Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



exist

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

- exist -
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/ed/95/ec/ed95ec5d1b2fc280e184c74cdc323621.gif  http://25.media.tumblr.com/5cde882662180065262e5bf857084794/tumblr_myj4m5n2aw1qi0a0vo3_250.gif
- The Beatles - Twist and Shout -

участники:
The Doctor & Amy Pond

время и место:
1963 год по земному летоисчислению; ТАРДИС на пути к Скаро

сюжет:
Временной парадокс и угроза никогда_не_существования - обычный день из жизни обитателей ТАРДИС.

Отредактировано Eleventh Doctor (2017-04-04 12:19:35)

+3

2

Эми не хотела отправляться с Доктором в 1963 год. Но разве с ним можно спорить, когда порой он очень упрямый и умеет настоять на своем? Концерт легендарной группы «The Beatles», конечно, гораздо круче, чем эпоха Ледникового периода, да и Эми между прочим не прочь познакомиться с самим Джоном Ленноном. Однако единственное, что извлекла она для себя из многочисленных путешествий с Доктором – без очередного спасения мира никогда не обходится. Эми не удивится, если, например, разумом участников группы на их концерте овладеет какая-нибудь инопланетная раса, ненавидящая землян, которая бы превращала людей в своих рабов путем музыки, меняя в ней тональность и ноты на свои, особые. И они бы воздействовали на всех, подобно 25 кадру. Но в своих мыслях, она и близко не была близка к тому, что ожидало их с Доктором на этот раз.

Приземлившись в Лондоне, который больше был похож на руины, чем на столицу Великобритании, Эми не хочет верить своим глазам. Она бы предпочла лучше думать, что все это - обман зрения или Доктор просто ошибся с выбранной датой. ТАРДИС ведь частенько заносит их не туда, куда им хотелось изначально. Но Доктор не ошибался – это был действительно Лондон. Эми не любит далеков. Еще больше она не любит тех, которые сейчас патрулируют город. Впрочем, Эми считает, что те к ней тоже не питают особо теплых чувств. Далеки не любят никого, насколько сильно ты бы не располагал к себе.

В ушах Эми все еще раздается шум от взрыва бомбы. Она не видела, как пожертвовала собой Сильвия – последний выживший человек на Земле, но зато слышала. Никто не может винить себя за то, что произошло. Никто, кроме Амелии Понд. Внутри себя она борется с чувством вины.С виду может показаться, будто у Эми развился «комплекс Доктора». Можно подумать, она могла бы что-то изменить. Иногда страшнее, бессильнее - не когда ты принес себя в жертву, а когда твою жертву не приняли. Поэтому у нее просто нет другого выхода, кроме как смириться.

— Я не понимаю, Доктор. Если все человечество было уничтожено в 1963 году, то почему жива я? – спрашивает Эми, когда, наконец, все великие и ужасные далеки позади, а она находится в безопасности в ТАРДИС. Ее очень интересует ответ на этот вопрос. Ей хотелось бы надеяться, что у Доктора он есть. Если тот начнет увиливать, как обычно это любит, то Эми это сразу поймет. Поймет и пресечет попытку. Она успела изучить повадки Доктора настолько, что могла бы написать об этом книгу и даже не одну.

У Эми много вопросов, но почти все так и не осмеливается задать. Знает, что не та ситуация. Знает, что придется разбираться самой по ходу действия. Знает, что Доктор во всем разберется, как и всегда. Он уже понимает, что ему нужно делать в этой ситуации и не был бы собой, если бы пустил все на самотек. Следующая посадка – Скаро, планета Далеков. Эми кажется, что с нее и так на сегодня хватит ее любимого «EXTERMINATE», которое каждый раз ей ласкает слух. Однажды она точно запишет это на телефон и поставит себе на сигнал будильника. Так и видит, как получает заряд энергии при пробуждении и это даже без утреннего кофе! Но она бы тоже не была собой, если бы не предприняла попытку все исправить в компании своего лучшего друга и по совместительству последнего [ну почти] Повелителя Времени.

