Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Пробуждающие сны


Пробуждающие сны

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- Пробуждающие сны -
http://funkyimg.com/i/2oLak.png

участники:
Satine Kryze, Obi-Wan Kenobi

время и место:
Корусант, Храм джедаев, 36 ПБЯ, начало VII месяца

сюжет:
Камень, падая в воду, создает круги, которые могут разбегаться в стороны годами, меняя реальность вокруг себя. Довольно тривиальная аллегория - в первую очередь благодаря удивительной меткости. Бесконечная энтропия взаимоотношений подчас провоцирует невероятный хаос и в реальности, подкрепленный, к тому же, желанием что-то изменить.
Всплеск!
Удар.
Это может изменить все.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2017-02-14 21:39:57)

+2

2

Вода тихо плескалась в фонтане у одной из стен коридора. Плеск был очень мелодичным и едва слышным. В прошлом эти фонтаны в гостевом секторе Храма исполняли не только эстетическую функцию, но также очень неплохо смазывали звук, позволяя вести тихие переговоры без опасения прослушки. И дело даже не в скрытности, а в элементарном личном комфорте и уединении.
Свет причудливо преломлялся, играя белыми бликами в разбитом брызгами отражении. Запах воды практически не был ощутим, смешиваясь с ароматами чистоты, стерильности, камня. Оби-Ван уже долго стоял и смотрел в воду, пытаясь собраться с мыслями и перебороть эмоции.
О, нет, эмоции не влияли на его спокойствие - как бы странно это не звучало. Просто спокойствие джедая почти всегда выше поверхности эмоционального океана. Эдакий плот здравомыслия, позволяющий не потерять рассудок практически в любых ситуациях.
Вода продолжала монотонно литься, а Кеноби вспоминал молчаливые часы полета в гиперпространстве, хотя немалая часть пути все еще казалась размытой и неотчетливой. Прошли уже почти сутки с момента их возвращения из параллельной вселенной, но у Оби-Вана никак не удавалось остаться с Сатин наедине. Сначала шок, осмотр, некоторое лечение, затем Сатин забрали на полный осмотр, ее успокоили с помощью особых методик, хотя Сатин всегда была сильной личностью, она бы выдержала. Но Кеноби не вмешивался. Он сознавал, что Сатин сейчас в надежных руках, но в еще большей степени он опасался, что герцогиня попросту не может видеть его самого… Он спасал ее не для себя. Но вот она, здесь. Сейчас. Но между ними сейчас может появиться пропасть куда глубже, чем социальный статус и чувство долга. И дело даже не в любви, не в заботе или… привязанности.
Дело в иной вселенной. В иных людях. Пусть они абсолютно такие же, но все же иные. И Кеноби из ее мира, из правильного для Сатин мира - мертв. По его вине. Оби-Ван даже не задумался о возможности такого исхода. Он был уверен в себе, как и любой джедай. Он уже умирал один раз, он знал, что это не столь страшно, как кажется. Но теперь он умер второй раз - и это было ужасающе. Неотвратимо, безнадежно, несвоевременно. Неправильно. И вся судьба той Галактики могла пойти по неизвестному пути. Стоило ли это одной спасенной жизни? Любимая дилемма джедаев.
Но если ты джедай - ты всегда будешь поступать, как джедай.
В одном Кеноби был уверен наверняка - он бы без размышлений отдал свою жизнь за Сатин. Но то все же была не его жизнь…
Кеноби вздохнул и отринул все мысли. Это - лишнее. Рассуждать о вариациях можно бесконечно, пользы это не принесет. Он подошел к двери, которая вела в комнаты, где была Сатин. Утро было ранним, но Оби-Ван чувствовал, что она не спит. От нее исходил огромный спектр эмоций, которые было сложно прочесть.
Надо же с чего-то начинать. Он поднял руку и постучался в дверь. Когда та тихо скользнула в сторону, открывая измученное, но по-прежнему красивое, утонченное, решительное и, Оби-Ван не мог себе лгать, вызывающее трепет и нежность лицо Сатин, он замер, просто любуясь ею, не думая ни о чем плохом, лишь радуясь, что она все же жива. Что он вновь может услышать ее смех, надменное фырканье, тихий шепот; увидеть, как она хмурится, как улыбается, как величественно приподнимает брови или трогательно опускает взгляд. И в этом не было ничего от желания, от эмоциональной бури или подростковой глупости. Напротив. Просто Кеноби никогда не забывал. Никогда.
– Сатин… – он замолчал, не зная, как продолжить - и не зная, стоит ли продолжать. – Сатин... Я должен очень многое тебе рассказать и объяснить. Ты пройдешься со мной?
Он слабо улыбнулся, потом качнул головой и мягко добавил:
– В этот раз время у нас есть.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2017-02-14 03:31:20)

