Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Do not trespass. Do not touch.


Do not trespass. Do not touch.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

- Do not trespass. Do not touch. -
http://31.media.tumblr.com/acddeed4040907e217eb9a48d97bd7b4/tumblr_nx3pqqMjOm1rszmkso3_500.gif
- If you wanna start a fight
You better throw the first punch
Make it a good one -

участники:
Corran Horn & Leonard H. MacCoy

время и место:
номер звездной даты утерян, корабль USS Enterprise

сюжет:
Не ходите дети в Африку гулять... А еще не ходите трогать пробирки в медотсеке.
Не дай бог уроните одну, и кто знает что в ней находилось?

+2

2

В общем-то, Корран не преминул бы потратить те несколько часов сна на изучение корабля, который с каждым разом становился все более непонятным, но тело и разум, потрясенные этим новым миром, требовали передышки. Тем более, что поутру (если таковое можно было определить в космосе) его перехватил уже знакомый со вчерашнего доктор МакКой, между прочим, весьма талантливо поколдовавший над его ссадиной и та совершенно не волновала. Похоже, судя по неестественно ярко блестящим глазам вышеупомянутого доктора, он был в восторге от идеи сыграть в «найди 10 отличий» между людьми этой галактики и соседней. Хорн как бы и сопротивляться не стал, пусть побыть предметом исследования не входило в список его мечтаний. Однако препарирования явно не предвиделось: ну, насколько о том мог свидетельствовать крошечный след от укола на пальце. Кровь, разумеется, интересовала всех в первую очередь, в этом врачи не отличались ни здесь, ни в родных Центральных мирах. За исключением, пожалуй, того, что дома ему приходилось иметь дело в ходе столь мелких процедур все больше с медицинскими дроидами, чем с живыми медиками. Так что поглазеть было на кого и что, и он поболее крутил головой, чем следил за сторонними манипуляциями со своей рукой. Одно, правда, привлекло его внимание: не то Корран неудачно двинул рукой, не то одинокая пробирка плохо была закреплена на штативе, но это не поменяло одного - она разлетелась на осколки, окатив его руку содержимым. По ощущению - вода, которую он просто отряхнул, тотчас забыв об этом маленьком происшествии в лаборатории.

Впрочем, вернувшись в руки бортового доктора можно было забыть и не только об этом. МакКой, конечно, всего лишь ощупывал его голову и... да, это не должно было вызывать дискомфорта. Однако он был, и медленно нарастал, поселяя тревогу в самом сердце. Даже попытки воспользоваться успокаивающими техниками джедаев ни к чему не приводили. Ему становилось ощутимо жарче, наравне с желанием никуда не двигаться и дальше с этого стула. Когда врач повернулся к нему, оставив голову в покое, он некоторое мгновение смотрел на чужое лицо отчасти отрешенно, в одну точку, а потом ни с того ни с сего рассмеялся. Но нет, не искренне и отнюдь не добро. Хорн встал, не сводя по-прежнему взгляда, со стороны - будто специально медленно. Прибор, находившийся к нему ближе, чем на расстоянии вытянутой руки, моргнул экраном и душераздирающим писком сообщил, что перешел на аварийное питание резервным батареями. Силе, превратившийся вокруг него в кипящее море, хватило и этого, чтобы вложить ему в руки возможность ударить. Что он и сделал: мужчина в синем приземлился на противоположную кушетку, а полки на пути чуть дрогнули и звякнули. Он навис сверху, накрыв рот тяжелой ладонью своей... жертве? Странная мысль, ему не свойственная. До этого времени.

- Вы знали, что у вас красивые глаза, доктор? - даже голос был пресыщен неестественной сладостью с пришедшей на смену смеху вкрадчивой мягкостью. Чуть склонив голову набок, с блуждающей улыбкой он погладил лежащего по лицу вдоль виска. Примерно как приласкивали долгожданную добычу. - Даже жаль, что больше никто не сможет увидеть их так, как вижу я, - на ближайшем столике призывно блестели ножницы, а человек, вжимаемый в подушку, похоже, хорошо соображал и дергался, мычанием наверняка пытаясь таким образом высказать свое мнение по поводу нависшего заостренного конца в занесенной руке. Вонзить их, правда, так и не наступил момент - спину обожгли выстрелы, впрочем, поглощенные Силой. Не растерявшийся охранник продолжал стрелять, не ведая, что тем самым добровольно отдает ему в руки инициативу в коротком бою, слишком неравном. Ножницы пришлось отложить и отступить от доктора, и молоденький парень в дверях легким движением руки повстречался прямиком с добротной металлической стенкой шкафа. Что же, говорят, женщинам нравятся свернутые носы... Его интерес всецело переключился на нового врага, выронившего фазер и не оставляющего попытком подняться навстречу Коррану, невзирая на кровоточащие раны, мешающие тому видеть.

