Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Shoot them dead


Shoot them dead

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- Shoot them dead -
http://www.animacity.ru/sites/default/files/users/12735/photo/2015/98/doc215210349_259573918.gif
- When you see my face
Hope it gives you hell
Hope it gives you hell -

участники:
Gil & Break

время и место:
главный штаб Пандоры, за несколько лет до возвращения Оза Безариуса из Бездны

сюжет:
Брейк помог Гилу устроиться в Пандоре, и своеобразно относится к боевой подготовке юноши. Впрочем, для него в этом нет ничего особенного,
а вот для Гилберта...
из предупреждений: насилие и не только над каноном :'D

+2

2

Дорога в Пандору занимает больше времени, чем рассчитывал Брейк. А всё из-за испортившейся погоды. Хорошо, что ему удалось убедить маленькую принцессу остаться в поместье, заработать лихорадку в такое-то время — проще простого. А здоровье у прелестных представительниц дома Рейнсворт и так не идеальное. К семи часам вечера солнце уже ушло за горизонт. Брейк прибыл в главный штаб организации Пандора на час позже намеченного. У центрального входа с ним здороваются служащие, которым сегодня, видимо, была поручена уборка главного двора — снег сыплет крупными хлопьями с самого утра. Час-два и вперед на улицу с лопатами в руках черенками кверху. Зарксис шутливо желает им сохранить руки в целости, а не обморозить при следующих вылазках на улицу. А планируется их немало, судя по тому, как вредничает погода в последние несколько дней.
В коридоре на третьем этаже он неожиданно даже для себя сталкивается с Оскаром Безариусом, который хмур, как грозовая туча, но старается этого не показывать. Здоровается и интересуется, как идут дела у Пандоры. Как будто это совсем не он недавно выходил из кабинета их зама, ага.
— Кроме тех нелегальных в северном районе? — Сохраняя на лице свою излюбленную улыбочку, Брейк указал большим пальцем себе за плечо, будто бы показывая те места преступлений. Лениво повёл вторым плечом. — Ску~ука
Они вместе спускались по лестнице на второй этаж. Брейк даже и позабыл на какой-то момент, что шел к заму, чтобы выудить больше той информации, которую ему удалось собрать благодаря Шэрон и её цепи. Заведомо провальная задумка, но шанс был.
— А как там Гилберт? — Оскар прям весь светился, спрашиваясь о «приемнике» Найтреев, хотя от Зарксиса не ускользнуло, как напряглись плечи представителя дома Безариус в Пандоре.
— Почему сами не поинтересуетесь у него? — Он склонил голову на бок, вопросительно вскидывая бровь и покачивая тростью у лица Оскара. Тот культурно делал вид, что не замечает неожиданных заскоков Зарксиса. Провел ладонью по вспотевшему лбу.
— Он избегает меня, как бы я не пытался идти на контакт, — разочарованно выразился он, сокрушённо опуская голову, — с того самого дня.
— Да и я бы не стала искать вашей компании!... — Последующее кукла, сидящая на плече у Шляпника, высказать не смогла — помешало навершие трости, ткнувшееся ей в лицо, затыкая с тихим стуком металла о дерево. — Прошу, не слушайте непутёвую, господин Оскар. Я как раз планировал зайти к Гилберту после кое-каких важных дел у начальства. Попроведовать, скажем так. Отложу эти дела. Идёмте за мной и смотрите, чтобы он вас не заметил, иначе потом днём с огнём не найдём его, если верить вашим словам.

