошибался. Борьба с корпорацией стала лишь началом моей вечной войны с биотерроризмом, которая продолжалась даже после того как "Амбрелла" прекратила свое существование. Когда ей на смену пришли другие, более мелкие организации, я было воспрял духом и подумал о том, что у меня появился очередной шанс. К сожалению, мои надежды оказались втоптаны в грязь суровой дождливой ночью две тысячи пятого года, когда моя любимая напарница решила пожертвовать собой и спасти от моего заклятого врага - Альберта Вескера. Три проклятых года я не жил, а существовал...Игнорировал любые приказы. Смотрел на остальных оперативников как на абсолютно серую невзрачную массу. Три. Долгих. Года. А потом меня все таки убедили отправиться в Африку и именно там я узнал, что она жива. Мне потребовалось пройти через ад вместе с моей новой напарницей, чтобы вытащить Джилл оттуда и окружить ее столь необходимой заботой. Естественно, наша организация не могла рисковать и поместила ее в лабораторию. Несколько месяцев они выводили из ее тела остатки вируса, который контролировал ее тело... а я в это время не находил себе места. Когда меня наконец-то пропустили к ней, то я не нашелся что ей сказать... Все слова сразу казались ненужными. Мы просто поняли, что нуждаемся друг в друге. Но меня ждали еще две последних операции. Я понимал, что откладывать дело в долгий ящик совершенно бессмысленно и и сделал Джилл предложение на которое она ответила согласием.
Теперь я мог со спокойной совестью выполнить свое задание и вернуться к ней, но судьба распорядилась иначе и во время операции в Эдонии я потерял весь свой отряд и память. Это было чертовски больно... Я чувствовал себя так, как будто у меня из головы вырвали кусок прошлого. Мой подчиненный Пирс Ниванс очень сильно помог мне тогда обрести свои воспоминания. Но что еще важнее - он помог мне понять кем я был на самом деле. Я до сих пор не мог смириться с его смертью и до сих пор за стаканом виски вспоминал что именно он сделал для меня в свои последние минуты жизни. С того момента минуло уже двенадцать лет. Я и Джилл успели пожениться. До сих пор не вериться, что я все-таки преодолел этот психологический барьер и стал примерным мужем. В нашей семье подрастали двое детей и все было замечательно, пока как это часто бывает мир в очередной раз не решил сойти с ума... Все случилось внезапно. Еще в начале две тысячи тринадцатого. В одном из городков Соединенных Штатов произошла вспышка нового вируса, а затем волна накрыла и все остальные. Описать все, что творилось вокруг можно лишь одним словом - безумие. По счастливому стечению обстоятельств мы смогли передать детей на попечение мой сестры, а сами пытались выжить в новых и непривычных для себя условиях. Лишь старая закалка и долгий опыт общения с подобными тварями помог на быстро адаптироваться и все же нам потребовалось очень много времени на то, чтобы добраться до Вайоминга. Сейчас мы оказались на востоке неизвестного нам городка, где вполне могли промышлять мародеры, Охотники или Цикады. Ни с кем из них сталкиваться у меня не было желания. И если с мародерами разговор был коротким, то Цикады и Охотники могли развести долгий диспут и в конце сего ты либо примыкал к ним, либо становился холодным неподвижным трупом. Пару раз мы с Джилл уже сталкивались с ними. Ни к чему нам снова обмениваться свинцовыми аргументами. К тому же...помимо трех этих фракций всегда существовали военные, которые просто выжигали нас. В такие минуты меня, как бывшего пилота военно-воздушных сил съедала злость из-за иногда не совсем некорректных действий армии.
- Сначала обзаведемся оружием, - сказал я и осмотрелся по сторонам. Никаких следов. Но плохое предчувствие не покидало меня всю дорогу. Что за черт... Неужели все-таки сегодня не обойдемся без неприятностей? Ладно, там видно будет. - У нас осталось не так много боеприпасов. Хватит на еще одну вылазку, а потом все. Не помешает еще запас воды. Идем...
Я вошел в оружейный магазин и снял с предохранителя свой пистолет. Что же...посмотрим что таит в себе эта лавка. Я медленно двинулся вдоль стеллажей. Один шаг, второй... Шажок...еще шажок... Вокруг все такая же гробовая тишина. Ни следом мутировавших тварей, ни озлобленных людей. Никого. Неужели сегодня все будет так просто? Похоже что нет...Сглазил.
Я услышал чей-то хриплый голос и сразу же поднял свой пистолет в сторону мужчины. Ему давно уже за тридцать. На лице суровая небритость, а глаза смотрят с легким презрением. Явно ждет подчинения.
- А может это ты опустишь свое оружие? Или хочешь чтобы потом на звуки твоей стрельбы все щелкуны сбежались? - заметил я, по прежнему сжимая свое оружие в руках. Джилл в это время также стояла и с холодным взглядом смотрела на неожиданного гостя. В руках она держала дробовик и если только появился бы повод его применить...она уже давно спустила спусковой крючок. Жаль, что патронов на него было всего три и рисковать бессмысленной тратой она не хотела.
- Ну так что? Договоримся? Или ты так и будешь целиться в меня из своего ружья? - спросил я мужчину, усиливая нажим. - Времени ни у тебя, ни у меня на пустые разговоры нет. Что тебе нужно? 