+1

3

Прибытие незнакомца с неизвестной галактики, как он сам утверждал, обернулось для МакКоя бессонной ночью.
Отчеты, переживания и планы по изучению гуманоида сменяли в голове один другого и обнаружившая по утру в кабинете Леонарда с давно остывшим кофе, что она оставляла ему с вечера, Чепел могла только горестно вздохнуть.
- Доктор, может вы лучше пойдете и приляжете на часок? А я сама осмотрю прибывшего? - Кристина убирала чашку, ставя на её место новую, с еще горячим и безумно ароматным напитком.
- Я боюсь, Кристина, что мы не можем так рисковать. Я пытался найти директивы, которые позволят мне усадить его под карантин, но боюсь, что это уже всё бесполезно, так что мне стоит осмотреть его как можно скорее. Если он и был чем-то болен - то это скорее всего уже есть на корабле, хочу я того или нет. - сестра Чепел лишь вздохнула, она и сама понимала беспокойство главного врача. И, пожалуй, ей тоже было не по себе от маячащей на горизонте опасности эпидемии болезни из другой галактики. Она лишь кивнула и собралась уже уходить, взяв со стола подписанные МакКоем бумаги о лечении пациентов. - Спасибо большое за кофе, Кристина.
- Не за что, доктор. И не переживайте, осмотром больных я займусь сама. А палату для вас с гостем мы с Аллет освободили еще вчера. - очаровательно улыбнувшись она покинула кабинет, оставляя Боунса с тяжелым сердцем.
   Он нес ответственность за здоровье всех, кто находился на этом корабле и сейчас, как никогда ранее, он испытывал на себе весь груз этой самой ответственности. Но времени раскисать у него на самом деле не было. Сверившись с составленным за бессонную ночь планом, МакКой посмотрел на часы и решил, что время на быстрое принятие душа и переодевание в новую, свежую, форму у него есть. Плюс, это поможет взбодрится, если все сделать правильно.
   Контрастный душ и кофе делали чудеса, и казалось, что Боунс смог обмануть свой организм, заставив его работать так, будто он спал положенные 8 часов, а не в полупаническом состоянии штудировал медицинские предписания Звездного Флота Федерации. Наверно, стоило посоветоваться со Споком, но МакКой от нервов не находил в себе сил пояснять что именно его беспокоит в незнакомце, чтобы звучать достаточно убедительно для своего командования. Так что куда более простым выходом из ситуации он видел собственноручное штудирование документации.
  Хотя, стоит признаться, после того, как он сам почти всю ночь провел закопавшись по самую макушку в бюрократию ЗФ Федерации, Леонард поймал себя на уважительной мысли по отношению к Споку, который, казалось, наизусть знал все положения всех кодексов и всех уставов. Но говорить остроухому он, конечно, об этом не станет.
   Ожидая того, как охрана приведет нового гостя, Боунс засел в выделенной ему медсестрами палате, заполняя документацию, до которой раньше не доходили руки. Внезапно он нашел эту рутину одним из способов успокоить свои расшалившиеся нервы.
К примеру, он наконец решил пометить пробирки с выделенными вирусами, а так же задокументировать свои описания этих вирусов.
   К тому моменту, когда Хорна наконец привели к нему, МакКой уже успел убрать все пробирки со стола и унести записи обратно в свой кабинет, чтобы потом отправить их в лабораторию, где этим образцам и было место. Все, кроме одного. Пробирка с прозрачной, во всем, кроме химического состава, напоминавшей воду, жидкостью, стояла закрепленная в штативе слева от врача, когда дверь в палату открылась, заставляя медика абсолютно забыть о последнем "опасном артефакте" в данном помещении.
- Доброго утра, мистер Хорн. Как ваше самочувствие? - жестом указав на кушетку, Маккой вежливо кивнул охране, намекая им на то, что палату придется покинуть. Безопасность безопасностью, но Леонарду пришлось идти на подобные меры. Клятва Гиппократа и иже с ней. - Нам с вами сегодня нужно сделать парочку тестов, чтобы я мог знать кто вы все-таки такой, и насколько ваше понятие "человек" отлично от нашего в физиологическом плане данного вопроса. - "А еще для того, чтобы я мог спокойно спать" - пронеслось в голове, пока МакКой вкрадчиво и абсолютно ровным тоном произнес давно продуманную речь. Почему-то сейчас сохранять спокойствие получалось с переменным успехом, благо тренированные руки хирурга не посмели дрогнуть, и голос, слава духам, тоже не подвел, оставаясь все тем же. - Тесты будут самые стандартные - анализ крови, измерение температуры, кровяного давления и частоты сердечного ритма. И начнем мы, пожалуй, с анализа крови.
   Боунс взял со столика, который передвинул из приемной части медотсека для собственного удобства, где и стоял штатив, небольшой аппарат, который выполнял сразу две операции - делал прокол в пальце и сам же делал мазок крови для анализа под микроскопом, что позволяло завершить всю манипуляцию за пару секунд. Закончив с этим, МакКой вытащил небольшую стеклянную пластинку с пробой крови и на краткий миг вышел из палаты, чтобы сразу передать кровь на анализ в лабораторию.
- Позволите посмотреть как идет процесс заживления? - спросил он вернувшись. Для измерения остальных показателей мужчину надо будет уложить на кушетку и подсоединить к нему электроды, а в лежачем состоянии не удобно будет осматривать его. Так что пока Хорн сидел, МакКой осторожно осматривал ссадину, с которой к ним на борт Энтерпрайза поднялся этот мужчина. - Головокружение, какие-то другие недомогания были? Спали хорошо сегодня? - вполне стандартный набор вопросов при такой травме был прерван очень не стандартным поведением пациента. Сначала резкий, абсолютно внезапный, а от того пугающий смех, а затем..
   Не успев среагировать как следует (хотя черт его разберет как вообще следует реагировать в подобных условиях), МакКой оказался придавлен на кушетке, при том, что Хорн сначала стоял неподалеку, и лишь только после вскочил сам, закрывая врачу рот и не давая толком собраться с мыслями.
   Его слова от чего-то были МакКою противны, а уж вид приближающихся тонких и острых ножниц к глазам никак не прибавлял "романтичности" признанию.
    На резкий шум в палату заглянул один из охранников, и, будучи ошарашенным, но вымуштрованным, парнишка тут же начал стрелять. Оглушающие или нет - выстрелы не возымели никакого другого эффекта, кроме отвлечения. Хорн отпустил МакКоя.
   Но только для того, чтобы тут же начать бить парнишку лицом о подвесные шкафчики, верно желая превратить его лицо в месиво.
Разговаривать с этим психом было бесполезно, так что Боунс даже не пытался. У него на поясе всегда был шприц с успокоительным, но в голове как никогда ранее стоял вопрос о том - А подействует ли оно на того, кто сейчас стоял перед ним?
  Попытка пыткой не была, но подстраховаться стоило. А потому, подхватив с пола упавшую от его собственного падения на кушетку, томик старой истории медицины, в которой насчитывалось минимум 1300 страниц, МакКой подошел сзади к увлеченному процессом избиения Хорну.
- Передай привет Авиценне, ублюдок, - со всего размаху Леонард огрел мужчину по затылку, надеясь хотя бы так вырубить психа. А когда тот выпустил из рук парнишку из охраны, и потерял равновесие, всадил ему в шею два кубика успокоительного. Доза не смертельная, и, даже может оказаться слишком маленькой, но Лео надеялся, что онв подарит ему пару десяток минут на осмысление произошедшего.