Не так уж и много времени прошло с тех пор, как Гилберт вступил в организацию Пандора, ещё больше — как он стал Найтреем. Не то, чтобы это Зарксису нравилось, напротив даже, но это было необходимостью, и он не стал терять шанс, который сам приплыл ему в руки. Ну, этот шанс, конечно, всё-таки, умудрился простыть после той прогулки под дождём. Разумеется, сказалось ещё и моральное, и физическое истощение и все такие дела в подобном стиле. Брейк перестал слушать принцессу после десяти минут её рассказа, как восстанавливается Гилберт после произошедшего на церемонии. Шанс был получен, а план заработал в нужном темпе, какой задал сам Брейк с самого начала. Теперь стоило пристально, краем единственного глаза следить за тем, чтобы объект с дистанции не сошел и вообще — не вышел бы из игры. Под влиянием Винсента Найтрея это запросто, Брейк чувствовал своей поджелудочной, которая всё ещё не отказала из-за бесконтрольного поедания сладкого, — этот мальчик с глазами разного цвета может попутать некоторые карты и изрядно испортить все намеченные дела Шляпника. Но, пока этого не наблюдалось, можно было просто смотреть со стороны, как Гилберт шел к своей единственной цели, используя при этом всех и вся. Некрасиво, может быть, зато эффективно. Ведь Зарксис не может научить плохому. Особенно ребёнка. Пф.
— Говорят, он неплохо работает в команде, — он пересказывает слова одного из рядовых. Оскар и так это знает, конечно же. Гилберт ему так же дорог, как дорог и Оз Безариус. Если верить слухам, такой положительной чертой не может похвастаться глава дома Безариус. Ох, уж эта ирония.
Они остановились на балконе первого этажа, под которым находились комнаты и просторные помещения для тренировок и физических упражнений. В своё время Брейк тут проводил некоторое своё время, пока не потерял интерес окончательно, принимаясь за живые мишени с цепями из Бездны за спинами. Намного эффективней, правде же.
Этому подросту только предстоит самое сложное дело, но он уже справляется неплохо. Брейк ожидал меньшего, честно признаться. Оскар Безариус с улыбкой смотрел, как Гилберт на тренировочном деревянном помосте упражняется с клинком. Ожидаемо, учитывая, как, однако, хорошо он держал тогда двуручник. Со стороны Зарксис уже заметил несколько ошибок касательно позы при выпадах и в целом, состояния парня. Слишком напряжен, его не сдвинуть будет, если попытаться. Да и не нужно, в общем-то, отсечь руки и ноги будет куда проще, чем пытаться исколоть и изрезать его.
— Не знал, что он будет так хорошо пользоваться мечом, — Оскар, прячась за колонной справа, смотрел на Гилберта и недоумевал, судя по его голосу.
— Убого же! — Снова крякнула Эмили. В этот раз Брейк не стал её затыкать, широко ухмыльнулся. Развернулся и молчаливо спустился на первый этаж к тренирующимся. Оскар Безариус остался на первом этаже, наблюдая за происходящем из-за резной колоны под взгляды некоторых служащих, которые недоуменно переглядывались и кидали вопросительные кивки и взгляды в сторону Безариуса.

— Привет-привет, Гилберт! Давненько не виделись, — Брейк показался с левой стороны, улыбаясь и не ступая пока что на помост, оперевшись на трость впереди себя. — Выглядишь вполне здоровым. Как твои успехи?

+1

3

Гилберт, в силу своей почти что собачьей привязанности к исчезнувшему господину был готов на все, наверное. Его сердце жаждало справедливости, мести, если позволите. Но не получало ничего.
  Он отчаянно бил себя в грудь, возвещая об увиденном там, в церкви. Во время церемонии. Когда его господин, единственный наследник дома Безариус, бесследно исчез.
  Так что, когда на время оформления всяких бюрократических неурядиц и его выздоровления от серьезного ранения, его забрали к себе на пожить Рейнсворты - Гилберт был только рад.
  Его юношескому максимализму было невдомек, что тем самым он разбивает сердца Оскара и Ады еще больше. Но он просто не мог оставаться в их обществе, когда больше не было его господина. Он чувствовал свою вину. Не уберег. Не защитил. Не смог доказать то, что видел своими собственными глазами. И он замолчал. Перестал кому-либо что-либо рассказывать. А то примут еще за умалишенного и запрут где-нибудь. И как он тогда вернет господина? Никак. А он Озу был нужен. Гилберт в это верил всем сердцем.
  Кроме того, видеть того, кто был так схож с Озом - было болью для него самого.
Отличительная черта семейства Безариус играла в этом с ним злую шутку. Да, у Оза был абсолютно особенный оттенок цвета глаз, как и волос, но они такие же зеленые как у господина Оскара, который с такой надеждой взирал на него, когда он наконец пришел в себя после ранения. Его волосы были абсолютно такие же золотые же как у госпожи Ады, когда она бросилась плакать от вести, что её брат пропал. 
  Гил больше не мог это видеть. Поэтому он схватился за странное предложения слуги Рейнсворов, Брейка, и решил, что во что бы то ему не стало - он сделает все для возвращения Оза. И тогда эти зеленые глаза больше не будут в его памяти такими грустными, правда?
  Госпожа Шерон настаивала на том, что уже сейчас Гилберту стоит отказаться от своих привычек, что пристали к нему, когда он был слугой. Теперь он будет носить фамилию герцогского дома, одного из великих четырех герцогских домов, если еще точнее. А отпрыску такого дома не пристало вести себя как какому-то служке. В общем и целом, Гил, конечно, понимал о чем ему толкует госпожа Шерон и что он делает не так. Но меняться оказалось куда сложнее, чем он себе представлял. Этикет он проходил вместе с господином, и многое из того, что ему озвучивали - уже знал. Но, по словам госпожи Шерон, не достаточно хорошо выполнял. И все еще был больше похож на слугу, чем на, пусть и приемного, но сына герцога.
   Эти правила, и особенно то, что ему никак не удавалось достичь того, чего от него требовала госпожа Шерон - безумно юношу угнетало. И, чтобы хоть как-то развлечь себя, и кроме того преуспеть в том, к чему его подговорил Зарксис, Гилберт с головой ушел в тренировки Пандоры.
  Да, его присутствие в Ордене было скорее чтобы он всегда был на глазах у Брейка, но он сам видел в этом какую-то особую миссию. Хотел верить в то, что она была.
  А с тех самых пор как он прознал про то, что Найтреи, к которым его и отправят как только буде покончено с бюрократической волокитой и кипой формальностей, так и не смогли за сто лет заключить контракт с цепью врат их Дома - Гил не мог найти себе места. Он однажды даже обмолвился этой своей идеей Брейку, но, как и следовало ожидать, услышал от него лишь смешок и невнятное ругательство от Эмили. Но сама мысль о том, что если он окажется достаточно силен и Ворон может стать его цепью - была огромным бонусом к тому, что Гилберт поставил себе в план по розыску своего господина.
  В этот день он раным-рано удрал из поместья самым не подобающим для будущего сына герцога способом, проигнорировав план госпожи Шерон провести после обеда ему очередное занятие по истории и этике. Гилберт бесконечно уважал молодую госпожу, но ему просто было не усидеть на месте, все время ему казалось, что это самое время утекает у него меж пальцев и он делает недостаточно много для той цели, которую он решил достигнуть.
  Так что он сбежал променяв теорию выживания в высшем свете на практику выживания в бою.
Однажды он увидел как Брейк орудует мечом, что скрыт в его трости и был так сильно восхищен, что решил для себя непременно обучится этому мастерству. Глупо, может и так, но Гилберт уже достаточно долго тренировался и ему казалось, что он уже чувствует баланс и способен дать хоть минимальный, но отпор. Да и его, с позволения сказать, тренер, отзывался о его успехах хорошо. А это как ничто иное придавало Гилу уверенности в том, что он идет в верном направлении. 
  Ведь кто знает, может когда он окончательно переедет к Найтреям - ему запретят постоянно приходить в Пандору. А это означает то, что сейчас, за то краткое время что ему осталось пробыть у Рейнсвортов, он должен взять все, что может. Этикет от него никуда не денется, а вот меч...
- Выглядишь вполне здоровым. Как твои успехи? - голос Зарксиса откуда-то сбоку был словно гром среди ясного неба. Гил из-за этого пропустил удар тренера, и мгновенно раскраснелся. То ли от смущения, то ли от злости. Он сам не понимал в чем была конкретная причина, но злился он на себя знатно.
- Добрый день, - он осекся тут же не зная как ему обратиться. Брейк был вроде как слугой Рейнсвортов, но старше его и в обычном понимании, так и по званию. И если в разговорах между собой он уже почти отучился обращаться к нему "господин", то как его называть при других членах Пандоры? Поморгав в своей безысходности и выровняв свой розовый цвет щек на пунцовый, Гил буркнул что-то максимально неясное состоявшее из "господинмистерБрейк", тут же попытавшись выровнять ситуацию. - Я решил, что тренировки - это очень важно. И что я должен больше времени им уделять, чтобы быть... Полезным. - ему почему-то показалось, что именно Зарксис оценит слово "полезный". Ведь разве он сам не называл Гилберта полезным инструментом в той игре, что ведется вокруг? Так вот сам Гил собирался стать самым полезным из всех инструментов, если это вернет ему господина Оза. - А успехи... Ну я вроде как их делаю. Стремлюсь к совершенству, вот. - неловкость своего положения он старался не выказывать, как ему казалось, но отчаянно теребил ленту, что держала его собранные в хвостик волосы. - Не хотите ли посмотреть как я сражаюсь? - не выслужиться, но доказать, что Зарксис выбрал правильного человека. Не подлизываться, но на самом деле заслужить уважение. Гилберту сейчас это было важнее всего.

+1

4

Благодаря Ворону они многого добьются. А Брейк не из тех, кто будет играть в поддавки. Только если это ему не доставит удовольствие. Какое же может быть удовольствие наблюдать за детишками, которые рвутся перегрызть друг другу глотки? Самое простое, стоит признаться. На вряд ли появление Баскервилей на той церемонии — это случайность, но то, что они начали выползать из своих щелей, как крысы, уже хороший знак перед недобрым будущем. Иначе, сколько бы продолжилась вся эта чехарда? Другое дело — зачем им понадобился Оз и чего они хотят добиться, отправив его в Бездну? Ну, каждый из них чуть-чуть прибитый на голову. Не повезло им только в одном — Брейк знаком с безумием не понаслышке. И тот страх, которые псы Баскервилей испытывают перед Шляпником, самый настоящий.
— Как подобает члену одного из Благородных Домов, Вы просто обязаны быть знакомы хотя бы с основами фехтования. Я очень рад, что Вам пришлось по душе это занятие. И оно действительно в будущем может оказаться полезным. — Брейк всем своим видом излучал позитив. И этой своей непринуждённой и расслабленной позой, и этой не-злобной улыбкой. Впрочем и на уважительный тон Зарксис перешёл поздновато, успев словить парочку неодобрительных взглядов со стороны некоторых здешних инструкторов. Некоторые ошибки прощались слуге Рейнсвортов. Этот Дом пользовался уважением, с которым не мог тягаться даже Дом Найтреев, к которому с недавних пор, пусть даже пока неофициально, но относился Гилберт. Даже если придётся покрутить у Закрсису у виска, чтобы всем показать, ну, плох человек, разве вы не видите, то Принцесса воспользуется этим… только бы отвести возможные подозрения от своего слуги. И Зарксис был благодарен Шэрон за всё, что она делает для него. В принципе, оказалось довольно просто следовать стезе верного прислуги, нежели оказаться в одиночестве, отвергнутым всеми вокруг. Хотя и в одном, и в другом случае, Брейк бы всё равно выжал для себя только выгоду. Таков уж он был.
— С огромным удовольствием, — незамедлительно был дан ответ. Одноглазый призрак взглянул на инструктора, который всё это время занимался с Гилбертом, кивнул ему. — Я сам проведу одно занятие. Проверим, на что способен приемник Дома Найтрей.

За короткий промежуток времени все помосты для занятий, кроме одного, опустели. Некоторые агенты предпочли остаться, чтобы посмотреть короткий бой между новичком и виртуозом. И никто даже не подумал остановить молодого наследника, по крайней мере, ни один из служащих не попытался предупредить его, с чем подростку придётся столкнуться. А с Брейком же не было смысла разговаривать, если он на что-то нацелился, то сделает это. К тому же, он понимал, что нужно быть внимательным к Гилберту. Именно с подачи Брейка Гилберт ещё не до конца потерялся в самом себе. Неизвестно, что натворил бы этот мальчик, не появись тогда Брейк одним пасмурным днём. В любом случае, им по пути: оба друг друга используют. И чем скорее это поймёт Гилберт, тем лучше будет для него самого. Зарксис неоднократно намекал, что он привык использовать всех вокруг себя, чтобы добиться определённых целей. Дом Безариус сейчас не представлял опасности. Дом Рейнсворт был местом, где живёт его душа. А Барма никогда не танцует на сцене за просто так, а наблюдать двойную игру этого взбаламученного герцога — терпения не хватит даже у Брейка. По слухам — лохматый герцог был на коротком поводке у леди Шерил, так что беспокоиться пока не было смысла. Оставался Дом Найтрей, который частенько оставался на фоне остальных слишком мутным, чтобы можно было в нем что-то разглядеть. Именно с этой целью в тыл врага был послан Гилберт, ставший Найтреем. Чтобы наблюдать за происходящим изнутри, чтобы развеять эту призрачную дымку неясности, чтобы вывернуть все их потайные карманы и выложить на столь все козыри. Надо заканчивать играть в покер с Лиамом, точнее… принуждать его к этой игре из-за обыкновенной скуки. Мораль, тем не менее, ясна: Гилберт парень не глупый и всё понял, сам согласился быть шпионом, даже если придётся следить за своим братом. Ворон должен оказаться на их стороне, что бы там не задумывал Винсент Найтрей. Гилберт хочет стать сильнее. Он хочет спасти Оза из Бездны. Он хочет и дальше служить своему господину. На самом деле Брейк не видел другого решения, кроме как завладеть Вороном. Эта цепь может оказаться очень полезной. Не в обиду это будет сказано Шляпнику. Если Гилберт захочет служить и дальше в рядах Пандоры, то выбить ему зеркальные часы для законного контракта будет проще простого. Нет невыполнимых задач для Зарксиса, дайте только повод.

Брейк постукивал тростью по деревянной поверхности помоста, глядя на Гилберта со всё той же улыбкой.
— Отдаю право атаковать первым тебе. Бей в полную силу. Но и пощады от меня не жди.

0


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Shoot them dead


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC