crossroyale

Объявление



Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри?
В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.
       
           

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » hopeless


hopeless

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

- hopeless -
http://funkyimg.com/i/2mCQ1.png
- цитата или музыкальная композиция -

участники:
Luke Skywalker & Shira Brie

время и место:
Илум, 4 ПБЯ

сюжет:
Прошло всего несколько месяцев после битвы при Хоте, Шира прочно втерлась в доверие Люка Скайуокера и уже почти забыла о своем особом задании от Исанн Айсард и Дарта Вейдера. Простенькое задание от Альянса на Илуме оборачивается полной катастрофой. Холод, лед, пещеры с адеганскими кристаллами, горгодоны, имперские штурмовики- к этому они были не готовы.

Отредактировано Shira Brie (2016-12-26 10:05:57)

+1

2

Илум — ледяная планета в Неизведанных регионов. Одна из немногих ест в Галактике, где все еще можно найти кристаллы, которые брались за основу световых мечей рыцарей-джедаев. Планета состоит из ледников, пещер и снега. Она пригодна для жизни, но, думаю, понятно, что жить здесь очень и очень сложно, практически невозможно. Некоторое время база повстанцев скрывалась на Хоте. На ночь запирались все входы и выходы, чтобы уменьшить вероятность нападения диких существ. Там почти всегда мели метели, поэтому особенно запаздывающие разведчики могли с особой легкостью замерзнуть во льдах. Это однажды почти произошло со мной. Спасибо Хану, который нашел меня и спас. Я был тяжело ранен, на лице до сих пор остались шрамы от схватки с местным диким животным. Однако я выжил. Значит, на Илуме мы сможем выжить тоже. Во-первых, нас двое. Во-вторых, мы приземлились неподалеку от пещер с кристаллами, где можно укрыться от снежной бури. В-третьих, поломку истребителя можно легко исправить. Главное — чтобы утихла непогода.
Я вылез из кабины своего истребителя и ступил на твердую ледяную поверхность замороженной планеты. Меня тут же насквозь обдало холодом. Форма пилота не всегда может согреть, особенно в таким климате. Я огляделся по сторонам. Мои радары засекли вперед горный хребет и пещеры, в которых можно спрятаться и переждать. Буря надвигалась с востока, поэтому нам требовалось торопиться. R2 вовсю пищал, сидя в гнезде истребителя. Вряд ли взять его с собой — это самая лучшая идея, однако без него мы будем фактически слепы на этой чужой планете. Хотя сюда за нами явно не последуют охотники за головами или же имперские разведчики. Вероятно, они решат, что мы скрылись в гиперпространстве до того, как вошли в атмосферу. Жаль, что это не так. Гиперпривод поврежден.
Я обернулся и перевел взгляд на второй истребитель, приземлившийся неподалеку. Он накренился в сторону. Его подбили с левого фланга. Не самое удачное время мы выбрали для того, чтобы попасть под обстрел имперских сил. Однако ничего уже не поделаешь. Придется смириться и прятаться. Помощь вызвать не удастся, так как сигнал могут перехватить. Необходимо вначале убедиться, что никто за нами не следит.
Я отошел чуть в сторону, всматриваясь в далекие ледяные просторы. Нам некуда идти помимо тех горных хребтов. Если верить старым легендам, то где-то там может быть спрятан один из старейших храмов джедаев, ведь для них кристаллы Илума имели особую ценность. Я невольно вспомнил о своем мече, который всегда носил с собой. Он был тщательно спрятан, дабы не вызывать ни у кого лишних вопросов.
- Нам надо успеть укрыться до того, как поднимется буря, - проговорил я своему партнеру. - А затем можно будет подумать о починке гипердрайва. Неплохо было бы спрятать и сами истребители… Есть идеи на этот счет?
Я повернулся ко второму пилоту, который вел второй истребитель. Ее звали Шира Бри. Она пополнила ряды Альянса после известных событий на Хоте. За последние несколько месяцев она показала себя отличным бойцом и превосходным пилотом. Признаться, я был бы не против переманить ее к себе в «Разбойную эскадрилью». Однако получив это право, когда меня назначили капитаном, я старался не слишком часто его использовать. Все-таки немного некрасиво сманивать пилотов из других звеньев, путь многие из них и хотели попасть в эскадрилью — ударную силу истребителей флота повстанцев.
Признаться честно, Шира обладала уникальным даром приковывать к себе всеобщее внимание. И мое тоже. Она была очень популярна среди пилотов и членов Альянса - беженка из мира Шаливэйн. Когда она сказала, что хочет присоединиться к Восстанию, то ей не смогли отказать. Особенно учитывая ее способности к пилотированию. Нам катастрофически не хватало пилотов после бомбардировки Хота. Более того, Шира стала для меня отличным другом. Во всех миссия она принимала мою сторону, даже если я думал не так, как все остальные. Она всегда меня поддерживала и помогала мне, поэтому я всегда испытывал к ней искреннюю симпатию. Возможно, даже больше. Я был рад, когда мне сказали, что на задание мы полетим вместе. Правда, я совсем не рад тому, что мы были вынуждены совершить экстренную посадку на Илуме. Не слишком романтично, на мой взгляд.
- R2 засек пустоты в том горном хребте, - я указал вперед на белые возвышенности. - Они располагаются ниже того уровня, на котором находимся мы, поэтому кажутся небольшими. Нужно будет спуститься вниз. Вероятно, мы сели на некое подобие столовых гор. Если найдем пещеры, то сможем там переждать бурю...
В этот момент из моего истребителя донесся писк дроида. Звонкое бии-бип говорило о том, что буря приближается к нам и следует торопиться. В такие моменты я был рад тому, что у меня есть астромеханик. С ним как-то проще. Хотя таскать его за собой везде становилось проблемой, так как по многим поверхностям R2 не мог самостоятельно проехать.

+2

3

Вот уже несколько месяцев все шло совсем не так как планировалось изначально.  Ее легенда была безупречна, Империя предусмотрела все и даже уничтожила одну из планет системы Шаливэйн. Так «бедная сиротка с Чиншассы» и оказалась в рядах чуждого ей Альянса повстанцев.  Наверно, представиться своим настоящим именем было большой ошибкой, но Шира растерялась когда приступила к выполнению своего первого задания с пометкой «особо важно», да еще и исходящего от самого повелителя Вейдера, и ничего уже не исправить. Ее слова можно было бы легко подвергнуть сомнению, если бы повстанцы додумались проверять каждого кандидата на присоединение к Восстанию да еще и с такими выдающимися навыками пилота, но, к счастью для Бри, вокруг полыхала огнем Галактическая война, противники Имперского режима катастрофически нуждались в толковых пилотах после битвы при Хоте и ее приняли в ряды Альянса без лишних вопросов. К тому же, все ее данные хранились в Имперских архивах, буквально на поверхности, но нужно было быть безголовым самоубийцей, чтобы совершить столь дерзкую вылазку за информацией.  Или же догадались бы проверить ее кровь. А пока Шира спокойно пилотировала крестокрыл, совершенно ей непривычный после СИД-истребителя и симулятора полетов в Академии, носила гордое негласное звание Героя Альянса после миссии на Д’ринба 4 и летала на различные задания.
Задание казалось простым на первый взгляд- убить Люка Скайуокера или уничтожить его репутацию среди соратников, что могло быть проще для идеально обученного имперского агента? Но задача лишь усложнялась с каждым днем.  Всего каких-то несколько недель назад Шира, если бы ничего не вышло с дискредитированием, не задумываясь столкнула бы капитана «Разбойной эскадрильи» с ближайшей скалы и улетела бы на своем трофейном крестокрыле, лишив Восстании еще одного звездного корабля, на Корусант, где получила бы новое задание и забыла бы о татуинском фермере как о расплющенном ею об пол кариданце. Но не теперь. Сейчас Шира даже жалела, что на самом деле не с Чиншассы, а всего лишь имперский агент. Ее вера в Императора Палпатина и его идеалы несколько пошатнулась. За много лет жизни во Дворце и учебы на Кариде она ни разу не подвергала сомнению идеологию, которую столько лет взращивали в ее мыслях и не могла представить и сотой доли тех ужасов войны, что довелось ей увидеть за месяцы, проведенные с повстанцами. В ней боролись верность клятве Императору, преданность Дарту Вейдеру и их общему делу и осознание того, что что-то она сделала неправильно. Бри тянула время, чтобы не выполнять свое задание, но знала, что рано или поздно вся правда о ней будет рассекречена и она пойдет под трибунал, если Империя не доберется до нее первой.
- Нам только бури и не хватало для очередного великолепного дня.- Шира картинно закатила глаза, рассеянно рассматривая повреждения своего истребителя. Все оказалось не так плохо, как она предполагала, но посадка все равно вышла жесткой.- Можем закопать их вон в тот симпатичный снежный сугроб или катить за собой на веревочке до ближайшего укрытия. Видимо, придется оставить все как есть и надеяться, что буря не повредит истребители еще больше. И мы сможем откопать их, когда все закончится.
Все, о чем думала сейчас Шира- как выбраться с этой холодной планеты. Она еще ни разу не видела ничего похожего на этот ледяной булыжник. Конечно, она видела Илум и Хот на голокартах, но одно дело смотреть на изображение, а совсем другое оказаться посреди снеговых сугробов. Бри как можно выше застегнула молнию своего оранжевого летного костюма. Кажется она уже привыкла к этой форме, хотя первое время не могла узнать себя не в черной униформе. Девушка с ужасом ждала прихода бури, не зная как переживет это испытание, уже сейчас холод проникал сквозь плотную ткань комбинезона. Пожалуй, в Академии ее научили всему, кроме выживания при минусовой температуре, а это бы сейчас очень бы пригодилось.
- Как мы спустим вниз дроида?- Шира пыталась перекричать усиливающийся ветер. С их спуском было достаточно просто, но вот астромех был слишком неповоротливым и мог стать обузой, хотя Бри не могла оставить маленького дроида на растерзание буре. – У меня плохое предчувствие насчет этой планеты.
Шпионка проверила заряды бластера и пусковую установку, которую вытащила из своего искореженного крестокрыла на всякий случай, как вдруг откуда-то издалека раздался дикий рев, полный злобы и голода. Шира не могла определить откуда точно доносится звук из-за неустанно налетающего ветра, но надеялась, что неведомое чудовище их не найдет.

+1

4

А ведь с самого начала миссия не казалось такой уж сложной. Все должно было пойти иначе, но когда ты ведешь войну с Империей, то ожидать надо всего, поэтому сейчас следует упомянуть о том, что нам еще изрядно повезло, ведь мы приземлились и никто из нас не умер в объятом пламенем истребителе.
- Надеюсь, веревку ты прихватила, - проговорил я, усмехаясь, прекрасно понимая, что без сарказма здесь не могло обойтись. На самом деле я уже привык. Все вокруг сыпали остротами изо дня в день, поэтому пришлось свыкнуться с мыслью, что половина произносимых моими товарищами слов — это издевки. Вероятно, им всем становилось проще жить с дозой юмора, который проявлялся даже в самой нелепой и сложной ситуации. Иногда очень не вовремя, но об этом можно поразмыслить и позднее.
Нам действительно придется оставить истребители на месте в надежде, что после мы сможем починить их и улететь. Ну или хотя бы выйти на связь с базой, чтобы они подобрали нас. Однако для последнего действия придется выжидать определенное количество времени, дабы сигнал не перехватили находящиеся вблизи планеты штурмовики, которые могли спокойно высадиться по другую сторону горного хребта и готовить для нас ловушку. А что такое два пилота против целого отряда? Конечно, я не стану преуменьшать наши с Широй способности, но время от времени необходимо окатывать себя ведром ледяной воды, дабы оставаться трезвомыслящим в отношении себя самого и своих умений и навыков. Иногда сложно, но отнюдь не невозможно.
- Думаю, R2 не нужна помощь, чтобы выбраться, - я кивнул в сторону своего истребителя. Астромеханик благополучно выбрался из гнезда и теперь барахтался на льды, прыгая по неровным кочкам, каждый раз недовольно попискивая. Это было бы смешно, если бы я не начал замерзать. Думаю, Шира тоже не имела под летным комбинезоном одежды с подогревом, так как мы просто-напросто не планировали совершать экстренную посадку в подобном месте.
- Идем, иначе не успеем скрыться от бури, - я направился к своему истребителю и, сбросив в кабину шлем, забрал «спасательный» ранец. Сухого пайка и фонариков нам должно хватить на то время, пока не утихнет буря. А затем мы все-таки постараемся вернуться опять в космическое пространство или связаться с какой-нибудь спасательной группой, которая бы нас забрала. Возможно, сигнал перехватит кто-то из бродяг, ныне находящийся на задании, но вероятность нахождения кораблей настолько близко от Илума равнялось практически нулю. Думаю, находись сейчас здесь с нами 3PО, он бы сказал, что вероятность успеха устремилась в минус бесконечность.
- Она холодная, пустынная и необжитая, - прокомментировал я, вновь поворачиваясь к Шире. - Не удивительно, что у тебя плохое предчувствие. Но я с тобой соглашусь. Мне не нравится здесь. Есть нечто пугающее в этом месте, словно на нас движется опасность, а мы идем к ней навстречу.
Я затянул лямки ранца и вновь надел перчатки. Так недолго и руки отморозить… Ну одну из них точно, вторая все-таки была искусственной. Хотя я не был уверен, какая выйдет из строя первой в случае, если температура упадет до слишком большого минуса.
Чем больше я наблюдал за Бри, тем больше мне казалось, что что-то с ней не так. Я словно ощущал какую-то вибрацию, как тогда, когда меня призвал к себе Бен после атаки на Хот. Словно она знала нечто и скрывала это от меня. Признаюсь, некая таинственность заставляла меня снова и снова мысленно возвращаться к Шире. Я хотел узнать, что за загадка скрывается за ее характером и молчанием. Возможно, будь я несколько умнее, я бы уже давно понял, что она чувствительно к Силе, как и я, однако в тот момент я все еще стремился отстраниться от своего предназначения. Особенно после того как выяснилось, что Дарт Вейдер мой отец. Я хранил эту тайну. Никому ее не открыл. Даже Лее.
- У нас гости, - нахмурился я, когда услышал рев некоего животного. - Надо торопиться. Идем.
Засунув за пояс бластер, я схватил Ширу за руку и потащил за собой в сторону горного хребта. R2, пища, двигался за нами. Он постоянно что-то говорил, но я не обращал внимания. Я ощущал опасность. Я чувствовал, что нам надо уйти как можно быстрее, иначе случится нечто ужасное. Меня можно принять за ненормального, но я верил своим инстинктам. Бен говорил, что у меня хорошо развита интуиция, поэтому я не имею права игнорировать ее посыл.
- Нам надо как можно быстрее уйти с пустоши, - я отпустил Ширу и достал бластер. - Иди вперед...

+1

5

Илум нравился Шире все меньше и меньше, по мере того как усиливался ветер и становилось холоднее. Конечно, у нее были довольно плотные перчатки, но в условиях минусовой температуры толку от них было совсем чуть, а ведь буря еще даже не началась. Кто знает через сколько они смогут выбраться с этой чертовой планеты и что еще может произойти за это время. Бри не могла не подумать о том, как найдут ее окоченевший труп и найдут ли вообще. Посадка была аварийной и вряд ли кто-то в Восстании смог бы догадаться где искать пропавших. Оставалось надеяться, что буря не затянется и хотя бы к утру следующего дня утихнет. Шпионка боялась, что снега будет настолько много, что они либо не найдут свои истребители на этом однообразном пейзаже, либо не смогут выбраться из пещеры, потому что выход засыплет.
- Я сейчас завидую твоему астромеху, он хотя бы не чувствует холода,- девушка зябко поежилась, наблюдая как ловко маленький сине-белый дроид выбирается из своего гнезда. Похоже со своими опасениями она погорячилась. – Вечно с тобой, Скайуокер, попадаем в какие-то неприятности. Если выберемся отсюда, напомни мне закинуть в крестокрыл комплект зимней экипировки. На всякий случай. – за прошедшее время она убедилась в том, что случай действительно бывает разный. Люк, словно магнит, притягивал к себе неприятности, а раз уж Шира постоянно была рядом, то приключения выпадали и на ее долю.
- Да и скорее всего скоро стемнеет,- действительно ли наступает ночь или это всего лишь снеговые тучи, что заволокли небо, Бри не знала, но оставаться на открытой местности вовсе не хотелось. Здесь они станут легкой мишенью для того,  что могло скрываться в снегу и темноте.
Шира могла бесконечно и виртуозно обманывать кого угодно, но только не себя. Где-то в глубине души, на самом ее дне, шпионке нравилось находиться в Альянсе повстанцев. Пусть здесь она и не была обученным майором Имперской службы разведки, у нее вообще не было звания, но все же она могла оставаться собой- простой Широй Бри, чьим коньком были сарказм, розыгрыши и остроты. Даже привычная тьма, ставшая неотъемлимой частью ее сущности после тренировок с Темным Повелителем и убийства кариданца, стала отступать.  И, если бы не постоянные отчеты перед Дартом Вейдером, то она и думать бы забыла о своем изначальном задании, увлеченная разнообразными повстанческими миссиями. Но и предать Империю, где она выросла и получила все, о чем только могла мечтать, не могла. И эта дилемма не позволяла ей спокойно спать по ночам, терзая кошмарами то с присутствием очень рассерженного Дарта Вейдера, который душил предательницу, от чего Бри просыпалась посреди ночи, пытаясь судорожно вздохнуть. В других снах она видела Люка и множество вариантов его гибели, как от ее руки, так и от молний Императора или светового меча его ученика. Сама же она не боялась смерти, не хотела, но не боялась, и не могла решить чью же сторону принять в итоге. Вариантов было не так много- либо трибунал для шпионки Нового Порядка, либо смерть для предательницы Империи, показавшей свою непригодность и бесполезность для правления. Но пока были лишь заснеженный Илум, надвигающаяся буря, ветер и таинственное чудовище, нарушающие своим громким ревом стоявшую вокруг тишину.
Бри чувствовала присутствие чего-то живого, совсем недалеко от них, но не могла понять где именно. Не хотелось бы подвергнуться внезапному нападению, пока она не сможет понять что за ними наблюдает, скрываясь за снеговыми барханами. Жаль, что нельзя было включить датапад, чтобы поискать информацию о фауне Илума, но нельзя было рисковать. Да и вряд ли планшет бы выдержал испытание холодом и банально бы не включился.
- Как думаешь кто это? – Шира покорно шла за тащившим ее Скайуокером. В любой другой ситуации она бы возмутилась и демонстративно пошла бы сама, но не сейчас. Она была слишком замерзшей и решила не тратить остатки тепла на бессмысленные споры. Да и неведомая тварь была где-то рядом, Бри отчетливо слышала как хрустит снег под тяжелыми лапами зверя. Через писк R2D2 и завывающий ветер звук как будто доносился отовсюду, не позволяя понять где именно притаилось чудовище. Отпустивший ее Скайуокер тоже что-то почувствовал и шпионке стало совсем не по себе. Она прошла чуть вперед, думая занять удобную для стрельбы позицию за ближайшим сугробом.
Зверь, вылетевший словно из ниоткуда, был просто омерзителен. Огромный, с пылающими злобой и голодом глазами и острыми когтями, что могли бы вскрыть крестокрыл, если бы чудищу это понадобилось бы. Все произошло настолько быстро, что Шира не могла понять упала ли она потому, что поскользнулась на льду или монстр сбил ее своим чешуйчатым хвостом. Она никогда не была «леди в беде» и привыкла рассчитывать лишь на себя, но в этой ситуации была почти беспомощна. Бри только и могла, что пытаться отползти подальше от животного, пытаясь незаметно достать бластер и ничем не спровоцировать чудовище и не попасть тому в 3 ряда острых зубов, похожих на виброклинки. Наконец ей удалось выхватить оружие, но 4 бластерных заряда прямо в уродливую морду не нанесли твари видимого урона.

+1

6

От опасности нельзя сбежать. Особенно если она находится прямо перед тобой, поражая всей полнотой своего ужаса и страха. Почему-то к ней нельзя привыкнуть. Я пытался. Причем даже не раз и не два. Снова и снова приходилось заново искать себя в чуждой среде. Этот процесс мог показаться бесконечным, если бы не проходил так быстро. Опасность подкрадывается незаметно. Даже если ты можешь ощущать ее приближение.
Я знал. Думаю, мы оба знали, что к нам не просто подбирается животное или зверь, а к нам приближается большая проблема, которая способна остановить нас в преодолении пути по направлению к горному хребту, в пещерах которого мы хотели скрыться. Рев донесся откуда-то сбоку, но достаточно близко, чтобы я моментально попытался найти его источник рядом с собой. Дикое животное выскочило из своего укрытия и ринулось вперед, сваливая нас с ног. Я откатился в сторону, чувствуя, что начинаю скользить по склону. Еще немного, и я бы вылетел с плато вниз. Однако мне удалось замедлить свое скольжение. С громким писком R2 направился в противоположную мне сторону. Я никогда не понимал, что творится в голове у этого дроида. Иногда он казался действительно безумным и невменяемым. Но если учесть, сколько раз он помогал мне, в нем не следовало сомневаться. Ни капельки.
Я перекатился вперед. Глаза застилала пелена снега. Ветер начинал усиливаться. Оставалось надеяться, что мы все же не будем похоронены под сугробами на Илуме, хотя сейчас вероятность такого исхода событий была удивительно велика. Шира попала в ловушку. Зверь переключил все свое внимание на нее. Я попытался найти бластер, но его не оказалось при мне. Видимо, я его потерял во время своего падения или же скольжения. Кто уж теперь знает. Я начал пробираться вперед, стараясь думать как можно быстрее, так как мое промедление могло стоить напарнице жизни. Конечно, Шира не нуждалась никогда ни в чьей помощи. Да, это ее цитата. Однако это не значило, то я оставлю ее на съедение этому большому снежному белому мохнатому противному созданию с большой головой, большим ртом и острыми клыками.
«Бластер не помогает...» - пронеслось у меня в мыслях, когда я увидел, что ни один выстрел не дал результатов. Что же делать? Я мог теперь лишь попытаться использовать свой световой меч. Меня учили, как с ним обращаться. Меня учили защищаться. И сейчас это было особенно важно.
Я поднялся со снега и достал меч. Однако подойти к зверю было не так уж и просто. Со спины мне бы явно не удалось его атаковать, а подобраться спереди не имелось ни малейшей возможности, ведь тогда меня бы заметили и момент внезапности был бы потерян, а еще могла при этом пострадать Шира, находившаяся сейчас в зоне риска. Пока я лихорадочно соображал, R2 нашел выход из сложившейся ситуации. Это действительно гениальный дроид, потому что он начала тарахтеть и пищать, переключая внимание с Ширы на себя. Зверь остановился и  отошел назад, пытаясь найти источник звука. Как только он убрал свою пасть от девушки, я сразу же ринулся к ней, помогая подняться на ноги. Далее было не до разговоров, так как мог пострадать мой дроид.
Активировав меч, я с правого боку атаковал нашего противника, целясь в точку, которая, по идее, должна была быть шеей, скрытой под густой шерстью. Хотя стоит отметить, что я не уверен, имелась ли у него шея в принципе. Я отскочил назад, уклоняясь от удара большой лапы. R2 громко пискнул и засеменил в сторону Ширы, спасаясь бегством. У него явно отлично развит инстинкт самосохранения. А после кто-то еще говорит, что дроиды неживые и ничего не понимают. Да они же почти как люди! Особенно если учесть, что некоторые люди ходят с искусственными механическими элементами, которые заменяют им естественные.
Я сделал выпад вперед и еще раз ударил зверя, на этот раз по ноге. Резко развернувшись, я сделал кувырок вперед, оказываясь прямо под своим противником, что в принципе было не совсем правильно и логично, однако позволило мне ударить его еще раз по ноге, отрубая ту световым лазером. Вот вам и совершенное оружие джедая. Я отскочил резко назад, выкатываясь из-под зверя. Тот зашатался и припал на одну ногу к земле. Однако это его только разозлило, так как он продолжал двигаться, реветь и разевать пасть, из которой ужасно воняло.
- Там есть взрывчатка, - прокричал я Шире, вспоминая о походном рюкзаке, валявшемся чуть поодаль, где я с самого начала прокатился по льду. Если бы нам удалось засунуть хотя бы один заряд в пасть этой твари, то ее разнесло бы на множество мелких кусочков. Противно, но зато эффективно. Однако я буду рад, если взрыв просто заставит зверя отступить.
- Просто брось ее в него, – я посмотрел на свою напарницу, но почти сразу же был вынужден переключиться на местного жителя. Его лапа пришлась прямо по моей голове. Я снова оказался на льду и в снегу. Противно и холодно, хотя сейчас моя кровь бурлила с такой быстротой, что я не чувствовал даже ледяного ветра Илума. Протянув руку, я при помощи Силы вернул себе свой меч. Уроки у магистра Йоды не прошли даром, но момент уже был упущен.

+1

7

Перспективы выжить, или хотя оставить все свои конечности при себе, на этой ледяной планете становились все более безрадужными и призрачными. Если уж не замерзнуть в каком-нибудь сугробе, то непременно стать вечерним аналогом не особо питательной, замороженной отбивной котлеты из мяса горнта для местной живности.  Илум создавал новые проблемы буквально на каждом шагу.  Холод отошел на второй план, главным для Ширы было не дать чудовищу намотать ее кишки на его зубы. Пасть была слишком близко, что даже через промокший от снега комбинезон, шпионка могла почувствовать исходящий от зверя жар. Там, в Академиях на Корусканте и Кариде, ее подвергали всевозможным испытаниям, которые до конца учебы выдерживали единицы, но никакое из них не шло в сравнение с действительностью, к которой Бри оказалась на готова, не смотря на всю свою физическую подготовку и биологические модификации. Когда ты быстро регенерируешь, соображаешь и обладаешь высоким болевым порогом, то начинаешь думать, что ты всесилен и непобедим, а, как уже доказал монстр, это вовсе оказывается не так. Умственные способности не могут защитить от 3 рядов острых клыков зверя, регенерация не поможет вырастить заново внутренние органы или ноги, а болевой порог становится бесполезным.  Пройдя столько тренировок, Шира злилась сама на себя- у нее столько навыков и умений, а сейчас она оказалась абсолютно беспомощной. Весь ее мир, ограниченный лишь контурами Галактики, сузился до бешено горящих глаз илумского чудовища, от которых она не могла отвести взгляда: не было ни Империи, ни Альянса повстанцев, ни Вейдера с Императором, ни Скайуокера, ни войны. Были только она и зверь. Казалось, что это мгновение длится вечность. Монстр приковывал к себе, словно гипнотизируя, и даже усилившийся снег и ветер не были помехой.
Шпионка уже была готова проститься с жизнью, сгинув в острых как бритва зубах, но помощь пришла откуда ее не ждали. Шира, смотря на многочисленных бездушных имперских дроидов, была уверена, что они всего лишь машины, слепо следующие заданной программе, не отступающие от вложенной идеологии, но маленький сине-белый R2D2 уже не в первый раз доказывал обратное. Она прекрасно понимала почему Империя перепрограммирует всех захваченных дроидов, полностью меняя их личность. Но именно такой, своевольный и бесстрашный, астромеханик отвлек на себя внимание монстра. А ведь никакого «завтра» для нее могло бы и не быть, если бы дроид опоздал хоть на секунду.  Если бы не Люк, вовремя выдернувший ее из-под чудовища, то Шира скорее всего так и осталась бы лежать на промозглой земле. Валяние на снегу тепла как-то не добавило, да еще и одежда промокла до костей. Сквозь стену снега практически не было ничего видно и шпионка могла лишь ориентироваться на пищание и еле заметные огоньки астромеханика. Пожалуй, впервые в жизни, Бри растерялась. Она впервые столкнулась с противником, который казался практически неуязвимым. Что это за монстр, что от бластерных зарядов, способных уничтожить дроида,  даже не почесался? Шира, неуклюже переваливаясь с ноги на ногу, отошла подальше от места сражения, пытаясь придумать что-нибудь, что сможет убить зверя. Видимо, шипастый хвост животного все же задел ее при падении. Но времени оценить ущерб у нее не было, битва еще не окончена.
Получив это задание и листая краткое досье, Бри долго не могла понять, что же такого в этом Люке Скайуокере, что сам Повелитель Вейдер настолько заинтересован в его гибели? Обычный татуинский мальчишка, всего лишь пилот, коих сотни в Альянсе, ничем не отличающийся от командиров остальных эскадрилий лишь за тем небольшим фактом, что уничтожил первую Звезду Смерти. Должно было быть что-то еще.  И лишь услышав знакомый звук активации и последующее за ним шипение, Шира смогла собрать все осколки головоломки воедино. У Люка тоже был световой меч. Она видела такой же, только с красным клинком, у Дарта Вейдера. Пусть Владыка и редко им пользовался, предпочитая каким-то образом душить своих подчиненных на расстоянии, но этот звук Шира ни с чем бы не перепутала. Сквозь снег было видно лишь зеленый отблеск светового меча.
Услышав о взрывчатке, шпионка поколебалась. Это был идеальный момент, чтобы выполнить задание, сфальсифицировав несчастный случай. Всего лишь нужно было дождаться пока зверь разберется с ее напарником, взорвать монстра, переждать бурю и уже скоро Шира могла бы оказаться на «Палаче» с докладом об успешно выполненной миссии.  Но с другой стороны, Скайуокер уже стал для нее другом. Или кем-то  большим, в чем Бри боялась себе признаться и отрицала бы до последнего. Это было слишком неправильно, находясь по разные стороны баррикад. Наконец она приняла решение.
Девушка быстро, насколько позволяла травмированная нога, подбежала к ранцу. Замерзшие пальцы с трудом двигались и она непозволительно долго в этой ситуации возилась с застежкой.  Наконец замок поддался и Бри смогла выудить гранату. Шпионка сомневалась, что в таких условиях сможет попасть точно в цель, да еще и Люк был слишком близко к монстру.
-Эй, страшила, - шпионка пару раз выстрелила из бластера по зверю, привлекая его внимание. Дождавшись, пока чудовище повернется в ее сторону, Шира перешла на бег, забыв о боли в ноге, периодически стреляя по монстру. Ей было необходимо увести его как можно дальше от остальных. В суматохе у нее не было времени посмотреть, что за граната в ее руке и о предположительном радиусе поражения она могла лишь догадываться. Наконец, посчитав, что ушла достаточно далеко, девушка отправила гранату в полет, метя в пасть. Пусть она и промахнулась, забросив ее куда-то на спину чудовища, но все же попала. Ударная волна, хоть и слабая, сбила ее с ног и Шира в очередной раз оказалась на снегу. Прямо посреди «дождя» из остатков илумского животного.
С трудом поднявшись, Бри поковыляла обратно, стараясь как можно меньше хромать на раненную ногу. Не хватало только, чтобы это кто-нибудь заметил. На ней все заживало в разы быстрее, чем на обычном человеке, а это будет очень непросто объяснить и допустить рассекречивания она не могла.
- Ты в порядке- вокруг было совсем темно, а стена снега стала настолько плотной, что нельзя было разглядеть что либо на расстоянии вытянутой руки.- Теперь соберем балычка на ужин и отправимся искать укрытие?

+1

8

Магистр Оби-Ван пытался доказать мне, что я должен стать джедаем как и мой отец. Он начал обучать меня, когда я перестал сопротивляться, когда увидел обгорелые останки моих дяди и тети. Думаю, именно в тот момент я окончательно и бесповоротно изменил свою собственную судьбу. В тот момент я стал тем, кто уже никогда не сможет вернуться к обычной фермерской жизни где-то на Татуине, чтобы просто добывать влагу и изредка навещать кантину Мос-Айсли. Для меня тогда это не было проблемой, но сделал бы я этот шаг, знай, что мне придется навсегда распрощаться с покоем и надеждами на нормальную жизнь? Вероятно, я узнаю это лет через сорок или пятьдесят. Пока что меня все устраивает. Точнее, я не представляю, как может быть иначе, ведь вся моя жизнь зависит от того, сможем ли мы противостоять Империи в этой бесконечной гражданской войне. Я надеялся на будущее, которое оставалось лишь слабым отголоском где-то впереди. Я надеялся обрести равновесие и найти свое место в этой жизни. На данном этапе я был неразрывно связан с Альянсом и Восстанием. Но в будущем, возможно, меня ждет совсем иная Судьба, нежели других пилотов и офицеров, ведь некогда я начал этот путь как ученик джедая.
Снег завалился мне за шиворот. Он был у меня в носу, в глазах, во рту. Неприятно. Все тело сводило от холода крупная дрожь. Почему мне всегда везет встречать этих существ на ледяных просторах? Неприятности притягивают меня. Об этом не раз говорил даже Хан… Который теперь находится в опасности. Но мы найдем. Просто нужно немного времени. Пока Империя не утихнет, мы не сможем выступить в бой. Повстанцев ищут по всей Галактике, так что нам только и остается лазить по Илуму или Хоту.
Когда меч вновь оказался у меня в руке, я испытал некоторое облегчение. Трудно поверить, но я действительно к нему привязался. Именно так, как то описывал Бен. Я сам собрал свой клинок по старым чертежам, он никогда никому не принадлежал кроме меня. Думаю, это тоже имеет значение. Я ничуть не жалею теперь, что потерял световой меч отца. Да и как я мог им пользоваться и дальше, осознавая, что Дарт Вейдер и есть мой отец…
Я поднялся на колени, пытаясь выбраться из снежного потока, который то и дело осыпал меня со всех сторон. Зверь продолжал рычать, неловко поворачиваясь вокруг своей оси. Я двигался в противоположную сторону, чтобы его запутать. Думаю, мы в скором времени столкнулись бы и он бы меня увидел, если бы не появилась Шира. Очень вовремя, кстати говоря. Она отвлекла от меня зверя. Оставалось надеяться, что она сделала это уже после того, как нашла в рюкзаке взрывчатку. Я тяжело выдохнул, готовый вновь упасть на ледяную землю, но меня внезапно ударила в очередной раз тяжела лапа нашего монстра. Я отлетел в сторону, сбивая астромеханика, продолжавшего отчаянно пищать. Кажется, я ушиб себе ребра. R2 отчаянно забарахтался, пытаясь сбросить мою ногу со своей импровизированной металлической головы, которая не могла повернуться ни в одну, ни в другую сторону. Я скатился с дроида, вновь оказываясь лицом в снеге. Это уже вошло у меня в привычку, если оглянуться на сегодняшний день. Я поднял голову, пытаясь отыскать взглядом Ширу. Но вместо этого я услышал взрыв. Он прошелся вибрацией по льду, а затем затих. Я поднялся, пытаясь отряхнуться от снега.
Буря усиливалась. Стало холоднее. Ветер нес за собой снежные массы, мешая обзору. Я даже не мог видеть приближения Ширы. Я скорее просто знал, что она жива. Считайте, что это мне подсказывала моя удивительная интуиция. Я поплелся в сторону истребителей, рядом с которыми валялся рюкзак с пайком, правда, изрядно распотрошенный и промокший. Тяжело вздохнув, я спрятал световой меч и повесил бластер обратно на пояс. Шира слегка прихрамывала, но делала вид, будто у нее ничего не болит. Я не стал заострять на этом внимание, потому что… Потому что это Бри. И мы все равно сейчас не сможем ни чем ей помочь. Необходимо сойти с этого ледяного пустынного поля и спрятаться в какой-нибудь пещере, где нас не достанет снежная буря.
- Отличная работа! - похвалил я свой напарницу, когда та подошла ко мне. Я мог различить ее силуэт и услышать ее голос, но вот отчетливо видеть ее я не мог. Снег залепил мне глаза, и даже капюшон униформы не спасал, собственно говоря, как и потерянные где-то очки, которые я искать явно не собирался. - Дело осталось за малым — добраться до горного хребта, спуститься с этой равнины, найти пещеру и спрятаться, переждать бурю, а затем по возможности починить истребитель и наладить связь, чтобы можно было убраться с этого забытого всеми места.
Я закрыл рюкзак и надел его. Искать потерянные вещи бесполезно, хоть паря зарядов и могла нас спасти в критической ситуации. Обернувшись назад, я отыскал взглядом R2, который уже направлялся в тому самому хребту, под который мы намеревались спуститься. Он звонко пищал, но до нас доходил лишь слабый отзвук, утопающий в шуме ветра.
- Идем, теперь нам точно надо торопиться, - практически на ухо проговорил я Шире, чтобы она меня наверняка услышала. - Чем быстрее доберемся, тем быстрее сможем отдохнуть… Ты как? В порядке?
Я беспокоился за Ширу. Ее могли ранить сильнее, чем кажется на первый взгляд, а мне бы не хотелось, чтобы с ней что-то случилось. Конечно, наша работа подразумевает опасность и риск, однако она не отменяет человеческую заботу и сострадание. Мне не нравилось видеть боль других, смерть, но пришлось смириться, ведь это часть моей повседневности. Я быстро отвернулся, чтобы не слышать колкие замечания Бри, на которые она была просто мастером. А почему-то казалось, что именно их она приберегла вот на такой вот момент. Ничего удивительного, собственно говоря. Я уже привык.
- Молчи, - оборвал я ее, разворачиваясь в сторону астромеханика. - Я знаю, что ты хочешь сказать, поэтому пошли.

+1

9

По всей видимости, зверь ранил ее своим шипастым хвостом куда сильнее, чем Шира изначально предполагала.  Каждый шаг давался огромными усилиями и дело было вовсе не в снеговых сугробах.  Кость, похоже, не задета, но все же рана доставляла определенный дискомфорт и сильно ограничивала в движениях, хоть Бри и пересиливала себя. Шира надеялась, что кровотечение не будет настолько сильным, чтобы явственно проступить на оранжевой ткани униформы.  Ее регенерация не была мгновенной, но все же быстрой, через несколько дней от этой «царапины» останется лишь белесый шрам, а это ее не слишком волновало, в ее обширной «коллекции» остальных рубцов был бы не так уж и заметен. Важнее было добраться до укрытия и выбраться с этой планеты. Боль никогда не останавливала ее, а была лишь триггером двигаться дальше, продолжать то, что она начала. Гнев и боль всегда придавали сил. Оставалось надеяться, что шипы не были отравлены. Это был бы слишком идиотский провал ее миссии- подохнуть на забытой всеми планете от яда какого-то неизвестного  чудища, которого она же и убила, раскидав меховые останки монстра по обширной поверхности. Слишком глупо. Она побывала во многих переделках, но эта грозила стать последней.
- Легко сказать. Ставлю на то, что эта планета еще полна сюрпризов и этот комок шерсти еще покажется милой зверюшкой.- Шира невесело улыбнулась. Она была уверена в том, что такое чудовище тут явно не одно и ей бы не хотелось встретиться с еще одним. А если нападут целой стаей? Запас взрывчатки не бесконечен, а другое оружие абсолютно бесполезно.- Кто знает, что еще тут водится. Может этот монстр еще окажется детенышем или самым безобидным обитателем? Главное, чтобы им не пришло в головы поиграть с нашими истребителями.- оставшись без крестокрылов и связи и так нулевые шансы выбраться отсюда стремились бы к сингулярности, полной холода и отсутствия еды и неизвестно что прикончило бы их быстрее. Возможно, в свете того, что снегопад усиливался, их бы банально засыпало снегом, из которого не так-то просто было выбраться. Ну или при изменившейся видимости на расстоянии вытянутой руки кто-нибудь свалится с ближайшей скалы. Шира даже не представляла каково сейчас маленькому дроиду, она сама застревала в снегу, которого становилось все больше, а несчастный  R2D2 мог и вовсе увязнуть, надолго застопорив дорогу к укрытию.
-  Об отдыхе будем думать на базе повстанцев, если доберемся. – от голоса Люка, казавшемся шепотом в завываниях ветра по всему телу прошли мурашки. Или это от холода? – Бывало и лучше, но я в порядке,- еще одна маленькая ложь, нога болела все сильнее даже с повышенным болевым порогом. Но сейчас это было не важно.- Ладно, ладно, молчу. Могу до самой базы не остроумничать.- сил на споры и пререкания было маловато, да и боль с невозможностью выбраться прямо сейчас и улететь куда подальше в тепло как-то чувства юмора не добавляли.
Шире категорически не нравилось как на нее действует Скайуокер. Она- профессиональный агент Имперской разведки, он- всего лишь ее задание. Или нет? Иногда Бри жалела, что ее история о Чиншассе всего лишь выдумка, насколько все стало бы проще для нее в этой череде бесконечного обмана. Но и держаться подальше от лучшего фермера Татуина, панамка в подарок, она не могла. Частью ее задания было максимально сблизиться с объектом, не останавливаясь ни перед чем, но пока это влияло больше на нее саму, чем на Люка. Это было неправильно и шло вразрез с миссией, вот только коммандер «Проныр» всплывал в ее мыслях все чаще и чаще.
Бри подошла к самому краю скалы, пытаясь разглядеть хоть что-то, кроме пропасти, казавшейся бесконечной. Она не боялась высоты, но голова все равно предательски закружилась от осознания глубины разверзнувшейся перед ней бездны. Единственный торчавший из скалы выступ казался слишком далеким.
-Спуск явно будет не из легких.- даже не смотря на всю физическую подготовку. Она слишком замерзла, промокла и устала, чтобы нормально спуститься. А уж с раненной ногой миссия и вовсе становилась невыполнимой, но Бри не привыкла сдаваться. –Ладно, попробуем с помощью веревки и каких-нибудь гундарков с Хаосом. Видишь выступ? Похоже пещера именно там.
Выудив моток из своего насквозь промокшего ранца, набитого практически бесполезными сейчас вещами, шпионка соорудила петлю на конце веревки. Оставалось надеяться, что она выдержит ее вес и достанет до спасительного выступа.  Она оттягивала спуск как могла, пытаясь найти хоть что-то, что сможет упростить этот сеанс альпинизма для отчаянных.  И была вознаграждена- чуть поодаль виднелась небольшая площадка, едва различимая сквозь плотный снегопад. А уже от нее шла тропа, словно выбитые в скале ступени, до самого выступа.
- Идем,- шпионка быстро, насколько могла, смотала ставшую ненужной веревку и запихнула ее в ранец,- Хотя вряд ли этот путь будет безопаснее.
Шира осторожно дохромала до площадки. Тропа, покрытая снегом и льдом, выглядела опасной. Шпионка вступила на поверхность, будучи уверенной в том, что с ветерком покатится вниз, к уступу и дальше, но ничего не произошло. Тем не менее, она не расслаблялась, прокладывая свой путь так же медленно как и фелуцианский слизень.  Каждый шаг мог стать ошибкой. На середине пути Шира начала чувствовать себя уверенней и едва смогла не поскользнуться, когда мимо нее просвистел бластерный выстрел.

+1

10

Истребители. Если с ними что-то случится во время бури или на них набредут дикие звери, то у нас не останется последнего шанса на спасение с этой холодной планеты. Однако мы ничего не могли сделать в данный момент, чтобы как-то скрыть два корабля. Остается лишь надеяться на судьбу, которая все-таки позволит нам вернуться туда, откуда мы прилетели, или же закончить начатую миссию, превратившуюся в игру на выживание, что меня совершенно не радовало.
Мне действительно хотелось придумать какой-нибудь выход из сложившейся ситуации, но, надо признать, пока что даже его очертания не появились отдаленно на горизонте. Илум — место холодное и пустое, поэтому помощи со стороны мы можем даже не ждать. А для самостоятельного решения проблемы у нас не достаточно времени, так как снежная буря приближалась к нам семимильными шагами. R2 уже начал постепенно тонуть в снегу, но продолжал бороться со стихией, уверенно продвигаясь вперед. Как только он забуксует окончательно, мне придется тащить его за нами. Не оставлять же его здесь, на съедение диким зверям, как мы сделали с истребителями. Просить астромеханика подождать нас было бесполезно, он бы все равно устремился следом. Да и потерять сразу и его, и корабли во время бури было бы слишком большой трагедией. По крайней мере, для меня. Я привык к дроиду. Он стал моим лучшим другом, поэтому я никому не пойду без него, даже если придется заночевать прямо под камнем во время урагана рядом с ним.
Я машинально следовал за Широй, то и дело оборачиваясь на дроида. Но все мои опасения оказались напрасными. Он доехал до обрыва, нигде не застрял, хотя его писк давал понять, что прогулка не слишком понравилась некоторым его деталям. Промок и замерз. А еще говорят, что дроиды не могут чувствовать. Если так все и есть, то R2 первый дроид, который все это умеет.
Я посмотрел вниз. Не самое приятное зрелище. Если признаться честно, то мне даже показалось, что было бы проще вернуться к истребителям и переждать бурю там, однако снегопад усиливался. Вполне возможно, в ближайшее время поднимется ураган, и тогда нас всех дружно сметет в эту самую расщелину, которая уже теперь хотела уничтожить все надежды на благополучное возвращение.
- Давно хотел заняться альпинизмом, - проговорил я, смотря на Бри, достающую веревку. Если я смогу спуститься, и сможет Шира вопреки своей травме, как мы будем спускать туда R2? Я все еще не слишком уверен в своей способности поднимать и переносить предметы при помощи Силы, поэтому мы не можем полагаться на какие-то умения, которые пытались воспитать во мне как в джедае. К тому же… Я редко их использовал в такие моменты, потому что… Давайте признаемся, я улетел и не завершил обучение. Мне было даже стыдно вспоминать о том, что я до сих пор не вернулся к магистру Йоде. Однако у меня имелись более важные дела, чем постижение сущности Ордена джедаев. Я должен был помочь Альянсу и Восстанию. Собственно говоря, именно поэтому мы с Широй оказались в этой ловушке из снега и льда.
- Я могу пойти первым, - обратился я к своей спутнице, но та сделала вид, будто не услышала меня и направилась вниз по тропинке. Сильная и независимая женщина. Они все такие среди повстанцев. И не знаешь, что с ними делать и как себя вести, потому что любое предложение о помощи воспринимается в штыки, словно я говорю об их несостоятельности самостоятельно справиться с той или иной задачей. Да уж… Женщины слишком сложный народ. Иногда мне кажется, что проще взорвать еще одну «Звезду смерти», чем позвать одну из них на свидание так, чтобы это не задело их достоинства.
- R2. Будь осторожен. Здесь скользко. Следуй за Широй, - я пропустил дроида вперед. Тот немного помялся перед спуском, после чего покатился следом, предварительно выпустив шипы на колесах, чтобы не упасть и не сбить идущую перед ним Бри.
Я вздохнул. Поправил рюкзак и уже было хотел пойти следом, как внезапно у меня над головой раздался выстрел. Я обернулся. Штурмовики. Вот кого мы точно не ждали, так это их! Как я и предполагал, они высадились по другую сторону и теперь намеревались нас дружно прикончить. Но у них не получится. Не сегодня.
- Продолжай спускаться! - крикнул я своей спутнице. - И забери R2  с собой! Не дай ему вернуться!
Я ринулся вперед, чтобы посмотреть, сколько за нами увязалось штурмовиков. Пока что пятеро. Не так много, если подумать. Но это не значило, что их не станет больше. Наоборот. Чутье подсказывало, что надо торопиться. Я выхватил свой меч и активировал его. Другого способа задержать имперцев у меня не имелось. Я вспомнил все, что уже довелось выучить. Попытался сосредоточиться и абстрагироваться от внешнего мира, от холода и ветра, от снега и бури. Я должен думать о том времени, которое необходимо на спуск. Безопасный спуск для Ширы и R2. Мне удавалось отбивать залпы бластеров, но не все. Некоторые уходили со стороны вниз. Трое штурмовиков быстро вышли из игры, однако их было гораздо больше. Нам требовалось как можно быстрее скрыться от них в пещере. Я начал постепенно отступать, понимая, что от точный ударов нас спасает лишь поднимающаяся вьюга и снегопад.
Я продолжал отбивать удары, когда почувствовал, что не могу стоять. Мои ноги медленно начали съезжать вниз. Кажется, из всех троих я оказался самым неудачливым. Видимо, придется устроить «поездочку с ветерком» вниз к пещере. Остается только надеяться, что я по пути не свалюсь в расщелину и не столкну Ширу. Их с R2 я потерял из виду благодаря снежной пелене, которая продолжала сгущаться.

+1

11

Бри вертела головой из стороны в сторону, пытаясь определить источник выстрела. Обернувшись назад, на площадку, она заметила белую броню, почти сливающуюся со снеговым пейзажем. Только имперских штурмовиков здесь и не хватало.
-Ну здорово, здесь еще и Имперская база,- Шира приложила максимум усилий, чтобы ее голос звучал подавлено. Конечно же, это открытие ее ни сколько не расстроило, несмотря на то, что штурмовики не знали ни о ее миссии, ни о личности и могли бы запросто попасть в нее.
Это было слишком заманчиво. Даже чересчур. Ситуация складывалась как нельзя лучше для выполнения ее первого задания. Того, где рядом с пометкой «особо важно» появится не менее гордая надпись «выполнено». Еще один маленький бонус в большую копилку личных достижений в ее пока еще короткой жизни, повелителю Вейдеру это бы пришлось бы по вкусу. Он всегда выделял ее успехи среди других курсантов на Кариде, а это задание могло бы оправдать ее высокое звание и поднять ее рейтинг среди остальных коллег.  А Люк... Люк забудется. Пусть не сразу, со временем, еще через десятки похожих заданий и других, столь непохожих, людей, к которым она так не привяжется, не совершит ту же непростительную ошибку снова. Это было так просто, всего 5 штурмовиков. Для того, кого годами учили обращаться с разнообразным оружием и разным техникам боя, превращая в идеальную машину для убийств, каких-то 5 имперских солдат не были проблемой. Нужно было лишь столкнуть Скайуокера в пропасть, достать комлинк и связаться с «Палачом» или базой на Корусанте. Задание было бы выполнено безупречно, как того и требовалось: никто бы не узнал о ее принадлежности к Империи и пропаже Люка, повстанцы считали бы, что она исчезла вместе с коммандером. Никому бы даже не пришло бы в голову связать лейтенанта Бри с майором Имперской службы разведки, учитывая, что все ее данные в архиве, а официально ее не существует. Оставался лишь R2D2. Несносный дроид был огромной помехой. Шира не сомневалась в том, что астромех будет пытаться защитить своего хозяина любой ценой, чем доставит больше проблем, чем штурмовики и ей придется либо тащить его с собой на супер разрушитель, либо разбирать его на части прямо здесь, что было бы невозможно в такой снегопад- слишком легко было бы взять с собой не модуль памяти, спутав с какой-нибудь другой бесполезной в данном случае деталью. Это поставило бы все под угрозу. Шпионка мысленно взвешивала все «за» и «против». Предполагаемые минусы значительно перевешивали гипотетические плюсы и Бри пришлось отказаться от этой затеи. А ведь она была так близка, но лишь продолжала осторожный спуск вниз, подчиняясь словам Люка, что случалось не часто, и надеясь, что R2D2 не скатится вниз по льду и снегу прямо на нее. Можно было бы пропустить астромеха катиться впереди, но тропа была слишком узкой для них двоих.
Вновь обернувшись, достигнув наконец остова пещеры, Шира лишь по зеленому отблеску, что был виден даже сквозь плотную пелену снега,  смогла догадаться, что Люк все еще жив, а количество нападавших значительно сократилось. Сбоку раздался нетерпеливый писк R2D2, который вопреки всем ожиданиям благополучно спустился.
- Да, да, мы должны помочь, – хоть Бри и знала хаттский и языки Мон-Каламари с ботанским, двоичный оставался для нее загадкой, но догадаться о чем пищит дроид было не сложно. – Оставайся тут,- она и не думала, что астромех послушается, но сейчас он лишь бы путался под ногами. Шпионка осторожно выглянула из-за стены пещеры, штурмовиков осталось всего двое, но кто знает сколько еще солдат стечется сюда через некоторое время и даже буря их не остановит от выполнения своего долга. Эти пешки были лишь «пушечным мясом», как раз для таких заданий. Выудив бластер, Бри прицелилась, насколько это было возможно при том, что снегопад и ветер усиливались. Велик был соблазн направить оружие на Люка, предательски выстрелить в спину, но шанс того, что она промахнется тоже был высок. Да и она знала, что ее рука дрогнет. Пусть в последний момент, но все же. Шира отмахнулась от этой мысли и сосредоточилась на одной из своих целей. Как она и ожидала- чаще промахивалась, чем попадала, но все же два первых штурмовика уже никогда не встанут с этой заснеженной земли.
- Да вы издеваетесь!- очередной выкрик в пустоту, услышать ее мог разве что R2D2. Люк все же съехал вниз, воплотив в жизнь одно из ее предположений и, если она права, то события могли бы завершиться трагически. Вариантов у нее было не так много: либо попытаться схватить изображавшего альдераанского лебедя Скайуокера, рискуя выбить плечо и полететь вниз, либо как-то использовать веревку и опять же отправиться в долгий полет, по пути врезавшись в другую стену пещеры. Нет, эта планета явно пытается если уж не убить ее, то изувечить по максимуму. «Дом боли» какой-то. Достать веревку из ранца она вряд ли успеет, знала бы, что она пригодится так скоро, не убирала бы ее обратно. Остается лишь ловить, а плечо- так, пустяк. Очень болезненный пустяк да и затея в целом была самоубийственная. Шира высунулась из своего укрытия и тут же была сбита с ног весьма замедлившимся Люком. Опять, да. Хотя Скайуокером ее здесь еще не били да и приземлилась в этот раз на мягкое. Видимо пологий склон замедлил падение и она ошиблась в своих прежних предположениях. Прибывшие штурмовики как будто только и ждали этого момента, чтобы вновь открыть шквальный лихорадочный огонь.
-Некогда разлеживаться, пошли,- Бри в очередной раз с трудом приняла вертикальное положение и, пригнувшись, быстро направилась ко входу в пещеру, схватив за руку напарника и таща за собой. Штурмовики вряд ли последуют за ними, раз до сих пор этого не сделали и можно спокойно переждать бурю, а уже потом с боем прорываться к истребителям. Если только в пещере их не поджидает еще какая-нибудь голодная и злая зверюшка. Или сталактит упадет. От этой планеты приходилось ждать чего угодно. Пещера была довольно странной, Шире еще не доводилось встречать настолько черный камень да и стены были слишком гладкими.
-Ты в порядке?- самый популярный вопрос на сегодня. И лишь сейчас, когда видимая опасность миновала, шпионка поняла как все это время беспокоилась за напарника. И вновь это было неправильно. Она- охотник, он- жертва, которую от смерти спасают лишь обстоятельства и ее внутренние метания. – Похоже здесь спокойно.- сейчас Шира вовсе не удивилась бы, если на этих словах ей на голову упал бы майнокк. Или, лучше, трупик майнокка. Ну или посреди пещеры внезапно разверзлась бы огненная бездна. Хотя в этом случае она бы хоть согрелась. – Передохнем или обследуем пещеру? Вдруг здесь есть второй выход. Ну или что-то поинтереснее тех меховых монстров. Штурмовики скорее всего устроят засаду и так просто мы не пройдем.

+2

12

Каждое новое задание оборачивалось большой проблемой, которая рано или поздно превращалась в катастрофу, потому что лорд Вейдер решил, что обязан убить меня. Его шпиона сновали по всей Галактике в надежде принести радостную весть об убийстве его сына. Только вот никто не знал, что я им являлся. Мало кто знал или же помнил, что ранее Дарт Вейдер носил имя Энакина Скайуокера. И вряд ли мог догадаться, что Люк Скайуокер является его родственником и прямым наследником. Даже в Силе. Мои способности находятся на уроне гораздо более низком, нежели способности моего отца. Я учился меньше,  меня не имелось достаточно времени на то, чтобы постичь все тайны Силы и стать ее верными служителем. Я состоял в Альянсе повстанцев, и они рассчитывали на меня. Все они. В том числе и Лея, которая ждала от меня помощи общему делу, которое и для меня стало важным. Выбравшись с фермы дяди и тети, я столкнулся с внешним миром, ничуть не похожим на тот, что мне доводилось видеть ранее. Я стал частью великого стремления к свободе, правде и справедливости. Осознание подобного опьяняет. Однако каждый раз именно по этой причине я оказывался в практически безвыходном положении. Например, как сейчас, когда я начал медленно скользить вниз по узкой дорожке прямо у ущелья, в котором мог умереть, всеми забытый. Собственно говоря, как и многие другие.
Я все еще боялся смерти. Я все еще не мог смириться с тем, что умру так рано, толком ничего и не успев предпринять. Во мне все еще было достаточно много от того наивного ребенка, который покинул в девятнадцать лет семейный дом и отправился изучать неизведанные просторы Галактики на старом развалившемся корабле вместе с джедаем из Старого Ордена и кореллианским контрабандистом. И это путешествие привело меня сегодня сюда. На холодную планету, где меня уже третий раз пытались убить. Возможно, я бы принял это как данность, смог бы, но мне мешало одно важное обстоятельство — Шира. Она подвергала свою жизнь опасности, находясь рядом со мной. Я поставил ее под удар. Если с ней что-то случится из-за меня, то я никогда не смог себе этого простить. Она не заслужила подобного отношения. Она пыталась лишь помочь мне и Альянсу, поэтому я обязан сделать все, что в моих силах, дабы она спаслась и выжила, дабы защитить ее. Понимание этого делало меня сильнее, заставляло и дальше бороться, искать выход, а не отчаиваться. Так происходило снова и снова. Когда я ответственен за кого-то кроме себя, я не мог позволить себе сдаться и проиграть. Это тот стимул, который ведет меня вперед.
Я попытался сделать шаг назад, но нога все равно соскользнула. Видимо, мне повезло меньше, чем Шира и R2. Остается лишь надеяться, что я все-таки смогу спуститься. В этот момент за моей спиной прозвучал выстрел, а затем один из штурмовиков повалился за землю. Я не сомневался в том, кто это стреляет. Также я не сомневался в том, что выстрел не предназначался мне. Бри отлично стреляла. Даже в такой снегопад она не могла настолько промахнуться, дабы попасть в меня, а не в нашего общего врага. Я доверял ей, поэтому не боялся. Она продолжала стрелять, не всегда попадая в цель, но мне это дало то самое преимущество, которое позволило развернуться и преодолеть тропу, покрытую коркой льда. Я решил, что не за чем пытаться идти и просто позволил своим ногам скользить по поверхности. Присев, я убрал меч, чтобы случайно не уронить его. Это было действительно опасное решение, ведь я мог не успеть вовремя затормозить. Но мне повезло. Я сумел замедлиться, цепляясь за небольшие выступы. Казалось, все идет хорошо, однако в какой-то момент передо мной появилась Шира. И я, естественно, не успев толком остановиться, налетел прямо на нее. Неловкая ситуация. Я не хотел, честно!
- Извини, я… - сердце гулко билось в груди из-за холода и поездки. Мне нужно было отдышаться, но у нас на это не имелось времени. Перекатившись в сторону, я поднялся и попытался отряхнуть комбинезон, который уже мало напоминал форму. Я видел, что моя напарница получила травму, но предлагать ей помощь я уже боялся, иначе она снова начнет возмущаться и кричать на меня. Хотя это не самый большой ее недостаток, учитывая, что она всегда приходила мне на помощь и не бросала одного в беде. Например, сегодня уже дважды она способствовала тому, чтобы меня не погребли под снежными завалами.
Не успел я прийти в себя, как Шира уже потащила меня вглубь пещеры. Здесь было холодно и неприятно. Мне не нравилось. R2 стоял в сторонке и попискивал, проводя диагностику. Однако вряд ли его сканеры смогут что-либо засечь в толщине этих гор.
- Эй, - я остановил напарницу и в упор посмотрел на нее. - Ты ранена. В первую очередь нам надо разобраться с этим, иначе ты уже никуда не сможешь идти. Хотя бы перевязку. Ты все еще хромаешь. А потом уже определимся, стоит ли нам заходить дальше в эту пещеру. В рюкзаке должна быть дорожная аптечка...
Я отошел от Бри, разыскивая взглядом наш помятый и избитый рюкзак. Там должно быть какое-то средство, чтобы облегчить боль Ширы, дабы она смогла ровно идти и не бояться, что еще больше повредит то, что уже повредила. Причем по моей вине, а не по своей. Вытряхивая всевозможные предметы из рюкзака, я не заметил, как погрузился в свои мысли. Это случалось слишком часто в последнее время, особенно когда я вспоминал, насколько сильно меняю жизнь других, насколько сильно ее порчу и подвергаю опасности.
- Мне жаль, - я поднял взгляд на напарницу. - Если бы ты не полетела со мной, то ничего не случилось бы. И ты была бы цела. Они охотятся за мной, а не за тобой.
Я ненавидел лезть в чужую жизнь. Ненавидел быть виноватым в том, что кто-то пострадал вместо меня или же по моей вине. Все это ярко отражалось в моей голове, в моей памяти, заставляя отдаляться от остальных, потому что я притягивал опасность. Снова и снова охотились на меня, а страдали мои друзья. Я не хотел, чтобы в этот раз все снова повторилось. Шира хороший пилот. Она должна делать то, что делает. Продолжать трудиться, а не рисковать своей жизнью из-за человека, который в силу обстоятельств был рожден не теми родителями.
- Еще болит? Сильно?

0

13

Вот уже много раз Шира порывалась рассказать всю правду о себе, но что-то останавливало ее от этого необдуманного шага, заставляло придерживаться легенды. Хоть она и наконец-то чувствовала себя как дома, но все же была слишком предана Темному Повелителю и идеологии Империи. Да и ничем хорошим это бы не закончилось- даже сбежав в Неизведанные регионы она все равно бы осталась в опасности. Имперская служба безопасности нашли бы ее где угодно, если бы захотели и все предыдущие тренировки  и биологические изменения показались бы легким покалыванием. Пути оставалось только 2: либо погибнуть, либо довести выполнение задания до логического конца. Ни тот, ни другой варианты ее не устраивали. Оставалось лишь надеяться, что владыка Вейдер не узнает о ее метаниях при выполнении задания.  Бри и сама не была уверена, что ученик Палпатина- человек, хоть и была его протеже большую часть своей жизни, и точно не была уверена в том, на что способен таинственный монстр в маске и черном плаще. Она знала лишь то, что на его фоне ИСБ покажется ей детским лепетом.  Шира оказалась слишком наивна для этой работы и совершала ошибку за ошибкой, пусть и мелкие, незаметные для Восстания, но прекрасно известные ей. Начиная с ее настоящего имени и заканчивая какими-то странными и совершенно ненужными чувствами к будущей жертве. Если бы повстанцы были не столь заняты борьбой с Империей, то кто-нибудь обязательно бы обратил внимание на «белые пятна» в ее биографии и на тот факт, что Бри практически ничего не рассказывает о своем прошлом.  Словно вся ее жизнь только началась после атаки имперцев на Чиншассу. Они даже не подозревали насколько она была чужой и для Шаливэйна, и для Альянса повстанцев. И всерьез собиралась стать такой же для Империи, если бы не Вейдер. Она была обязана ему слишком многим, каким бы пугающим он не был. Если бы не Владыка, то она была бы одной из тысяч пилотов СИД-истребителей и, вероятно, уже погибла бы в какой-нибудь битве с повстанцами, каким бы талантливым пилотом она не была. Но пока ее больше заботило выживание на Илуме и странная пещера, в которой они оказались.
- Это пустяки. Царапина. И она волнует меня сейчас меньше всего, - вряд ли порез был так прост, как она пыталась уверить, раз уж даже с повышенным болевым порогом чувствовала боль, но гораздо важнее было сохранить собственную тайну. Даже если царапина, полученная от снежного монстра, еще не начала регенерировать, то уж остальные шрамы от бластерных зарядов и виброножей уж точно вызовут ненужные ей вопросы. Пусть каждая последующая ложь давалась ей все легче и легче, но Шира сомневалась, что сможет придумать убедительное объяснение их происхождению без упоминания суровых и подчас жестоких тренировок.  Хотя всегда можно сказать, что она не хочет об этом говорить и состроить печальное лицо, оставив все догадки собеседнику. Только вряд ли ее слова хоть как-то отвлекли Скайуокера от сосредоточенного копошения в ранце. Бри в очередной раз закатила глаза. Ей было необходимо как-то избежать этого акта принудительной медицинской помощи.
- Перестань. Это вовсе не твоя вина, - Шира пристально посмотрела в ярко-голубые глаза напарника, - Я знала на что иду, когда вступала в Альянс. К тому же, мне все равно больше некуда было идти, -шпионка грустно улыбнулась, - Каждый из нас осознает риск и то, что может погибнуть в любой момент, но свобода и свержение тирании Императора куда важнее наших жизней. Твоей вины в этом нет, окажись я здесь с кем-то другим, результат был бы таким же. Хотя, возможно, мы бы уже были мертвы, кто знает.  Любой повстанец представляет угрозу и те же штурмовики без промедления избавятся от него, кем бы он не был- Героем Альянса или простым пилотом.
Было слишком непривычно говорить правду, пусть и приукрашенную в соответствии с легендой, впервые за долгое время. Шпионка действительно находилась в том же положении, что и любой другой член Альянса. О том кто она и что делает среди врагов Империи знали только Дарт Вейдер и Исанн Айсард, для остальных же она всего лишь очередной пилот Восстания, а значит находится в той же опасности.
- Все в порядке, успокойся, - Люк даже не представлял от каких травм ей уже приходилось оправляться, на фоне которых эта царапина была смехотворной. – Как мы будем отсюда выбираться? Если буря не повредит систему связи на Имперской базе, то на орбите нас будет ждать звездный разрушитель. Проскочить мимо него у нас мало шансов.
Шира рассеянно разглядывала черные стены. Камень оказался вовсе не таким гладким, как ей показалось поначалу:  пещера была сплошняком покрыта старыми следами от бластерных зарядов. Бри не была уверена в том, что все из отметок были старыми. Она что-то слышала о пиратской базе на Илуме еще очень давно в Академии, но не была точно в этом уверена, а пещера казалась идеальным тайником для награбленного. Да и базой могла бы выйти неплохой. Соседство с Империей не играло никакой роли: даже в стройных рядах Нового Порядка находились те, кто закрывал глаза на происходящее. Не безвозмездно, конечно же.
- Нужно осмотреться, вдруг на штурмовиках сюрпризы не закончились? Я что-то слышала о пиратах,- хотя ее предчувствия предательски молчали.

+1

14

Многие считали меня излишне наивным и доверчивым. Но что поделать, я был склонен верить в лучшее. Особенно когда речь шла о людях, с которыми мне приходится вместе воевать. Я понимаю, что у каждого есть какие-то личные мотивы, стремления и желания, однако если я перестану верить в то, что есть некая общая цель, способная сплотить даже самых упертых и своенравных, то кто этим займется вместо меня? Быть частью большой цели и осознавать себя как члена команды — это дорогого стоило. По крайней мере, мне так казалось. Вероятно, я действительно наивен вопреки тому, что мне уже довелось увидеть своими собственными глазами на просторах Галактики, однако терять эту наивность мне не хотелось, ведь тогда мир станет гораздо темнее и мрачнее.
Я искренне волновался за Ширу и ощущал свою вину за то, что с ней произошло. С нами. Я бы хотел многое изменить, например, не быть сыном Дарта Вейдера, который обещал меня найти и убить в году императору. Однако я не смогу вернуться назад в прошлое и самостоятельно избрать себе отца, как и не смогу вновь оказаться рядом с магистром Йодой и все-таки послушать его, когда он советовал не лететь в Облачный Город к Лее и Хану.
- Знаешь, я всегда мечтал быть пилотом, - улыбнулся я, поднимая взгляд на Ширу, которая стояла рядом. Ее слова заставили мой дух несколько всколыхнуться. Я думал точно так же, как и она. Наверное. Точнее, чувствовал точно так же, как и она. Мы оба готовы были пойти на все ради свержения власти Императора. Это окрыляло. Убивало ощущение одиночества, порождая чувство единения с кем-то, кто наполнен таким же духом свободы, как и ты сам. Думаю, я влюбился в Ширу. Ее верность идеалам и преданность делу Альянса не могли не восхищать. Она готова ринуться в бой в любой момент и погибнуть во время выполнения приказа.
- Когда еще были живы дядя и тетя, я мечтал покинуть Татуин и нашу влагодобывающую ферму, - я покачал головой, забывая на некоторое время про то, что Шире нужна медицинская помощь. - Я хотел поступить в имперскую летную академию, летать на истребителе. Мои друзья покинули Татуин раньше меня. Я не знал, что они примкнут к Альянсу. Мы встретились случайно. Как ни странно, но именно Восстание осуществило мою детскую наивную мечту, просто в реалиях жестокой действительности. Я никогда не смог бы быть счастливым там, в академии, служа Империи, однако я счастлив здесь и сейчас. Вопреки всем тем трудностям, через которые мы проходим.
Я поднялся, собираясь добавить еще что-то, но осекся, так как внимание Ширы уже было устремлено на пещеру, в которой нам довелось спрятаться. Я даже отвлекся от лекарств и бинтов, чтобы оказать своей напарнице медицинскую помощь. Я начал осматриваться по сторонам, изучая стены. Астромеханик пищал неподалеку. Он подъехал к Шире и начал сканировать поверхность. Буря снаружи набирала обороты. Я слышал, как завывал ветер. Снег стал плотнее, так что уже нельзя было разглядеть противоположной стены ущелья.
- В таких случаях я обычно надеюсь на удачу, - пожал я плечами, говоря абсолютно серьезно, если вдруг кто-то решит принять мои слова за шутку. - Ну или на Силу. Она мне не раз приходила на помощь в трудных ситуациях. Я рассказывал тебе, как оказался висеть на шпиле под Облачным городом всего с одной рукой? Тогда я думал, что это мой конец. Меня спасла Сила. Надеюсь, она и в будущем меня не оставит. По крайней мере, мой учитель уверял, что она всегда будет со мной.
Я бы никогда не поверил в то, что Шира Бри — шпионка Империи, ведь она была моим другом. Она просто не могла быть кем-то иным, так как всегда приходила на помощь, не бросала в беде, искала пути и выходы из самых сложных ситуаций. Я готов был рассказать ей историю своей жизни, поведать свои тайны, хотя их у меня имелось не так много. Я мог ей доверять. Ну или думал, что мог. Жаль, она оставалась зачастую холодна и недоступна. Вот и теперь после воодушевляющей искренней речи она закрылась от меня, обратив все свое внимание на пещеру и камни. Возможно, это действительно логично, но я хотел несколько расшевелить напарницу, хотел, чтобы мы стали немного ближе.
- Пираты в этом холоде? - я скептически посмотрел на Ширу. - Они явно себя не жалеют, раз решили обосноваться именно здесь. Эта планета похожа на Хот, а там никогда не было пиратов. Разве что совсем немного, кто убивал дикий зверей, чтобы продавать их шкуры, но я не думаю, что в таком случае необходим какой-то склад. Есть же корабли, на которых можно укрыться. Это мы здесь на двух истребителях, да еще и отчасти поврежденных...
Я не очень хотел встречаться с пиратами. И контрабандистами тоже, раз уж мы о них заговорили. Не любил я этот народ. Они все думали лишь о себе. Хан не считается, потому что в итоге он оказался хорошим парнем, который не бросил в беде своих друзей. А вот об остальных я говорить не хочу. Возьмите хотя бы Лэндо, вначале продавшего нас Дарту Вейдеру, а уже затем подумавшего о том, что он навлек на себя еще большую опасность, чем прежде. Столкнуться с пиратами на Илуме означало найти много проблем, ведь нас с Широй всего двое, если не считать R2, против целого экипажа, ведь по одиночке они не работают.