Отредактировано Leonard H. McCoy (2016-12-13 20:53:40)

+2

4

Джедай не чувствовал боли. Джедаю вообще многое не должно быть свойственно и позволено, если опираться на старые традиции. И не только на старые - Новый Орден во многом остался верен истинам столь же древним, сколько существовала галактика, цивилизации и необходимость в поддержании мира. Нанесение столь тяжкого вреда, если то не было вызвано необходимостью защитить и защищаться, не говоря уже об умышленном убийстве, вовсе не умещалось ни в какие рамки допустимого. Расходуя и преобразовывая энергию выстрелов в Силу, обычно Коррану недоступную в столь чистом виде, он с азартом ударял юношу о полки.  Учитывая, что ему не доводилось тренироваться и упражняться в подобном, получалось весьма неаккуратно, и содержимое шкафа то и дело задевал, осыпая на пол посуду дождем стеклянных осколков. Лицу охранника все же везло меньше всего, и нос почти наверняка превратился в однородную кровоточащую массу под кривую, злую ухмылку мучителя. Обычно, когда требовалось прибегать к помощи сверхъестественной, невидимой сущности, каждый следил еще и за угрозами извне, но поглощенный монотонный избиением парнишки, больше ныне напоминавшего обвисшую куклу, Хорн не совершенно выпустил из внимания окружающий мир. Всякое невнимание подобного рода могло стать смертельно опасным, причем и ему это было известно как никому другому, однако сейчас ему было совершенно не до этого. Сходят с ума действительно по одиночке. Что вообще за сит этот Авиценна?..

Это и стало бы для него роковым, возьмись доктор МакКой за валявшийся на полу фазер. Но взялся только за книжку, знатно приложив увесистый том о затылок, чем оглушил его на какие-то мгновения, достаточные для быстрого и отточенного укола в шею. Корран, пожалуй, сравнил бы его с ведром ледяной воды, которой окатили человека в лихорадке; он глотнул воздуха сжавшимся в спазме горлом, оседая на пол, потеряв прежнее напряжение в мышцах. Силу он растратил, не в силах уже даже поддержать и воспротивиться, так что и без того не сопротивлялся рукам, поднявшим его с пола. Успокоительное расслабляло не только тело, но и рассудок, подергивая его какой-то туманной пеленой, притупляя ясность ума. Когда прозрачность мышления снова к нему вернулась вкупе с неуравновешенностью сознания и кипящей вокруг Силой, тревожащей и сменяющей эмоции быстрее перчаток, он обнаружил себя привязанным к кушетке. Запястья, лодыжки, грудь, даже голова - все было стянуто не то ремнями, не то эластичными лентами, тем не менее не дающими шанса сдвинуться при кажущейся их непрочности. Несколько раз вернувшись и поняв бессмысленность подобных действий, пока поблизости нет достаточно мощного источника энергии, Корран огляделся. На лицо доктора с теми самыми красивыми глазами он натолкнулся взглядом совершенно случайно, и вновь повел себя самым непредсказуемым образом, заплакав столь же внезапно, как и засмеялся, пройдясь аккурат по границе истерики.

- Вы! Вы! Купленные убийцы! Я знаю, что вы спрячете и сгноите меня в своих застенках! - он взвыл, срываясь на хриплый крик и рыдания. Хорн дернул рукой сильнее, и ремни болезненно врезались в кожу, распаляя нервную систему еще больше. Он рванул второй рукой, ногами, а мотание головой зацепило свежие струпья на ссадины, от чего он чувствовал себя одним большим клубком болящих нервных окончаний. Да и видел вокруг себя совсем не медицинский блок, а тюремные коридоры и надзирателей, нависших над его телом подобно падальщикам - подсознание услужливо подкидывало картинки, соединяя воспоминания давно минувших лет и воспаленное воображение. Не то трясло, не то он так рьяно пытался вырваться из оков, однако он точно знал, что ему как никогда требовалось вдохнуть как можно больше Силы, дабы вырваться на свободу из этих уз. Другое дело, что не о тех оковах он думал, ведя себя словно сумасшедший наркоман и вглядываясь черными провалами расширенных зрачков во врачей, будто бы не он это с полчаса назад был тем вежливым и учтивым пассажиром Энтерпрайза.

+1

5

Пока "пришелец" находился в отключке стоило действовать быстро, фактически даже стремительно, ровно так же, как и развивались события. Кто знает как долго будет действовать успокоительное и вообще возымеет ли оно необходимый эффект? Боунс не знал. А потому, подобрал Корана с пола и резво уложил на кушетку, куда не так давно был сам откинут и получил угрозу своему зрению и целостности. Благо все кушетки оснащались ремнями, просто их прятали, чтобы у пациентов не было страхов перед медотсеком (правда никто не учитывал при этом капитанов-трудоголиков, которые скорее умрут на миссии, чем зайдут на прививку, да, а на таких жаловались чуть ли не каждый второй главный врач столь крупного корабля, каким был Энтерпрайз), а значит у МакКоя был шанс обезопасить себя.
   Крепко, но не до садизма и членовредительства (клятвы такие клятвы), Леонард привязал все конечности гостя к кушетке - и ноги, и руки, грудь и голову тоже зафиксировал - это дарило ему время. А время, как все знают, ресурс самый ценный во все времена и во всех галактиках.
МакКой понятия не имел, что произошло с мужчиной и почему этот некогда, а именно вчера, вежливый, но, стоило признаться, показавшийся сразу же лукавым, человек внезапно будто сорвался с цепи как дикое животное.  Такое в своей практике Леонард встречал настолько редко, что уже готов был заявить, что этого не было вовсе.
  Но было. Что-то маячком пищало где-то на задворках разума, что-то, что не могло просто так вспомнится, требовалось время, которого у МакКоя было не так уж и много. Всё, чего ему хотелось - поскорее разобраться с внезапной проблемой, потому как позволять этому психу и маньяку оставаться на корабле он не мог. Но в то же самое время он не мог понять - был ли чужак таким всегда, и просто притворялся прошлым днем, или же на него так повлияло что-то уже здесь. Может какая-то болячка?
  Это будто бы громом среди ясного неба шарахнуло главного врача Энтерпрайза - Ну конечно! Как он мог забыть? Быстро окинув взглядом небольшую палату МакКой тут же заметил, что штатив с той самой злополучной пробиркой этого жуткого вируса из воды с погибшей планеты - валялся. То ли в процессе борьбы стол сильно толкнули, то ли он упал еще до того, а сам Леонард этого даже не заметил, слишком отвлекаясь на пациента. Факт оставался фактом - вся команда Энтерпрайза получила прививки от данного вируса, а вот чужак мог подхватить его и...
- Вы! Купленные убийцы! Я знаю, что вы спрячете и сгноите меня в своих застенках! - подал голос Хорн, дергаясь и плача словно дитя. Он был в таком отчаянии, что не пожалел свою голову - свежая кровь выступила на том месте, которое только начало подживать стараниями МакКоя.
- Убийцы? - вены на шее Леонарда снова вздулись. Умом он прекрасно понимал, что сейчас скорее всего мужчина не в себе, и не известно как вирус поведет себя у данного носителя, ведь МакКой все еще не знал о том насколько их с незнакомцем физиология схожа. Вполне возможно, что вирус может замедлиться, а может и наоборот протечь в более быстрой форме, что заставит Коррана просто самого перестать дышать и умереть от обыкновенной апатии. Вирус был штукой жуткой и теперь - непредсказуемой. Но южанин в ярости - не менее ужасающая вещь. - Ты смеешь называть меня убийцей? - голос его был тих и звучал глухо. - О, нет. Смерть будет для тебя слишком роскошным подарком, если ты сейчас же не заткнешься или посмеешь выкинуть еще какой-нибудь финт. А пока не мешай мне лечить тебя.
   Леонард попятился к столику и услышал характерный хруст битого стекла - вот и нашлась пробирка. Черт его дернул заполнять бумаги в такое время? Выудив с пояса коммуникатор МакКой быстро связался с главой охраны, чтобы те выставили охрану перед этой палатой, но не входили, а вот если выйдет их "гость" - старались не использовать оружие. Затем нужно было связаться с Кристиной и передать ей беднягу раненого охранника. Времени на его лечение у МакКоя, к несчастью, не было. Но как главный хирург корабля Леонард точно знал, что ему еще предстоит впереди операция по выправлению того ущерба, что был нанесен.
  Но всё потом, не сейчас. Крик "гостя" перешедший в скулеж уже отходил в голове на второй план, не оставляя в голове и задней мысли, так как все ресурсы своей памяти и знаний врач направил на попытки по-быстрому сообразить антидот.
  Трикодер показал различия в химическом составе крови незнакомца по сравнению со среднестатистическим человеком. Это различие, судя по всему, и отвечало за странные способности индивидуума. Хотя МакКой и не мог знать этого наверняка, но ему подобное казалось логичным, если только в организме по мимо разнящегося состава крови имеются и другие отклонения..
   Это новое открытие несколько заворожило доктора, который тихо проговорил себе под нос "Кто же вы тогда такой, мистер Хорн", но Леонард не мог точно ответить хотел ли он на самом деле знать ответ на этот вопрос после увиденного. Да, он слышал о случаях, когда люди приобретали сверхестественные способности, но у всего этого была научная подоплека. И да, сейчас МакКой всё больше походил в своих рассуждениях на Спока - но ему хрупкий мир строился на науке и вокруг науки. Он учился лечить людей и гуманоидов большую часть своей жизни. Отбери у него базу, на которой стоят все его знания, скажи - что там все не верно - и что останется? Сомнения, страхи и отчаянное желание иметь твердую почву под ногами, чтобы не допустить фатальной ошибки.
  Можно было бы выделить антитела к вирусу используя кровь самого пришельца, но вот только МакКой, из-за различия в составе крови, не смог бы четко определить и выделить мутировавший в организме мужчины вирус. А значит, нужно было более досконально изучить данные, которые дал ему трикодер. Понять эти самые различия, чтобы спасти жизнь этому "пришельцу"

+1


Вы здесь » crossroyale » межфандомные эпизоды » Do not trespass. Do not touch.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC