crossroyale

Объявление

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

королевская техподдержка
Джим, Клара, Энакин, Джемма, Дерек

АКТИВИСТЫ НЕДЕЛИ

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД

НУЖНЫЕ

       

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » To be a Jedi


To be a Jedi

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

- To be a Jedi -

Джедай является хранителем мира в Галактике.
Джедай использует свои знания для защиты.
Джедай уважает любые формы жизни.
Джедай служит другим, а не правит ими, на благо галактики.
Джедай стремится к самосовершенствованию через познание и тренировки.

участники:
Энакин Скайуокер, Оби-Ван Кеноби, Квай-Гон Джинн, Люк Скайуокер, Лея Органа Соло, Вэлин Хорн, Кент Хамнер, Тионна Солусар

время и место:
Первые дни седьмого месяца 36 года после битвы при Явине

сюжет:
Энакин Скайуокер предстает перед собранием джедаев за совершенные им преступления против Галактики и ее населения, среди которых находятся члены Совета мастеров, рядовые члены Ордена, члены его семьи и бывшие учителя.

+2

2

Совместно с Padmé Naberrie

От одного упоминания этого имени дрожала вся галактика. Страх, внушаемый существом в черной маске, мог быть сравним с трепетом перед фигурой императора, не благоговейным, отнюдь. Смерть Дарта Вейдера ознаменовала начало новой эпохи. И вот теперь он здесь. Кент Хамнер чувствовал его присутствие.
В высоком юноше с опущенным в пол взглядом трудно было бы узнать величайшего преступника, если бы ни шлейф в Силе, который сомнений не вызывал. Это не ошибка и не шутка не особо улыбчивого гранд-мастера — сегодня в Храме при закрытых дверях состоится суд над учеником Дарта Сидиуса...
Как бы Энакину ни хотелось улететь как можно дальше от Центральных Миров, исчезнуть с радаров и замести свой след в Силе так, чтобы ни один член Ордена джедаев не смог его больше найти, он все же решил быть хозяином своего слова и явиться на суд. На чудо он не рассчитывал, даже не знал, кто будет в числе присяжных и какой приговор ему могут вынести. Хотелось надеяться, что современные джедаи не слишком изощренные по части видов наказаний и не станут окончательно ломать жизнь бывшему коллеге потому, что однажды он сделал роковой выбор. Скайуокер считал, что уже получил сполна, хотя кому-то может казаться иначе.
Уже на ступенях храма местные джедаи встретили бывшего коллегу по ордену. Вид у них был не слишком приветливый. Они сопроводили Скайуокера до зала, где собрались члены Совета и другие заинтересованные лица из числа джедаев, включая самого гранд-мастера. Еще на пути Энакин очень волновался - он не оставлял мысли, что что-то может пойти не так, и его решат казнить на месте или что-то похуже, чего он пока даже представить себе не может. Но как только Скайуокер оказался в зале и окинул взглядом присутствовавших, он понял, что это еще не самое страшное. У него внутри словно что-то оборвалось, когда он увидел среди джедаев Оби-Вана и… Квай-Гона!
Этого человека Энакин увидеть на суде совсем не ожидал. Да что на суде - вообще в живых, ведь Квай-Гон погиб еще даже до того, как Скайуокера приняли в орден. С одной стороны, он был рад видеть джедая, который должен был стать его учителем, но с другой стороны, после всего произошедшего Джинн мог потерять в него веру. Этого Энакин не знал.
Мысли, которые на несколько минут отправили бывшего джедая далеко за пределы происходящего, моментально улетучились, как только было объявлено начало судебного заседания.
Просторное помещение округлой формы не было занято и на половину. Волнение, охватывавшее собравшихся, ощущалось и в Силе. Немолодой мужчина с суровым выражением лица явился чуть раньше остальных и теперь со своего места с интересом  разглядывал вновь прибывших. Большинство он знал - тех, с кем бок о бок прошел не одно сражение. Были здесь и те, кого он видел впервые.
Ни для кого не секрет, что Энакина Скайуокера заочно признали виновным во всех совершенных преступлениях. Такому нельзя найти оправдание. Миллионы ни в чем не повинных жизней, разрушенные миры, искалеченные судьбы. Кент Хамнер чувствовал все то горе, что сознательно или нет нанес этот человек. Сложно было признать в мальчишке, смиренном, но не сломленным, того самого. И все таки им он и был.
Зал в ожидании затих, когда над аудиторией поднялась фигура гранд-мастера. Казалось, его слов ждали с замиранием сердца, забывая дышать.

+5

3

Совместно с Padmé Naberrie, Anakin Skywalker

- Мы сегодня собрались в Зале мастеров для того, чтобы перед судом Ордена джедаев предстал Дарт Вейдер, известный также под именем Энакина Скайуокера, - проговорил гранд-мастер Нового Ордена, смотря в упор на введенного в помещение отца, коего он, если признаваться честно и откровенно, уже не ожидал увидеть в Храме. - Сегодняшний процесс признается законным в соответствии с ныне действующим Кодексом Нового Ордена джедаев. Для осуществления правосудия были избраны члены Ордена, которые обязуются принять решение в соответствии с предоставленными сведениями и доказательствами, а не в соответствии с личностными эмоциями. Данное заседание закрыто в связи с правом подсудимого на сохранение тайны его личности. В качестве присяжных заседателей были избраны члены Ордена джедаев, чьи личные контакты с подсудимым сведены до минимума для наличия на суде объективного мнения незаинтересованных лиц. Решение будет оглашено сразу же по окончании разбирательства и немедленно приведено в действие. Процесс судопроизводства будет зафиксирован и сохранен в архиве. С данного момента и до введения в силу вердикта никто из присутствующих в Зале не имеет права его покинуть.
Гранд-мастер сделал паузу, обводя взглядом собравшихся. Он думал, что этот день настанет гораздо раньше, однако побег Энакина все усложнил, хоть и позволил Оби-Вану Кеноби и Квай-Гону Джинну присутствовать на судебном разбирательстве. Все прекрасно понимали, что ни о какой презумпции невиновности речи и быть не может, так как Дарт Вейдер виновен по всем пунктам. Права защищать себя он лишился в тот момент, когда избрал путь Темной Стороны. Все понимали, что наказание обязательно последует. Вопрос состоял в том, каким именно оно будет.
- Дарт Вейдер, известный также под именем Энакина Скайуокера, ныне присутствующий в Зале перед лицом собравшегося суда, обвиняется в многочисленных преступлениях против Галактики, ее звездных систем, правительства Галактики и правительств звездных систем, входящих в ее состав, населения Галактики и Ордена джедаев… - Люк сделал паузу. Он помнил наизусть все преступления, в которых обвиняют его отца, но намеревался огласить лишь малую часть, ведь собравшиеся джедаи и так прекрасно знали длинный перечень трагедий, продолжавшихся более двадцати лет. - Далее будут перечислены наиболее значимые преступления с наиболее серьезными последствиями, повлиявшими на ход истории и развития Галактики. Энакин Скайуокер обвиняется в предательстве Ордена джедаев и учения джедаев; в служении Темной Стороне Силы и Дарту Сидиусу, известному под именем Императора Палпатина; в убийстве юнлингов, обучавшихся в Ордене джедаев, и истреблении членов Ордена джедаев; в устроении геноцида в Галактике, стерилизации планет, порабощении невинных рас и свободных планет; в  пытках и убийствах правящих руководителей звездных систем и их представителей в Сенате; в попытке уйти от правосудия и многом другом.
Люк замолчал. Он чувствовал на себе пристальный взгляд сестры, которой дозволено было прийти на заседание в виде особого исключения. Ее Дарт Вейдер пытался убить много раз, но она все равно занимала твердую позицию защиты отца. Если бы Мара Джейд не была отстранена, то она бы занимала место Леи как член Совета мастеров и как защитник подсудимого по вопросу вынесения приговора о наказании.
- Дарт Вейдер, ныне представший перед судом Нового Ордена джедаев, известный также под именем Энакина Скайуокера, признается виновным по всем пунктам во всех совершенных им преступлениях, - Люк сделал небольшую паузу, чтобы дать возможность осознать услышанное и опротестовать, хотя сделано это было скорее для соблюдения правил, так как никто не тронулся с места и не сказал ни слова. - Единогласно. Суд намерен объявить вышеназванному виновному его наказание. Каждый может высказать свое предложение, после чего мы выслушаем мнение присяжных и изберем наиболее справедливое.
Вердикт почти был вынесен. На сей раз Вейдер не извернется и не сможет улизнуть от правосудия, как это было не один раз до этого. Так что же, мастера-джедаи, какое наказание вы вынесете ожившему ночному кошмару, который иной раз по старой памяти до сих пор тревожит во снах? Есть здесь, среди собравшихся кто-то симпатизирующий обвиняемому? – И нутром почувствовал: есть. Хамнер наморщил лоб.
Трудно сохранять беспристрастность, когда деяния Вейдера так или иначе коснулись и затронули каждую семью. Как никогда стало сложно быть джедаем.
И ни шороха. Нужно что-то сказать. Обязательно. Кент сделал жест рукой, прося слова:
– Думаю, никто из собравшихся не станет оспаривать факт, что наказание будет суровым, – со свойственной сдержанностью в голосе звучно произнес Хамнер, – История уже преподала нам ценный урок, Старый Орден допустил ошибку, поверив в лучшие качества Энакина Скайуокера. Цену этой ошибки на себе прочувствовал каждый из нас. Мы должны, – Кент помедлил, обвел взглядом собравшихся, – Нет, мы обязаны обезопасить галактику от этого человека, – волна шепота прошла по залу, –  Поймите правильно, я не призываю лишить жизни этого человека, смерть физическая — еще не конец, иначе подсудимого сейчас бы здесь не было. Я предлагаю лишить Дарта Вейдера связи с Силой незамедлительно!
На последних словах почва начала уходить у Скайуокера из под ног. Энакин поднял брови и отшатнулся назад. Его сердце замерло, он буквально почувствовал себя парализованным и не знал, что сказать.
"Они серьезно?" - мелькнула в голове мысль.
В глубине души Энакин боялся, что современные джедаи действительно знают способы ограничить чувствительность к Силе и применить их на практике, невзирая на принципы. А из бывшего сита выйдет прекрасный подопытный. Если бы пришлось выбирать, между жизнью без Силы и смертью, Скайуокер предпочел бы второе. Но было одно "но": мысль о беременной жене, уже однажды потерявшей его в своем прошлом, удерживала Энакина от подобного выбора и была способна хоть как-то скрасить бесславное будущее.

+4

4

Совместно с Леей, Энакином, Люком и Квай-Гоном.

Лея, до этого момента спокойно сидящая на своем месте, напряглась. Да, безусловно, деяния Дарта Вейдера заслуживали наказания, но нужно было помнить, что повлияло тогда на решения Энакина Скайуокера. Что привело его к Темной Стороне. И что нельзя допускать того, чтобы правосудие вновь привело к подобному результату. И пусть в свое время ее встречи с Дартом Вейдером и не были... слишком приятными, но меры, предложенные в качестве наказания, были, на взгляд Органа Соло, слишком суровыми. Лея бросила просящий взгляд на Квай-Гона - ей нужна была его поддержка, чтобы сторона защиты оказалась услышана.
Мастер Квай-Гон Джинн – джедай старого Ордена и именно тот, кто в свое время обнаружил Энакина на Татуине и назвал его Избранным – все это время находился без движения, молча и с тяжелым взглядом слушая участников суда. По его виду нельзя было сказать, думает ли он о чем-то или же его присутствие было обусловлено ответственностью за юного Скайуокера. Он встретил на себе просящий взгляд принцессы Леи и... кивнул. Ее он, к сожалению, не знал, однако знал, что, несмотря на все произошедшее между ней и их с Люком отцом, она старалась бы смягчить тот приговор, который вынесут Скайуокеру. Однако не это стало причиной его следующих слов:
- Нет, - негромко, но все же твердо опротестовал он предложение Хамнера, - техника полного лишения связи с Силой недоступна Светлой стороне. Чтобы лишить ее Энакина Скайуокера, наших сил здесь будет недостаточно – он сможет вернуть ее обратно. Но что он сделает тогда? – Джинн испытующе посмотрел на мальчишку перед собой. – Мы не будем лишать его Силы, но он должен заново учиться жить с ней. В этот раз без учителей и тех, кто сможет оказать ему поддержку. Он должен сам исправить все свои ошибки. И помнить, что у него больше нет права их совершать.
Квай-Гон немного помолчал и посмотрел на Оби-Вана, которому весь процесс нравился не больше остальных.
- Я предлагаю передать слово мастеру Кеноби. Он был его учителем, и его голос будет весомее моего.
Хамнер заметно помрачнел.
Слова Квай-Гона оказались бальзамом на душу бывшему ситу. Однако Энакина всерьез беспокоило, что скажет Оби-Ван. Кеноби знал своего подопечного с малых лет, он воспитал из татуинского мальчишки джедая и имел с ним дело как с ситом.
Оби-Ван посмотрел на Квай-Гона, сохраняя абсолютно нейтральное выражение лица, потом кивнул и повернулся к Энакину, изучая его взглядом.
- Когда мы все были в Силе, то Энакин раскаивался. Очень искренне. Он причинил очень много зла, но я помню его другим. Верным соратником, преданным другом. И я согласен с Квай-Гоном. Дело не в страхе перед возможной местью, нет. Мы… предупреждены сейчас. Но дать ему возможность оправдаться – вероятно дать шанс вернуться тому, чем он мог стать, – Кеноби замолчал на время, его взгляд стал очень холодным. – Но и забывать мы права не имеем. Поэтому Орден не должен упускать Энакина из поля зрения, никогда. Даже если Энакин не желает быть частью Ордена, его судьба слишком крепко связана с джедаями. Иногда нет наказания более жестокого, чем остаться наедине с самим собой… Я против насильственных мер воздействия, но я предлагаю ссылку, в которой Энакин будет находиться под пристальным наблюдением джедаев.
После Оби-Вана Лея поднялась со своего места, решив взять слово. Ее взгляд на пару мгновений задержался на фигуре отца, после чего Органа довольно уверенно начала свою речь.
- Все присутствующие в этом зале испытали на себе последствия действий Дарта Вейдера, и я в том числе. Нет смысла перечислять все его преступления, их помнят; да и он сам, я полагаю, знает, в чем его обвиняют. В свое время, я не смогла дать ему прощение, когда он его просил. И не в праве просить этого от вас. Но вопрос заключается в том, что, проявив излишнюю жесткость, мы, возможно, поступим еще хуже. Поэтому я прошу у Ордена не лишать Энакина Скайуокера, также в прошлом известного, как Дарт Вейдер, связи с Силой, но всегда держать его в поле зрения, чтобы он знал, что есть еще те, кто верят в него, и что он может надеяться на поддержку. Это важно, поскольку ему предстоит вновь учиться... всему. И, может, именно сейчас у него будет тот самый шанс начать все заново.
Гранд-мастер наблюдал за собравшимися, внимая их словам. Он знал, что придется трудно, ведь каждый захочет по-своему не только наказать преступника, но и, как бы это странно ни звучало, попытаться оправдать его. В данный момент Лея руководствовалась эмоциями, а это вовсе не тем, чего требовал справедливый суд. Возможно, следовало изначально джедая Органа Соло отстранить от заседания, но тогда Энакин Скайуокер потерял бы последнюю надежду на защиту и поддержку. 
- Дарт Вейдер уничтожил Старый Орден, убил детей, которые обучались в стенах Храма, священного для каждого джедая, - сухо проговорил Люк, смотря в упор на сестру. - Он перешел на Темную Сторону и в течение двадцати лет способствовал истреблению адептов Силы. Мы говорим о справедливом наказании, а не о всепрощении. Как дочь, Лея, ты имеешь право его простить и надеяться на то, что он станет лучше, поддерживать его. Как член Ордена джедаев и рыцарь-джедай ты должна понимать, насколько безжалостные и жестокие преступления он совершил. Преступления, заслуживающие наказания. Более того, Энакину уже был дан шанс на исправление, который он отверг, когда сбежал из-под надзора Ордена.
Наконец, когда часть присутствовавших выразила свое мнение, сам Энакин собрался с духом, чтобы высказаться. С одной стороны, он не хотел идти на конфронтацию с остальными, но с другой стороны, находил некоторые высказывания и предложения унизительными и не имеющими ничего общего с джедайскими принципами. Во всяком случае, со знакомыми ему.
- Полагаю, теперь я могу говорить? - начал Скайуокер, адресуя свои слова в первую очередь к гранд-мастеру, после чего обратился ко всем. - Я несу ответственность за всё, что совершил, и понимаю, что никакие мои будущие заслуги не изменят прошлого и не вернут отнятые жизни, - он замолчал и сосредоточенно окинул взглядом присутствующих, затем продолжил. - Однако многие из вас не знают всех деталей и причин моего падения. Поэтому прежде чем вынести окончательный вердикт, я прошу выслушать меня и оценить всё произошедшее как можно более объективно. Я не пытаюсь искать оправдания, просто хочу рассказать всё как есть.
Энакин замолчал ненадолго, дабы перевести дыхание. Его сердце стучало сильнее обычного, большинство присутствующих наверняка чувствовали в Силе волнение бывшего сита.
- Должно быть, многим из вас известно о хитроумном плане Палпатина по захвату власти, - продолжил Скайуокер. - Вся война с сепаратистами была лишь частью этого плана. И мое падение на тёмную сторону - результат его многолетней работы. Мало кто понимает, что на самом деле я был такой же жертвой, как и все остальные, - он нахмурился. - И совершенно точно никто понятия не имеет, что я чувствовал, когда потерял все. Я слишком поздно осознал, что я натворил. Тогда уже неоткуда было искать поддержки. Если бы я пошел против Сидиуса, он бы меня убил, и никто не смог бы ему противостоять. Я выбрал путь меньшего зла.
- Энакин! - ответил Оби-Ван, качая головой. Он скрестил руки, призывая Силу, дабы остаться выше любых эмоций. Но во взгляде его смешивались жалость и холодность. - Ты опять допускаешь ту же ошибку - ищешь причину вовне. Зерно не прорастет в неплодородной почве. Ты мог слушать меня, мастера Йоду, магистра Винду. Но ты слушал Палпатина. Потому что он говорил то, что ты хотел услышать, а не то, что ты должен был принять. Ты всегда шел на поводу своих желаний, выбирая наиболее простой путь - будь то быстрая лобовая атака или тайная свадьба вопреки Кодексу. Долгий поиск самоконтроля или быстрая разрушительная мощь Темной Стороны… - Кеноби вздохнул. - Нет, Энакин. Ты выбрал не меньшее зло, ты выбрал путь наименьшего сопротивления. Ты можешь получить второй шанс - но только если сам решишь исправить изъяны в себе, перестав искать внешние причины. Не забывай: единственная власть, которая имеет значение, это власть над самим собой. И в коем веке не воспринимай мои слова, как очередную скучную нотацию.
- Сила по-прежнему будет с тобой, Энакин, если таковым будет окончательное решение гранд-мастера, - с мрачным видом заговорил Квай-Гон после Оби-Вана; на его лице читались одновременно гордость за ученика и глубокая опечаленность всем происходящим. - Но ты больше не посланник ее воли. Не забывай об этом. И о том, что мы тоже будем это помнить. И в особенности я.
Он раскрыл ладонь, передавая слово следующему участнику суда, но не сводил хмурого взгляда с юного Скайуокера. Взгляда, в котором не было ничего, кроме холодной убежденности, что вне зависимости от принятого решения Энакин будет продолжать поступать по-своему. Пройдут годы, прежде чем он поймет каждое из сказанных здесь слов. Разница между Энакином Скайуокером и тем, чем должен быть джедай, по-прежнему была слишком велика.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2017-02-14 23:27:46)

