crossroyale

Объявление



Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри?
В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.
       
     

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Heal my wounds


Heal my wounds

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- Heal my wounds -
http://breussova.com/wp-content/uploads/2015/02/tselitelstvo-i-lechenie-bolezney-rukami-470x260.jpg
-  -

участники:
Valin Horn, Mirax Terrik Horn

время и место:
10 месяц 36 ПБЯ, Оссус

сюжет:
Вэлину досталось, и все мысли Мири о том, как помочь ему, после заключения в тюрьме. Заодно это хороший способ не сходить с ума от беспокойства за Коррана и Джизеллу.

+1

2

Всё последнее время Вэлин жил, словно в аду или в ожившем, бесконечном кошмаре из затянувшегося сна. Он не всегда мог понять, где находится, большую часть времени пребывая в уверенности, что его продолжают держать в тюрьме. Пусть в небольшой уютной комнатке, сверкающей стерильной белизной, теперь находилась узкая, но удобная кровать, круглый столик из натурального дерева, пара таких же стульев, стоящих здесь для  посетителей, в стене скрывался пустой шкаф для одежды и даже проход в крошечную туалетную комнату, а из окна открывался вид на ухоженный сад, в ноздри молодого джедая продолжал врываться отвратный запах отходов жизнедеятельности и немытого тела.

Раны телесные молодому Хорну залечили достаточно быстро и фактически он был абсолютно здоров. Его кровь больше не доставляла к мозгу дозы неустановленного химического соединения и, казалось, что ничего больше не будет терзать разум и тело Вэлина, но действительность ставила целителей в тупик. Хорн-младший закрывал свой разум от исследований и продолжал бежать по лабиринту без выхода, творцом которого являлся он сам.
Просветы, конечно, бывали, и с каждым днём они становились чаще, длились дольше, но хватало любой мелочи, чтобы небо над лабиринтом затягивало плотной пеленой мрачных свинцовых туч. И Вэлин снова бежал, даже не осознавая этого.
Чаще всего ему казалось, что вся его семья мертва. Одной мысли об этом хватало, чтобы сознание Вэлина погружалось в хаос. Тогда запах нечистот становился сильнее, он поглощал собой весь воздух в палате так, что Хорну становилось нечем дышать.
Поначалу Вэлин буйствовал.
Сколько стульев было изломано о прочный транспаристил плотно закрытого окна в сад - вероятно учреждению стоило бы выставить семейству Хорн-Террик счет за порчу имущества.
Что интересно, свои эмоции Вэлин вымещал исключительно на мебели - что-то мешало молодому человеку увидеть в окружающих его существах врагов, подобных тем, что окружали его на кореллианской базе - и что бы это ни было, природу оно имело такую же загадочную, как и охватившее Хорна-младшего безумие. Но, по крайней мере, обошлось без жертв, и охранники в маленьком аппендиксе здания, где находилась одинокая палата Вэлина, задержались ненадолго. Хотя дверь в помещение продолжали запирать, так сказать, во избежание.
Всё остальное доделывало сознание молодого человека - никуда бежать он больше не пытался. Не хотел или не мог - целители затруднялись объяснить природу странного поведения своего пациента.
Конечно, они не прекращали попыток найти способ преодоления недуга, но всё, что они могли сделать, они уже сделали, и теперь оставалось уповать только на время и Силу.

Но время шло, так и не принося Вэлину какого-то явного облегчения. Он, как зачарованный продолжал бежать по кругу, время от времени выныривая из кошмара лишь для того, чтобы погрузиться в него вновь.
Каждый день, день за днём, всё повторялось по одному и тому же сценарию.
Но жизнь такова, что всё в конце концов меняется - так или иначе, но перемены происходят. Сначала меняется сам человек, а затем и всё, что его окружает, изменяется вместе с ним.