Одно присутствие на этой планете дольше одной минуты вызывает в Эми чувство того, что на завтрак она съела просроченный йогурт, который сейчас так и рвется наружу. Живописная местность Скаро не вызывает в ней больше ничего хорошего. Впрочем, когда речь идет о далеках, это и не должно навевать приятные чувства, связанные с возвышением на небеса и мечтами о райском блаженстве. Эми еще раз убеждает себя, что точно бы не отправилась сюда на отдых. Шутка, которая помогает ей не обращать внимания на место, куда она прибыла. Ее так же успокаивает мысль, что пока они с Доктором находятся в относительной безопасности, им ничего не грозит. Но это же, мать его, планета, заселенная далеками! Эми кажется, что вот-вот один из них вдруг, например, выйдет из-за угла. Или шлем, принадлежавший далеку, который держит в руках Доктор, вдруг оживет. А может и вовсе, направит какой-нибудь сигнал об опасности своим сородичам и сюда прибудет целая армия. Эми совсем неважно, что далеки так не умеют. Расшалившееся воображение после увиденного в Лондоне 1963-го года выдает и куда более безумные идеи, чем эта.

Эми снова нехорошо. Она не придала этому значения еще в ТАРДИС, когда на нее напал внезапный кашель, раздирающий горло так, словно там скребут разом десять котов, если не больше. Однако сейчас ее приступы повторяются. Амелия от этого не в восторге. Не хватало, чтобы она подхватила какой-нибудь «вирус далека» или космический вид ангины. Но дела ее обстояли куда хуже. Эми смотрит на свои ладони и видит, что не только они, но и она сама она, то исчезает, то появляется вновь, как одна секунда сменяет другую, когда тикают часы.

— Доктор, что со мной происходит? – ее голос сейчас вовсе не кажется встревоженным. Эми готова бить панику всем мирам, планетам и галактиками, и это совсем не будет выглядеть так, словно ей просто захотелось сделать из мухи слона. — Только не говори, что я выгляжу, как рождественская ёлка. Иначе я заставлю тебя объяснять далекам, что Доктор забыл на их прекрасной планете, - может с Эми и творится что-то неладное, но она все еще здесь и не утратила возможности пригрозить Доктору в своей шуточной [или же нет?] манере.