+5

5

Из всех присутствующих в зале суда трудно выделить кого-то, кто бы вел себя беспристрастно в присутствии бывшего Дарта Вейдера. В той или иной степени его деяния в течение двадцати долгих лет, посвященные служению Темной Стороне, оставили немалые шрамы по всей галактике. Необходимости упоминать каждый из них действительно не имелось - достаточно самых главных, тех, что нанесли самые жестокие увечья.
Тионна не спешила озвучивать свое мнение с выдержкой истинного терпеливого искателя правды, похороненной в толще времен, дожидаясь, покуда выскажутся остальные. Не менее важно, как сказанное воспримут другие и в особенности - оба Скайуокера.
Сын и отец.
Воистину нелегкое время выпало Люку. Но это его долг как грандмастера. А их задача - задача прочих присутствующих - состоит в том, чтобы помочь ему выполнить этот долг.
Кое-кто, впрочем, поторопился вынести поскорее самый жестокий вердикт. Светлые, почти до белизны, глаза Тионны сместились на Кента и принялись неторопливо его изучать. Кент требовал, так сказать, "высшей меры" по меркам джедаев - лишить Энакина Скайуокера связи с Силой.
Хлынувший в душу последнего ужас легко можно было заметить, и не прислушиваясь к этой самой Силе. Для него такой приговор показался участью хуже, чем смерть.
После Кента Хамнера слово взяли двое джедаев, которых, как и упомянутого не раз бывшего ситха, тоже не должно быть в живых.  Откровенно говоря, за последние несколько месяцев Тионна уже начала привыкать к различным невероятным встречам, которые оставались загадкой для мастеров Нового Ордена, да и, похоже, сами "возвращенцы" понятия не имели, для чего Великая вернула их к жизни. Чтобы попытаться хотя бы немного облегчить поиски ответов на данный вопрос, Тионна использовала каждую возможность для беседы, так сказать, с гостями джедаев, призывая поделиться воспоминаниями обо всем, что они помнят. Разумеется, любая информация требует проверки, прежде чем будет признана достоверной, зато, по крайней мере, недостатка в материалах можно уже не бояться.
Квай-Гон и Оби-Ван озвучили каждый свое мнение. В отличие от Кента, они придерживались точки зрения, призывающей проявить милосердие не в ущерб бдительности. Тионна кивнула себе мысленно, хотя внешне не шелохнулась: она была согласна с допущением о том, что эти двое знали обвиняемого (который после объявления приговора станет уже осужденным) лучше других. Особенно его бывший учитель - наставник всегда знает, что представляет собой его ученик.
Самое пристальное внимание следовало уделить оправдательному слову Скайуокера-старшего. Небольшая конфронтация между ним и Кеноби наводила на мысль, что в прошлом подобные случаи споров между учителем и учеником случались далеко не один раз.
Слово наконец дошло и до самой Солусар. Не спеша обводя взглядом собравшихся, беловолосая джедай собралась с мыслями и приготовилась последовательно их изложить.
- Нет никакого сомнения в том, что присутствующий здесь Энакин Скайуокер, в прошлом известный под именем Дарта Вейдера, в определенное время отринул учения Ордена Джедаев и посвятил себя служению Темной Стороне, чье губительное влияние взял на себя труд распространять Владыка-ситх, известный под именем Дарта Сидиуса, который являлся Верховным Канцлером Галактической Республики до преобразования оной в Галактическую Империю, во главе которой встал, провозгласив себя Императором. Как и нет никакого сомнения в наличии фактов, свидетельствующих о способах, методах и деяниях, совершенным обвиняемым, поскольку многочисленные свидетельства задокументированы как очевидцами, так и, что крайне важно, различными должностными лицами, протоколировавших ход выполнения всех операций и проектов. Разумеется, существует информация, которая была известна только Дарту Сидиусу и - или же - его ученику Дарту Вейдера, однако для вынесения обвинительного приговора более чем достаточно фактов, доступных Совету Мастеров.
Таким образом, вопрос установления судом наличии вины обвиняемого имеет четкий однозначный ответ: вина доказана, - продолжала Тионна спокойно и беспристрастно, как будто не рассуждала вслух, а читала один из трактатов по праву. - Перед судом и коллегией присяжных, в частности, поставлена иная задача: вынести предложение о мере наказания с учетом всех необходимых обстоятельств.
Я хочу напомнить уважаемому суду и в частности мастеру Хамнеру о том, что история знавала прецедент с лишением осужденного джедая связи с Великой Силой, - в этот момент светлые глаза Тионны как раз скользнули по лицу Энакина Скайуокера, однако на лице женщины не мелькнула ни одна эмоция - хранитель мудрости Нового Ордена Джедаев была полностью поглощена выступлением, не желая, с одной стороны, затягивать речь, повторяясь, а с другой - стремясь изложить все, что собиралась сказать. - Я говорю о жившем четыре тысячи лет тому назад падшем рыцаре-джедае Улике Кель-Дроме, который поддался влиянию Темной Стороны после того, как попытался проникнуть внутрь секты кратов, но в итоге пал и возглавил эту секту, объявив себя учеником духа ситхского лорда Экзара Куна. Схожая история о благородном, казалось бы, изначальном порыве внедриться в стан врага, чтобы разрушить его изнутри, уже была услышана нами несколько минут назад, не так ли? - на этот раз она взглянула на Энакина практически в упор, но не стала задерживаться и продолжила, теперь уже обращаясь в большей степени к Квай-Гону: - На Оссусе, не так далеко от места, где стоит наша академия, Улик нанес смертельный удар своему брату Каю, а затем его возлюбленная-джедай Номи Санрайдер заключила его в стену света и отрезала с ее помощью его от Силы. И Улик уже никогда не смог вернуть себе эту связь. Он жил в изгнании на Рен Варе, где учил собственную дочь, Виму Санрайдер, путям джедаев. В конечном итоге, Улик смог вернуться к обратно к свету ценой потери связи с Силой, хотя жил после этого недолго: в конце концов, его застрелили из бластера.
Возможно, мастер Хамнер полагает оптимальным решение поступить схожим образом, попытавшись вернуть к свету Энакина Скайуокера путем лишения того связи с Силой, - Тионна кратко перевела дух и едва заметно кивнула Люку: мол, я заканчиваю. - Должна указать еще раз на установленный факт, что Улик Кель-Дрома был отрезан от Силы, поскольку отказываться от Темной Стороны в тот момент намерен не был, иными словами, у Номи Санрайдер не оказалось в тот момент другого столь же эффективного способа остановить его злодеяния раз и навсегда, кроме как столь радикально. Однако следует принять во внимание свидетельство мастера Кеноби, который сообщил суду о факте искреннего раскаяния обвиняемого. И как может убедиться каждый из ныне присутствующих - на обвиняемом нет следа присутствия Темной Стороны. С точки зрения приверженности какой-либо Стороне Энакин Скайуокер не находится в данный момент под влиянием Темной Стороны Силы.
Так же я позволю себе напомнить мастеру Хамнеру о том, что принципы Нового Ордена Джедаев, как и государства, победившего Галактическую Империю, строятся на милосердии и надежде, - теперь Тионна и в самом деле заканчивала. - Мы должны предпринять всевозможные меры, чтобы предотвратить каждую угрозу со стороны одаренных - и в то же время дать возможность проявить лучшие качества во искупление того ущерба, что был причинен. Принимая во внимание все вышесказанное, предложение отрезать от Силы Энакина Скайуокера в текущих, подчеркиваю, текущих обстоятельствах я считаю нецелесообразным и несущим в перспективе еще больший ущерб, нежели пользу как для самого обвиняемого, так и для Нового Ордена Джедаев, так и для галактики в целом.[NIC]Tionne Solusar[/NIC][STA]Jedi Librarian[/STA][AVA]http://i43.photobucket.com/albums/e378/Laikalasse/SWTOR/tionne-solusar.jpg[/AVA]

+4

6

Нигде еще Вэлин не чувствовал себя так неуютно, как здесь. При четком понимании - нет, не правильности, но необходимости происходящего, он ощущал себя... Ощущал... Даже спустя время он так и не смог четко сформулировать эту мысль, словесно изобразить тот клубок, в который сейчас свернулось его сознание.
Сложнее всего было отрешиться от мыслей о семье и о том, что не он должен присутствовать на этом суде. От этого было горько и жгло где-то под сердцем ощущением огромной несправедливости и неправильности случившегося, такой же большой, как и жизнь Энакина Скайуокера.
Джедай Хорн - самый обычный рыцарь, в чем-то обделенный Силой, но не смекалкой и все равно... обычный. Вэлин наблюдал за гранд-мастером, как, впрочем, и за остальными присутствующими, с вежливым любопытством гостя, слабо понимающего, каким образом он оказался в этом месте и в чем состоит его роль. Нет, обычный не значит идиот - Хорн переварил и усвоил все, что от него требовалось, и тем не менее его душа,  его сущность до сих пор оставались с разумом в разладе, отказываясь до конца определить серьезность ситуации. Если в этом необходимо было кого-то винить, то...
Он бы не стал. Мертвых не судят. Хотя нет, это была совсем неправильная мысль и Хорн встряхнулся, призывая Силу и пытаясь отрешиться от всего, в том числе и от навязчивой боли в груди.
Слова присутствующих на суде отражались от дюракритового лба джедая Хорна гулким эхом и мелкой крошкой осыпались к носам его сапог - Вэлину не обязательно было внимательно вслушиваться в то, что говорят другие. В этой галактике пока еще не было существа, что не знало бы, в той или иной мере, имени Дарта Вейдера. Кого-то, и таких было слишком много, до сих пор страдали от последствий неправедных деяний этого монстра, лишенные всего, всего...
Если бы у преступлений Вейдера не осталось ни одного свидетеля, прах всех мертвецов поднял бы вой, требуя справедливости.
Вэлин крупно вздрогнул, попытавшись представить себе причиненное Вейдером горе. Не с точки зрения связанного с Силой на этот раз. Было сложно, он он, вполуха слушая ораторов, пытался увидеть Вейдера таким, каким его видели другие, те, кто был от рождения лишен общения с Силой и жил лишь инстинктами, руководствовался только силой собственных мыслей и личной волей. Их, мёртвых, потерявших семьи, дома, разум - что бы устроило их, получи они право наказать своего палача?
Джедай Хорн искал в лице хмурого молодого человека, который сейчас звался Энакином Скайуокером, признаки былого порока и не находил их. Его глаза видели, а разум фиксировал реакцию окружающих на подсудимого - острую, горькую, некрасивую и честную, но сердце молчало, отказываясь накладывать один на другой эти два чуждых друг другу образа.
Так какое же наказание устроило бы жертв Вейдера? Хорн низко опустил голову - смерть, как ни крути - только она. Каждый их них хотел бы, чтобы его палач испытал мучение подобное тому, что пережил сам. Каждый. Каждый. Каждый. Вэлин снова вскинулся и задумчиво потер шею ладонью. Сколько раз нужно было бы умереть Энакину Скайуокеру, чтобы восторжествовала справедливость? И справедливость ли это - око за око, зуб за зуб. Это, прежде всего, возмещение долгов, но то ли это, что нужно на самом деле?
Взгляд джедая Хорна, направленный на подсудимого теперь выражал не только любопытство посетителя зоопарка, но и толику сочувствия. Вот он - самый большой должник в галактике. Это можно было бы счесть шуткой, если бы подтекст не горчил пеплом сгоревших жизней.
Итак - фокус внимания Вэлина сместился с подсудимого на очередную группу ораторов - казнить нельзя помиловать? У кого находится запятая?
"А сам-то ты куда бы ее поставил?" - мысль была ехидной и настойчивой.
И правда, а сам-то он, а? Ячейка общества, единица, составляющая множество, простейшая клетка сложного организма - сам-то он что? Как все: на кол, пусть его пожрет ранкор, закопать в песок, украсить свечками и подарить таскенам и прочая, и прочая, и прочая? Вэлин едва не засмеялся в голос, сделал вид, что чихнул, шепотом извинился перед соседями за шум и снова приобрел вид постный и благостный. У него пока еще не было достаточно мудрости для глубоких мыслей, как не было и черствости, злобы и высокомерия для того, чтобы считать себя правым выносить кому-то окончательный вердикт. Да от него этого и не требовалось, что в какой-то мере облегчало задачу джедаю Хорну. Он просто скажет то, что думает. А как его слова отразятся на приговоре и отразятся ли вообще - дело десятое, даже сто десятое. Пусть Сила ведет тех, кто будет решать судьбу человека, в свое время шатавшего целую галактику.
Вэлин встал медленно, словно нехотя, как-то по-простецки вытер о робу вспотевшие ладони. Он не привык к такому вниманию и не хотел его. Казалось, будто эти суровые мужи оценивают его, как рабочую скотинку, прежде чем купить его слова или пройти мимо, осуждающе покачивая головой: молод, глуп.
Джедай Хорн чувствовал, как кровь предательски окрашивает в пунцовый его щеки и кончики ушей, и разозлился. И взял себя в руки. Он был готов.
- Я твердо верю в то, что большинство оступившихся заслуживает второй шанс.
Голос Вэлина слегка подрагивал от переполняющих его эмоций, он поймал взгляд гранд-мастера и смотрел теперь только на него - так было легче.
- Другое дело, что от этого шанса не будет никакого толка, если виновный не осознает глубины своей вины и не способен использовать предоставленную ему возможность. Я верю и в то, что подсудимый Энакин Скайуокер осознает меру своего преступления. Не могу сказать, насколько при этом глубока степень его раскаяния, но он заслужил свой шанс. У вас есть опыт, мудрость и возможности, чтобы превратить наказание в полноценное искупление. Я чувствую, что не будет ошибкой позволить использовать этот второй шанс человеку, которому его предоставила сама Сила. Не поймите меня неправильно, но мне кажется, что тот, кто был способен на великое злое зло, сможет творить и великое добро. У меня все.
Джедай Хорн тяжело вздохнул и так же тяжело опустился на свое место. Он чувствовал, как стая гарнантов тащит прочь, подальше от его ссутуленных плечей, очень тяжелый камень, а в душе робко проклюнулась вера в то, что всё может быть, может быть всё ещё будет и будет очень хорошо.

+5


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » To be a Jedi