+4

3

Вопросов почему-то всегда на порядок больше, чем ответов. Но еще хуже, когда их и задать-то толком некому. Да и в ее случае, как-то особо было некогда, только успевай пытаться понимать что происходит, не запутаться в четырех стенах, да с каких пор в глазах так выборочно стал двоиться один джедай. Да собственно, до сих пор не очень-то понятно, никто не торопился объяснять, а как только пыталась спросить, отчего-то тут же принимались успокаивать, и даже теперь.
Сатин бы уже привыкнуть, что пацифистов и тех, кто придерживаются нейтралитета, слабыми, но что-то никак не получается, все эти годы не получается. Потому, когда в очередной раз начали взывать к ее спокойствию, резко захотелось только одного, а именно: выспаться хорошенько, и желательно проснуться только тогда, когда вся эта путаница закончится. Когда там уже желания начнут совпадать с реальностью, кто бы подсказал.
Крайз необходимо с кем-нибудь поговорить, задать множество вопросов, полностью осознать и принять происходящее, и гордое одиночество теперь отнюдь не помогает. Сначала хотела встать, пойти искать того, кто поможет во всем разобраться, но минутный порыв быстро пресекла сама же. Она не знает, правильно ли это, да и вообще уже уверенность во многом куда-то пропала. "Нечего себя жалеть", взывает к себе самой, и будто бы подействовало.
События последних дней казались уж больно запутанными. Странными, нереальными, точно закроешь глаза, откроешь, а последствий от них уже и нет. Но они были, и теперь, на Корусанте, Сатин только и остается пока, что строить всевозможные теории, снова и снова прокручивая в памяти случившееся на Мандалоре. Могли убить? - и убили бы, без сомнения, если бы не появление Квай-Гона и Оби-Вана. Эти джедаи снова спасли жизнь герцогине, вот только толком поблагодарить за это их пока не удалось. Может, потом, если удастся, а на скорую встречу она надеется.
Все же желания иногда совпадают с возможностями, потому как с момента появления мысли о том, что ей нужно поговорить хотя бы с одним из своих спасителей, и реализации таковой не прошло и пары часов. Не секрет, что именно с Кеноби и хотелось поговорить более всего.
С кем же еще. Пусть и пока избегает смотреть ему в глаза, то и дело отводя взгляд, да ловит себя на мысли, что выглядит ужасно, но нет никакого желания даже переживать из-за этого.
- Давай пройдемся, - голос спокойный, уже неплохо, разом становится еще спокойней, пусть и до некоего умиротворения далековато. С Оби-Ваном ей всегда было чуть спокойней, но ручаться за то, что так же будет и дальше, Сатин пока не может.
- Надеюсь, ты действительно готов к разговору. У меня немало вопросов, - даже скорее больше, чем нужно. И даже все ужимки и умения избегать ответов не спасут; по крайней мере, придется хорошенько постараться. Или, быть может, пора прекращать себя из раза в раз накручивать донельзя, что все вокруг начинает окрашиваться в куда более темные тона, чем того требуется. - Я рада видеть тебя, но... - качает головой и выходит из комнаты. - Просто расскажи все как есть.