+2

4

Я всегда ставила работу превыше личных интересов. Но у каждого может случиться переломный момент, когда хочется пересмотреть все свои приоритеты.
Какой он был у меня? Видимо, тот, когда мы три года с Крисом жили в разлуке. Он считал меня погибшей, а я... Я была не в себе. Я была марионеткой Вескера, и даже не понимала, что именно я делаю. Мне казалось, что все правильно, вплоть до момента, когда мы столкнулись с Рэдфилдом. Он смотрел мне в глаза, пытаясь до меня достучаться, а я его не узнавала. Но все же, ему удалось. На одну секунду, пока Вескер не усилил надо мной контроль. Но это была его ошибка, потому что именно после этого - Крис избавил меня от устройства, что туманило мой рассудок и руководило сознанием.
А потом долгие месяцы в лаборатории и исследованиях, когда постоянно очищали мой организм, а была ли в этом необходимость? Я чувствовала вину за свои поступки, и мне казалось, что уже никогда не смогу очиститься. Шрамы на груди напоминали мне о том, что я сделала. Я боялась смотреть в глаза Крису, которого чуть не убила. Но...
Когда мы ездили в отпуск, все вышло иначе. И потом, спустя год, я получила от него предложение руки и сердца. И больше не сомневалась. Больше не стала отказываться. Кто знает, чем все могло кончиться в особняке Спенсера? Все было бы гораздо хуже. Но теперь мы вместе, и уже прожили не один год. У нас было двое детей, и мы даже были готовы уйти наконец в отставку.
И пусть у нас был не слишком легкий период в один момент, когда Крис потерял весь свой отряд и память, а я ничем не могла ему помочь, потому что сидела в декрете, и даже пыталась до него достучаться, но его нашли и без меня. И он снова потерял подчиненного, но... Вернулся домой. И я уже была рядом. Мы слишком много пережили вместе, и теперь были готовы прожить спокойную жизнь, если бы не эпидемия, которая началась в 2013 году.
Мы отправили детей подальше их страны, в сопровождении Клэр. Она долго спорила с Крисом о том, что могла бы помочь с этим, но если Крис возражал ей достаточно категорично, то мне удалось убедить ее конструктивно. В конце концов, дети - важнее всего остального. А никто лучше нее за ними не присмотрит. И сейчас лишь редкие звонки, когда мы пытались выйти на связь, и я старалась не показывать, насколько же сильно по ним скучаю. Они уже давно не маленькие, но пока даже не подростки, и поэтому у меня было куча поводов для беспокойства...
Я старалась не показывать Крису свое волнение, но он все равно его замечал. И, как обычно, старался держаться такта, когда речь заходила о детях или о моем состоянии. Но сейчас, он просто обнимал меня за плечи и целовал в макушку, аккуратно поглаживая по волосам. После стольких лет, нам в подобной ситуации давно не нужны слова. Мы слишком хорошо понимаем друг друга...
В Америке уже давно все в разрухе. Эпидемия сделала то, чего не могла сделать "Амбрелла" - а именно, устроить чертов Апокалипсис, который многие могли бы и не пережить. Это не простой биотеррор, казалось бы, все случилось естественным путем. Но... Мы с Крисом все равно не можем оставаться в стороне. Вполне возможно, что за этим кто-то стоит. А может быть, во всем виноваты лишь споры, но... Или помочь найти лекарство, чтобы избавиться от заразы, или уничтожить корень всех бед - это то, что могло быть выходом.
Везде опасно. И вряд ли этот городок исключение. Нам стоит быть начеку. Но как же постараться не попасть в неприятности, если у нас дефицит оружия? Лишь старый дробовик и три патрона, и пока лишь стоить поискать, где можно пополнить запасы. Потому что все было не так уж просто. Либо их растащили мародеры, либо они давно перешли в руки Цикад или Охотников. Люди, готовые загрызть друг друга, наплевав на то, что их осталось не так уж много... Почему все настолько сложно?
Я киваю на слова Криса, когда мы снова отправляемся на поиск необходимых вещей. И лучше бы не попасться военным... В моей крови давно нет и следов Т-вируса, иначе бы я никогда не решилась оставить даже первого ребенка, а в то время рядом со мной не было мужа, чтобы обсудить этот вопрос. Но... Когда я поняла, что нахожусь в этом положении, я вернулась в лабораторию B.S.A.A., всеми правдами и неправдами выбив отчет, в котором было написано мои результаты последнего исследования. "Вируса в крови не обнаружено" - вердикт, который заставил меня выдохнуть от облегчения и инстинктивно положить руку на живот. Тогда, когда я поверила, что все будет хорошо. И передо мной не стоит мучительного выбора, но я понимаю, что все равно бы рискнула. О том, чтобы избавляться от детей, даже не было речи. Я люблю их, и Крис их тоже любит, и вряд ли кто-то мог бы стать более лучшим отцом нашим детям, чем он... И теперь был лишь вопрос - увидим ли мы их снова, и насколько скоро?
И в оружейном магазине нас почти застали врасплох. Я поворачиваюсь, наставляя дробовик на мужчину, что держал нас на мушке. Он велел опустить оружие, но Крис не спешил его слушаться. Мы можем долго так держать друг друга под прицелом, но разве будет в этом толк? Мне не хотелось тратить патроны, и я все еще надеюсь разрешить дело мирным путем.
- Все в порядке, - я поднимаю руки, в одной их которых все еще дробовик, а потом медленно их опускаю. - Мы вам не враги, и не хотим кровопролития...
Я смотрю на мужа, положив свободную руку ему на предплечье, и аккуратно стараюсь заставить его последовать моему примеру.
- Крис... - тихо, почти умоляюще. Я смотрю на мужа. Он всегда полагался на меня, и я надеюсь, что сможет и сейчас.

+1

5

Ах, щелкуны... — Джоэл демонстративно фыркнул. Лица мордоворотов за спиной расплылись в широких ехидных ухмылках, в то время как вожак продолжил. — Насчет них не беспокойся — они не самая серьезная твоя проблема в данный момент. Понимаешь, о чем я?
Он придирчиво — как, впрочем, и всегда — осматривает парочку с ног до головы. Их форма говорит о том, что они, пусть и туристы, обычными гражданскими не были. Осанка, положение сжимавших оружие рук, слишком ровное для оказавшихся в подобной ситуации людей дыхание — эти ребята были похожи на военных, но в то же самое время ими не являлись — уж кто-кто, а Миллер прекрасно помнит армейские расцветку и символику.
Советую послушать подружку и сложить оружие, приятель, — панибратски прохрипел Джоэл и жестом указал на покрытый толстым слоем грязи кафельный пол. — Понимаю, ты у нас тут, судя по всему, сорвиголова и рисковый парень, но будет немного несправедливо, если одним своим глупым решением ты поставишь на кон и ее жизнь тоже. Как считаешь?
Оставленный женщиной дробовик Миллер одним движением ноги отправил в сторону, где его подобрал один из охотников. Мужчина посмотрел по сторонам — ребята из его банды уже держат пальцы на спусковых крючках, готовые в любой момент пристрелить не очень удачно (точнее, очень неудачно) забредших сюда путников, но сам он не спешил. Эта жизнь повернулась к нему задницей, сделала из него монстра, но он все еще человек — не ведомое инстинктами животное. Тем не менее, настроение ребят он прекрасно понимал, и не мог винить их за желание разобраться с туристами и прибрать к рукам их пожитки. Эти двое могут думать о Джоэле и его банде что угодно, и проклинать как угодно, но в этой истории охотники вовсе не были плохими ребятами — они всего лишь люди, которые слишком многое потеряли.
О, ты хочешь договориться? Серьезно? Ну, мы можем, — начал Миллер и подошел ближе — ружье при этом так и не опустил. — Только если у тебя будет, что нам предложить.
За спиной послышался голос — предложение кончать обоих, собирать их вещи вместе со всем другим добром, которое они смогут вынести из оружейного магазина, и сваливать отсюда, да поскорее.
Передайте тому умнику, что если он не заткнется, я кончу его, — не сводя глаз с мужчины перед ним, раздраженно отозвался Джоэл. — Ну а вы, — обратился он к туристам. — Вы еще можете уйти отсюда живыми... отдаете пушки, выворачиваете карманы, передаете их содержимое нам и у вас появится пара минут, чтобы свалить ко всем чертям. По-моему, хороший размен — снаряга в обмен на сохранность ваших задниц. Как тебе, дружище? — он смотрит в глаза Крису, ожидая найти в них хотя бы намек на разумную оценку ситуации, которая будет отражена в принятии решения, способного устроить обе стороны.
В воздухе повисла неловкая пауза, и он, будучи не самым терпеливым человеком на планете, нервно и демонстративно кашляет в знак того, что кому-то из этих двоих следовало бы ответить, причем побыстрее, пока Джоэл и его ребята окончательно не потеряли терпение и, наплевав на все, пустили парочку в расход. Впрочем, ответа Миллер так и не дождался, потому как услышал звук отскочившего от плитки кафеля металлического предмета. Хреново — чертовски хреново, но светошумовую гранату он заметил слишком поздно.
Блядь! Все в укрытие! — зажмурившись, выпалил мужчина и поспешил, протолкнувшись через Джилл и Криса, скрыться в глубине магазина. Сейчас слишком важно было найти удобную позицию, чтобы отдышаться, обнаружить потенциального противника и отплатить ему тем же — ответным огнем.

+1

6

Вирус, который атаковал наше государство стал настоящим бедствием. Некоторые штаты оказались не готовы к его нашествию и довольно скоро в них осталась лишь горстка выживших. Раскиданные по бескрайним просторам они бесконечно кочевали в поисках лучшего укрытия. Я и Джилл когда-то жили в общине. Не самое лучшее место, но...там мы чувствовали себя частью семьи. Как давным-давно в Раккун-сити. Сейчас Раккун-сити всего лишь воспоминание. Обрывок прошлого в наших бесконечных разговорах. Никто и не вспомнит, что когда-то на северо-западе Америки был целый город, наполненный жителями, а потом его не стало из-за вспышки вируса подобной тому, что мы сейчас наблюдаем повсеместно. Иногда я не сплю не по ночам, потому что переживаю за детей и Клэр. Кордицепс - коварная инфекция и ее споры могут легко добраться до того места. Мне стоит больших усилий не думать о том, что с сестренкой что-то случилось... потому что она единственная, кто сможет защитить наших детей. Особенно сейчас. Я посмотрел в глаза Джилл и ободряюще улыбнулся ей. Не волнуйся, моя хорошая. Мы обязательно выберемся отсюда, а пока нам лишь нужно найти припасы. Магазин пуст и внутри никого нет. Но сухой щелчок заставляет меня пожалеть об этом мнении.
Мы попали в примитивную засаду. Охотники банально превосходили нас в количестве, но я не хотел идти у них на поводу и играть по тем жестким правилам, которые мне сейчас диктовала сложившаяся ситуация. Мой пистолет по-прежнему смотрел в сторону мужчины мрачным черным зрачком и даже не подумал опуститься. В моей памяти еще были свежи воспоминания как жестоки могут быть Охотники. Грань между ним и обычным мародером была крайне призрачна и достаточно всего одного неловкого шага, чтобы в следующий раз получить свинцовый подарок. Без каких-либо объяснений. Я усмехнулся и на моем лице тоже расцвела едкая усмешка.
- Ты - меньшее из тех зол, что мне довелось пережить... - моя рука покрепче сжала пистолет. Арклейские горы, Россия, смерть Джилл...я не для того столько всего пережил, чтобы вот так просто сдаться. - Думаешь, если вас в два-три раза больше, то я должен уже упасть на колени и молить о пощаде? Да ни черта... Дружище, ты даже не представляешь какой ад я прошел и откуда выбрался... Впрочем, тебе об этом знать необязательно. Тебя же не волнует наше прошлое?
Я молча посмотрел в сторону Джилл, которая опускала оружие и тяжело вздохнул. Моя милая и дорогая жена почти всегда шла по пути наименьшего сопротивления. Если ей предоставлялся случай уладить дело без малейшей капли крови, то она пользовалась им на все сто процентов. Я мучительно сжал зубы и прошептал в ее сторону, чтобы она не смела этого делать...но мой позыв был проигнорирован. Дробовик оказался в руках у одного из членов этой стаи, а я мрачно посмотрел на мужчину:
- Стало быть теперь выбор у меня не особо велик? - я слегка усилил нажим на спусковом крючке и едва не совершил очередной опрометчивый поступок в своей жизни. Если бы мне это удалось и я выстрелил хотя бы в кого-то из этих людей, то спустя пару минут в магазине остывали два трупа, а в моих глазах навечно остались следы роковой ошибки. Тем не менее мне удалось сохранить остатки благоразумия и я с трудом опустил пистолет. Некоторые члены из банды Охотников все еще держали меня на прицеле. Кое-кто даже был недоволен таким поворотом и вожаку пришлось проявить свой авторитет дабы тот больше не возникал. Дисциплина у них была что надо.
- Значит...за я должен предложить что-то вам взамен? - меня пробрал смех. Интересно получается... Раньше я никогда не попадал в подобную ситуацию, когда за то чтобы жить надо что-то отдать взамен. Все-таки я был прав - Охотники не сильно отличаются от мародеров. Но вторые уже просто звери и привыкли стрелять в спину даже собственным собратьям, а у этих хотя бы есть какой-никакой кодекс чести. - Посмотрим, что у меня есть для вас...
Я опустил рюкзак на пол и сунул руку в карман. Где-то там у меня была одна вещица, с которой я не расставался долгие годы. Надеюсь, что она все еще при мне. Все это время в помещении была тишина. Никто даже и не думал дергаться, а потом...послышался тихий звенящий звук и я заметил светошумовую гранату. Я едва успел заметить куда скрылся вожак Охотников и последовал в том же направлении, закрывая глаза от ослепительно яркой вспышки и игнорируя назойливый писк в голове. Главное, что во всей этой ситуации меня более менее окрыляло - Джилл была рядом. Теперь надо было лишь занять позицию и выдержать неожиданную облаву неизвестного противника.

0

7

Это все было так... Глупо. То, за что мы с Крисом боролись почти всю сознательную жизнь, неожиданно случилось. Мир стал таким, каким мы меньше всего хотели его видеть. Да и кто хотел его видеть таким? Спросите любого человека - об этом ли он мечтал? О том, чтобы не жить, а выживать? Пытаться найти еду, смотреть на заброшенные изолированные города?
На самом деле, мне хотелось совсем не этого. И моему мужу - тоже. Мы были лишь обычными полицейскими, членами элитного отряда, которые хотели найти своих товарищей в горах Арклей, а вместо этого обнаружили живых мертвецов, и эксперименты ученых. И это навсегда изменило всю нашу жизнь.
Но с тех пор, почти всю жизнь мы сражались. Сначала с "Амбреллой", а потом и со всеми, в чьи руки попали их эксперименты. Слишком много всего случилось, и нам приходилось делать все, чтобы этот мир стал лучше.
Но всего лишь один природный вирус, который породил грибок, смог сделать то, чего не сделали биотеррористы. Почти уничтожить мир. И сейчас все, что нас окружает, было в хаосе. Почти все картины из постапокалиптических фильмов - стали реальностью. Кому хотелось такой жизни?
Но, несмотря на это, мне все еще хотелось во что-то верить. Казалось бы, когда тебе уже пятьдесят и большая часть жизни позади, хочется лишь одного - спокойной жизни. Незадолго до эпидемии, мы с Крисом решили уйти в отставку. Мы пережили слишком много, и имели право на обычную, семейную жизнь. Мы поженились пятнадцать лет назад, и уже были готовы со всем распрощаться, но... Крис настаивал на том, чтобы подготовить себе смену. Он взялся командовать отрядом, а потом потерял их всех. Известие про их гибель меня потрясла. Я надеялась, что Крис жив, и не позволяла себе волноваться... Потому что, спустя неделю после того, как мой уехал на миссию, я поняла, что жду ребенка. И ради себя, ради него, и ради Криса - я не должна была ни в коем случае нервничать. Я не могла себе позволить лишиться того, чего так долго хотела.
Но он вернулся. И у нас все получилось. Пока не произошло то, что происходило до сих пор...
Но даже, несмотря на то, что этот мир ожесточил людей, мне все же хочется верить, что в них осталось хоть что-нибудь человеческое. Что они способны не выстрелить в тот момент, когда можно обойтись без этого. Даже Охотники, которые, казалось бы, давно растеряли всю мораль. Поэтому я и уговорила Криса сложить оружие и сдала дробовик сама. Но, едва услышав требования незнакомого мужчины, я лишь нахмурилась и даже немного пожалела об этом.
- Там все наши припасы. Я была бы благодарна, если бы вы оставили нам хоть что-нибудь. Мы уйдем, разойдемся с миром, и больше не вспомним о существовании друг друга. Здесь достаточно магазинов, где можно поживиться. Давайте будем благоразумны... - я стараюсь убедить его, воззвать к совести, с надеждой, что она еще осталась. Я даже почти не морщусь от смешков его спутником. Фактически, еще молодые люди, которым около тридцати лет, а тот, кто разговаривает с нами - почти что нас ровесник с Крисом. Может быть, немного младше...
Я смотрю на них всех, и стараюсь не думать о том, что когда-то тоже была такой. В те дни, когда приходилось сначала стрелять, потом перезарядить и спрашивать, кто тут. Пусть я и сдала дробовик, но за спиной, под старой кожаной курткой, у меня спрятан охотничий нож. И если они решат применить оружие...
Я пытаюсь прикинуть, насколько же все еще хороша моя реакция. Я прошла подготовку еще в "Дельте", а после этого - почти не прекращала борьбу. Не считая тех лет, когда мы с Крисом растили детей, но и тогда уже пришлось учиться защищать их, и пытаться защитить себя.
И сейчас от опрометчивых поступков меня останавливает только мысль, что наши дети, которых мы отправили подальше с сестрой Криса, больше могут никогда не увидеть своих родителей. Разве они это заслужили? Разве этого мы желали для них? Есть вещи, которые заставляют тебя становиться более расчетливым и сначала думать, а потом делать. Тот случай, когда я выпала из окна особняка Спенсера вместе с Вескером, когда Крису пришлось жить без меня. Тот случай, когда Крис пропал после смерти своего отряда, но как оказалось, он просто ничего не помнил. Но мы нашли свой путь друг к другу. Дважды. Мы снова были вместе, и больше не разлучались, потому что это было выше наших сил. Несмотря ни на что, мы оставались вместе.
Но в наши переговоры вмешалась третья сила в виде гранаты. Я слышу, как мужчина приказал всем в укрытие, и нам резко стало не до споров. Держась Криса, я бросилась вслед за ним в укрытие. И закрыла за нами дверь. Сейчас было главное - спастись.
- Ну что же... Теперь мы все в одинаковом положении, - я прислоняюсь к двери, глядя на своего мужа и нашего спутника, которые оказались изолированы от остального магазина, и других Охотников. - Все еще хотите нас застрелить?
Я смотрю на него, возвращая себе прежнюю выправку, которой обучилась еще давно. До этого момента, мы с Крисом просто выживали. А сейчас, будто бы снова вернулись на пятнадцать лет назад, когда нужно было выбраться из любой критической ситуации или горячей точки. И что же? Каждый сам за себя? Или будем работать вместе?

0


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Враг моего врага - мой друг?..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC