crossroyale

Объявление



Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри?
В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.
       
           

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Победа в войне


Победа в войне

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

- Победа в войне -
http://funkyimg.com/i/2oGCp.png

участники:
Пло Кун, Дарт Мол, Квай-Гон Джинн, позже Оби-Ван Кеноби

время и место:
Планета Даамодара, Внешнее Кольцо
середина VII месяца 36 года ПБЯ

сюжет:
Покрытая густыми джунглями планета Даамодара таит в себе немало секретов и тайн. Отделенные друг от друга необъятным водным пространством небольшие континенты-государства не связаны друг с другом единой властью. Они никогда не находились в абсолютном мире, но и не вступали в открытую конфронтацию друг с другом, храня вооруженный нейтралитет. Однако этот дикий и недружелюбный мир рано или поздно должен был столкнуться с кризисом. И имя этому кризису - редкий минерал, найденный на одном из континентов. Ценный ресурс и casus belli, подтолкнувший правительство континента к началу активных действий по завоеванию всей планеты. Но чтобы начать войну, нужны средства, а чтобы добыть средства, необходимо установить диктатуру и согнать местное население на добычу минерала. Бедность, рабский труд, низкая оплата и опасности, подстерегающие буквально на каждом шагу, закономерно привели к восстанию. Восстанию, у которого не было бы шансов, если бы в этот процесс не вмешался джедай. А точнее, двое.

Отредактировано Qui-Gon Jinn (2017-02-27 01:27:42)

+2

2

Кел-дор задумчиво потирал подбородок, пока тяжелый спидер нес отряд к точке перехвата.
Несколько минут назад часовые доложили в штаб о вхождении в атмосферу корабля, по описанию подходящего на тот, прибытия которого сопротивление ожидало затаив дыхание долгие месяцы. На борту, согласно донесением агентов, приближенных ко двору, находился важный торговец оружием. Если диктату удастся заключить сделку на поставку этого оружия, у сопротивления не останется никаких шансов.
До этого дня их спасало лишь присутствие Пло Куна. Прибывший на Даамодару почти год назад, в поисках меча своей погибшей племянницы Ша Кун, магистр не смог остаться в стороне, став свидетелем ужасных событий, что происходили вокруг. В то время местные повстанцы едва ли могли позволить себе напасть хотя бы на слабый незащищенный продовольственный конвой. С тех пор, под предводительством бывшего героя войн клонов, их повстанческое движение переросло в самую настоящую партизанскую войну.
Пло Кун показал им, как сражаться: когда следует напасть, а когда отступить; когда выждать, а когда бросить все силы и пойти ва-банк. Небольшие отряды подпольно действовали по всему континенту, нанося быстрые и хирургически точные удары по уязвимым точкам противника. Нарушали снабжение, разоряли продовольственные тылы. Небольшие группы действовали в самом городе, взрывая памятники самопровозглашённому диктатору, освобождая политических заключенных и устраняя или захватывая ряд важных, лояльных режиму правительственных фигур. Повстанцы лезли силовикам в печенки, злили их, заставляли совершать глупые и необдуманные действия, заманивая целые батальоны и отделения в  хорошо спланированные засады.
Словом, работы было столько, что партизаны только и успевали что наводить да стрелять, но, в последнее время, конфликт, казалось, затих. Чтобы разгорется с новой силой.
- Жду не дождусь, поглядеть в лицо этому напыщенному хмырю, прямо перед тем, как выстрелить, - смуглый юноша в зеленом камуфлированном нагруднике подначивал товарищей, толкая соседа в бок. – Какой-то чужак собирается нажиться на наших страданиях и смертях? Как бы не так! Я лично позабочусь о том, чтобы он подыхал медленно.
- Вы будете действовать только по моей команде, капрал Махир, это ясно? - спокойно возразил ему джедай, переведя взгляд невидимых из-под маски глаз на солдата.
- Но… да, генерал, - понуро ответил юнец и пыл, распаленный им в товарищах, начал угасать.
- У меня плохое предчувствие по поводу всего этого. Нечто грядет... - задумчиво потянул магистр.
Что-то было не так. Что-то, едва уловимое. Чувство, которого Пло не ощущал уже давно. Где-то на границе сознания Сила буквально царапала его память, пытаясь выудить из неё воспоминания о чем-то… ком-то важном.
Наконец, спидер остановился, перекрыв дорогу, задняя дверца открылась и отряд посыпался наружу. Бойцы заняли позиции по обочинам. Их камуфлированная броня прекрасно скрывала от глаз предполагаемого противника. Магистр Кун, вместе со снайпером забрался на верхушку одной из пальм, что густо обступили огороженную силовой оградой магнитную дорогу.
Кто-то приближался...

Отредактировано Plo Koon (2017-03-02 11:01:49)

+4

3

Всё время, пока "Лямбда" была в гиперпространстве, направляясь к следующей точке назначения, забрак осыпал джедая вопросами. Джинн отвечал на каждый терпеливо, с расстановкой, так или иначе обходя острые углы и минуя подводные камни - Мол словно нарочно выбирал наиболее каверзные из них. Но, конечно же, в гораздо большей степени, чем что-либо иное, его интересовала Сила. Он стал свидетелем того, как её применяет Квай-Гон и, что было куда более тревожно, сумел призвать её к себе на помощь в сложной ситуации. Скрывать что-либо не имело смысла, однако джедай предупредил: чтобы пользоваться Силой, необходимо для начала научиться направлять её потоки и ни в коем случае не требовать мгновенного могущества, потому как за насилие и грубость она может отплатить сполна. Парнишка, вроде, согласился, но воодушевление в его глазах, которое он тут же поспешил стушевать, не укрылось от Квай-Гона. Когда приходит осознание того, какая власть находится в твоих руках, непросто удержаться от стремления познать её границы. Ещё сложнее понимать отсутствие границ, однако научиться видеть главное: созидание и разрушение - две стороны одной и той же монеты. И та, которая темнее, блестит гораздо ярче. Конечно же, мастер Джинн воздержался от рассуждения об этом вслух. Забрак и без того столкнулся за сегодня с многим и, к его чести, выдержал каждое из испытаний с достоинством, меньше которого Квай-Гон не ожидал. Хороший это был знак или плохой, ещё предстояло выяснить. Одно было известно точно: мальчишка доверял джедаю и стремился сделать всё, чтобы удержать расположение своего спасителя любой ценой.
Многочисленные голубые ленты звёзд снова превратились в мерцающую россыпь на чёрном полотне, и в той точке космоса, где только что не было абсолютно ничего, в свете самой яркой звезды - одной из четырёх, бывших сердцем этой квадросистемы, - засверкала серебристыми бортами "Лямбда". Квай-Гон отключил автопилот, выводя корабль на низкую орбиту, и совсем скоро плоскости шаттла сошлись в вертикальной позиции, предзнаменуя скорую посадку. Яркий белый свет стал меркнуть, уступая место куда более приятному для глаз розовато-жёлтому излучению уходящего за горизонт светила, и корабль тихо опустился на тёмную траву, плавно переходящую в ветвистые заросли даамодарских джунглей. Планета находилась довольно далеко от вальсирующих вокруг друг друга звезд - только это позволяло ей не сгореть в опаляющих лучах, при этом отличаясь очень мягким климатом. Каждые десять лет она приближалась к своим светилам - и тогда становилось действительно жарко. Сейчас же здесь царила долгая "весна" - жаркая с непривычки, но всё же очень мягкая. Над горизонтом нависала старая оранжевая звезда, еще не успевшая раздуться до гиганта и поглотить соседствующие звёзды, а рядом с ней сиял белый карлик. С возносящихся на несколько сотен метров над поверхностью деревьев капал накопившийся сок, люминесцирующий от поглощенного ультрафиолета. Скоро должны были наступить мягкие сумерки, но кромешной ночи на планете не бывало никогда - заряженная ультрафиолетом атмосфера всегда мерцала, нередко озаряя сверкающую ночь северным сиянием.