+1

3

Я не должен был удивляться этому. Разозлиться - да, определенно. Испугаться - ну, возможно, хотя маловероятно. Но не удивляться. За столько сотен лет борьбы с далеками, которые словно паразиты появлялись в каждом закутке пространства-времени, которые должны были быть уничтожены еще в Последней Великой Войне Времени, я понял, что они способны на многое. Не на все, конечно, такого шанса я не должен был им позволить - но точно на многое. Под (не)разумным руководством кого-то вроде Давроса или совета далеков, или Президента далеков, или до чего они в следующий раз дойдут, парламент или что-то в этом роде, одинаковые по своей сути, они нуждаются в том, кто будет их направлять, кто будет указывать им дорогу и говорить, что делать - при этом они абсолютно не приветствуют различия друг у друга, у них ведь даже нет имен, а те, у кого имена были, канули в Лету давным давно, всего каких-то пару десятков лет назад на Манхэттене. Так вот, под чьим-либо руководством далеки могли стать смертоносной силой, но чтобы путешествовать в пространстве-времени, им необходимы были технологии, которых не было в пользовании далеков. С этим срочно нужно было разобраться. Этот разрыв ткани реальности срочно нужно было заштопать, еще немного - и история распадется, раскрошится на множество кусков, потому что если у нас на глазах только что был уничтожен последний живой человек на Земле, то после 1963 года наступит затишье. Человечество никогда установит контакт со своими ближайшими соседями, и не будет нового Нью-Йорка, постчеловечество никогда не покажет миру свой Пятый Расцвет, и все мои спутники, все мои друзья даже никогда не родятся. В том числе и Эми, которая пока стоит рядом со мной, но это ненадолго - черт возьми, я даже не знал, как долго она сможет просуществовать в форме такого нестабильного парадокса. Мне нужна была ее помощь, я не мог позволить ей просто взять и раствориться в небытии, мы вместе должны были повернуть колесо истории назад, найти время, когда было совершено вмешательство и легко, почти хирургически точно удалить из этого места далеков.
1963 год - такой важный год, первая женщина, полетевшая в космос, убийство Джона Кеннеди, первый год известности The Beatles, начало Британского Вторжения, захватившего в итоге не только Америку, но и весь мир. Лучший год в эпохе свингирующих шестидесятых, едва ли не лучший год во всей истории человечества на Земле, и Лондон как самое модное место не только в Британии, но и во всей галактике. Сколько существ с разных планет прилетало туда просто чтобы увидеть и прочувствовать дух свингующего Лондона, чтобы понять, как и чем живут эти люди, даже я не смог бы сказать. Лондон 1963 года должен был быть самым ярким, самым свежим и впечатляющим событием в жизни каждого.
Но то, что увидели мы, когда приземлились, меньше всего было похоже на праздник жизни. Там был траур. Упавшая и расколовшаяся на несколько частей колонна Нельсона, разбитые улицы и дома, и далеки на каждом шагу - это была реальность, которой никогда не должно было произойти. Вторжение далеков было в 26 веке, но никак не в 20. И, конечно, вопрос Эми был резонным - почему она все еще жива, когда в этой реальности ей было буквально негде и не от кого рождаться?
- Потому что ТАРДИС защищает тебя, - ответил я, пытаясь найти отправную точку возмущения этого места в Спиральной Политике. - Но мы должны действовать быстро.
Защита ТАРДИС не бесконечна, и сдерживать парадокс до самой ее смерти старушка не будет - я действительно не знал, когда именно возможность поддерживать ее жизнь иссякнет, и тогда Эми, вероятно, ждет полное исчезновение - что-от вроде того, что происходило с Марти Макфлаем до того момента, как его родители действительно начали танцевать вместе. Я не собирался допускать такого, только не с Эми, я и так слишком во многом перед ней провинился, чтобы оставлять еще и в такой ситуации. Поэтому когда координаты, наконец, устанавливаются, я без лишних слов отправляю ТАРДИС туда.
На Скаро.
Что далеки делают на своей родной планете, уже много лет разрушенной - тот еще вопрос. Они не были здесь так долго, что я начал подумывать, не стер ли им кто информацию об этой планете и о том, что она когда-то значила для них. Интересно, есть ли в архивах далеков информация о войне с талами? О самих талах? Впрочем, даже если есть, я готов поспорить, что знаю, какой характер у этого варианта истории.
Нам нужно было спешить. Необходимо было понять, какие именно технологии использовались далеками, нужно было не дать им вмешаться во время и забрать технологии, по возможности лишив их возможности вообще пользоваться подобным. Далеки. Никогда не соблюдают законы Вселенной и времени, а потом удивляются, почему это они постоянно проигрывают.
Позади меня слышится кашель - Эми вышла следом за мной из ТАРДИС, и теперь... Я развернулся как раз в тот момент, чтобы увидеть, как ее руки, как вся она становится прозрачной на пару секунд, а затем снова стабилизируется. Это было плохо, это было очень плохо, хуже просто не бывает.
- Мне очень жаль, Эми, - сказал я, подходя ближе. - Но время догоняет тебя. Когда всех людей на Земле убили в 1963 году, ты стала парадоксом. ТАРДИС защищает тебя, дает тебе остаться в этой версии Вселенной, но это не продлится долго.
Может быть, стоит оставить ее в ТАРДИС, но этот вариант изобилует опасными дырами. От "что будет, если она начнет исчезать, когда меня не будет рядом?" до "что, если с ТАРДИС от такого парадокса что-то случится, и я не смогу вернуться и все исправить?". Происходящее было важнее всего, с чем мы с Эми сталкивались раньше, вмешательство во время всегда намного серьезнее любой попытки завоевания. На этот раз, как и на любой другой, далеки не уйдут безнаказанными. Я не дам этому свершиться.

+1