+2

4

- Этот рассказ займет очень много времени, - немного подумав, ответил Кеноби, направляясь к турболифту. Он мысленно сортировал все факты в голове, выбирая верный путь, чтобы правильно рассказать их герцогине, не скрывая, но и не ввергая в шок. Пропустив ее вперед, в кабину лифта, Оби-Ван едва заметно улыбнулся - но настолько тепло и утешающе, насколько мог. Обилие информации, смена мира, смена времени… Кеноби внезапно осознал, что Сатин так никогда и не узнала об Империи, о захвате и работорговле на Мандалоре, о Дарте Вейдере, Палпатине и всем том безумии, что творилось после нее. Они с Квай-Гоном рассказали обрывки по пути. Но это могло лишь спутать и принести еще большую боль.
Когда двери турболифта открылись, внутрь сразу же ворвался свежий и прохладный воздух, насыщенный ароматами тысяч растений и запахом воды. Вода журчала тут повсюду, искрясь, переливаясь, обрушиваясь водопадами и спокойно протекая между камней. Освещение было подобно настоящему, но сквозь имитацию солнечных лучей проглядывал очень высокий потолок, а часть деревьев выглядела потрепанными. Некоторые даже были мертвы, сбросив всю листву и коряво возвышаясь над буйным цветением всех возможных оттенков. Кеноби прошел вперед и глубоко вдохнул свежий воздух.
- Это Сад Тысячи Фонтанов, Сатин. Сюда редко когда приходят не принадлежащие Ордену существа. Это - степень высочайшего доверия, - он повернулся к женщине, вглядываясь в ее глаза, видя в них только потерянность, потом, мгновение поколебавшись, очень мягко, почти неощутимо коснулся пальцами ее щеки и прошептал. - Я никогда не забывал, как ты красива... Пойдем. Первое, что я должен тебе сказать - сейчас… 1036 год. И Галактика все еще не оправилась от череды войн, которые так или иначе затронули все уголки бывшей Республики…
Кеноби старался преподносить информацию емко и максимально щадяще, но все равно на рассказ ушло больше часа. Он усадил Сатин на одну из скамеек, спрятанных среди кустов, покрытых крохотными бирюзовыми цветами, потом сел рядом и замолчал, давая герцогине осмыслить информацию и будучи не в силах оторвать от нее взгляд. Это была Сатин, настоящая Сатин. Он не мог заметить ни единого отличия - ни в жестах, ни в эмоциях, ни во внешности. То, как она растерянно опустила плечи, как старалась сдержать дрожь в тонких пальцах, как гордо и высоко держала голову даже сейчас… То, что было спрятано и отдавалось еще одной нотой глухой боли под истинно джедайской невозмутимостью Кеноби вновь стало просыпаться, уже не желая отступать. Он помнил последние слова Сатин в этой вселенной. Она же - нет. Это могло так и остаться невысказанным никогда. Оби-Ван ощутил, как внутри разжимается тугой клубок, мешавший сердцу биться последние сутки. Как бы там ни было, им удалось спасти Сатин. Это уже больше, чем дар.
- Меня тоже не должно быть здесь, - негромко добавил Кеноби, задумчиво обхватив подбородок пальцами. - Как и Квай-Гона, ты… помнишь. И я не знаю, почему мы все здесь. Но это может быть… возможностью найти утешение.