В это утро изменения были ощутимы как никогда: накануне Вэлин спал крепко, без сновидений, и проснулся бодрым, без явных следов ставшего привычной душевного расстройства. Он не бушевал, не требовал отпустить его или рассказать, как погибли его родители, страдали ли и понесли ли виновные наказание.
Вэлин молчал, и невозможно было сказать, является ли его состояние признаком того, что молодой здоровый организм Хорна победил недуг,  вызванный стрессом и химией или же это были сигналы того, что тяжелые свинцовые тучи снова сгущаются над лабиринтом, у которого нет выхода.
Вместе с молодой прислужницей, принёсшей Хорну лёгкий завтрак, также явился и один из целителей. Он только поздоровался со своим беспокойным пациентом, затем присел на один из свободных стульев и некоторое время понаблюдал, как тот ест - не жадно, как это бывало прежде, словно бы не надеясь в ближайшие пару дней получить что-то ещё, а медленно, смакуя каждый кусочек, как и положено здоровому человеку его возраста.
Однако же в воздухе всё-таки витало какое-то напряжение. Вэлин бросал на целителя косые взгляды и старался не зарычать, как домашняя тука, охраняя тарелку с оставшимися в ней кусками.
И всё же он хорошо держал себя в руках.
Целитель счёл это добрым знаком и наконец заговорил:
- Что же, уважаемый, вижу, сегодня вы выглядите гораздо лучше. Хорошо спалось?
Настороженный взгляд Вэлина слегка смягчился и молодой человек осторожно кивнул, затем продолжил жевать свой завтрак, подбирая каждую крошку, что падала мимо его рта.
Помолчав еще какое-то время, целитель продолжил:
- Меня очень радует ваш прогресс, поэтому я хочу задать вам один вопрос, очень важный.
Было видно, что мужчина колеблется, решаясь на что-то, поэтому Вэлин замер, не донеся до рта последний кусок.
Молодому человеку стало как-то волнительно и тревожно, он снова кивнул, глядя на целителя, как дикий зверёк.
- Итак, - мужчина сцепил пальцы рук в кольцо и откинулся на спинку стула, - Вы готовы принять вашу мать, мистрисс Террик-Хорн? Она прибыла накануне, специально, чтобы увидеться с вами.
Вэлин сжал в пальцах последнюю сухую галету и она осыпалась на стол дождём мелких крошек. Хорна-младшего бросило в жар, затем кровь отлила от его лица, и всё же Вэлин снова кивнул.
- Вижу, вы чем-то обеспокоены. Если что-то...
- Нет, - торопливо перебил целителя молодой человек, едва справляясь с подступающим приступом и волнением, - Нет, я хочу её видеть. Мне нужно...
Что ему нужно, Вэлин не смог бы объяснить, он просто знал, что увидеть мать ему жизненно необходимо. Прямо сейчас. Хотя бы для того, чтобы понять, не пытаются ли его в очередной раз обмануть.

+1

3

Мири ненавидела ожидание. Она вообще не отличалась особым терпением, но эта черта характера всегда держалась под контролем. Потому, что контрабандистам приходится когда действовать, а когда просто ждать. Обычно Мири предпочитала первый вариант, но сейчас ей приходилось довольствоваться вторым. Пребывания на Корусанте в ожидании новостей о детях и муже, она извелась сама, извелась всех окружающих, каждый по утру являясь в храм и находясь там весь день до поздней ночи. Кажется, что в скором времени хрупкая фигура кореллианки уже никого не удивляла.

Если бы у Мири был хоть какой-то шанс отвлечься. Но вместо этого она пыталась понять, что пошло не так, когда у Кореллии поехала крыша, и почему от этого пострадал ее семья. Она прокручивала в голове вечер накануне и утро, вот она пожелала спокойной ночи детям, вот она обнимает и целует Коррана, а вот уже утро, которое беспощадно выдирает ее из сладкий объятий ее рыцаря потому, что по первому этажу разносится топот чужих ног.
Если бы не Корран, она бы попала в плен вместе с ним и детьми, и может это было бы правильнее. Или нет. С одной стороны Мири предпочла бы сейчас быть там, в камере, но где-то рядом с теми, кого любила больше жизни, с другой – кто-то должен был донести до Ордена такие безрадостные новости, ведь все трое были его членами, а значит, могли рассчитывать на безоговорочную помощь. Люк заверил ее, что со всем разберется. Но легче от этого не стало.
Мири попыталась наведаться к Антиллесам, но оказалось, что ни Йеллы, ни Веджа не было на планете. Тогда она попыталась отыскать Сиал, и та лишь смогла сказать, что мама улетела по делам, а вот где отец, она не знала. Плохо скрываемое беспокойство, обоюдное, сопровождало весь их разговор, который так ни к чему не привел. Мири была снова заперта в своем ожидании, и хоть какое-то успокоение привнесло общение с Гэвином. Хоть немного, но стало лучше дышать.
Мысль о том, что с ее любимыми что-то случится, просто не допускалась. Минутное сомнение тут же было изгнано возмущение – Корран Хорн тот вид создания Силы, который выберется из любой передряги. Казалось бы, Мири об этом знала, значит, должна была иметь веру. Но и вере нужна была подпитка, и поэтому кореллианка уговаривала себя надеяться на лучшее, сжимая в ладонях монетку, которую ей когда подарил Корран вместо кольца на помолвку.
У Коррана способность таракана выживать везде и всюду, а Джизелла и Вэлин его дети, они унаследовали его таланты.
…посреди ночи ее разбудил вызов комлинка. Сонный разум не сразу понял услышанное, но минутой спустя Мири словно подбросило – Вэлина освободили. Это была лишь треть ожидаемого, но уже хорошо, а возвращение Коррана и Джизеллы не за горами. Она собиралась в спешке, снося со столов вазы, рассыпая инфочипы, громя собственную квартиру. Потом уберет, потом разберется, сейчас она должна была отправляться на Оссус, где ее ждала встреча с Вэлином. В душе теплилась надежда, что там ее будут ждать уже и остальные члены семьи – за время пути ситуация могла поменяться.
Но не поменялась.

Храм на Оссусе был и похож и не похож на храм на Корусанте. Тут было спокойнее, умиротворенее, душевнее, что ли. Хотя, как подозревала Мири, дело не в самом храме, а в месте, где он расположен, в собственном впечатлении женщины. Между Корусантом и Коронетом она всегда выбирала Коронет, хотя теперь туда, наверное, дорога закрыта. Наверное, надо пожалеть тот удобный и особняк, любимые вещи, привычный образ жизни, но Мири было не до подобных мыслей.
Джедай-целитель, имя которого потерялось для матери, путано объяснил, что Вэлин находится сейчас в очень нестабильном эмоциональном состоянии, но что это означало, так и не пояснил. Просто просил быть аккуратнее с мальчиком, от чего Мири впала в какое-то состояние растерянности. Что делали с ее сыном, что она должна быть с ним настороже?
- Вы еще скажите, чтобы я к нему не подходила, - возмутилась госпожа Террик-Хорн, сердито глядя на целителя.
- Это было бы весьма разумно с вашей стороны. Я спрошу, готов ли он к встрече с вами, Миракс.
Мири ошарашено смотрела в спину уходящего целителя, обтянутую балахоном. Он что, смеется? Да не похоже, слишком серьезным и обеспокоенным выглядел джедай. Сцепив зубы, Мири ждала, а когда все-таки перед ней открыли двери, пуская ее к сыну, она не стала вспоминать предупреждения. Она просто обняла своего ребенка, которому хоть и было целых двадцать три года, и вырос он выше мамы ростом, а все равно оставался ее маленьким сыночком.
- Слава Силе, с тобой все в порядке. И ты в безопасности, - на глаза навернулись слезы, Мири попыталась их торопливо сморгнуть, улыбаясь и заглядывая Вэлу в глаза. Он похудел, выглядел испуганным, растерянным… - Что они с тобой делали, Вэл?
Злость вспыхнула слишком ярко, провоцируя желание добраться до Тракена лично, и лично же выцарапать ему глаза, выбить зубы и придушить к хаттовой матери за то, что у ее сына слишком затравленный и не верящий взгляд. Он будто сомневался, что перед ним стоит его мать, что она его обнимает, что она рядом.

Отредактировано Mirax Terrik Horn (2017-05-12 11:05:21)

+1

4

Он сидел ровно, словно его спина была отлита из дюракрита. Взгляд Вэлина, даже после ухода целителя, оставался прикован к входной двери, и казалось, что он ждёт не прихода матери, а явления кого-то опасного - разум успокаивал уютными воспоминаниями прошлого, но что-то тёмное, совсем недавно угнездившееся в голове молодого человека, вопило об опасности всего и всех.
И всё же, Вэлин был не настолько слаб, как мог показаться - он боролся. С собой, с тьмой в себе, с охватившей его болезнью - не его, неправильной, чуждой. Он боролся - иногда побеждал, иногда проигрывал, но не останавливался ни на секунду, потому что быть не собой оказалось так тоскливо и страшно...

Миракс... мама, ворвалась в комнату свежим весенним ветром, Вэлин поёжился и вздрогнул, но не пошевелился, не изменил позиции, когда она обняла его. Только закаменел ещё больше, отчаянно борясь с подступившей паникой.
Тёмное кричало, требовало оттолкнуть от себя эту женщину, у которой неизвестно что на уме. Хотя, известно что - убить его, уничтожить, довести начатое до конца.

Нет! - на все обвинения тьмы кричало светлое, - Нет! Это же мама!

Это мама, - мысль оказалась неожиданно утешительной, успокаивающей, как холодная вода, пролитая на ожог.

Вэлин прикрыл глаза - это он мог себе позволить. Он разлепил пересохшие губы и попытался прохрипеть что-то осмысленное, но не сумел - страх пил их него соки, выжимал насухо, словно ветошь.
Так он себя и чувствовал - ветошью, использованной и выброшенной. Казалось, он - такой, каким был еще совсем недавно - никогда уже не вернётся назад.
От подобных мыслей было больно, тошно, смертельно.

Хотелось позорно разрыдаться, а в последний раз Вэлин рыдал, когда... разве что, над очередным поломанным хордокейло, и то, лишь в самом нежном возрасте.

В материнских объятиях он, кажется, вернулся туда, в тот самый нежный и беззащитный возраст, когда переставшая играть бандурка была самым большим горем на свете. Но и это горе быстро уходило, когда мама подхватывала его на руки и напевала любимую песенку сама, и куда лучше, чем это сделало бы любое хордокейло во всех мирах.

Вэлин не чувствовал, как влага выступила между крепко сжатых век, как промокли ресницы от нежеланных постыдных слёз. Он судорожно вдыхал мамин запах, настолько родной и знакомый, что он, даже если окончательно сойдёт с ума, узнает этот запах и поверит ему.
- Спой мне что-нибудь, мам, - наконец смог прохрипеть Вэлин и робко обнял женщину.
Его тело постепенно теряло каменную твёрдость, Вэлин расслаблялся. Он не хотел вспоминать о том, что с ним делали, он хотел слушать мамин голос и хоть на миг снова стать двухлетним карапузом в дурацкой рубашонке с вышитой тукой, прячущимся от всех невзгод у материнской груди.

Отредактировано Valin Horn (2017-09-13 12:39:32)

0


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Heal my wounds