Квай-Гон ступил на землю, вдыхая влажный, пропитанный сладковатым ароматом местной флоры воздух, и оглянулся на забрака, который снова соприкоснувшись с доселе неизвестным, выглядел весьма растерянным. Но эта растерянность была иная, не такая, как та, которая не раз одолевала его на Датомире - дружелюбный фон Даамодары всегда действовал на адептов Силы очень умиротворяюще. И Мол, чья связь с ней только укреплялась, наверняка чувствовал то же самое. Джинн кивнул, приглашая его покинуть шаттл и выйти навстречу отсутствию опасности и поджидающих на каждом шагу леденящих кровь видений.
- Давай, разомнём ноги. До Нилама всего несколько километров, - сказал он, - это столица континента. В основном здесь живут чалактане - некоторых из них ты уже видел. Поэтому больше никаких сюрпризов на сегодня, кроме их религиозности. Я надеюсь.
Квай-Гон ненадолго отвернулся, улавливая в порыве ветра непривычную для этого места тревогу, которая отозвалась старой, словно покрывшаяся слоем пыли давно забытая вещь, глухой болью, и нахмурился. Он проверял данные о планете, прежде чем сюда отправиться, однако никаких заметок о былых или текущих конфликтах не обнаружил. Могло ли всё измениться за те семьдесят лет, которые прошли с момента его поражения на Набу? Безусловно. Но тогда это было бы отображено в сведениях, основания не доверять которым у джедая не было. И хотя больше ничто другое не говорило об опасности, идея посетить тихую и гостеприимную Даамодару перестала казаться такой уж замечательной. Оби-Ван. Первая мысль Квай-Гона была об ученике. Он уже давно вырос и сам стал мастером-джедаем, магистром Ордена, проявившим лучшие из качеств во время Войны Клонов и во всех последующих, невидимых для глаза войнах. Но учитель всё равно не мог не беспокоиться о нём - о человеке, которого в своих мыслях не раз называл сыном.
- Элли, останься здесь и присмотри за кораблём, - попросил он астродроида, и та заметно сникла, замерцав синими огнями, которые означали её глубокую обиду, - ты будешь первой, кто встретит Оби-Вана, когда он прилетит.
Эти слова подействовали как надо, и R4-L12 закатилась по пандусу обратно в шаттл, по пути заливисто радуясь тому, что скоро встретится с хозяином. Астродроид в нём души не чаяла. И это её мнение было обоюдным. Квай-Гон тоже будет рад снова увидеться с учеником.
Новый несильный порыв ветра принёс ощущение чего-то - кого-то - знакомого, скрывавшегося в густо обступивших магнитную дорогу джунглях. И мастер-джедай, положив ладонь на пояс, где был закреплён световой меч, вышел в ленту тусклого света над дорогой, которая уже через несколько десятков метров растворялась в тёмно-зелёной даамодарской растительности.
- Ар-четыре говорила, что ты хотел починить дроида-уборщика, когда на вас напал ранкор. Ты вспомнил что-нибудь ещё? - поинтересовался Квай-Гон, глядя в темноту перед собой.
Он этого не видел, но всё равно знал: она тоже смотрела на них в ответ.
И у этой темноты были десятки глаз.

Отредактировано Qui-Gon Jinn (2017-03-01 07:44:27)

+3

4

Планета, на которую они прибыли после совсем недолгого перелета, была прекрасна. Настолько, что датомирец не постеснялся разглядывать открывшееся взору великолепие с открытым ртом, едва вспоминая о том, что для того, чтобы сойти с пандуса, все-таки надо перебирать ногами и при том поднимать их достаточно высоко.
Здесь все было другим. Растения, небо, даже воздух. Приятный сладковатый аромат витал в нем. Хотелось иметь легкие в два раза больше, чтобы надышаться этим воздухом. Он словно бы пьянил своей легкостью. Хрустальный, чистый, прозрачный. Он не шел ни в какое сравнение с воздухом Датомира. Тот был тяжелым, излишне влажным, пропахшим стоялой водой и сыростью. И он казался забраку нормальным. Даамодара переворачивала понятия датомирца о нормальности. Здесь было чудесно. Юноша ощущал прилив сил. А идея пройтись пешком не казалась больше сомнительной. Тут он готов был маршировать часами, честное слово. В душе поднималась искрящаяся эйфория, приглушенная, приятная радость и уверенность в собственной способности свернуть горы, если потребуется, конечно. Пока же окружающая действительность призывала только к тому, чтобы наслаждаться тем, что происходит. А происходила… жизнь.
Забраку еще никогда не бывало так хорошо и легко на душе. Это ощущение пьянило. И в то же время, оно было настолько непривычным, что настораживало само по себе.
Но стоило только юноше принять сам факт того, что такое возможно, как что-то изменилось. Сначала забрак ничего не почувствовал. И первой тревожной нотой стал сам Квай-Гон. Он оставался абсолютно спокойным, но не был расслаблен. Он словно бы готовился к чему-то. Забрак это чувствовал и понимал только потому, что его разум еще не был захламлен тем количеством условностей, коим бывает у всякого взрослого человека. Датомирец воспринимал этот мир скорее по-животному. Все еще. Чувствительность к Силе лишь помогала в этом и подсказывала, что подобное отношение - верно. В природе никто никому не верит на слово. Хотя бы просто потому, что в природе почти никто не треплется так, как это делают люди, чалактане, викуэи и многие другие “разумные” твари. В природе главенствует язык тела. Движение. Действие над словом, всегда. И вот теперь, казалось бы, Квай-Гон Джинн ничего не сделал. Просто одно движение, не агрессивное, не напряженное, но невероятно красноречивое.
Датомирец не научился еще отличать опасения, рожденные разумом, те, что продиктовали инстинкты и настоящее предчувствие, пришедшее свыше. Поначалу все эти вещи очень похожи. И сейчас забрак был уверен, что вся его настороженность - лишь цепная реакция на то, как держится джедай. Юноша все еще привычно делил все слова на два, обращая больше внимания на то, что происходит, чем на то, что утверждается. Особенно, если слова начинают расходиться с делом.
Забрак пожал тощими плечами в ответ на вопрос мужчины. Надо сказать, несколько неожиданный вопрос.
- Элли - болтушка, - вынес свой, вовсе незлобный вердикт юноша. - Все было не совсем так. Мне показалось, то есть… я был уверен, что знаю, как это сделать. Я был уверен, потому что… я делал это раньше? Это было похоже на ускользающий сон. Ты его пытаешься схватить за хвост, а он все равно растворяется. Тогда я был уверен, что смогу это сделать, - при этом забрак, видимо, для пущего красноречия добавил хватающее движение рукой. И чуть нахмурился. - И больше. Я был уверен, что если сделаю это, то вспомню что-то еще. На самом деле… - забрак снова провел по воздуху рукой, но мягче, так, будто снова пальцами собирался коснуться покатой головы дроида - мне кажется, я и сейчас смогу. Починить его, я имею ввиду. - Датомирец оказался удивлен тем, как легко начали всплывать воспоминания, которые обычно попросту не возвращались, если их упустить. А сейчас последовательность нужных манипуляций опять всплыла в голове и потекла неспешной цепочкой, легкой к воспроизведению. Юноша не мог не обрадоваться этому. Это было очень приятным для него открытием. Он всякий раз с жадностью хватался за эти осколки воспоминаний и дорожил ими.
- Ничего такого. Я вспоминаю технические мелочи. Какие ключи для чего подходят, где проложена проводка, что такое репульсор и репульсорные лопасти. - Забрак перечислял разной важности воспоминания. - А еще масло. Масло фирмы “Ойлзклаб” ужасно воняет. - забрак улыбнулся, возвращаясь к этому воспоминанию. Точнее отдельному факту, так крепко засевшему в голове. - Наверное, я - механик. Или, может быть, учился на механика. Я же уже достаточно взрослый, чтобы быть им? То есть, я имею в виду, я же достаточно взросло выгляжу? Наверняка, я успел пройти обучение. - Датомирец не помнил, сколько ему было лет. И не помнил ничего такого, что могло бы ему помочь определиться с этим простейшим вопросом. Огромные провалы в познании мира вокруг превращали забрака в болтливое и невероятно любопытное создание, готовое топить в вопросах своего несчастного спутника бесконечно. А еще говорить. Говорить много и без устали. Обо всем.
- А что означает “Дарт”? - внезапно выдал забрак, внимание которого, тем не менее, кажется полностью захватила тяжелая мохнатая бабочка, плюхнувшаяся на один из длинных листов какого-то невероятно зеленого куста. Тот даже согнулся почти в половину высоты своего упругого стебля под весом насекомого. Крылья бабочки, серо-желтые с огромными оранжево-черными “глазами” были едва ли не больше ладоней забрака.
Благо, он не увидел того, как вытянулось лицо Квай-Гона, который ожидал от него любого вопроса - но только не этого. Джедай, внимание которого было сосредоточено на дороге впереди и на защитном ограждении, что возвышалось на несколько метров над землёй, то и дело перемежаясь чёрными разрывами и провалами, скосил глаза на забрака, поднёс руку к своему лицу и пригладил бороду, скрывая за этим неловким жестом свою реакцию на этот поистине неудобный вопрос.
- Это аббревиатура, - невозмутимо сказал он, - датомирец атакует разными теориями, - Джинн улыбнулся, давая понять, что шутит, и уже гораздо более серьёзно добавил, - это титул. Его используют те, кто следует по Тёмному пути Силы. И раз уж ты вспомнил, что хорошо знаком с техникой - датчик абсолютного расхода топлива. Такой есть у нас на "Лямбде".
Забрак сначала смутился, а потом все же расцвел в улыбке,  не стесняясь посмеяться над шуткой и заодно собой.
- Должен быть знаком. - поправил датомирец. - Я не так много помню, но, надеюсь, что вспомню. Иначе я умру заново учить столько всего! - забрак кивнул. - Да уж! Штука точно необходимая.
Юноша засмотрелся на верхушки деревьев где-то высоко над собственной головой,
- Титул… - повторил он. - Как звания у джедаев? И что вообще такое “Темный путь”?
- Ты многое вспоминаешь, - констатировал Квай-Гон в ответ, - о званиях у джедаев мы пока не говорили. Но путь избравших тьму во многом похож на путь джедаев. Учитель берёт себе ученика, и они проводят вместе несколько лет, прежде чем ученик будет готов к самостоятельному выполнению заданий. Мы все черпаем свою силу из одного источника, но применяем её в разных целях: джедаи стремятся к миру и гармонии для всех. Тёмные адепты преследуют лишь свои цели, часто разрушая многое вокруг. Самые сильные из них называют себя ситхами, - джедай сделал короткую паузу, чтобы пронаблюдать за реакцией забрака, а заодно мысленно посчитать, сколько времени у них осталось, прежде чем они встретятся с таинственными обитателями джунглей, и дополнил, - из-за этого существует общепринятое разделение путей Силы на Тёмный и Светлый. Но сама по себе Сила куда сложнее любого разделения. Она обладает своей волей, и несмотря на то, для чего она будет применена, она так или иначе она найдёт свой собственный путь для восстановления баланса.
- Рабы называли вас рыцарем или мастером - кто во что горазд. Но они же не ошиблись? - юноша замолк. То, что он услышал, определенно стоило переварить. По крайней мере, попытаться. - То есть, что бы ты ни делал, получается, все все равно будет так, как хочет Сила? - датомирец удивился. - В чем же тогда смысл? Если творить добро для всех, все равно кому-то достанется? - датомирец выводил мысли неспеша и, видимо, проговаривая свои вопросы и заключения, он сталкивался с новыми вопросами, логично следующими из того, что он сам говорил. - И не кому-то, а тому, с кем все должно было бы быть хорошо? Какой-то странный баланс получается. Если от добра все равно выходит зло. Не честнее ли тогда поступают те, кто выбирают темный путь?

Совместно с Квай-Гоном

Отредактировано Darth Maul (2017-03-02 04:14:34)

+3

5

Квай-Гон едва не рассмеялся.
- Это интересная логика, но если говорить не о Силе, а о живых существах, в конечном итоге всё сводится к личным предпочтениям. Сила не делает подобного разделения, в отличие от нас самих. Немногие способны это понять. Единицы могут на неё влиять. А тех, кто был способен раскрыть её великий замысел, я и вовсе не встречал, - мастер Джинн задумался, с улыбкой поглядев на мальчишку, к которому впервые с момента встречи начал испытывать расположение, несмотря на объединявшее их горькое прошлое, и продолжил, - существует одна притча, которую мне рассказал Йода  - один из мудрейших и древнейших Магистров Ордена - когда я озадачился похожим вопросом. Когда-то давно на планете Генерис рос густой и тёмный, практически непроходимый лес. За ним было прекрасное глубокое озеро с чистой водой. В течение долгих веков путники вынуждены были идти в обход, чтобы до него добраться. Этот путь был очень труден и долог, и однажды ситх задумал выжечь в лесу дорогу, чтобы сократить себе путь к озеру. Он поселился там и, как ты понимаешь, с тех пор немногие сходили к озеру обеими дорогами и выжили, чтобы рассказать об этом остальным. И тем не менее, все продолжали сходиться на том, что прямая дорога через лес, пусть и безусловно короче, однако не приводит путника к желанной цели. Тогда как обходной путь, длинный и трудный, не только выводит к берегу, но и сам по себе является целью. Суть этой притчи заключается в том, что на пути к результату можно уничтожить всё вокруг, пытаясь добраться до него наиболее простым и коротким из путей и в итоге всё равно не получить желаемого. В то время как более долгий и сложный путь не только приводит к результату, но и вместо тёмного, выжженного леса позволяет заметить красоту мира вокруг. А также показать её другим.
Датомирец снова задумался.  Он то и дело порывался что-то сказать, но так ничего и не произносил. Ему было сложно не скатиться к буквальному пониманию притчи. Так или иначе, абстрактное и иносказательное пыталось превратиться в конкретный лес, конкретных путников с конкретным озером с этим решительным, но, видимо, не очень-то хорошим и не очень-то умным парнем - Ситхом.
- А что об этом обо всем думал сам Ситх? Он был счастлив, живя на своем озере, к которому добрался быстрее всех? Кажется, этот парень не очень-то любил других людей… и вообще, - вдруг встрепенулся юноша - ему все же было сложно перекладывать сюжет притчи на что-то, что было ему знакомо. Так как того, что он действительно знал, было ничтожно мало. Все еще. - То есть вот ты пойдешь правильным, длинным, тяжелым путем, потому что знаешь, что так надо, так будет лучше, будешь мечтать об озере. И придешь, а там тебя и поджидает какой-нибудь грязевой угорь вроде этого Ситха, и все? Плакало твое озеро и твой правильный путь, который из-за одного только мерзавца взял да и обнулился? И зачем тогда вообще люди делят Силу на стороны, если у Силы их… нет. Не стороны, пути, да? То есть… это просто решения. Решения, которые мы принимаем. Это и есть короткий выжженный путь и путь длинный, так? - забрак улыбнулся. Мысль была безумно проста, но поймать ее оказалось не так уж легко. Поймать и осознать.  - Но ведь нельзя все время творить только одно или другое. Так не получится же. Это невозможно.
Датомирец поймал себя на глупом любопытстве. Абсолютно детском.
- Я знаю, что это всего лишь притча, но… а эта планета, Генерис, она правда есть? А магистр Йода, он… - забрак немного замялся, - он еще жив? - его очень смутило определение “древнейший”. Квай-Гон хоть и был человеком явно в летах (датомирцу он казался бесконечно взрослым и старым), не тянул на кого-то, кто мог бы существовать в древнейших временах.
- Да, эта планета действительно существует, но уже далеко не в том виде, в котором она существовала когда-то. Как и многое другое в этой Галактике. Магистр Йода умер от старости в возрасте почти девятисот лет. Он был моим близким другом, - мастер Джинн вздохнул и перевёл взгляд себе под ноги, - представь, что твоя цель - озеро. Оно занимает огромную площадь, и по рассказам очевидцев, в нём кристально чистая вода. Кажется, что находясь в самом глубоком месте, ты можешь протянуть руку и коснуться дна. Добраться до него - цель всей твоей жизни. Но ты не хочешь идти в обход и выбираешь путь, на котором проливается кровь, умирает всё живое, а ты сам при этом испытываешь бесконечные страдания и боль. А когда оказываешься возле озера, то понимаешь, что оно гораздо меньше и вода в нём куда более мутная, чем тебе рассказывали. Хотел бы ты испытать такое разочарование? - забрак отрицательно покачал головой, а Квай-Гон продолжил. - Иногда для того, чтобы понять, что путь может оказаться гораздо важнее самой цели, должно пройти время. Ведь часто важно не то, к чему ты идёшь, а то, как ты собираешься к этому прийти. Нередко осознание приходит довольно поздно, - Квай-Гон замолчал на миг, потом, сощурившись, посмотрел на кроны деревьев. - И если тебе будет дан второй шанс, избранный тобой путь будет только твоим собственным. Твоим решением и выбором. Ошибки неминуемы, равно как и ответственность за них. Крайностей в Живой Силе вообще не существует. Поэтому её разделяют на две стороны. Потому что только так она становится постижимой для разумов живых существ.
- Девятьсот лет… - не очень-то корректно изумился забрак. - А сколько же тогда вам?
Датомирец постепенно нащупывал правильную почву в общении, начинал улавливать интуитивно, что уместно, а что нет. Но до искушенного в беседах идеала ему еще было далеко. Он не удивился бы, если бы Квай-Гон сейчас назвал какую-нибудь цифру немногим меньше возраста уже, увы, покойного магистра Йоды - таким умудренным и всезнающим казался мужчина. И дело было не в фальшивой мудрености речей, нет. Квай-Гон просто знал, о чем говорит. Именно знал, а не делал вид, что разбирается. Это похожие внешне, но совершенно разные в сути вещи. И для забрака на сегодня этой естественной мудрости уже становилось многовато. Непреложные истины о природе Силы здорово начинали давить на мозг, скорее угнетая, чем впитываясь и оседая, где им положено. Почему-то от речей джедая стало как-то здорово не по себе.
- Вы так об этом говорите, как будто знаете, - выдал датомирец довольно неуклюжее и расплывчатое суждение.
Юноше казалось, что невозможно так искренне и уверенно рассуждать о чем-то, с чем не сталкивался сам. А омрачать образ Квай-Гона какими-нибудь страшными ошибками прошлого совсем не хотелось. Сознание и восприятие мира сильно тому противились.
- То есть, я хотел сказать… - забрак мотнул рогатой головой, - неважно. Ничего.
Мастер Джинн некоторое время помолчал, искоса глядя на Мола сверху вниз. Он ничего не утаивал от забрака, но и не собирался рассказывать ему всё как есть. До тех пор, пока он не будет к этому готов. И пожалуй, на сегодня риска в самом деле было достаточно. Судя по всему, воспоминания возвращались к нему в экспоненциальной прогрессии, и разговоры о Силе только ускоряли её рост. Это могло привести к самым неожиданным последствиям. И в первую очередь, для самого забрака, чьё чистое сознание пока что не было готово к обрушению такой лавины. Квай-Гон тяжело вздохнул и улыбнулся - на реплику о знании "обратной" стороны он решил не отвечать:
- Можешь сказать, когда решишь, что готов. А на твой предыдущий вопрос о возрасте могу ответить так: мне уже достаточно лет, чтобы знать, что необходима не только духовная пища, но и физическая. Местная еда довольно острая, - Джинн склонил голову набок и пожал плечами, - но мы найдём что-нибудь, с чем сможет справиться твой желудок. А теперь отстань немного и зайди мне за спину.
Сказав это, Квай-Гон пошёл вперёд немного быстрее. Наверняка Мол заметил камуфлированный спидер и обступивших его бойцов на дороге гораздо раньше самого джедая. Но разница заключалась в том, что он смотрел глазами. Тогда как мастер Джинн почувствовал их появление ещё за несколько сотен метров. И всё благодаря единственному существу, которое теперь смотрело на них сверху, притаившись где-то на образованной деревьями естественной площадке.
- Мы не враги, - он осмотрел направивших бластеры в их сторону солдат и сказал куда-то в пустоту, - магистр, можете спускаться. Это действительно я, Квай-Гон Джинн.
Он поднял глаза туда, где среди ветвей рядом со снайпером скрывался Пло Кун, и искренне улыбнулся кел-дору, перенося вес на одну ногу и в расслабленном жесте цепляясь большими пальцами обеих рук за пояс. Враждебность чалактан, на которых пришелец, казалось бы, не обращал совершенно никакого внимания, сменилась замешательством. Все ждали дальнейшего распоряжения магистра. Включая самого Квай-Гона - он был готов абсолютно ко всему.

Совместно с Молом

+3

6

Они ожидали чего угодно: вооруженного конвоя, отряда наемников, дьявол… да его повстанцы даже тяжелую пушку на треноге развернули. Просто на тот случай, если незваные гости захватили с собой танк или какую-нибудь другую тяжелую бронетехнику.  Однако вот на дороге показались две одинокие фигуры и сам факт этого явления посеял смуту в рядах бойцов Пло Куна.
- Держу их, генерал, - прошептал снайпер рядом с кел-дором. – Могу хоть сейчас снять, только скажите кого первым? Того что побольше или того что поменьше? Я бы рекомендовал второго, он рогатый…
- Что? – растерянно промямлил Кун, потоки Силы захватили его и вглядывание в беспокойные картины, что они рисовали, отнимало много времени. – Нет… нет! Отставить. Пусть подойдут ближе.
- Генерал? – приказ заставил солдат нервничать еще больше.
- Выполняйте приказ, капрал, - джедай хмуро вздохнул, не сводя глаз с дороги. – Сдается мне, разведка ошиблась.
По мере приближения путников к засаде, Пло все больше убеждался в невероятности происходящего, потому что ощущения, которые он принял за какую-то шутку Силы, начинали обретать материальное подтверждения. По дороге шагали двое и один из них, без сомнений, был тем, о ком Пло скорбел долгие годы. Тем, чье тело сожгли в погребальном костре на Набу. Тем, кто привел в Орден мальчика из Пророчества. Квай-Гон Джин. Старый друг. Могучий джедай… призрак давно ушедших времен, как и сам Кун.
Но кем был второй? В темноте слабые глаза кел-дора видели смутно, однако Сила не знала границ. И то, что она показала, снова заставило джедая усомниться в реальности происходящего. Был ли этот юноша тем самым Дартом Молом, который и убил Джинна семьдесят лет назад, на Набу? Невозможно. Если бы Кун находился сейчас один, он бы точно решил, что Сила шлет ему видения, однако с ним были солдаты… и они тоже видели этих двоих, пусть и не знали, кто они такие.
- Генерал, контакт! – сурово прокричал один из бойцов. – Генерал, командуйте! Что нам делать!?
Пол Кун поднял руку, запрещая атаку, однако бойцы уже нацелили свои бластеры на вышедшего вперед Квай-Гона. К счастью, тот не только не проявил враждебности, но и заверил всех в безопасности своих намерений.
«Даже голос… нет. Он не может быть подделкой. Вернее, может, но лишь в той же степени, в коей ею являюсь я».
Кел-дор послушно спрыгнул вниз, окутав себя незримыми потоками Силы, которая позволила ему приземлиться мягко, почти бесшумно. Рукоять светового меча незаметно перекочевала из руки на пояс, где и осталась.
- Неужто глаза обманывают меня? – джедай опустил капюшон, являя лик нежданным гостям. – Джинн? Мастер Квай-Гон Джинн?! Мой старый друг? И… - магистр перевел взгляд на датомирца и нахмурился. – Что «он» делает с вами? – его тон более чем красноречиво указывал на факт неуместности совместного путешествия этих двоих.
Квай-Гон ненадолго обернулся, встречаясь глазами с забраком у себя за спиной. Тот сверкнул ими, как нексу, когда тусклый свет отразился на самом дне его зрачков, и посмотрел куда-то в сторону, очевидно, ища того, о ком говорил Пло Кун. Наверняка парнишка очень удивился, поняв, что речь о нём, а не о каком-то третьем спутнике. И снова посмотрел на Джинна, но в этот раз в его взгляде читалась не растерянность - в нём читалась готовность защищаться. Забрак ощерился. Квай-Гон поспешил смягчить ситуацию:
- Это длинная история, - сказал он с усмешкой, - рад видеть тебя живым и здоровым, мой старый друг. Не думал, что когда-нибудь мы снова встретимся, - и протянул кел-дору руку для крепкого рукопожатия.
- Воистину, - проговорил кел-дор, когда его пальцы крепко обхватили запястье старого знакомого. – думаю, у нас будет время послушать её по дороге. Забирайтесь внутрь, нужно покинуть это место как можно скорее – наверянка не только мы одни засекли ваше приземление, - всем своим видом Пло показывал путникам, что обстановка вокруг отнюдь не так радужна, как им могло показаться на первый взгляд.
Скоро джедаю и его юному другу придется понять, что они приземлились посреди самой настоящей зоны боевых действий. А пока…
- Капрал Махир, возьмите двух человек и отыщите нашего дозорного. Я хочу знать, почему связь с ним прервалась сразу после донесения о корабле наших новых друзей. Остальные – по машинам! Направляемся в штаб, немедленно! У меня очень плохое предчувствие…
***
Спидер покинул магнитную дорогу, на которой их было очень легко обнаружить, и уже несколько минут как несся по труднопроходимым джунглям. Солдаты сидели немного особняком, перебрасываясь между собой короткими фразами и дав генералу и его товарищам говорить свободно, чем магистр решил воспользоваться, чтобы кратко обрисовать сложившуюся на планете обстановку.
- Не знаю, мастер Квай-Гон, с какой целью вы и ваш… спутник, прилетели на Даамодару, но могу сказать точно, что время вы выбрали совсем неподходящее. Здесь бушует гражданская война: власть захватил диктатор-самодур, с раздутым кошельком и еще более раздутыми амбициями. Я уже многие месяцы пытаюсь помочь сопротивлению дать ему отпор, однако, нас жмут по всем фронтам. Мы не способны на открытое противостояние, а все коммуникации глушат и нет свершено никакой возможности запросить помощь. Боюсь, даже ваше приземление можно считать чудом, ведь сели вы только потому, что в правительстве ожидали другого человека на похожем корабле. Хотя и это вызывает у меня подозрения…
Совместно с Молом и Джинном

Отредактировано Plo Koon (2017-03-06 09:49:39)

+1


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Победа в войне