+1

15

Было непривычно заботиться о ком-то еще помимо себя. С раннего детства Шире вбивали в голову, что вся ее жизнь только в ее руках и целиком принадлежит Империи и лучше никому не доверять, не заводить друзей и прочее, что присуще обычным людям, а не имперским агентам. В двух Академиях все именно так и было- ради достижения верхних строчек рейтинга кадеты шли на любые действия, лишь бы скинуть вниз своих более успешных товарищей. Не гнушались саботажем и подставами. Конкуренция была слишком жесткой, сегодня ты обедал с человеком, а завтра он уже сливает все топливо из твоего СИД-истребителя перед важным тренировочным полетом, чтобы получить несколько лишних баллов напротив своего имени на табло и подняться на несколько строк выше в общем рейтинге.  А уж донести руководству на соученика за неуставное поведение или внешний вид было привычным делом.  Даже безделушка с родной планеты могла стать поводом для наказания. Наверно, это было даже к лучшему, что шпионка выросла в Имперском дворце и никогда не знала своей настоящей семьи- меньше лишней сентиментальности по тому, что безвозвратно утрачено. Самой же Бри уже неоднократно доставалось за то, что она любила находиться в компании, быть в центре внимания. «Имперскому агенту полагается уметь легко переносить вынужденное одиночество в целях получения лучших результатов»  и прочее напутственно-идеологическое бла-бла-бла было не в ее натуре. Да, она научилась быть одна, сама с собой против целого мира, но в Альянсе повстанцев не отказывала себе в общении, снова оказываясь этакой душой компании, зная, что при успешном выполнении задания ее будут ждать много лет, наполненных разными другими миссиями, где такой возможности может и не представиться. Конечно, за хорошую службу ей мог быть предоставлен отпуск, но шпионке некуда было идти. Она старалась жить одним днем, наслаждаясь каждым моментом, пусть и планируя свое будущее. Знать, что в любой момент жизнь может оборваться было тяжело, но Шира искренне верила в то, что делает правое дело, направленное на поддержание мира в Галактике . По крайней мере, до того как столкнулась со Скайуокером.
- Я слышала эту историю, в рядах повстанцев только и разговоров, что о тебе. Но думаю, они сильно приукрасили эту историю, - Бри усмехнулась, - Там действительно был Вейдер? И эта самая Сила помогла тебе? У меня слабое представление об этом, хоть я и родилась незадолго до окончания Клонических войн, но Шалливэйн- маленький мир, где истории о Силе считались всего лишь глупыми байками и их редко можно было услышать.
И снова ложь. Шира уже слышала эту историю, пусть и совершенно с противоположной стороны и без деталей произошедшего. Но о Силе она действительно ничего не знала, хоть повелитель Вейдер и хотел научить ее тому, что умел сам, но Бри хотела быть пилотом или агентом, но никак не копией учителя, его аколитом  или чем-то подобным. Это было не для нее, Шира не хотела иметь ничего общего с таинственной и непонятной ей Силой после того случая в кантине, пусть она и согласилась обучиться технике сонного транса. Она считала это полезным навыком, который однажды, возможно, может спасти ей жизнь. Или продлить агонию. Наверно, с самого детства это был единственный ее «свой» выбор, а не руководства академий и не Империей, навязывающих ей свое решение против ее воли.
- Почему бы и нет? Хорошее место для тайника, не считая тех милых зверюшек. Но здесь не Хот, а Илум, полный сюрпризов и неожиданностей.  Я уже и ранкору не удивлюсь. - Люк всегда оставался для нее загадкой. У нее было мало опыта в общении и чужая натура оставалась для нее закрытой книгой.  Удивительно как несколько совместных миссий могут сблизить людей, но не сделать их понятнее друг для друга. Пока Скайуокер метался между ней и Леей, Шира предпочитала оставаться отстраненной. Если тот выберет принцессу или же Бри встанет перед нелегким выбором между Альянсом и Империей, ведь когда-то это все же должно случиться, то возникшая между ними дружба была лучшим выходом, как бы ей не хотелось большего. Пусть любое предательство дастся ей тяжело, разобьет ей сердце, но сейчас проще промолчать о том, что чувствуешь, чтобы не потерять то, что уже есть. И дело здесь было не только в задании. Хотя у нее нет права на сентиментальность. – Герой Альянса, уничтоживший Звезду Смерти, боится встречи с кучкой пиратов?
Шпионка хотела добавить еще какую-нибудь колкость, но ее слова были прерваны раздавшимся в глубине пещеры шорохом. Ее глаза уже достаточно привыкли к слабо освещенной пещере и ей даже удавалось рассмотреть расплывчатые очертания небольших валунов, расположенных  в десятке метров от нее. Но как Шира не напрягала зрение, источник звука оставался неразличим для нее. Более того, ей казалось, что издающих звук несколько и они непристанно передвигаются, приближаясь ближе к их укрытию.
-Только бы это были не те милые меховые зверюшки. Лучше уж пираты, - Шира стянула свой ранец с плеч, пытаясь найти в нем то, чем можно было бы осветить себе путь в непредвиденной ситуации. Даже если это привлечет внимание того, кто издавал эти шорохи. – Я пойду посмотрю что там, - наконец она выудила потрепанный световой стержень, честно отнятый у поверженного штурмовика во время одной из предыдущих миссий.
Бри медленно продвигалась вглубь пещеры. Проникающего внутрь света пока было достаточно, но все могло измениться в любой момент- буря лишь продолжала усиливаться и становилось все темнее и темнее. Несмотря на все модификации, ночного зрения у Ширы все же не было. Зато были годы проживания в корпусе КОМПОНП, где практически не было окон и света, хотя сейчас это не сильно помогало. Уже несколько раз шпионка спотыкалась о подвернувшиеся под ноги мелкие камни, почти не различимые в полумраке, но стержень упорно не зажигала. Она не знала сколько уже прошла, но ничего необычного так и не заметила- пещера как пещера, одни камни и ничего больше. Перехватив светостержень поудобнее, шпионка все же решилась активировать его. Тихое шипение наполнило стоящую вокруг тишину, Шира поразилась тому, что черные стены не отражают свет. Этот камень явно не был похож ни на один из тех, что ей уже доводилось видеть.  Она уже начинала думать, что тот шорох ей привиделся, если бы не мелькнувший где-то впереди белый силуэт. Шпионка мгновенно погасила стержень и прижалась к ближайшей стене, надеясь, что ее никто не заметил и снова проклиная свой ярко-оранжевый комбинезон, смотревшийся на фоне абсолютно черной стены как бельмо на глазу старой датомирской ведьмы. Она выждала несколько минут, убедившись в том, что за ней никто не придет. Обратный путь показался ей гораздо короче.
- Только тихо. У меня 2 новости: хорошая и плохая, - Шира понизила голос почти до шепота, ведь имперец мог оказаться поблизости да еще и не один. – Здесь все же есть второй выход. По крайней мере, я так думаю. Но в пещере штурмовик и вряд ли он один.

+1

16

Осознание того, что ты являешься частью большого и значительного плана изрядно меняло твое мироощущение. Когда я был просто самим собой, просто Люком, то у меня не возникало никаких проблем с тем, чтобы принять какое-то решение. Но вместе с этим я никогда не ощущал себя частью команды, у меня никогда не было таких друзей, о которых обычно вспоминают в старости, рассказывая своим детям приключения молодых лет. Вроде бы теперь у меня все это имелось, но вот цена оказалась слишком непосильной, ведь снова и снова каждый из нас рискует своей жизнью. И ради чего, собственно говоря? Будущего, которое никогда не сможет наступить? Никто не говорит, что Империя обязательно проиграет. Возможно, все случится совсем наоборот, и она выиграет, содержит сокрушительную победу, которая раз и навсегда покончит с Альянсом и Восстанием. Если подобное произойдет, то мне будет жаль лишь своих друзей. Тех, с кем мы бок о бок воевали. С кем прошли сквозь холод и жару. Таких, как Шира. Мы все оказались на Явине и Хоте по воле случая, а в итоге стали семьей. Большой, странной, неблизкой, но все-таки семьей. По крайней мере, я хотел в это верить. Надеюсь, Шира тоже. Ее мнение много значило для меня.
- Я тоже считал ее и деждаев просто выдумками, - пожал я плечами в ответ. - Мой дядя старался не говорить об этом. Теперь я понимаю, почему. Он всегда знал, что рано или поздно способности найдут выход, поэтому стремился оградить меня от опасности… Понимаю, возможно, тебе неприятно вспоминать сейчас о твоем мире, ведь он погиб, но я давно хотел сказать, что мне жаль. С тобой не должно было произойти все это. Ты не должна была узнать, какова война изнутри. Я прямо сейчас могу представить тебя в тихом уединении на родине, и это заставляет меня еще сильнее ненавидеть то, чем мы занимаемся, хотя разумом я понимаю, насколько это важно, так как от каждого задания может зависеть будущее Восстания.
В некоторые моменты мне казалось, что Шира понимает меня лучше, чем кто-либо другой. Я уже хотел задать ей вопросы, поговорить о ее прошлом, достучаться до неприступного сердца, огороженного толстой стеной. Но уже в следующее мгновение она закрывалась от меня, убегала, пряталась. Эта игра совершенно не нравилась мне, ведь я хотел узнать Ширу лучше. Возможно, с самого начала я надеялся на то, что совместная поездка сумеет несколько сблизить нас, однако на данный момент у меня создавалось чувство, будто напарница специально выстраивает между нами барьеры, сохраняя всевозможные дистанции.
- Я не один уничтожал «Звезду смерти», - покачал я головой по старой привычке, произнося уже давно надоевшую мне фразу. - Устал уже повторять, что это была командная работа всей эскадрильи, всего флота, всего Альянса. Просто у меня получилось выстрелить в нужный момент, чтобы торпеда взорвала реактор. И все. Это мог бы сделать любой другой, сидевший в моем крестокрыле в тот момент. B… Нет. Я не боюсь встречи с пиратами, просто я не люблю пиратов. Обычно когда я встречаюсь с ними, то это плохо заканчивается.
Я отвечал абсолютно серьезно, понимая, что нет смысла обижаться на колкость эксцентричной рыжей Бри. Для нее дерзость была частью натура, и, давайте признаемся честно, эта черта привлекала к ней многих пилотов. Красивая, уверенная, дерзкая, да еще и способная. И с яркими огненными волосами. Природа на славу поработала над тем, чтобы создать настоящее произведение искусства. Думаю, в среде повстанцев Ширу можно было даже назвать идеальной в каком-то плане. Разве что это совершенство вряд ли приспособлено к обыденной повседневности вне войну, однако сейчас мы жили в условиях войны, а идеалы, как известно, формирует само время.
- Зато зверюшки не смогут нас продать в рабство, - хмыкнул я, нащупывая рукоять светового меча. Не нравилась мне темнота впереди, да и шум, исходивший оттуда, тоже. Клинок мог бы осветить нам путь, чтобы посмотреть, с кем нам довелось встретиться, но я думал слишком долго. Шира уже достала световой стержень. - Прикрою тебя, если что.
Непроизвольно моя рука сжалась на рукояти меча. Я старался не злоупотреблять своим оружием джедая, но зачастую в критический момент именно оно оказывалось под рукой. Вот и теперь все мое внимание было разделено между шумной темнотой и Широй. Искать бластер сейчас означало потерять определенное количество времени, которое можно было потратить с большей пользой.
Шира устремилась в пещеру, а я тем временем решил использовать свои способности, чтобы попытаться почувствовать напарницу. Так мне было бы удобнее за ней наблюдать, однако отыскать Бри оказалось достаточно проблематично. За моей спиной запищал астромеханик. Он начал подпрыгивать, требуя, чтобы я вышел к расщелине. Подумав пару секунд, я устремился туда, где во всю бушевала вьюга. Однако даже сквозь толстую пелену снега я увидел то, что хотел показать мне R-2. Над Илумом пролетел имперский шаттл в сопровождении нескольких истребителей.
«Вот так сюрприз… Видимо, придется задержаться...»
Я устремился вглубь пещеры. Нельзя оставаться слишком близко к свету, ведь нас могут заметить. Я собрал немногочисленные разбросанные пожитки в рюкзак и уже было хотел направиться следом за Широй, но тут она вывалилась из темноты прямо мне навстречу. Мне совершенно не понравились ее новости. Я нахмурился. Если это ловушка, то нам вряд ли удастся вернуться на орбиту и подать сигнал помощи со своих истребителей. Но если есть второй выход, а внутри скалы уже находятся штурмовики, то кто-то их сюда привез. Значит, с другой стороны их должен дожидаться шаттл. Шаттл, который можно украсть. На котором можно спастись. Выйти в гиперпространство.
- У меня есть предложение, - проговорил я, натягивая вторую лямку рюкзака. - Но оно может тебе не понравится. Однако я уверен, что ты бы хотела прокатиться на имперском корабле. Особенно если учесть, что выйти с этой стороны нам уже не удастся. Над ледяной пустыней летают истребители. Вероятно, они уже нашли наш транспорт.

0

17

Шира уже много раз задумывалась  о том, что будет если Восстание все же победит. Повстанцы оказались вовсе не такими, какими их пыталась показать Империя- толпа неорганизованных фермеров и прочих отбросов Галактики, которым чудом удалось уничтожить первую Звезду Смерти, сменилась в ее голове на храбрых и отчаянных пилотов и талантливых военачальников. Казалось, что Альянс был обречен на провал с самого начала, но Новый Порядок сильно недооценивал своего противника, способного переломить ход войны, а может  и намеренно скрывал не слишком приятную для самих себя правду, чтобы не сеять панику в рядах своих подчиненных. Лишь став «частью» Восстания Бри поняла как все они ошибались, у повстанцев гораздо больше шансов победить. Особенно, если удастся очистить Облачный город от имперских войск и уничтожить или захватить то существо- тизл, который мог дать преимущество одной из сторон. А что будет с ней? Война не может продолжаться вечно, а свою жизнь без постоянной борьбы она уже не могла представить. Шпионка уже не могла точно сказать сколько времени прошло от начала ее миссии до сегодняшнего дня. Неделя? Месяц? Год? Иногда ей уже начинало казаться, что и не было никакой Империи и Вейдера в ее жизни, но это наваждение быстро исчезало вместе с каждым законченным заданием и Бри вновь оставалась одна, наедине со своими мыслями.
-Ты прав, мне это не понравится, слишком самоубийственно, - Шира нахмурилась. Перспектива быть убитой своими же ей вовсе не пришлась по вкусу. Не то чтобы она собиралась жить долго и счастливо, но это было бы слишком нелепо и недостойно ее звания и достаточно высокого положения в имперской иерархии. Она так и видела заголовки голоновостей, распространяемых по закрытому каналу и сплетни в Сенате. – Мало штурмовиков, так и буря все еще не утихла, но похоже у нас нет особого выбора. Они могли и не заметить наши истребители в этих сугробах, на имперском шаттле мы далеко не улетим, хоть и экипажа у нас более чем, собьют свои же еще на подлете к Арбре, если не успеем связаться с базой и передать повстанческие коды. Хотя, путь на базу нам закрыт, пока не  отвяжемся от Колёсников и АТ-АТ здесь и чего-нибудь похуже в открытом космосе. Одно радует, перед смертью хотя бы на имперском шаттле покатаюсь, - шпионка фыркнула, но не от того, что была довольна своим сарказмом. Скайуокер даже не догадывался какими имперскими транспортными средствами ей доводилось управлять и легкий транспортник был лишь верхушкой айсберга. Если на выходе из пещеры окажется «Часовой», то хоть какие-то шансы у них еще оставались, не беря в расчет разбросанных по пещере примерно  54 штурмовика . Лучше уж пусть там окажется обычная «Лямбда». В общем, неделя явно началась не очень хорошо, оставалось надеяться, что оставшиеся дни пролетят без особых приключений. Еще и Люка прикрывать всю дорогу до шаттла. Было бы слишком просто остаться в стороне и позволить штурмовикам попытаться хоть раз попасть из бластерных винтовок, задание убить Скайуокера было ее и выполнить его она тоже должна сама. – Ладно, идем, - Шира проверила свой бластер. 43 заряда и 5 сменных блоков питания в ранце. Не густо, с учетом быстрой разрядки батареи. Была бы у нее хотя бы дюжина сменных элементов питания- был бы совсем другой разговор. –  Придется положиться на удачу и на эту твою Силу, - шпионка вытащила из рюкзака батареи и переложила их в карман своего комбинезона.
В этот раз путь показался еще длиннее, Бри шла еще медленнее, чем прежде. Помимо сомнительного удовольствия упасть в какую-нибудь яму, был шанс, что откуда-то из-за угла может неожиданно появиться имперский солдат и добавить ей пару-тройку синяков или бластерных зарядов. Она шла первой, ведь дорога уже была ей знакома, держа в одной руке не зажженный световой стержень, а в другой бластер. Тело, как и нервы, было напряжено как струна, готовая лопнуть в любой момент,  и, наверно, со стороны это смотрелось так как будто ей вдоль спины вбили палку, но Шира не хотела быть застигнутой врасплох.  Илум изрядно заставил ее понервничать и потерзаться в сомнениях и теперь, казалось, она была готова ко всему.  Осторожно, на долю мгновения, Бри выглянула из-за стены пещеры  в том месте, где тоннель совершал очередной резкий поворот, и тут же прижалась к гладкому прохладному камню. Им вновь не повезло- штурмовики решили устроить свое собрание именно в этом проходе.  И странно, что они не встретились раньше. Видимо, пещера была больше, чем она изначально предполагала и большая часть имперцев находилась в других секторах, если они вообще здесь есть. В любом случае это был не 501-ый легион и даже не предатели- «Рука правосудия».
- Восемь, - повернувшись к напарнику произнесла Шира одними губами, что в сложившейся ситуации показалось ей громче двигателя «Тысячелетнего Сокола». Впрочем, ей сейчас и биение собственного сердца казалось слишком громким и способным привлечь на свой стук всю имперскую базу, пиратов, даже если их здесь нет, и тех милых зубастых тварей с поверхности, - Прикрой меня. И готовься бежать, - в этот раз к еле различимым словам добавились еще и жесты.
Каким бы хорошим стрелком не была Бри, она не была уверена в том, что сможет без потерь со своей стороны нейтрализовать всех штурмовиков. Давали знать о себе и холод с усталостью, и полученные травмы. Пальцы предательски мелко подрагивали на рукояти бластера, когда шпионка вновь высунулась из-за стены, но на ее стороне был эффект неожиданности. Как и ожидалось, большая часть ее выстрелов проходила мимо цели, сейчас она была немногим лучше, чем штурмовики, о меткости которых ходили шутки не только среди повстанцев.  Впрочем, они тоже не отставали от Бри и вовсю мазали в ее сторону, хоть и несколько выстрелов пронеслись угрожающе близко. Она успела убить только 4 имперских солдат, пробив бластерными выстрелами слабо защищающую броню, прежде, чем ее бластер заглох, оповещая о том, что блок питания разряжен. Ей требовалось всего пол-минуты, чтобы извлечь непослушными озябшими пальцами запасной из кармана и заменить отслужившую свое батарею.

+1

18

Никто не ожидал, что мы попадем в эту ловушку. Да еще и на холодном Илуме. Задание ведь с самого начало было не таким уж и сложным. Нам просто требовалось чуть больше времени по первоначальным расчетам, чем обычно. Но в итоге мы были окружены, загнаны в пещеру, да еще и на нас обрушилась природная стихия. В такие моменты иной раз начинаешь задумываться о том, что вернуться домой уже никогда не сумеешь. В моем случае это было само сердце Восстания, где вестей ожидала Лея. Погибнуть ради общего дело не стыдно, однако до сих пор я лишь смутно осознавал, что смерть может прийти и за мной. Я видел, как умирали на моих глазах другие, но мой разум все еще отторгал мысль о возможной собственной кончине, будто это могло произойти со всеми остальными, но только не со мной. Конечно, все совсем наоборот. Учитывая обстоятельства и тот факт, что охота велась на меня, именно я должен первым встретиться с праотцами и задать им многочисленные вопросы о том, как они позволили Галактике упасть до современно уровня. Я слышал истории из прошлого. Мне рассказывали, что некогда Галактика не просто была мной, но даже жила иначе, якобы теперь она деградировала и постепенно теряла все те достижения, которые были достигнуты ранее. Это казалось странным и невообразимым, но сейчас, столкнувшись с Империей и ее политикой, я понял, насколько детские рассказы могут быть правдивы.
Я не стал ничего отвечать Шире. Ее сарказм уже был чем-то привычным, поэтому я просто старался не обращать внимания. Я бы, вероятно, начала беспокоиться, не пытайся она уколоть кого-то, кто находится рядом. Сейчас все наши силы были брошены на спасение собственных шкур. И я действительно надеялся на то, что Сила мне поможет. Я верил своей интуиции, своему предчувствию, своим внутренним инстинктам, поэтому надеялся на то самое чудо, в которое многие не верят, но которое уже случалось лично со мной. Считайте меня наивным дурачком, но я действительно доверял своим способностям, пусть они и были не до конца развиты и оставались во многом загадкой для моего сознания, привыкшего значительную часть реальности считать сказкой для детей.
Шира пошла первой, а я не стал ей мешать. Иногда с женщинами бесполезно спорить, особенно если в их голове уже имелся какой-то план. Или же его подобия. Мы продвигались очень медленно. Это нервировало, но я взял себя в руки и стал прислушиваться к окружающей нас тишине, надеясь услышать ту самую подсказку, которая помогла бы нам покинуть заледенелую планету. Однако я ничего не чувствовал. Мы продолжали идти. Становилось холоднее, как мне казалось, а впереди нас ждали тоннели, полные штурмовиков. А ведь я мог бы просто остаться фермером, жить на Татуине и добывать воду вместо того, чтобы нащупывать в темноте световой меч, висевший на поясе, дабы в нужный момент пустить его в дело. Сейчас я не думал о том, что мне может помочь иное оружие. Как показывает практика, бластеры слишком быстро выходят из строя. Световой же меч не подводил меня ни разу, если не считать тех случаев, когда я сам совершал глупые ошибки, мешавшие мне добиться желаемого результата.
Внезапно Бри остановилась и резко прижалась к холодной стене пещеры. Я последовал ее примеру, продолжая внимательно наблюдать за напарницей. Через некоторое время она повернулась ко мне. Штурмовики. Уже. Быстро они появились, хотя я до конца не был даже уверен в том, как долго мы шли вперед. Может быть, час. Может быть, минут десять. Время теряется, когда ты находишься на задании. По крайней мере, я его теряю, если только нет особой необходимости следить за ним.
Я, молча, кивнул, не став спорить с Широй. Я уже говорил, что это практически бесполезно? Я закрыл глаза и сделал глубокий вдох, пытаясь при помощи Силы понять, в каком состоянии находятся наши враги и можно ли их как-то обойти, чтобы создать наименьшее количество шума. Я оставался чуть поодаль, отбиваясь от зарядов. Но внезапно я понял, что Шира перестала отстреливаться. Ей требовалось время на замену батареи. Четырех она уложила. Подчиняясь какому-то странному чувству, я активировал свой световой меч и ринулся вперед. Создав самым легким способом барьер, ограждая себя и напарницу от пуль, при помощи вращения меча, я, насколько смог, приблизился к штурмовикам. Технике защиты Оби-Ван обучал меня в первую очередь. Это те основы, которые уже стали частью моих способностей. Я уже не думал, я просто делал, когда это было необходимо.
Двое штурмовиков быстро вышли из строя, так как отраженные световым мечом заряды сразили их. Другие двое не стали большой проблемой — они присоединились к остальным товарищам. Как только мы с Широй остались вдвоем, я убрал клинок, дабы он не привлекал лишнего внимания своим жужжанием и светом. Присев на корточки, я нащупал на каменном полу бластеры, выпавшие из рук штурмовиков. Однако помимо этого я понял, что снег остался позади. Земля была сухой, холодной, промерзлой, но ее явно ничто не укрывало сверху. Более того, создавалось ощущение, что откуда-то сходит свет. Или же свечение. Еле ощутимое, которое не позволяло видеть в темноте, но явно разгоняло тот толстый мрак, с которым мы столкнулись раньше, когда только шли по направлению от внешней пещеры.
- Здесь уже нет снега, - проговорил я, спотыкаясь в темноте о ногу одного из противников и одновременно протягивая напарнице оружие одного из поверженных штурмовиков.- Хотя гораздо холоднее… Мне почему-то кажется, что эти штурмовики охотились не за нами. Подумай сама — откуда бы взяться такому количеству имперцев на планете, где мы совершили экстренную и случайную посадку? Тем более, столь глубоко в горах? Ты говорила о пиратах! Скажи, какова вероятность, что Империя захотела бы использовать их в своих целях? Навскидку.

+1

19

Заминка. Эта идиотская заминка могла бы стоить ей жизни, если бы штурмовиков было бы еще больше. Ну или стреляли бы они точнее. Шира многое отдала бы за то, чтобы сейчас в ее руках оказалась привычная и никогда не подводившая берсеркская винтовка имперских агентов, а не вот это вот жалкое подобие нормального бластера, разряжающееся через каждые 25 выстрелов. Оружие было для нее непривычным и шпионка постоянно забывала считать произведенные бластерные заряды, встроенная  система оповещения о том, что бластер вскоре разрядится, почему-то каждый раз отказывала в самый подходящий момент, который однажды мог бы стать последним. Да еще и пальцы не слушались и Бри пару раз уронила на обледенелую землю драгоценные блоки питания, теряя еще больше времени в поисках пропажи и обдирая кожу с ладоней об колкую ледяную корку. В общем, окажись она в этой переделке в гордом одиночестве, ей бы уже пришел конец или плен. А дальше докажи этим пластиковым солдатам, что они на одной стороне, ожидай пока штурмовики сообразят тряхнуть архив Крэйка, идентифицируют ее личность и она сможет связаться с повелителем Вейдером или Снежной Королевой. А так всего лишь несколько десятков выстрелов просвистели достаточно близко, высекая искры из стены и оставляя за собой серый след, ярко выделявшийся на черной поверхности.  Шпионка настолько привыкла рассчитывать только на себя, свои навыки и умения, что и думать забыла о том, что в пещере она вовсе не одна. Нет, все же похороны, поминки откладываются до следующей миссии. Или очередного отделения штурмовиков. Шира как завороженная смотрела на то, как Люк отражает раз за разом бластерные заряды в белоголовых и часть выстрелов попадают в противника, обрывая их службу Империи, что даже снова выронила столь необходимую ей батарею. Мысленно проклиная все на свете, Бри вновь нашарила потерянный элемент питания. Она же имперский агент в конце концов, а сейчас мало отличалась от едва начавшего обучение штурмовика, стоило ей всего лишь замерзнуть, ну ладно, сильно замерзнуть, и оцарапаться о тот комок шерсти с зубами. Ну ладно, сильно оцарапаться. Когда шпионка вновь подняла взгляд на тоннель, то битва уже была окончена.  Полезная все же штука, этот световой меч. Ей бы он тоже мог бы пригодиться, но девушка предпочитала винтовки и бластеры всем этим виброклинкам с мечами. Наконец воткнув блок питания в предназначенное ему место в бластере, Бри выпрямилась во весь свой мелкий рост с чувством выполненного долга. Она старалась не отставать от напарника и не наступить на какого-нибудь штурмовика, автоматически забирая протянутую ей винтовку и убирая свой бластер. Хоть что-то привычное и не такое старое как оружие Альянса Восстания. С этой штукой у нее стало гораздо больше шансов выбраться с Илума, в отличии от постоянно подводящего ее бластера. Ну и если ее крестокрыл все же взлетит после полученного выстрела в левый бок. Световой стержень тоже пришлось убрать обратно в ранец, необходимость в нем отпадала по мере их продвижения.
- Не тупи, Скайуокер. Сколько штурмовиков было наверху? – Шира посмотрела на напарника, не особо дожидаясь ответа и продолжила, - Пятеро, самых неудачливых. Если нас засекли имперские сканеры или кто-то особо глазастый видел наше падение или засек взрыв, то на разведку послали бы отделение- восемь штурмовиков. Я молчу о том, что отделение могло быть и не одно, Империи  выгоднее захватывать повстанцев живыми. И оставшиеся трое могли и видеть что произошло, и где мы спрятались, и позвать еще ведроголовых парнишек в белом.  Здесь они явно осмотрели каждый миллиметр земли и залезли в каждую дырку, и поэтому знали о втором выходе и решили окружить со всех сторон. К тому же, ты сам говорил, что в таком холодильнике безжалостным пиратам без инстинкта самосохранения делать нечего, потому что на Хоте их не было. Даже склад со шкурами не устроить под носом Империи, - Бри не смогла удержаться от того, чтобы не передразнить Скайуокера, как можно невиннее смотря на торчащие из свода пещеры сталактиты. – Выход на поверхность где-то рядом, ветер стал сильнее, - задувало знатно, заставляя то и дело поправлять и без этого непослушные рыжие волосы. Возможно, с предыдущей тирадой она перегнула палку и теперь чувствовала себя неловко. Даже виновато. Люк столько раз спасал ее сегодня, а она не смогла сдержать свое ехидство. Поддавшись порыву, шпионка привстала на цыпочки и поцеловала напарника. Быстро и рвано, мало похоже на настоящий поцелуй. И тут же отвернулась, словно ничего и не произошло. Метод кнута и пряника в действии. И вновь неправильно допускать такие вольности с, по сути, врагом. И пусть теперь думает о ней, что хочет.
В крови все еще кипел адреналин, заставляющий не останавливаться на одном месте, а упрямо идти вперед.  Становилось светлее, значит они уже недалеко. Это воодушевляло. Шира не могла быть уверена в том, что вернувшись на «родную» Арбру и вывалившись из крестокрыла, первым делом не отправится валяться на траве. Долго валяться на восхитительно мягкой и теплой зелени, пытаясь забыть этот ужасный снег и Илум в целом. А пока в пещере становилось все светлее и холоднее. Вскоре тоннель закончился, открыв взору просторное помещение. В противоположной стене зияла дыра, к которой вели услужливо выбитые в камне ступени. Зря только пусковую установку на себе тащила. И ни одного штурмовика вокруг, как будто они все разом взяли и вымерли. Конечно пещера большая, но это все равно было странно.
- Как-то подозрительно, - Шира ступила на первую ступеньку, идя сбоку, чтобы ее не было видно с поверхности и готовая к тому, что лестница резко превратится в горку, на площадке выхода внезапно покажется турель или вновь раздастся зловещий рык местной фауны. Но ничего не происходило и это напрягало еще больше. Шпионка достигла последней ступени и наконец-то смогла рассмотреть сквозь поредевший снегопад легкий транспортник. Обычная «Лямбда», не модифицированная. И всего два ведроголовых, оставленных за часовых, и даже пандус опущен, - Кажется, нам сегодня впервые повезло за день, - ей слишком хотелось вернуться «домой» и пара каких-то штурмовиков не должны были стать проблемой, - Избавимся от них и на базу.

+1

20

Жить без борьбы было бы скучно и тоскливо. Особенно же приятно в итоге получать отклик. Любой. Даже отрицательный. Хотя все-таки лучше положительный. Только вот трудимся мы не за чье-либо признание и не ради кого-то конкретного. Мы каждый день встаем и идем навстречу возможной смерти из-за собственных принципов, из-за веры в будущее, потому что назад возвращаться никому из нас уже некуда. Мы оставили слишком много, дабы суметь продолжить жизнь там, откуда мы убежали. Я уверен, что не смог бы после всего просто вернуться на Татуин и восстановить старую сгоревшую ферму своего дяди. Почему-то мне казалось, что и Шира не стала бы возвращаться туда, откуда пришла, если бы у нее имелась возможность. Она ведь в душе повстанка. Как и я. Мы с ней похожи, пусть и так поразительно отличаемся друг от друга. Нас объединяет великая цель, перед которой не смоет устоять ни одна Империя. Я верил в нашу победу. Не лично нашу, но в общую — победу Восстания, воцарение демократии, возвращение Республики. Даже если победа придет после моей смерти, все равно я уверен, что каждый наш шаг приближает к заветной цели всех тех, кто не побоялся стать изгоем, выйти за пределы комфортного существования, броситься в самое пекло врага.
Так это сделала Шира. И я восхищался ее решимостью. Она была трудно в общении, невыносима в разговорах, но она была отличным напарником, на которого я мог положиться, к которому мог повернуться спиной в полной уверенности, что она не выстрелит в меня, пока я не вижу. Смешно представить, что на первых порах кто-то подумывал о ее работе на Империю. Она ведь одна из нас. Она всем это доказала, поэтому теперь мне было все равно, что будет дальше. Хотелось бы выбраться с Илума, и я верил в наши обоюдный возможности, однако умереть рядом с ней в заснеженных далях — это не самый плохой вариант, раз уж на то пошло.
Бри, как всегда, смутила меня. Я абсолютно точно не понимал особей женского пола. Даже Лею я не понимал, хотя нас связывала тесная дружба. Я смутился и замолчал, понимая, что мне нечего отвечать. Я просто проговорил вслух свои мысли, вспомнил слова самой Ширы. Я не знал, насколько эмоционально она отреагирует на них. Даже не эмоционально, а… Типично? Остроты и колкости — это часть ее характера. На этом задании моя напарница еще долго держалась. Астромеханик недовольно пропищал что-то позади нас, после чего протиснулся мимо и покатился вперед, крутя своим металлическим куполом в разные стороны. Я поднял взгляд на Ширу, готовясь ответить. У меня ушло много времени на придумывание какой-нибудь фразы, которая не подвергнется еще большему осмеянию, но вместо этого я ощутил холодный резкий стремительный поцелуй. В состоянии удивления я так и остался стоять в пещере, в то время как моя напарница направилась вперед по тоннелю туда, где показался свет. Я сам не заметил, как расплылся в глуповатой улыбке, смотря вслед уходящей Шире Бри. Я же говорил, что она не такая уж холодная и дерзкая! Просто она скрывает свои эмоции налетом острот. Если покопаться, то однажды она может открыть свою душу, свои мысли, свои желания. Не бывает слишком простых людей, вот и Шира абсолютно сложная и уникальная. Я не могу прочитать ее как открытую книгу, и это восхищает и пугает одновременно.
Я направился следом, перекладывая винтовку в правую руку. Световой меч вернулся на свое место, спрятанный и невидимый для всех остальных. Конечно, моя напарница наверняка знает, что он есть. Но вот любому другому не обязательно заручиться подобным знанием. Может быть, мою физиономию уже и показали всей Империи, однако о световом мече пока что не приходится столь сильно волноваться, так как он не успел стать серьезным опознавательным знаком.
- Раз уж у нас есть шанс, почему бы не попытаться выбраться отсюда? - проговорил я, осматриваясь по сторонам. - Мы можем…
Я не успел договорить, так как увидел, что R2, словно это вовсе не была ловушка, выкатился вперед и поехал прямо к «Лямбде». Естественно, он тут же привлек внимание двух сторожил, которые уставились на дроида, будто никогда подобных не видели. Вероятно, мой R2 уже изрядно устарел и поизносился, однако он все еще исправно работал и никогда меня не подводил. Вот и теперь мне казалось, что у него есть какая-то идея, иначе бы бесстрашный маленький дроид не направился вперед без предупреждения… или направился бы?
- R2! Что ты творишь! - я схватился за оружие, готовый выстрелить, но расстояние было слишком велико, чтобы я мог четко прицелиться. Тем временем дроид устремился на полной своей скорости к пандусу. И тут только до меня дошло — он проверял, ловушка это или нет. Если бы нас пытались поймать, то рядом должны были бы появиться еще штурмовики, взорваться какие-нибудь бомбы или же появиться Дарт Вейдер собственной персоной. Однако ничего не произошло. Я ничего не слышал и не видел, если не считать снегопада, который так и не прекратился, хотя мы изрядное количество времени провели внутри пещеры.
- Я так полагаю, что это действительно путь домой, -  я попытался связаться с Силой, чтобы понять, ожидает ли нас какая-нибудь опасность. Однако мои инстинкты молчали. Либо нам действительно повезло, либо нас специально отпускали. Признаться, эта мысль пугала меня, и я бы предпочел вовсе не думать о подобном, потому что без причины мне еще никогда не позволяли уйти от погони, в которой я мог бы оказаться проигравшим. Сейчас Дарт Вейдер жаждал заполучить меня, он не стал бы упускать такую возможность… Что-то мне не нравилось. Я чувствовал, как ниточки на подсознательном уровне натянулись, но интерпретировать прямо сейчас свои ощущения  не был в состоянии, ведь рядом находилась Шира, которой надо позволить выбраться с Илума. Она не заслуживает страданий по моей вине.
«В этом нет ничего опасного», - попытался я переубедить свои ощущения. - «Мы просто вернемся на базу. Наше приключение закончится...»

+1

21

«Дура. Непроходимая, дремучая дура».
Какая же она идиотка. Не стоило этого делать. Ни сейчас, ни когда-либо  в будущем.  Это был удар по ее самолюбию и гордости. Конечно, кто она такая, чтобы противостоять принцессе Лее? Хотелось окунуть в холодный снег горящее лицо, а еще лучше спрятаться в сугробе целиком, как в детстве, когда она пряталась под одеялом от ярких всполохов молний и громовых раскатов гроз, которые частенько бушевали на Корусанте. Ошибка за ошибкой, недостойные имперского агента, ослабляющие ее. Сначала влюбилась во врага, которого стоило всего лишь убить при первом удобном случае, теперь была отвергнута и страдала из-за этого. Она знала, что была хороша, но, видимо, не достаточно. Эта реакция, а, вернее, почти полное ее отсутствие, сбили ее с толка.  Она, конечно, сама сделал вид, что ничего не было, но… Кому либо другому она бы этого не спустила, если бы это был не Скайуокер и не необходимость следовать за ним как прибитая 24\7. Наверно, ей не хватало опыта в общении с нормальными людьми, которые не жили одним днем для себя и Империи, не считали привязанность всего лишь слабостью; для того, чтобы понять что и когда следует делать, а о чем лучше умолчать, держать в себе и никому не показывать. Дело явно было в ней, а не в Люке. Можно было бы проверить свою догадку на других членах «Разбойной эскадрильи», только вот желания не было. Приоткрывшаяся было клетка вновь захлопнулась, запирая внутри все ее самые безумные надежды до лучших времен, если они настанут, в чем Шира уже не была уверена. Если бы она могла, то отмотала бы этот момент назад и просто бы прошла мимо, а не мучилась бы сейчас в смущении, думая о том, что пытки холодом и жаром на «Лусанкии» не показались бы ей таким кошмаром. Даже шахты на закопанном в землю суперразрушителе не казались уже такими пугающими. Она была неплоха в бою, в проникновении во всевозможные организации, в проведении допросов, но в среде человеческих отношений оставалась новичком. Что уж говорить, если из нормальных людей у нее была только Миретт, да и та бросила ее сразу после выпуска из академии, решив, что Бри слишком изменилась под влиянием Вейдера и уже не та, с которой Давани дружила раньше. Сейчас шпионка даже и не знала, что стало с былой подругой и жива ли та вообще. И вот, сейчас, она, кажется, вновь все испортила. И речь сейчас вовсе не о задании- выполнить его она всегда успеет, если захочет. Или если ее кто-нибудь не опередит. Со всеми этими приключениями, она уже и сама сомневалась, что сможет выбраться с Арбры обратно в Имперский дворец хотя бы целой.
Шира прекрасно осознавала, что покой не для нее. Если она выполнит это задание успешно, то ей грозит повышение по службе. И неизвестность. Для нее привычным делом было находиться на передовой, в самом пекле, а не отсиживаться на задворках как Исанн Айсард, пока кто-то другой выполняет всю работу. Риск придавал остроту ее жизни, даже здесь, посреди повстанческой базы, и ей это нравилось.
- Не нравится мне все это, слишком тихо, - вынырнув из своих мыслей, шпионка уже собиралась рвануть проверять вожделенную «Лямбду», но не успела – астромех уже покатился вперед, проверять имперский шаттл.  По своевольному дроиду явно плакали ограничитель и перепрограммирование, но Бри не могла не признать того факта, что R2-D2 уже несколько раз спасал их в, казалось, безнадежных ситуациях. Вот и сейчас дроид оказался умнее нее и уже разведывал обстановку, не привлекая к себе особенного внимания. Было странно, что не раздался рев двигателей «жмуриков» и «лохов». Конечно, в такую погоду ни один порядочный имперец и носа с базы не покажет, да и Илум не казался ей крупным имперским объектом. Но даже «куколок» больше не показалось, кроме этих двоих.
- Возможно. Если толпы штурмовиков не сливаются с сугробами и не ждут хозяина дроида, - Шира удобнее перехватила винтовку. Что-то здесь было не так, имперцы явно были чем-то встревожены. Насколько Бри могла видеть через поредевшую пелену снега- им явно было не до астромеха или кого-либо еще, вряд ли бы они среагировали бы даже на внезапно материализовавшегося посреди ледяной пустыни Императора. Оба то и дело озирались, но, видимо, как и шпионка, не могли ничего толком рассмотреть сквозь снегопад. – Там что-то происходит, - она была прямо как капитан Очевидность, дорвавшийся до куцего описания происходящего в прямом эфире. «Лямбда» была так близко и в то же время так далеко – неизвестно, что могло бы напугать штурмовиков, Илум полон сюрпризов. Но и оставаться на одном месте шпионка не могла. Прижавшись к выступу стены, чтобы ее не было видно извне, Бри, как могла, прицелилась. Видимость стала чуть лучше, но на попадание по цели это не слишком повлияло. Впрочем, главным было то, что оба имперца распластались на снегу, щеголяя новенькими дымящимися дырками на броне. Ну или додумались притвориться, что вряд ли. Шира выбралась из своего укрытия, поморщившись от промозглого ветра, налетающего так же безжалостно как крайт-дракон на беспомощного джаву. Чем ближе она подходила к «Лямбде», тем больше ей становилось не по себе. Завеса тайны над пропавшими отрядами штурмовиков упала как лавина с высокой горы. И меньше всего Бри хотелось разделить с ними эту участь. Что-то неведомое знатно попировало имперцами, оставив после них лишь неприглядное кровавое месиво.
- Что могло сделать это? Та тварь, что попалась нам на пути к пещере?- ее голос предательски дрожал от осознания какой участи она смогла избежать. Ширу передернуло и она судорожно вцепилась в руку Скайуокера.  Мда, эта илумская резня горгодонами явно будет снится ей в кошмарах как минимум пару ночей. Если она, конечно, сможет уснуть. Она много чего видела, но это было слишком. Даже кариданец- куча мяса и костей, не был столь отвратительным зрелищем. – Нужно уходить, - но по закону подлости, когда спасение было так близко, совсем рядом раздался уже знакомый рев, пробирающий до самых костей. Только в этот раз ему вторил другой. Шира наконец-то смогла придти в себя, этот рык кого угодно отрезвит, и рванула в сторону пандуса.

Отредактировано Shira Brie (2017-03-27 05:29:01)

+1


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » hopeless