crossroyale

Объявление

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

королевская техподдержка
Джим, Клара, Энакин, Джемма, Дерек

АКТИВИСТЫ НЕДЕЛИ

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

НУЖНЫЕ

       

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Please Remember Me


Please Remember Me

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- Please Remember Me -
https://68.media.tumblr.com/acd605fc79c3be2adfcba90648030d0e/tumblr_ojfzylJk4h1qfis0jo3_r2_540.gif
- I’m an atom in a sea of nothing, looking for another to combine -

участники:
Stiles Stilinski, Lydia Martin

время и место:
настоящее, перевалочный пункт - вокзал, Бэйкон - Хиллс

сюжет:
Впервые они так далеко друг от друга. Он на другой стороне и все обстоятельства указывают на то, что он застрял. Она - та, кто никогда не попадёт к нему, как бы не билась, потому что она - банши. Ну и как же им встретиться, если они безумно любят друг друга?

+1

2

i see your face, it's haunting me.
Когда я открываю глаза, на дворе ровно три часа ночи – об этом красноречиво повествуют старомодные электронные часы-будильник, стоящие на моей прикроватной тумбочке. Кошмары мучают меня вторую ночь, но я удивительным образом не нахожу в них для себя дискомфорта, ибо это ощущение стало за несколько лет настолько привычным и родным для меня, что кажется, если в кои-то веки мне приснится сон с положительным исходом, то он заставит меня на минуточку выйти из состояния душевного равновесия. Я сажусь на кровати и пару минут смотрю в пустоту. Жду, пока мои глаза привыкнут в темноте. Постепенно начинаю различать очертания предметов в своей комнате, – брошенную в углу куртку, задвинутый стул, кучку учебников и пособий на письменном столе – и меня снова посещает теперь уже знакомое чувство. Такое ощущение, будто чего-то не хватает. Не предмета мебели, не одежды и не очередной палетки в цветастой косметички. Из моей – нашей – жизни бесследно пропал человек, а мы даже не можем вспомнить его.

У меня есть лишь одна подсказка, на которую я должна ориентироваться. Стайлз. Что может означать это слово? Название населённого пункта? Или, может, это слово из другого языка? Стайлз может быть и именем, достаточно странным, эксцентричным, подходящим человеку с сильно развитой фантазией, неугомонному, неусидчивому. Постепенно мне начинает казаться, что с этим человеком меня связывали теплейшие отношения; скорее всего, мы были близки так же, как сейчас со Скоттом и Малией. Дикая Охота забрала его, нагнав на нас амнезию, и мы построили себе другую реальность, в которой нет никакого Стайлза. Неудивительно, что никто из стаи мне не верил, я ведь уже была в подобной ситуации, когда в состоянии аффекта бродила полностью обнажённой в местных лесах. Но тогда меня одурманил укус Питера, тогда я медленно трансформировалась в банши, а сейчас… Я могла поклясться на чём угодно, что Стайлз существует, и он – отнюдь не плод моей воспалённой фантазии. И не находила поддержки или хотя бы десятой доли веры в чьих-либо глазах.

Мысли путаются в моей голове – этой ночью мне уже не заснуть. Таблетки, стройным рядком выстроившиеся на той же тумбочке, что и будильник, ни капли мне не помогают. Действие их ограничено, требуется постоянно увеличивать дозу, но мне слишком рано травить свой организм. Поэтому я с неохотой вылезаю из-под одеяла, подбираю брошенную куртку и тайком пробираюсь на первый этаж. Рядом со спальней матери замираю, прислушиваюсь к её мерному дыханию и выхожу прямиком в непроглядную темень. Хорошо, что у меня с собой телефон; я активирую на нём фонарик и свечу себе под ноги.

Я понятия не имею, куда бреду, ноги сами несут меня навстречу неизвестному. Ночью гораздо холоднее, чем днём, и я уже жалею, что не взяла с собой тёплый шарф. Навстречу мне идёт весьма подозрительный тип, который долго косится на меня, но не пристаёт. Он смотрит мне вслед, я чувствую его испытывающий взгляд затылком, но мои мысли настолько зациклены на слове Стайлз, что я перестаю испытывать страх. Только желание поскорее узнать, что за чертовщина творится в этом городе.

Неожиданно даже для самой себя я оказываюсь перед входом в школу. Шелестящий шёпот приказывает мне во что бы то ни стало войти внутрь, но… двери заперты, охранник сидит у себя на посту, проникнуть в здание будет очень и очень сложно, да и зачем? Потому что какие-то голоса мне это сказали?

Тем не менее я делаю решительный шаг вперёд. Затем ещё один. Засовываю руки в карманы куртки и набрасываю на голову капюшон толстовки. Выжидаю, пока охранник провалится в дрёму, и бесшумной тенью пробираюсь к главному входу. У меня нет знакомых воров, я не фанат криминальных фильмов, но все говорят, что я умная. Поэтому здесь я применяю все свои навыки и умения, воспользовавшись обычной шпилькой для волос, так удачно оказавшейся у меня под рукой. Вуаля! Двери мне поддаются, и я проскальзываю внутрь, где меня сразу же окатывает непривычная тишина. Будто бы – раз! – и я оказалась в вакууме.

- Здесь кто-то есть? – тревожно окликаю я, услышав рядом с кабинетом биологии подозрительный шорох. В стиле всех глупых ужастиков я иду на звук, надеясь найти там человека, незадачливого ученика, решившего подменить результаты проваленного теста, но уж точно не то, о чём думаю. Я останавливаюсь перед стеклянным стеллажом, за которым стоят все школьные награды, и пристально вглядываюсь в своё отражение. Как по мановению волшебной палочки рядом возникает призрачный силуэт; стекло отражает мои расширившиеся зрачки.

- Стайлз? – тут же ляпаю я, ведь только это имя крутится у меня на языке, и пальцами касаюсь прозрачного стекла. Его фигура, лицо, даже то, как он переминается с ноги на ногу… я помню. В десятом классе он пригласил меня на школьные танцы, ведь Джексон меня бросил, и стал моим кавалером на вечер. Он сказал, что мне идёт, когда я плачу, что даже в моменты собственной слабости я не теряю природного шарма. Так как же произошло, что я обо всём этом забыла? Ведь он не просто какой-то там восторженный поклонник, подкидывающий мне любовные записки в шкафчик. Он живой. Он настоящий. И я вытащу его отсюда, чего бы мне это ни стоило.

+1

3

Вспомни меня. Я повторяю эту фразу ежесекундно, хватаюсь пальцами за волосы и оседаю на пол. Здесь холодно, хочется укутаться в плед и выпить чашку горячего чая. Люди, сидящие рядом на скамейках, неподвижны, словно навеки застывшие восковые фигуры. Я совсем отчаялся, не видя ни одного знакомого лица. Мне казалось, я сошёл с ума. Я не понимал, как здесь оказался, сколько времени прошло и самое главное, здесь - это где? Вокруг всё было похоже на железнодорожную станцию, обычный вокзал и вот - вот из тоннеля должен был выехать поезд. Вот только сигналов я не слышал, я вообще ничего не слышал, кроме противного голоса, объявляющего, что рейс через каждый час откладывается. Люди не поднимались со своих мест, лишь печально вздыхали и продолжали имитировать жизнь. Первые двадцать минут мне было страшно среди них. Почти никто не обращал на меня внимания, пока я ходил меж скамеек, якобы ища для себя подходящее место. Только подошёл к одному мужчине, так сидящая напротив меня старушка хищно усмехнулась, чем и напугала меня. Я - просто человек и я не понимаю, почему эта женщина смотрит на меня так, будто хочет сожрать на обед. Я поспешил уйти в другой конец зала ожидания, где и очнулся. Там сидела врач, понял я это по белому халату, статоскопу, висящему на шее и бейджу, прикрепленному к маленькому кармашку с правой стороны. Всегда ли она путешествует в одежде? Женщина запуталась, смотрела на меня, часто хлопая ресницами, и совсем впала в ступор, когда я спросил: сколько она здесь находится? Ответил мне мужчина, назвал точную дату, время пребывания в беспамятстве, а потом дальше продолжил читать газету. Никто из сидящих не понимал, как здесь оказался, словно ничего не помнил. Эти люди напоминали мне сгустки энергии, которые просто очутились в неподходящем месте в назначенное кем-то время. Я не знал, что мне делать, так хотелось во всём разобраться. Я просто ходил из стороны в сторону, мерил шагами помещение, двести до коридора, в два раза меньше от тоннеля до будки, в которой должна сидеть девушка - кассирша и продавать билеты. Я спиной ощущал, что за мной кто - то наблюдает, но поворачиваясь раз за разом я натыкался лишь на отсутствующие взгляды людей. Я пропал?
Встретить Питера в этом месте - самое невероятное, что только могло со мной приключиться. Хейл смотрел на меня почти таким же отсутствующим взглядом, по привычке шутил и интересовался, не хочу ли я запереть его в психушке во второй раз. Удивительно, как мы быстро забили Питера, словно его никогда...чёрт! Он был первым из тех, кого забрали всадники. Помню, что в последнюю нашу встречу - я бежал, сломя голову, нёсся по коридорам злополучной больницы, чтобы освободить Лидию, тогда мне было на всё плевать и я позволил меньшему злу скрыться. А дальше, он видимо стал жертвой Дикой Охоты. Он с пеной у рта пытался доказать мне, что никого он не видел и на станции, как и все остальные люди, просто ждёт свой поезд. Вот только поезд куда? Его взгляд изменился за секунду - две, глаза приобрели  голубой оттенок (у Малии такое бывает, когда она злится), а потом он встал и с остервенением открыл мне самую заветную истину: в Бэйкон - Хиллс нет железнодорожного вокзала.
Я пытался найти способ связаться со своими друзьями, я проходил через двери раз сто или двести, пока не понял, что занятие это бессмысленное и я просто трачу свои нервы. Питер смеялся надо мной, глумился, как может только он. Мне хотелось ударить его, я почти занёс руку и проехался по челюсти отца моей бывшей девушки и лучшей подруги, как заметил парня, наблюдавшего за нами. Благодаря ему мы узнали, что из этого места всё же есть выход, который по совместительству является и входом. Бедолага пожертвовал жизнью, потому что был человеком, с Питером таких проблем не было. План был сыроват, но другого у нас не было. Хотя, не "у нас", а у Питера. Он и не думал о том, чтобы сообщить Скотту о моём местонахождении, тогда пришлось давить на жалость. Давить на жалость Питера Хейла - даже звучит смешно, однако при одном моём упоминании Малии - его взгляд становится мягче. Да неужели, у папочки наконец - то проснулись чувства к дочке? Премию 'отец года' он явно не получит. Мне поручено задержать треклятых всадников, но я не знаю - как, да и времени у меня слишком мало. Две - три минуты, если не меньше. Поэтому, я делаю то, что первым приходит в голову, скидываю скамейки на рельсы. Не всадников, так лошадей это обязательно задержит. Я не успеваю спрятаться за колонну и один хватает меня за шею своим хлыстом, тянет на себя и я падаю, ударяясь головой о стену. Зато Питер проходит через барьер, а не падает и не горит заживо здесь, в этом тухлом потустороннем мире. Но кто знает, может от него сейчас остаются одни угли в мире, где мои друзья всё никак не могут вспомнить меня?
Я держал Лидию за руку и просил помнить обо мне, помнить о самом главном, что я должен был повторять ей ежедневно, начиная с начальных классов. Я люблю тебя. Одна фраза, десять букв, ею не разбрасываются, она - самое ценное, что я мог сказать на прощание той, без которой действительно не смогу. Никогда не мог. Я был первым, кому она звонила в случае опасности, потому что до этого я настоятельно умолял ей вызывать меня, если в поле её зрения окажется труп. Я переживал за неё больше, чем за себя самого. Я спешил к ней, даже когда не было сил. Я готов был на всё, что угодно - лишь бы она была в порядке, лишь бы ни один рыжий волосок не упал с её очаровательной и умной головы. Единственное, что меня радовало - её не забрали, она все ещё в реальности, с моими друзьями, нужно дать ей немного времени и она справится. Я в неё верил, только она могла объяснить мне непонятные формулы и теории, которые выдвигала, начитавшись книжек по психологии, математики, и объединив свои знания во что - то одно. Лидия, я верю в тебя! Верю.
Я не сразу замечаю свечение в старой части железнодорожного вокзала. Видимо, нехило приложился головой. Хотя, люди в этом месте в принципе не должны чувствовать боль, только нарастающее отчаяние, если вдруг кто - то начнёт спрашивать у них, куда они собираются и часто ли они путешествуют в рабочей одежде. Я опираюсь руками на платформу и забираюсь на место, откуда не так давно скидывал скамейки. Свечение становится ярче, а по спине пробегает волна мурашек. Не могу понять, что происходит. Я должен бежать, назад, по этому гребанному тоннелю, чтобы и дальше подавать сигналы друзьям, что бы они знали: я жив, меня нужно только вспомнить. Однако я двигаюсь вперёд к свечению, слышу ржание лошадей и топот их копыт, но не останавливаюсь. Я оказываюсь в каком - то другом тоннеле, что меня пугает, а на душе становится ещё холоднее и тоскливее, но я иду на свет. Жалко, что здесь нигде не спрятан путеводитель. Невольно усмехаюсь, как и раньше, чёрт. Зачем я пытаюсь что - то сделать, если знаю, что любая моя затея обречена на провал? Зачем? Зачем я верю в то, что у Питера все получится? Он ведь Питер, ему нужно доверять в самую последнюю очередь. Я жалею, что рядом нет Скотта или бейсбольной биты, потому что в одиночку я бессилен, у меня нет того стержня и стимула, за что бы я боролся. А в этом свете, чем ближе я приближаюсь, мне слышится голос Лидии. Я что, всё-таки двинулся?
- Лидия?

+1

4

live in the moments.
- Лидия?
Я впечатываю ладонь в стекло, оно едва не трещит под натиском моих пальцев. Лихорадочным взглядом ощупываю каждый сантиметр прозрачной поверхности, пытаюсь будто бы дотянуться до фигуры, заключённой в этом треклятом стеллаже. Мне вспоминается недавнее путешествие в Кэнон – заброшенный город, через который прошла Дикая Охота и забрала всех до единого, кроме одинокой женщины, до последнего верившей в то, что её сын каким-то чудом выжил. Увы, мальчик утонул в озере, но его образ, как и способности банши, помогли ей противостоять призрачным всадникам. Меня страшило, что подобная участь может коснуться и меня, ведь я ничем не отличалась от этой женщины – была такой же разбитой и потерянной, совершенно не знала, что мне делать дальше.

В подобных условиях трудно мыслить трезво, поэтому я не сразу догадываюсь повернуться. Позади меня вместо двери, ведущей в кабинет биологии, разверзается туннель. Изнутри он подсвечивается желтоватым светом, и я инстинктивно бреду на него, протягивая вперёд руку. Вспышка света на мгновение ослепляет меня, но я только закрываюсь от неё ладонью. Голос Стайлза звенит в моих ушах – я знаю, что это он, я уверена! Я помню все его интонации, я выучила наизусть каждый его смех, я не могла перепутать его с кем-то другим. Каждый шаг даётся мне с огромным трудом, но я продолжаю идти вперёд, словно храбрый полководец, который должен во что бы то ни стало вывести свой отряд из непроходимой глухой чащи. Мне кажется, что впереди я уже вижу силуэт Стайлза, когда голубоватая вспышка накрывает меня с головой, унося далеко от этого места в танцующем вихре воспоминаний.


- В пятницу я сказала ему: нет, я не пойду с тобой на танцы. И представляешь, что он сделал? Изменил мне с этой сучкой Маргарет! – девочка из моей свиты – Келли, кажется – сетует подружке на парня-изменщика. Они идут позади меня, стуча каблучками по асфальту. В старшей школе Бэйкон Хиллс я задаю моду на высокую шпильку, и вуаля! Вот уже все девицы приобрели себе туфли на невообразимых каблуках. Мы проходим мимо поля для лакросса, минуем парковку, держим путь прямиком к главному входу. На ступеньках дежурят двое лузеров – один тёмненький, а другой чем-то напоминает Джимми Нейтрона. Я знаю, что этот второй сохнет по мне уже бог знает сколько лет; он в очередной раз предпринимает попытку заговорить со мной, которую я мастерски игнорирую. Нелепо машет рукой и здоровается. У меня сегодня назначено свидание с Джексоном, должна ли я тратить время на каких-то неудачников?

Джексон отшивает меня, ведёт на танцы симпатичную новенькую. Эллисон, так её зовут. Я немного ей завидую, а ещё жутко ревную, ведь Джексон – мой парень, только меня он может приглашать на танцы! В последние недели мы почти не разговариваем, он будто обиделся на меня за что-то. Зато кавалер для меня находится быстро – тот самый Джимми Нейтрон, которого, оказывается, зовут Стайлз, любезно предлагает мне свою компанию на этот вечер. Я недолго кручусь перед зеркалом, потому что знаю, что и так выгляжу сногсшибательно и привлеку сегодня достаточно внимания со стороны противоположного пола. Стайлз сияет, словно начищенный до блеска чайник, когда мы заходим в актовый зал, но я сразу же теряю дух праздника. Сажусь за стол с закусками и тупо наблюдаю за тем, как Джексон флиртует со всеми подряд. Мне не хочется расстраивать своего спутника, – не в этот раз – но честное слово, он чертовски докучает мне своей болтовнёй! Тогда я соглашаюсь на танец и обнимаю его за плечи, пытаясь утопить в этих объятиях ревность к тому, кто через пару месяцев обо мне даже не вспомнит.

Мы в школьной подсобке, у Стайлза паническая атака. Я изо всех сил трясу его за плечи, говорю смотреть на меня и почти что приказываю сконцентрироваться на каком-нибудь приятном воспоминании. Он теряется, его начинает трясти; ещё минута, две – он не выдержит. Тогда я задерживаю дыхание и касаюсь губами его губ. Этот импровизированный поцелуй длится не дольше минуты, но когда я отстраняюсь от него, паники как не бывало.
- Когда мы целовались, ты задержал дыхание. – нам обоим сейчас, кажется, жутко неловко, ведь обстоятельства поцелуя крайне странные, – пустая подсобка, тишина и биение двух сердец практически в такт друг другу – но сейчас для нас это неважно. Стайлз наконец-то может снова дышать, а я считаю свою миссию выполненной.

Я открываю глаза и просыпаюсь в полумраке. Стайлз крепко сжимает мою руку, изо всех сил умоляет очнуться. Я потеряла счёт дням и часам в этом проклятом всеми богами заведении. Психиатрическая лечебница? Больше смахивает на ад на земле. Через каких-то пару дней моя судьба решится: главному врачу, а по совместительству и бывшему пациенту Эйкена, удастся просверлить дыру в моей голове, чтобы подтвердить свои предположения насчёт предела возможностей банши. Стайлз просит меня пойти с ним, но кто-то из охраны уже обнаружил проникновение чужаков. Интересно, они все здесь? И Скотт, и Кира, и Малия, и Лиам? Я прошу Стайлза уходить без меня, я для них – обуза, мы не сможем пройти и первый пункт охраны. Он нехотя отпускает мою руку, ныряет в открытую дверь, а после она закрывается. Какой-то санитар недобро ухмыляется, глядя на меня, и я снова вынуждена изображать человека, сознание которого витает где-то в параллельном измерении.

Мы сидим в джипе Стайлза, чувствуя приближение опасности каждой клеточкой своих тел. Он, как и прежде, сжимает мои руки в своих ладонях и просит только одного: найти способ, как его вспомнить. В конце он добавляет слова, которые каждая девушка мечтает когда-либо услышать в своей жизни: я люблю тебя. Я раскрываю рот, чтобы ему ответить, но его пальцы ускользают из моих рук – призрачный всадник выбивает дверцу старенького джипа и силой забирает от меня Стайлза. Я так и не призналась ему в своих чувствах, я просто не успела. Есть что-то ироничное в том, что осознание пришло ко мне именно в тот момент, когда сама судьба встала между нами. После того, как Стайлза похищают прямо из джипа, всё стихает, буря успокаивается, чтобы подготовить силы для нового удара.


Я открываю глаза и чувствую второе дыхание. Мне неимоверных усилий стоит передвигать ноги, но теперь я вижу силуэт Стайлза гораздо более отчётливо. Я тянусь к нему изо всех сил, пытаюсь поймать его пальцы и больше никогда уже не отпускать.

- Стайлз! – срывается с моих губ. – Иди на мой голос. Ты должен продолжать идти. Только не останавливайся! – ещё немного, последний рывок и… всё стихает. Больше никакого свечения, никакого туннеля, вообще ничего. Пустая тёмная школа, приоткрытая дверь в кабинет биологии.

Я бессильно оседаю на пол, не пытаясь скрыть жгучих слёз, которые одна за другой скатываются по моим щекам. Я держала его руку в своей, я видела его силуэт в конце туннеля, я слышала его до боли родной голос, а потом он просто… исчез. Будто всё это было лишь моим сном, очередной иллюзией, которой не суждено сбыться.

- Что вы здесь делаете, мисс? – я настолько подавлена и забита своим горем, что не сразу замечаю охранника, который прибежал на подозрительный шум. Он светит на меня фонариком и непонимающе смотрит прямо в мои глаза. У меня не хватает сил, чтобы ему ответить, я чувствую лишь глубокую скорбь и боль, разрывающую нутро. Мне просто хочется, чтобы однажды это закончилось. Открыть глаза и проснуться в своей постели, зная, что никому из моих близких не угрожает опасность. Разве это так сложно?

+1


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Please Remember Me