+2

5

Окружающая обстановка успокаивала, располагала к разговору по душам. Здесь вполне можно было на несколько минут преспокойно и с чистой совестью оставить все переживания о том, что происходит вне сада. Точно сюда не могла добраться ни одна беда этого мира. Немного наивно конечно, но отчего-то вселяло уверенность в себе самой.
- Теперь кажется, понимаю, почему мне никто и ничего не мог толком объяснить. Я бы не поверила, - медленно мотает головой, не поднимая взгляда. А Оби-Вану-то хочется верить, что не обманет, всегда выдаст как на духу, даже если новости более чем ужасные. А вот как определить именно этот его рассказ, Сатин не знает. Годы пролетели вообще мимо, события, о которых говорит джедай; возможность некоторых и представить-то трудно, а она спокойно слушает и верит.
Нужно хотя бы попытаться собраться с мыслями и быстро сопоставить факты с тем, что происходило тогда и сейчас, принять все сказанное как должное и удержать мысль о том, что все это - не сон, а самая что ни на есть реальность. Пока у герцогини это получалось с попеременным успехом. А у кого бы на ее месте все сразу собралось в единую картинку? Уже в плюс то, что размахивая руками, не постаралась доказывать обратное, что это все один сплошной обман, и Кеноби ей нагло врет, точно издеваясь. Кто уж тут издевался-то.
Шум воды призван успокаивать, и пока прекрасно справлялся со своей задачей. Прежнюю сонливость как рукой сняло, теперь оставалась разве что некая недосказанность. Откуда взялось это ощущение, Сатин не знает, но и переживать рано. Наверное. Как бы то ни было, она очень рада видеть его вновь, в идеале бы еще обстоятельства встречи получше. Увы, они всегда были одни других хуже, и так или иначе связанные с Мандалором. В этот раз эта эдакая стихийно сложившаяся традиция не изменила себе.
- О каком утешении ты говоришь? Это так...странно. Все здесь, - поднимается со скамейки и проходит немного вперед, замирая перед раскидистым кустом с причудливыми цветами, и осторожно касается их пальцами, чуть сминая лепесток. Значит, никого из них троих здесь быть не должно. Да и наверняка цифра куда больше, при подобном их всеобщем фатальном везении. - Почему же нельзя вернуться? - Бормочет себе под нос, чуть нахмурившись. Для Крайз было бы непозволительной роскошью сейчас возвращаться на родину, как ни крути. Прекрасно помнит же, как не так давно им пришлось выбираться оттуда.
- Трудно все принять сходу, - задумчиво отзывается и обходит вокруг скамейку на которой они сидели. - Ты уверен, что мне можно находиться здесь? - невовремя спохватившись, оборачивается и пристально смотрит в глаза.

+2

6

Кеноби очень долго молчал, глядя в глаза Сатин и ни единой мышцей на лице не выдавая того, что любуется женщиной, как произведением искусства. Ее тонкий силуэт на фоне цветущих растений и листьев всех мыслимых оттенков зеленого казался подлинным символом жизни. И пусть Сатин была растеряна и дезориентирована - она продолжала сиять в Силе невероятной жизненной энергией и не собиралась сдаваться. Ей просто нужно было время.
- Я понимаю, принять эти знания нелегко, - негромко ответил Оби-Ван и замолчал, обдумывая и подбирая нужные слова. Потом он вспомнил, что Сатин, в отличие от тех, с кем ему приходилось общаться последние недели, не чувствительна к Силе и не может уловить оттенки эмоций, будь то сожаление или желание защищать ее. Поэтому он сбросил часть самоконтроля, расслабил плечи, тихо вздохнул, а потом поднялся на ноги. Кеноби давно заметил, что необходимость отпускать эмоции подчас перерастает в полный отказ от них. Он замечал за собой, что просто отталкивал чрезмерно сильные эмоции, не желая их впускать в пределы своего самоконтроля. Но иногда - как сейчас - это было ошибкой. Просто именно эти чувства были настолько непривычными, что разум даже отказывался их полностью принять. Поэтому Кеноби направил их вовне, передавая, но не навязывая Сатин. Печаль, тоска, нежность, забота и… да, любовь. Тогда, во времена войны, когда все вокруг рушилось, им нельзя было преступать свои принципы, потому что это означало самое настоящее предательство. Поэтому им пришлось предать друг друга. Но сейчас и здесь они никто. Просто две разумные точки посреди бесконечности времени, пространства и иных миров. Их жизни уже закончились - и все же продолжаются. Кеноби вновь вспомнил о втором шансе. А так же о том, что давно открыл для себя - привязанности не мешают, не сбивают с толку, не разрушают разум, если не превращаются в зависимость и страсть. Подчас только в них можно черпать силы, потому что вера в идеалы, свободу, Кодекс, демократию и альтруизм не всегда выручают. Иногда цель должна быть личной - только так можно сохранить разум и найти силы продолжать бороться. Главное в ином - в умении отпускать.
- Я не смогу помочь тебе вернуться, - с искренним сожалением сказал Оби-Ван, - Та вселенная отвергла меня, я мертв для нее. Но шанс есть. Вероятно, мы сможем тебя вернуть. Квай-Гон поможет, Люк тоже. Если ты сама хочешь этого.
Он замолчал на пару секунд, потом тихо продолжил:
- Ты можешь и остаться. В этой Галактике, в этом времени, когда уже все позади. Наша война закончилась. А впереди… Я не знаю. Что-то новое. Иное. - Кеноби, поколебавшись всего миг, потянулся к Сатин, желая обнять ее и надеясь, что она не оттолкнет. - И каким бы ни было твое решение, я поддержу тебя и помогу тебе его исполнить. В этой вселенной и во всех иных.

+3

7

Сатин тянется к джедаю чуть не инстинктивно, точно объятие может уберечь от всех нынешних бед. Хотя кто его знает, может, так и произойдет. В том, что все это сон, и уж скоро пробуждение, уверять себя бесполезно, и сосредоточиться не помешало бы. Окружающая обстановка вполне располагает к неторопливым, обстоятельным беседам, одновременно и успокаивая, радуя глаз причудливыми цветами.
- Я даже не могу представить, что могу делать здесь, Оби-Ван. Если действительно прошло столько лет...что стало с Мандалором? Примут ли там меня после всего того, - отстраняясь, задумчиво смотрит куда-то за него. Для нее прошло лишь несколько дней, в памяти еще все слишком живо. Наверняка они вернулись к мандалорским традициям, не могли не сделать этого. Эта уверенность прямо не хотела покидать сознание герцогини, и легче от этого не становилось. Скорее, усиливало желание вернуться как можно скорей, попытаться все исправить...
Сможет ли? Стоит ли это того? Нет, она искренне любит свою родину, и все возможные изменения в привычном укладе казались нужными. Правильными в последней инстанции, что непременно приведут к лучшему результату, и, если уж совсем наивно, светлому будущему. А получился личный ночной кошмар, и больше вопросов, чем ответов, даже до сих пор.
Конечно, герцогине нельзя показывать страх или даже сомнение на пару с озадаченностью, и сейчас внешне она являет чуть не образец уверенности и холодного рассудка. Беспокойство может выдать разве что взгляд, да протянутая ладонь, которой ухватилась за руку джедая, не намереваясь пока отпускать.
- Новая война? Это было бы вполне закономерно, - чуть улыбается, вспоминая гражданскую войну и тот год, в который провела под охраной джедая и его падавана. Не самый плохой момент для небольшой ностальгии, но вслух в этом не торопится признаваться, точно это что-то постыдное. Кажется, это было в другой жизни, да и не с ней вовсе.
- Для тебя на первом месте должны быть явно не мои интересы и решения. И все же, - с преувеличенным вниманием расправляет складки на платье,  - Я останусь. - Посмотреть, что может уготовить этот мир, это время, в некотором смысле, увидеть недалекое будущее, к спокойствию которого стремились. Оби-Ван ведь не может рассказать всего и сразу о том, что происходит вне этих стен - и дня-то не хватит для такого дела. Кроме того, и сам Кеноби не может знать обо всем происходящем.
Да, он говорит, что есть шанс. И да, быть может, потом Крайз еще не раз пожалеет, что не воспользовалась такой возможностью. Но с тем же успехом, это решение может пойти только на пользу. Что-то новое не всегда равносильно чему-то плохому, и хочется искренне верить, что и в этот раз не выйдет боком.

+2

8

Кеноби мягко улыбнулся, чуть крепче сжав пальцы Сатин в своей руке. Даже это краткое прикосновение было уже настоящим подарком.
- Я рад твоему решению - хоть и не должен, - негромко ответил он, пытаясь поймать взгляд женщины. - Сатин… Война в этой Галактике не прекратится никогда. Но свою войну мы уже прошли.
Он замолчал на миг, рассматривая растущее рядом дерево, усыпанное множеством крохотных фиолетовых цветов с острыми лепестками. Вода продолжала свою извечную трель, капая, журча, плещась на разные лады. Как бы ни было, но этот момент принадлежал только им двоим. Кеноби опустил глаза, потом нахмурился, силясь подобрать верные слова.
- Квай-Гон погиб на Набу, тогда, в 968 году. Ты помнишь это. Я долгие десятилетия жалел потом, что не смог вовремя оказаться рядом, что не был прилежным учеником и не раз разочаровывал его. Что ни разу не сказал ему, насколько он мне дорог. Привязанности… Орден был прав, запрещая их. Но ошибкой была категоричность. Я понял это с возрастом, иногда цель должна быть личной. Иногда чье-то имя - единственный стимул жить. Сатин… Я дважды допустил одну и ту же ошибку, пытаясь быть образцовым джедаем. О прошлом я не жалею, я сделал все, что мог, и даже свыше того. Но сейчас у меня и у тебя есть будущее.
Кеноби вспомнил те единственные искренние слова Сатин, обращенные к нему. Эта Сатин их не произнесла. Ради этого Оби-Ван и Квай-Гон изменили судьбу целой Галактики. И неизвестно, будут ли эти слова произнесены. Но это неважно. Сейчас, глядя на Сатин, ощущая ее в Силе, чувствуя ее эмоции, дыхание, слыша шелест ее одежды, Кеноби просто был рад видеть ее живой. Он сделал шаг вперед и склонился к герцогине, прижался губами к ее виску на мгновение, а потом очень тихо сказал:
- И я не желаю повторять прошлых ошибок, которые уже не являются вынужденной необходимостью. Твои интересы и решения важны для меня.
Оби-Ван закрыл глаза, вслушиваясь в ауру женщины, вбирая в себя ее сияние, свыкаясь с новыми ощущениями. Слишком многое в Галактике - лишь томление духа. Иногда очень важно помнить об этом.

+2

9

- Тебе не придется их повторять, если ты сам того не захочешь, - торопливо отвечает, касаясь пальцами виска, уже не доверяя собственным ощущениям. Но; нет, не показалось, и окружающая действительность не рассыпается, точно сон. Любовь к этому джедаю всегда жила в сердце, как и запрет на нее, а теперь точно издевка.
У Оби-Вана всегда был Орден, свои обязанности перед ним, а у нее - перед Мандалором. Но, оторванная от родины, Сатин легко терялась в том, где-что начинается и заканчивается, когда пора остановиться, а когда настаивать.
Когда появляется новый шанс, возможность, за которую можно и нужно ухватиться, появляется и некая надежда, и всегда на  что-то светлое. Война не прекратится никогда, но, возможно, если хоть на минуту есть возможность представить, что ее и нет вовсе, становится немногим легче. Самообман, не больше, но отчего-то работало. Даже сейчас, хоть раз за долгое время, Крайз и не хотела думать вовсе, что может происходить за этими стенами, вне храма, планеты. Только то, что здесь и прямо сейчас.
Но такой уход от реальности, даже мимолетный, она и сама бы никогда не одобрила. Да и рано или поздно, но приходилось вспоминать об обязанностях, у которых ныне и вовсе неизвестно, где границы. Не будет же она теперь вечно обитать здесь, рано или поздно пора и честь знать.
- Я бы хотела здесь осмотреться, если есть такая возможность. - Сатин осторожно отпускает его ладонь, точно опомнившись и стремится оставить сад. Он уже не кажется обителью спокойствия и умиротворения; разве что местом, в котором старые чувства, казалось, ожили и дали о себе знать с новой силой.
- Оби-Ван, я еще никогда не была так рада своему спасению, как теперь. - Что-то все же мешает быстро уйти отсюда. Недомолвки все равно останутся, но, возможно, теперь их хотя бы станет немногим меньше. Или станет слишком много, а на фоне последних событий...слишком много откровений, - Спасибо за твою помощь.
Вода все так же монотонно льется, когда Сатин, мягко улыбнувшись джедаю, медленно разворачивается и направляется к турболифту. Здесь все неизменно, в то время как на душе творится невообразимый хаос.

+2


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Пробуждающие сны


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC