crossroyale

Объявление

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .


королевская техподдержка
Джим, Клара, Энакин, Джемма, Дерек

АКТИВИСТЫ НЕДЕЛИ

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

НУЖНЫЕ

       

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Когда уже нечего терять


Когда уже нечего терять

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

- Когда уже нечего терять -
http://s7.uploads.ru/t/amgBU.gif

участники:
Luke Skywalker &  Corran Horn

время и место:
36 год, VIII месяц, Корусант

сюжет:
Корран испарился на месяц. Никто не мог его найти. Никто ничего о нем не знал. Миракс была в отчаянии, а Люк рвал и метал. Но вот блудный сын Нового Ордена вернулся. Ему придется много раз объясниться...

Отредактировано Luke Skywalker (2016-12-16 18:12:15)

+1

2

Пожалуй, это был один из немногих моментов в его жизни, когда Корран с удовольствием выпустил штурвал из рук. Хотел всего один выходной без джедаев, чтобы вновь побыть зауряднейшим человеком в кругу семьи - получил почти месяц, а то и больше. Да, действительно без Ордена, но и никакой семьи там не было. Только абсолютно незнакомые люди и существа, на корабле неведомой ему конструкции, с чужим языком, традициями и планетами. И если на то в самом деле была воля Силы, как и на все прочее прежде, то это было проявление ее самого черного юмора, проходившегося где-то по границе с особой жестокостью. Не то что бы он жаловался, но чувство, что можно навсегда застрять в этом жалком подобии родного мира, одновременно и пугало, и рассаживало несмелые, однако сильные ростки паники, в отдельные дни укреплявшиеся и колющие глубоко в сердце болезненным страхом. Наверное, надо пережить что-то такое, дабы понять в полной мере, насколько ты привязан к своей галактике, к этим планетам, какие бы воспоминания и истории, хорошие и неприятные, были с ними связаны. Правда, Хорн предпочел бы обойтись без ощущения неизвестности и неуверенности, уснет он сегодня дома или все на той же летающей тарелке, потеряв еще один день.

Ему впору было бы целовать дюракрит посадочной площадки Храма, хотя подобное желание постепенно развеялось на пути к Корусанту. Ему было достаточно следовать через знакомые области гиперпространства и четко представлять свой путь, и одно только это было как ничто приятно. Портила все только единственная крошечная деталь - никто не знал, куда пропадал Корран Хорн и вернулся ли бы он когда-нибудь; в этом их чувства оказывались схожи. Другое дело, насколько они будут одинаковыми, когда он в очередной раз воскреснет из мертвых, перед этим, вероятно, потрепав нервы. Как минимум, он пропустил годовщину их с Миракс свадьбы (пусть и лишь одной из них, если так можно сказать), тем самым, хоть и не по своей вине, нарушил обещание. Однако разговор с супругой, обещавший быть не из легких, пока маячил на горизонте достаточно далеко, аж на Искателе, бороздящем просторы однозначно на большем расстоянии - в столице ее он не ощущал. Гораздо ближе, точнее, прямо под носом, был Храм, в столь поздний час опустевший. А где был Орден - там ищи его гранд-мастера. Джедай справедливо рассудил, что отыскать светлые очи Скайуокера следует прежде всего, так как существовало множество вариантов казусов, начиная от стандартной даты и успевших случиться событий за период его, кхм... внепланового отсутствия.

Торопиться спускаться в широкие галереи и залы Корран не стал, остановившись у края платформы и глядя вниз на ночные огни небоскребов и живых потоков транспорта. Можно было сказать и почти не слукавить, что даже воздух этой шумной, бессонной планеты был другим. После путешествия в другой галактике с командой Энтерпрайза для него дома теперь все было едва ли не совершенным, и впитывал окружающий мир он как старый наркоман, получивший в свое распоряжение целый склад с глиттером. К его счастью, тут передозировки быть не должно. С огромным удовольствием он полной грудью вдыхал воздух донельзя урбанизированной планеты и наконец-то находил его прекрасным, равно как и обилие ярких неоновых вывесок и цветов. Для счастья, оказывается, надо было всего ничего. С некоей долей грусти разве что он оглядывал крестокрыл, поцарапанный, с наполовину осыпавшейся краской, который создаввл впечатление хорошенько прожеванной ранкором машины. Он и себя чувствовал немного прожеванным, но знакомые места, по которым Хорн успел соскучиться, вселяли в него толику надежды.

+1

3

Жизнь в Галактике не может идти мирно. Она постоянно куда стремится, где-то разворачивается, а затем на полной скорости врезается в неопознанный объект, который тут же становится причиной многих бед и недоразумений. Со времени суда над Энакином прошло не так много времени, однако я успел привыкнуть к той относительной безмятежности, которая внезапно меня окутала. Кэл Омас и его правительство стали спокойнее в отношении джедаев после известных всем событий в день празднования победы над юужань-вонгами. Президент перестал пытаться подловить меня на очередной оплошности, но вскользь намекнул, то я не имею право начинать самостоятельное расследование. Естественно, я предупредил главу Федерации о том, кто именно стоял за взрывами. Но тот решил меня проигнорировать, отмахнувшись, будто дела с Кореллией заранее разрешены. Я в этом не был уверен, но постарался сделать так, чтобы приверженцев Нового Ордена на планете осталось как можно меньше, а лучше и вообще бы не осталось в течении последующих нескольких месяцев. Я не верил Тракену. Он готовится нанести удар по самым уязвимым местам Альянса, поэтому джедаи должны избрать единую сторону, дабы они в конец не раскололись на два абсолютно противоположных лагеря.
Совет Мастером продолжал между собой выяснять отношения, однако в свете последних событий даже его члены несколько утихли, понимая, что есть более важные проблемы, нежели их внутренние конфликты. Только вот я не был уверен в том, чью сторону каждый из них займет, если вдруг снова начнется война. Гражданская война. Она стала лишь делом времени. А что такое два месяца в череде долгой истории войн Галактики? Это просто капля в бесконечных космических просторах. Насыщенная первая часть тридцать шестого года после битвы при Явине заставила меня осмотреться и остановиться. Расследование шло своим чередом. Естественно, тайно от правительства. Джедаи продолжали бороздить по просторам Галактики, исследую Неизведанные Регионы в поисках старых храмов и артефактов, которые помогли бы нам лучше понять Старый Орден и его деятельность. На Оссусе в Академии продолжали обучаться молодые адепты, пока их родители обеспечивали функционирование небольшого городка и готовили небольшой флот джедаев к возможным выступлениям. Мне не хотелось, чтобы Орден оказался в меньшинстве, если вдруг начнется война.
Каждое утро, просыпаясь, я ощущал незримые колебания в Силе. Они заставляли меня хмуриться. Иногда они становились особенно мощными, не давая мне возможности унять гнетущее предчувствие беды. Даже Бен ощущал изменения, произошедшие внутри незримой энергии, окутывающей все живое. Он часто стал ходить грустным и хмурым. Я решил, что мальчику будет полезно побыть некоторое время вне стен Академии и увез его в столицу. Во многом я сделал это для того, чтобы чаще видеть сына. И дочь тоже. Я итак слишком часто исчезал, поэтому пришла пора вспомнить о своих отцовских обязанностях. Семья не должны становиться на второй план. Ее не должно затмевать ничто из настоящего или же прошлого.
Мы с Беном направлялись к кораблю. Он уговорил меня отвезти его в сады. Те самые, где некогда я встречался с матерью и кто-то решил нас убить. Сейчас я более чем уверен, что это было дело рук Тракена. Он хотел устранить угрозу. Но на кого именно была направлена диверсия, я так и не смог понять, ведь под огонь попали мы оба — и я, и Падме. Я поспешно устремился за сыном, который практически летел к выходу, когда вдруг я ощутил присутствие кого-то чужого. Бен тоже это почувствовал. Он резко остановился, а затем устремился к окну. Через минуту он подозвал меня к себе и указал на только что приземлившийся на площадке истребитель, с которого слезла почти вся краска. Я нахмурился, рассматривая пилота, появившегося в поле нашего зрения.
«Хорн...»
Я перевел взгляд на сына, так как почувствовал, что он внимательно смотрит на меня. Бен знал, что Корран Хон пропал месяц назад. Мы все его искали, но так и не смогли найти. Его жена и сын не раз приходили ко мне, однако мне не нашлось, чем их утешить. Многие джедаи были направлены на поиски члена Совета мастеров. Они бороздили системы Внутреннего кольца и Неизведанных регионов. До сих пор продолжались поиски, однако я, если признаваться честно, уже потерял надежду. Я не ощущал Коррана в Силе слишком долго, чтобы не поверить в его смерть.
Думаю, мы с Беном были изрядно удивлены, когда увидели старого знакомого живым и невредимым. Однако это не значило, что у меня не имелось к нему определенных вопросов или же претензий. Я мысленно обратился к Хорну, понимая, что нам с Беном придется отложить поход в сады.
«Хорн! Зал Совета. Немедленно...»
Бен без лишних вопросов все понял и направился в сторону турболифта. Думаю, ему хотелось расспросить Коррана, где же он пропадал столько времени. Хотя это тоже спорный вопрос. Иногда я сам не понимал, что творится в голове сына. Он мог просто сидеть и наблюдать, делая свои собственные выводы, о которых никому потом не рассказывал.

+1

4

Если долго стоять на одном месте и ничего не предпринимать, то что-нибудь все равно случиться само по себе. Если стоять уж очень долго, есть шанс словить на голову метеорит или догорающий обломок какого-то развалившегося на орбите корабля. На Корусанте даже этих проблем не наблюдалось, заканчиваясь на хамоватых водителях флаеров и неосторожно выброшенного окурка с уровня выше. У Храма она и вовсе оставалась одна. И вспоминать даже не требовалось - Люк Скайуокер, со своим неповторимым следом в Силе, всегда появлялся и без упоминания, без щелчка пальцев или мановения руки - либо это было какой-то особенной способностью, присущей исключительно гранд-мастеру Ордена, либо у него это было сверхъестественно мощным талантом. В этот раз, правда, чувство присутствия Скайуокеров было в два раза ярче, и Корран как-то призадумался, может ли и в Силе, как в глазах двоиться. Учитывая относительную темноту на площадке, разрезаемую только подсветкой площадки, он на секунду закатил глаза - мысленный призыв позволил убедиться как минимум в том, что Люк ни в чем особенно не изменял себе. Хоть одна из опор этого мира не пошатнулась, оставляя надежду, что и галактика пока не рассыпалась за считанные дни, раз в голосе джедая сохранялись прежние нотки неудовольствия.

Однако делать, вроде как, было нечего. В качестве моральной (и не очень) он жестом позвал за собой Свистуна. Правда, чуть помедлил, не в силах насмотреться на впечатляющую массу текущих, живых огней, будто опять стал юнцом, который первый раз увидел столицу во всем ее великолепии. Да и вообще не торопился, проигнорировав парочку турболифтов по дороге, значительно ускоривших бы его продвижение в одну из самых высоких точек Храма. Вид, открывавшийся из башни зала Совета, впрочем, того стоил, как и вся изящная красота переходов и галерей, которые требовалось пройти по пути. Что же, сегодня у него был повод посмотреть на все это еще раз, теперь другим взглядом... Неспешным шагом ступив в светлое пространство зала, на мрамор самых мягких цветов, уложенный замысловатым узором по полу, Хорн таки разгадал тайну неестественно умноженного количества подобных многоцветных аур: Бен Скайуокер тоже присутствовал здесь, но он знал парня слишком мало, чтобы разгадать его личность издалека. Тем более, учитывая, что его солнцеподобный родитель не проявлял чудес джедайской сдержанности и явно намеревался метать гром и молнии, тем самым заполняя собой гораздо больше пространства, чем то полагается обычному человеку. Правда, в центр Хорн не шагнул, как то обычно полагалось при роли отвечающего в этом месте, остановившись чуть раньше. Ну, стараниями экипажа Энтерпрайза, его одежда и плащ выглядели еще прилично, но ее примятость вкупе с измотанным лицом изрядно выдавали в нем поблудившего и уставшего в космосе человека.

- Бен, позволь, мы поговорим с твоим отцом наедине, - против юного Скайуокера лн не имел ничего, но предпочитал, чтобы некоторые вещи оставались и умирали между двумя людьми. В общем-то покорно, сложив руки за спиной, он дождался, пока третий лишний скроется в коридоре, оставив зал в распоряжении тех, кто имел полное право остаться за закрытыми дверьми. А еще он уважал людей, с кем провел последний месяц, их выбор сохранить встречу в тайне и намеревался ответить тем же, скрыв истинное место своего присутствия. Проводив взглядом Бена, он обернулся, жестом остановив все возможные вопросы и претензии со стороны мастера. - Давай начнем с того, какое сегодня число, - самые банальные вопросы были самыми насущными и требовали ответа поболее, чем что-нибудь вроде «где, сит тебя раздери, ты шатался». Это, конечно, тоже важно, но Корран привык начинать допросы сам, даже если потом распрашивать с пристрастием будут его. Если человека из КорБеза можно выдворить, то КорБез из человека - никогда.

+1

5

Внезапное исчезновение Коррана Хорна повергло в шок многих из членов Нового Ордена. Мы никак не могли понять, что же именно случилось. Просто в определенный момент он пропал со всех радаров, его истребитель где-то затерялся и ни один джедай не мог связаться с членом Совета мастеров при помощи Силы. Даже я. У меня ушло много времени на медитации, во время которых я пытался отыскать Хорна, однако он оставался недосягаем, словно находился в месте, где не существовало жизненной энергии. А ее не существовало лишь в одном месте — по ту сторону. Признаться честно, я уже отчаялся когда-либо увидеть Коррана живым. Вернее всего, он был мертв, так как я не мог найти его в Силе, хотя Хорн явно не был тем, кто мог в совершенстве скрыть себя от нитей энергии, которая связывала все живое. Жизнь наша продолжалась, но без джедая. Его жена несколько раз появлялась в Храме в надежде услышать добрые вести, но я ни чем не мог его обнадежить, потому что ее супруг уже считал погибшим. Мы искали его. Честно пытались. Но так и ничего не добились. Я отчаялся когда-либо снова увидеть Коррана живым, поэтому мы готовились через пару недель объявить его официально признанным мертвым и почтить его память по всем правилам. Не успели. Вернулся. Уши ему оборвать надо за такие игры со всеми нами. И в первую очередь, за его семью, которая до сих пор места себе не находит.
Я не злился и не гневился. Было бы слишком низко испытывать эти эмоции теперь, особенно если учесть, что я джедай и адепт Светлой Силы, который не имеет права выставлять свои отрицательные чувства на показ. Более того, я даже не имею права их испытывать. Бен уселся в одно из кресел, поджидая прихода Коррана. Уверен, он хотел уже задать и мне несколько вопросов, но сдерживался, боясь помешать моим раздумьям. Признаться честно, я уже готов был сам начать разговор с сыном, но тут появился виновник всех бед Ордена, которые на него обрушились за последний месяц, поэтому мне пришлось сфокусировать все свое внимание на нем, а не на Бене, который уставился на мастера так, словно это он собирался устроить допрос.
Я лишь кивнул сыну, когда тот перевел взгляд на меня, ожидая моего разрешения уйти. Что ж… Если Корран хочет, чтобы я сказал ему все, что думаю, то это его дело. Однако я не собираюсь молчать и просто принять его обратно с теплыми дружескими объятиями. Хорн обладал многими привычками, не свойственными джедаям. В том числе и привычкой не повиноваться своему гранд-мастеру. Об этом я думал часто в последние недели, потому что заметил подобный порок у всех членов Нового Ордена. Им следовало держать себя в руках и отвечать за свои поступки, не думая, будто я все им прощу просто потому, что они мои боевые товарищи. Есть границы, которые даже я переходить никому не позволю.
- Сам пойдешь и узнаешь, - проговорил я, прекрасно понимая, что своими вопросами Корран пытается поставить себя в положение лидера в данной ситуации. - Где ты пропадал целый месяц? Даже нет. Меня мало волнует, где и с кем, но ты вообще думал о том, что ты творишь? Ты понимаешь, какие последствия имел твой поступок?
Я старался говорить холодно и спокойно, я ведь не юный адепт, который не умеет держать свои эмоции при себе. Много раз они выдавали меня, ставя в уязвимое положение, однако с тех пор миновали годы. Мне уже не двадцать с небольшим, и я уже не просто последний джедай, разыскивающий по миру давно утерянные знания о Силе.
- Со дня на день мы готовились объявить тебя мертвым, - продолжал я свой рассказ все так же холодно и не предвзято. - Ты пропал из дома. Ты не появлялся ни в столице, ни на Оссусе, ни в любой другой точке Галактике, где мы бы могли тебя найти. Более того, ты исчез из Силы. Твоя жена сходила с ума. Она была здесь. Как и твой сын. Они пытались найти тебя, просили помощи, искали, но в итоге сталкивались с тем, что никто ничего не знает. Ты понимаешь, что ты заставил их пережить? И в данный момент они готовятся к тому, чтобы зажечь памятный костер по тебе.
Если бы Хорн вернулся потрепанным, грязным, раздавленным, раненным, то я бы начал разговор иначе. Однако он выглядел в достаточной мере бодрым и здоровым. Все остальное меня не интересовало. Он исчез из Силы. Этому нет оправданий, ведь он игнорировал призывы Ордена, которому поклялся служить во имя блага Галактики. Он игнорировал зов своего гранд-мастера и товарищей-мастеров. Это неприемлемо! Если каждый будет себя позволять подобное, то что станет с Новым Орденом? Он развалится точно так же, как и старый?

+1

6

Когда коса все же находит на камень - либо ломается железо, либо же искры летят во все стороны. Корран от смирения был весьма и весьма далек, даже если с виду выглядел притихшим, а сейчас, оказавшись лицом к лицу с гранд-мастером, только вскинул голову выше, не признавая ни своей вины, ни успешности попыток перетянуть одеяло разговора на себя. Строптивость редко когда входила в добродетели, пусть и была полезна. Да, в бою это имело значение, но джедай с джедаем мечи не скрещивали за пределами тренировочных площадок и залов, и словесная драка ничем не отличалась. Точнее, до того, чтобы сцепиться с Люком, он не дошел, но остановился где-то у границы, перейти которую все шансы были: Хорн сверкнул темными глазами, недружелюбно сощурившись. Признание вины - не такая простая задача, когда наталкиваешься на целый ряд нелицеприятных вопросов, которые хотел бы услышать гораздо позже. Не то что бы он не хотел слышать о семье... скорее, это было запрещенным приемом, которым Скайуокер не преминул воспользоваться. Тем самым таки заставив его выдохнуть и сменить принципиальную непокорность на, хм, менее упрямое неподчинение. Но ничто не помешало ему обиженно показать в мыслях язык Его светлейшеству.

- Знал бы я сам, где я был, - он только отмахнулся, все еще противясь попыткам мастера взять его под полный контроль. И, как ни в чем ни бывало, направился к своему креслу в кругу двенадцати, устало на него опустившись. Что же, если за время его отсутствия это место кто-то занял, так хоть посидит еще разок. Ну, если нет, то никто тем более не вправе запретить ему сидеть на положенном месте. Подперев голову рукой, Корран продолжил: - Я не долетел до Бродо Асоги чуть меньше десяти минут. Меня выкинуло из гиперпространства посреди какого-то астероидный пояс - видимо, аварийный контур сработал, когда пробило охладитель. Причем вылетел почти прямо на звездолет. Странный, никогда таких не видел. Они назвали себя Объединенной федерацией планет, а корабль - исследовательским судном. Да, Свистун, покажи, что ты записал, - он поманил дроида рукой, и тот с готовностью выкатился поближе, проецируя изображение USS Энтерпрайз между джедаями. - Среди них есть люди, или почти люди. Но чувствительных к Силе я не увидел никого. Для тех мест, которые я видел, у нас нет карт. А сенсоры на крестокрыле говорят, что он прошел через область гораздо более холодную, по сравнению с известным космосом, - теперь уже и Хорн задумался гораздо сильнее, чем делал то по пути назад, мучаясь безделием и раздираемый множеством вопросов, на которые не находил ответ. Реликтовые пятна, конечно, аномалии пространства, однако чаще всего имели весьма определенное положение, а не возникали на пути ни с того, ни с сего. - На пути ничего не должно было быть. И этого пятна тоже, но в итоге я едва не застрял там с концами, - все аргументы против своих убеждений он и сам себе говорил - у границ Неизведанного космоса происходит все, что угодно, и чаще всего оно не подчиняется логике. А что творится дальше - одной Силе известно, и одной ей все так же ведомо, как он вернулся назад. Он тогда и не стал слушать теоретические подсчеты астромеха касательно шансов вернуться в ту же точку, даже с учетом того, что в этот раз им не предстояло собирать на себя камни всех размеров. Портить настроение, и без того неумолимо двигавшееся куда-то вертикально вниз день за днем, не хотелось; если уж в этот раз его могла с концами проглотить эта неизвестность, этот шаткий мостик между известным ему миром и новой гранью вселенной, то погибать в дурном расположении духа - худший конец для такой запоминающейся (не без плохих воспоминаний, конечно) жизни. Правда, кажется, ему удалось попасть в эту одну десятитысячную успеха, вновь задействуя собственную хроническую везучесть.

Отредактировано Corran Horn (2016-12-21 17:25:49)

+1

7

Новый Орден создавался как обитель джедаев, сосредоточение Светлой Стороны Силы, которая бы помогала и направляла. Орден должен был занять нейтральную позицию, уравновешивая деятельность политических сил и правительств местных систем. Он должен был помогать и защищать, а не становиться местом раздоров. Однако именно последнее и произошло, так как Совет Мастеров благополучно раскололся на два лагеря, что меня огорчало вот уже на протяжении многих месяцев. Я никак не мог наладить сложившуюся ситуацию. Она казалась безвыходной. Но именно казалась, потому что не бывает проблем, которые нельзя решить, как и не бывает вопросов, на которые нельзя дать никакого ответа.
Когда кто-либо покидал Новый Орден на столь долгий срок, то он автоматически мог быть отлучен от него, лишен звания мастера и исключен из Совета. Однако я не мог не учитывать тот факт, что Хорн пропал внезапно, выполняя задание Ордена. Мы не могли не попытаться его найти, только вот все наши усилия пошли прахом. Даже теперь я не до конца осознал возвращение джедая, хотя игнорировать его ехидство и нежелание подчиняться было видно невооруженным взглядом. Опять я сталкивался с проблемой неповиновения. Вероятно, с самого начала я позволял джедаям в Ордене слишком много, раз они не ставили ни во что даже мнение того, кто их некогда обучал. Либо пришло время изменить некоторые законы Нового Ордена, либо подумать о том, чтобы провести долгую лекцию с мастерами. Жаль, не поможет все равно. Если даже Мара отказывается идти на уступки и продолжает гнуть свою палку, то вряд ли кто-то другой станет прислушиваться и менять свои приоритеты. А говорят еще, что жена должна во всем содействовать мужу. Не верьте. Это не так. Доказано на личном опыте.
- Ты взрослый человек, Корран, - проговорил я, не сводя взгляда с джедая, который явно не осознавал всей важности своего исчезновения, которое лишило нас спокойной жизни. - Ты не можешь просто исчезнуть и сделать вид, будто ничего не случилось. Ты не можешь просто вернуться и снова занять свое место в Совете, словно ты знаешь, что происходит сейчас с Орденом. Ты не имеешь права смеяться и ехидничать, потому что со дня на день мы бы тебя похоронили. А тебя как будто это все не волнует. Нельзя же быть таким эгоистом, Корран!
Я вроде бы и не злился. Я оставался спокойным, мне не хотелось ни кричать, ни ругаться, однако я чувствовал себя не в своей тарелке. Я не мог понять, почему Хорн настолько спокоен и думает лишь об оправдании, почему он все еще здесь, почему не полетел к своей семье, чтобы попросить прощение у жены за месяц отсутствия, за волнение. Я бы размазал Коррана по стенке, но это еще успеет сделать его супруга, когда до нее дойдут сведения о том, что муж вернулся целым и невредимым и не спешит обнять ее и вымолить прощение за подготовку его грядущих похорон.
- Корран, - вздохнул я и вышел вперед, продолжая в упор смотреть на вернувшегося из другого измерения джедая. - Я готов принять тот факт, что ты не виноват в собственной пропаже. Мне даже кажется, я знаю, почему так получилось, но все равно ты должен понять, насколько это все неуместно и ненормально. Другой измерение, другой мир, другие люди, другое государство… И сейчас твое поведение абсолютно неоправданно. Подумай сам, поставь себя на место жены, на мое место — что бы ты делал? Что бы ты думал?
Я покачал головой и отвернулся. За окном уже темнело. На Корусанте вообще солнце садилось быстро, погружая столицу в сияние светодиодной иллюминации. Тяжело было а душе вопреки тому, что я снова мог ощущать потерянного джедая в Силе. Мне казалось, что где-то по дороге в этот самый момент я ошибся, свернул в неправильную сторону. Чем дальше шло время, тем сильнее я чувствовал приближение опасности. Я ждал очередного взрыва, очередной трагедии, очередной ошибки, которая уничтожит то, что было создано с таким трудом. Я боялся, но сам себе в этом не признавался. Страх порождает ярость. Ярость порождает гнев. Гнев — залог страданий. А я гранд-мастер Нового Ордена. Я не должен заставлять других страдать.
- Тебе нужно вернуться домой, - я вновь посмотрел на Коррана. - Иначе кто-то другой скажет Миракс и Вэлину о твоем возвращении.

+1

8

Почему-то ему захотелось натыкать Люка носом как лот-кота - благо, опыт уже был. Пришлось, правда, обойтись только глубоким, шумным вздохом. Люк, без сомнения, был человеком замечательным для этой эпохи, но все же человеком. Пусть джедаем, но и им ничто человеческое не чуждо, сколько бы они не стремились отрешиться от разрушительных эмоций. Даже они не могли быть святыми, как под копирку, хотя, определенно, несли в себе все самое лучшее. Смирение - тяжелейшая добродетель, оказавшаяся  невозможной для поколения, у которого вся жизнь состояла из постоянного сопротивления. И Скайуокер был строптив, пусть и пытался то всячески отрицать. Но - таков стал мир, их мир. Упираться рогом вошло в привычку, их научили не преклоняться, а раз за разом вставать, даже если, казалось бы, конец неминуем. По-другому нельзя было, и сейчас вероятно ничего не поменялось. И не поменяется еще много лет, так как и детям мало перепало мирного времени, о котором все так много говорили. Один большой замкнутый круг...

- А что я мог изменить? Что ты мне предложишь? - это точно не было никаким «подставь другую щеку». Он, скорее, наотмашь бил в ответ. Да еще и от души так, с запалом на дальнейшую дискуссию. - Нельзя же быть таким эгоистом, Люк! - пародист из него был хре... никакой, но это не могло помешать ему повторить фразу гранд-мастера с должными гримасами. И снова вернуться к серьезному тону. - У вас хотя бы были вы, друг у друга. Может вы и спали неспокойно, но вы спали в своих домах и постелях. Мне даже на это не приходилось надеяться. Как и на то, что я когда-нибудь смогу вернуться, - нет, ну бесчувственным сухарем он не был и прекрасно понимал, что можно чувствовать, когда ни с того ни с сего исчезает в небытие человек, даже обломков не оставляя после себя. Однако то, что его собственные ощущения в уравнениях Скайуокера, логичных и понятных, почему-то незаметно опускались - совершенно ему не нравилось. Он не боялся быть виновником, но лишь тогда, когда действительно нес на себе этот груз, а не походил на вьючную банту. Человек же он, а не ездовое животное. И отстаивать свое право им называться Корран собирался кусаясь. - И да, я буду смеяться. Потому что я рад вернуться, - и даже этому «радушному» приветствию, сколько бы Люк, может, хотел показать свое недовольство. В таком случае, его ждало полное разочарование.

Было еще кое-что. И это - пожалуй, главное, что привело его сначала на порог Храма, а не домой. Они жили с Мири долго, достаточно, чтобы знать многое, однако вместе с тем Хорн всякий раз, изрядно провинившись (иногда и особо крепко напившись), не представлял, с какой стороны подобраться к загадочной женской душе. С учетом, что в этот раз он побил все рекорды, одной головы для решения столь сложного вопроса уже могло не хватить. Ну, с чего начать у него было: он выудил из-под плаща камень на тонкой цепочке. Чистый, но не ограненный, с естественными угловатыми формами - такой, каким он был отщеплен, и теперь слабо блестел этими гранями в тусклом свете. В конце концов, вся красота скрывалась в малиновом цвете и неизвестной игре света внутри него, вспышках-искорках. Как здравомыслящий супруг, ему удалось сообразить вовремя, что просто так открыть дверь в дом, будто он и праздник не пропустил, и вообще вышел всего минут на десять. Тем не менее, интуиция подсказывала, что этого могло оказаться не так много, как хотелось бы.

- Они назвали его дилитием, - он сам на какие-то мгновения задержался взглядом на болтающемся камне. - Но даже так я не знаю, как появиться перед Миракс. Мне нужна помощь. Мне нужен друг, - или товарищский, мужской совет, тут как угодно. Являться пред светлые очи генерала Антиллеса было бы самоубийственно - тот на правах бывшего командира обязательно попробовал бы, как крепко у Хорна голова прикреплена к шее, а больше тех, кому он доверил бы столь деликатную тему, не находилось. Да и мало кто вник бы в проблему, а в случае с гранд-мастером еще оставалась надежда: Мара была вылеплена из похожего теста.

+2

9

Хорн заставил всполошиться Совет мастеров, когда пропал. Мы не знали, что думать и где искать. Это не походило ни на одно другое исчезновение, а они случались достаточно часто, чтобы о них помнить и не забывать. Однако в этот раз все перешло границы, ведь Корран пропал из Силы. Пропал из замкнутого круга жизни. Если его не мог ощутить его учитель и гранд-мастер, то никто не мог. А спрятаться настолько тщательно у Хорна не получилось бы. По крайней мере, так казалось мне, тому, кто знал джедая достаточно долго, чтобы предполагать и располагать.
Я тяжело вздохнул, закрывая глаза. Не нравился мне этот разговор. Не нравились мне все эти события. Ничто мне не нравилось! Я хотел вернуться на Оссус, где жил в мире и покое, где меня не терзал президент, где ко мне каждый час не являлся кто-то из мастеров, где мне не требовалось вершить суд и решать судьбы других. Я готов был там остаться и обучать детей. Но долг требовал моего присутствия в столице. Я думал, что если возьму с собой Бена, то он поможет мне чувствовать себя спокойнее. Однако даже он, находясь рядом, не мог одним своим присутствием избавить меня от всех тех проблем, с которыми мне довелось столкнуться. Корран Хорн — одна из них.
- Я не стану с тобой сейчас спорить, - тихо проговорил я, не поворачиваясь к джедаю. - Я не буду ничего у тебя больше спрашивать, но ты должен раз и навсегда запомнить — еще один самовольный уход из Ордена — и ты покинешь ряды джедаев. Это не моя прихоть, Корран. Это правила, против которых я не могу идти. Если мастера не станут им подчиняться, то как мы будем требовать их исполнения от молодых учеников? Я не стану более спрашивать, где ты был и что именно видел. Даже если ты исчез не по собственной воле и просто не мог вернуться назад, в следующий раз тебе потребуются доказательства на судебном разбирательстве. В этот раз я просто сделаю вид, что ничего не было. Но в следующий решать буду не я, а Совет.
Возможно, это было слишком жестоко, но я должен помнить о правилах. Новый Орден нестабилен. Джедаи делают, что хотят. Летают, где хотят. Им нужен контроль. И примеры мастеров должны быть показательны. Я действительно склонен прощать. Я всегда надеюсь на лучшее, надеюсь на восстановление баланса, на реализацию скрытого потенциала. Но оставаться мягким постоянно невозможно. Иногда требуется проявить жесткость, чтобы не развалилось то, что создавалось долгими годами.
- С Миракс тебе придется поговорить самому, - я повернулся к Хорну и сделал несколько шагов в его сторону. - Если она узнает о твоем возвращении от меня, то я стану посредником в ваших отношениях, а мне не хочется вмешиваться в вашу семейную жизнь… Когда мне приходилось возвращаться после долгих отлучек, то это всегда имело особые последствия. Нужно уметь преодолевать их. Жизнь не вернется сразу же на круги своя. Думаю, тебе стоит найти себе временное жилье. Это совет человека, который уже дважды обещал вернуться через пару дней, а пропадал на месяца… Но помни, что я не пропадал из Силы и меня можно было найти с ее помощью. А это важный аргумент, когда ты джедай и член Ордена.
Я подошел к своему креслу и сел. Нужно вздохнуть с облегчением, потому что теперь нам не придется хоронить и поминать Коррана. Он жив. Наладит со временем отношения с семьей. Ну а мне стоит оповестить Совет о его возвращении и вернуть ему его место. Уже на официальном уровне. Однако как объяснить причины его исчезновения? Сказать, что я просто простил и забыл? Нет. Нельзя. Придется повторить только что произнесенную речь перед Советом. Только с кое-какими изменениями, дабы не возникло лишних пререкательств. Итак половина мастеров выступит против возвращения Хорна. За время его отсутствия Совет отнюдь не сплотился. И меня это пугало. Я должен был изменить это, но пока не мог понять, как именно.
- Идем отсюда, - проговорил я, поднимаясь. - Мне надо отправить Бена в кровать, иначе он до утра может просидеть в храме.

+1

10

Все же статус часто менял людей. Или власть, на которую валили все больше плохого. Ему доводилось многократно наблюдать за причудливыми метаморфозами - все же, если наблюдаешь за товарищами с возраста зеленых неумех, и их изменения протекали почти прямиком под его взглядом. Что до джедаев - ну, во-первых, не так часто он их до того встречал, чтобы о чем-то говорить (Кип Дюррон и особая пикантность их отношений сюда, в общем-то, не входили), да и вся эта возвышенность над мирским вместе с подчеркнутой демократией Совета (ха-ха) в значительной степени искажала картинку. Вот, посмотрите на этого мистера Суровость-71 от Великой ресинхронизации. И глаза строгие, и того гляди, начнет назидательно махать пальцем... Что же, это его галактика, знакомая, неупорядоченная, непричесанная целым полчищем директив и указаний, зачастую бессмысленных. Где не надо гнаться на другой ее конец, чтобы получить справку-бумажку, будто ты душевнобольной, на управление спидером или кораблем, а можно попросту усесться за штурвал и, отбив пару закрылков на излишне лихих виражах, беспрепятственно уйти в холод космоса. Где, покинув утром дом, тебе никто не даст шанса, что вечером ты вернешься и не попадешься в сети пиратов, мародеров и мелких, но кровожадных воришек по пути из магазина. Пестрая, гудящая, опасная, свободная и открытая каждой живой душе галактика, а не рафинированное ее подобие.

- Что, совсем-совсем не будешь спрашивать? - невинно глядя на гранд-мастера широко открытыми глазами поинтересовался Корран с нарочитым удивлением. Выдавали, пожалуй, искры от беснующихся чертей в темных зрачках. В общем-то, своей радости оказаться здесь, он не скрывал и даже не пытался, а если никто и не соберется ее разделить, то и не надо, себе больше останется. Но, надо отдать Люку должное, во всем этом этом было одно огромное «но» - Миракс. Миракс, от которой не отшутишься, потому что там, на том поле боя, нет никаких правил и кружка из двенадцати советчиков и оппонентов. Он подкинул чудо-камешек на ладони и вновь спрятал под плащом. - Я не только джедай, - ой, кому он это рассказывает - первому, кто понес моральные потери от столкновения слишком разных ипостасей Хорна, поначалу тяжеловато находивших друг с другом общий язык, но намекнуть стоило, чтобы Скайуокер не рисовал лишних радужных картинок, - и если Мири узнает, что я прячусь от нее - а она узнает в тот же день, поселись я ненадолго хоть на обратной стороне Корусанта, - то все будет только хуже. Я все-таки пропустил годовщину свадьбы, хоть и обещал. Нет, надо придумать что-то еще. Я же все равно ее люблю и, наверное, сам кого-нибудь выселю, если не смогу остаться с ней, - ...наедине. Да, да, как раз потому, что ему стоило многое ей рассказать. И показать тоже. Нет, не совсем то, что можно подумать.

Корран поднялся, пусть и не с такой уж готовностью сей же миг куда-то следовать. Поулыбался, разумеется, и не совсем тихонько, представляя, каким образом Его джедайшество может укладывать сына спать. Хотя, пожалуй, это слишком семейная и личная территория, чтобы топтаться по ней чужими ботинками - он и сам чего только не был готов изобрести, прочитать и сыграть, чтобы угомонить детей и убедиться, что те поспят сегодняшнюю ночь мирным сном. Ну, вряд ли Люку перепадало изображать в редких играх то штурмовика, то прочие страшилки их детства, но сути это не меняло. Пусть Бен и не выглядел гиперактивным ребенком своего возраста; рановато понял, чьи ребенком он родился и уже поднял на свои плечи тяжкое бремя? Но, опять же, за глазами чужих детей не ему гадать - Вэлин, при всей своей непоседливости прежде, с течением времени тоже превращался в кого-то иного. Рассудительного и спокойного, кхм, не чета родителям... Дорожка привела их троих к Сенатскому кварталу, весьма, надо признать, не простенькому району, однако правительству наверняка было попроще подарить жилье гранд-мастеру здесь, чем перекупать у ненасытных дельцов втридорога чуть подальше или пониже. Хорн остался в квартире где-то плечом к дверному проему между коридором и гостиной, кивком ответив, что-де он тут подождет, не нарушая пространства.

+1

11

С Корраном всегда было сложно. Даже, можно сказать, что невыносимо. Он постоянно стремился нарушить законы, изменить правила. Он был не самым лучшим и не самым талантливым джедаем в составе Нового Ордена или же Совета мастеров, однако ему многое прощалось, потому что он был одним из первых и на данный момент выполнял все свои прямые обязанности, хотя если он в третий раз решит покинуть Орден, то обратно я его уже не приму. У всего есть мера и граница. У моего терпения - тоже. Если я начну потворствовать всем мастерам, то что случится с их учениками? Возможно, мне следует на некоторое время отправить Хорна на Оссус. Пусть поделится своим опытом с младшими учениками, расскажет им о своей способности поглощать энергию. Заодно побудет подальше от столицы, Совета, Храма и острых проблем раскола. Конечно, это не самый идеальный вариант, учитывая, что именно на Оссус я отправил Мару еще до бомбардировки Улья в системе планеты Корибу. Однако я не могу позволить по очереди джедаям выпадать из реальности и потакать собственным чувствам и желаниям. Даже если они напрямую не виноваты, необходимо уметь признавать ошибки, пусть и совершенные под давлением определенного рода обстоятельств.
Бен ждал меня на первом этаже. Он сидел на подоконнике и смотрел на огни вечернего Корусанта. Думаю, ему уже надоел вечно зеленый и светящийся Оссус. За спокойным выражением лица и задумчиво сведенными бровями я чувствовал Силу, которая трепетала от всего нового и неизведанного. Рыжие волосы каждый раз напоминали мне о Маре. Непроизвольно я думал о ней каждый раз, когда смотрел на сына, который был так сильно на нее похож. Да, у нас много проблем и разногласий, но мы семья. Мы пережили войну, строительство нового мира, неужели не сумеем противостоять внутреннему разладу?
Мне казалось, что первым делом Корран захочет разыскать жену и поговорить с ней, но вместо этого он направился вместе со мной и Беном в сенатский квартал. Я дал сыну возможность вволю расспросить Хорна о его отсутствии. Пусть помучается объяснять все это десятилетнему мальчику. Конечно, Бен был не похож на многих других детей. Всегда рассудительный, серьезный, он расслаблялся лишь в окружении сверстников, а до определенного момента даже в кругу ребят чувствовал себя потерянным. Долгое время я не понимал, как найти к нему подход. От природы наделенный удивительными способностями, он сознательно закрывался от них, потому что слишком сильно ощущал боль других. Его связь со мной и Марой в начале была непонятна никому из нас, а потом стало слишком поздно. В возрасте Бена я не обладал и сотой долей того, на что способен он. Мои умения и способности развивались постепенно уже после достижения мною юношеского возраста. Я никогда не был талантлив к Силе настолько, насколько теперь талантлив мой сын, в котором объединились гены двух адептов. Я признавал это без тени зависти или же печали. Наоборот, я хотел гордиться сыном.
Когда мы вошли, Бен сразу же направился к себе. Он вежливо попрощался с Корраном, а затем выскользнул в соседнюю дверь. Через двадцать минут он уже находился в кровати, готовясь связаться с Марой и отчитаться о том, что я во время вернул его домой, не позволив засидеться в Храме джедаев. Я же направился обратно к Хорну, который, не желая уходить, стоял в дверях, будто я прямо сейчас выгоню его.
- Заходи, - кивнул я на диван у окна. - У тебя осталось не так много возможностей связаться с Миракс и сообщить о своем возвращении. Если Бен сейчас расскажет о тебе матери, то в Академии уже завтра все будут знать о тебе.
Причем дело тут было вовсе не в слухах. Мара сознательно всем расскажет, чтобы насолить Хорну и отомстить мне за то, что я заставил ее снова вернуться на Оссус, в то время как Бена увез в столицу. Женская логика с трудным женским характером. А Бен слишком доверяет родителям, чтобы что-либо скрыть от одного из них. Это даже хорошо, однако я бы не хотел знать, что творится в его голове. На мгновение я увидел перед глазами сына. Он лежал в кровати, смотря в потолок. Я знал, он думает о будущем, как станет джедаем. Эта связь с ним была все еще достаточно сильной, потому что он не отгораживался от Силы, как это было ранее, однако я уже начинал подумывать о том, чтобы научить его блокировать свои мысли.
Я, молча, достал бутылку кореллианского виски и поставил на стол вместе с двумя стаканами. Сегодня не до горячего шоколада. И почему он стал такой редкостью? Надо как-то способствовать восстановлению плантаций.
- Хан оставил, - я откупорил бутылку. - На непредвиденный случай. Ну или когда Лея найдет все его запасы на "Соколе".

0


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Когда уже нечего терять