crossroyale

Объявление



Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри?
В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.
       
     

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » real gods require blood


real gods require blood

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- real gods require blood -
https://68.media.tumblr.com/9fe921a2771d34bb20a7143aac7a2fe4/tumblr_op9ay8EYT61tumiako1_1280.png
- daughter – numbers -

участники:
baz pitch /// simon snow

время и место:
англия, 2014

сюжет:
the way he looks at you, it’s like he wants to take you apart and study each piece of you,
and then maybe he’ll put you back together when he’s done.
maybe.

+3

2

Fink - Looking Too Closely
Starset – My Demons

you know it`s not good that there`s absolutely nothing that ever come of it. but you do it anyway. and then...you burn.

я думал, что Баз нас убьет.
думал, что он решил, раз у него не получается убить меня, то он покончит с нами двумя сразу. и я готов был к этому. только вот, видя, как слезы беззвучно текут по его впалым бледным щекам, я понял, как боюсь потерять его. как я хочу, чтобы он жил.
Баз все время говорит, что он мертв уже давно. это не так. он один из самых живых людей, которых я знаю. и я не хочу видеть, как этот огонь жизни затухает в нем.
я почти вздохнул с облегчением, когда он резко остановил машину, думал, что Баз успокоился, и мы сейчас как ни в чем ни бывало продолжим путь. но не прошло и секунды, как он вышел из машины и уверенным шагом направился в лес. и я бы так и остался, может быть, сидеть в этой машине, если бы не воспоминания о слезах на его лице.
в его стремительно удаляющейся фигуре было столько боли, столько напряжения. я хотел облегчить его ношу. я хотел спасти его, как еще никого не хотел спасти.
когда я потерял его из вида, мне стало страшно. я не знал, чего ожидать от База с его взглядом, полным боли, с его телом, полным скорби.
- Баз! - я кричал сотни раз, мне казалось. я срывал голос, сбивал колени, падая. я просто бежал, спотыкаясь, несколько минут в темноту, выкрикивая раз за разом его имя, моля, чтобы он показался, чтобы он не совершил никакую глупость.
- Баз! - по какой-то неизвестной тогда причине в моем желудке нарастало тошнотворное чувство тревоги, словно вот-вот случится что-то страшное, словно я так и не смогу найти База.
но затем я увидел вспышку света. я тогда думал, что это был свет. но через секунды до меня донесся запах гари и жар огня. и в одно мгновение я понял, что происходит. мой мозг сразу соотнес этот огонь с огнем боли в глазах База.
- потуши его. что ты делаешь? - я боюсь спугнуть его, подойдя ближе. но еще больше я боюсь не успеть оказаться рядом.
- эй...Баз. потуши огонь, пойдем со мной, мы узнаем имя, мы выполним просьбу твоей матери. - я тяну к нему руку, и на моих пальцах играет пламя.
пожалуйста, почему он не встает, почему он не идет ко мне?
- это опасно. ты можешь сгореть... - хреново то, что я вижу, что именно этого он сейчас и хочет. но я не хочу. я так не хочу этого.
всю свою жизнь в Уотфорде я пытался доказать всем, что Баз - монстр, что он физическое воплощение самой ненависти, что он настолько же злодей, насколько меня считают героем. но я ведь не герой, а Баз вовсе не злодей. но я все равно его ненавидел, хотел видеть, как он падет, ударит в грязь лицом. и сейчас мне больно. мне так чертовски больно смотреть, как он сжирает себя изнутри своими сомнениями, своей ненавистью к самому себе. мне так чертовски больно смотреть, как он хочет уничтожить сам себя.
- посмотри на меня. слышишь, Баз? посмотри на меня. неужели ты хочешь оставить меня живым? ты же так хотел меня убить все эти годы, а теперь решил сдаться?
я хочу, чтобы он снова ненавидел меня, презирал и хотел убить, вызвать любые эмоции, только не это. только не видеть этот взгляд, словно и ничего не осталось от прошлого База. нет надменности, нет презрения. только боль, сплошное тело боли и ненависти к самому себе.
- не надо. не делай этого. - я не ожидал услышать дрожь в моем голосе, не ожидал почувствовать влагу на щеках. но этот вид...господи, этот вид База, абсолютно сломленного, сидящего под деревом и окруженным огнем...это то, что заставляет все мои внутренности болеть.
но он не слышит меня. вокруг него летают искры и дым, вокруг него разжигается стихия, и я не в силах побороть ее ничем. вокруг него кружит пламя его будущей смерти, и я не хочу видеть это. я не могу позволить ему умереть.
чаще всего я поступаю необдуманно, очень часто я жалею о содеянном. но не об этом.
кисть База кажется такой тонкой и хрупкой в моей руке, когда я хватаю его руку, но я не боюсь сломать ее. потому что убьет нас огонь, а не какие-то переломленные кости.
- здесь немного жарковато, не находишь? - я стараюсь улыбнуться, приподняв уголок губ и не отрывая взгляда от База. я передвинулся к нему ближе, и, чертов ад, здесь жарче, чем в преисподней.
меньше всего мне бы хотелось умирать в огне, но если Баз такой упертый индюк, то у меня не слишком большой выбор.
и мое тело, кажется, готово расплавиться, но я не отпущу База ни за что на свете. я буду таять здесь, сидя под деревом, но я буду рядом с ним. я буду гореть с ним. я буду сгорать в нем.

+2

3

Вся эта – пиздец – гнусная история проезжается по внутренностям, как хороший такой себе асфальтоукладчик. Двадцать минут на разговор. Две минуты тридцать семь секунд на побег. Пятнадцать минут, чтобы выебать дороги Лондона на своей машине. И еще около получаса, чтобы вернуть мысли в порядок.
К сожалению, у База нет такого количества времени.

Баз сворачивает с автострады на какую-то безликую двухполоску – колеса Ягуара издают механический свист, – а затем сворачивает на дорогу, покрытую гравием, и затем останавливается прямо посреди леса. Блять. Он правда – правда – больше так не может.
Все, что есть внутри него, все, что только составляет его сущность, горит. Больше нет шансов вытерпеть это, и – совсем никаких, чтобы, блять, сохранить хотя бы что-то.
Его руки дрожат. Сноу на соседнем кресле выглядит так, так – хуйня это все, долбанная, долбанная хуйня, – и это превращает База в еще большего истерика.
Он открывает дверь Ягуара пинком и бежит в лес – дальше, дальше от всего это дерьма, в огонь, где уже ничто и ничего не сможет ему навредить – никогда.
В огонь, где Базу было суждено оказаться – сдохнуть – с самого начала. Пиздецкой глупостью были его попытки обмануть судьбу, о, теперь он это знает.
– Отъебись, Сноу!
О, конечно, будучи долбанным героем, спасителем – Избранным, – Сноу не может просто отъебаться и скрыться с его глаз, нет, ему нужно ворваться в этот огонь – сейчас Базу даже не хочется пытаться придать смысл своим чувствам к долбанному Сноу, потому что он так устал, устал, и эта дикая любовь слишком похожа на бензин, и он разрушит их обоих, если придется. Хоть какое-то – ха – долбанное удовлетворение, хоть какая-то польза обществу. Фиона, блять, будет довольна.
– Это и есть то, чего моя мать хотела для меня, идиот. – Огонь повсюду, на каждом долбанном опавшем листке, на каждой ветке и практически у База в руках, но еще – еще тут Сноу, которому бы пора валить куда подальше, исчезнуть и забыть обо всем, что тут происходило, потому что Баз на грани – нет, это очень хуевая ложь, Баз перешел ее – беспокойство на лице Сноу ужасает его, и это точно не та долбанная реакция, которая нужна бы ему в этот вечер; в этот вечер ему нужно, чтобы мир горел в его честь. Все вокруг плавится, и Баз больше не может смотреть на этот мир, не может видеть его нормально: жар просто нереальный, он расстилается повсюду, и дышать так трудно, но пепел забивает его легкие не из-за той херни, в которую он только что превратил свою жизнь, а из-за Сноу – конечно же, всегда Сноу, будто Баз и так недостаточно настрадался из-за его долбанного присутствия в последние семь лет. Кроули, вселенная должна ненавидеть База. – Она умерла, сражаясь с вампирами. И они укусили ее, и она покончила с собой. Это была последняя вещь, которую она совершила. Если бы она знала, кем я стал… Она бы никогда не позволила мне выжить.

Баз бы сгорел ради этого.
Он бы сгорел, потому что в этой части своей истории он заслужил это – какая долбанная ирония – заслужил задохнуться на горе своих сожалений, заслужил проглотить всю долбанную гордость старых семей – он не заслуживает жизни, не заслуживает Уотфорда, не заслуживает, блять, находиться в обществе нормальных людей.
В конце концов, он мог выпить досуха любого из них когда ему только–
БЛЯТЬ.
Еще он мог бы сгореть, чтобы Сноу подошел ближе. Чтобы добровольно опустил свою голову на его колени, выставил свое обнаженное горло и дал перекусить сонную артерию. Чтобы вручил ему свой меч – Баз бы одним точным ударом оборвал его жизнь. Чтобы сказал, что слезы База являются легитимными.
Сейчас, честное блядское слово, Баз чувствует что-то меньшее, что-то более мягкое, чем катастрофа, которая разбивает его кости в порошок каждый раз, когда Сноу показывается на горизонте. Но, и это, это является самым постыдным в этой гребанной истории, ему не становится легче. Рано или поздно, но огонь поглотит их обоих.
Это тот момент, тот самый момент, когда болезненная зависимость от одиночества наконец может сотворить из База чудовище, может заставить его истекать кровью так же, как все его жертвы. Черт, он в минутах от того, чтобы убить человека, которого он безнадежно любит половину своей долбанной, бессмысленной жизни, в минутах от того, чтобы–
его мать покончила с собой, защищая свою любовь, но вот он, Баз, готов покончить с собой, пережав своей любви горло, растоптав ее и пожрав каждый ее кусок.
– Разве, блять, не ты пытался всех убедить, что я чудовище, с момента, когда мы встретились? Вот, пожалуйста, подавись доказательствами. Можешь побежать к Магу и рассказать, что ты был прав– нет, блять, можешь всем рассказать! Я вампир, Сноу. Счастлив услышать это? Счастлив, что догадался об этом раньше других?
И потом.
Сноу берет База за руку.
Блять.
Это тот момент, тот момент, которого Базу бы хотелось избежать. Хотелось бы скрыть, но– пламя вокруг слабеет – он что, реально пытался убить Сноу без свидетелей? какое дурацкое безрассудство – будто холодная волна проезжается вниз по всему телу База, потому что вот он, Сноу, держит его за руку, смотрит на него так, будто никогда в своей дурацкой жизни не желал ему смерти, будто ему правда важно, что там происходит с лично его историей, а не с той частью собственных охуительных приключений, в которых он в очередной раз спасает мир.
Это тот момент, когда Баз задумывается, что, может быть, дышать водой в ближайшей реке было бы проще, чем–
Сноу.
Баз хочет поцеловать его так сильно.
Сильнее, чем когда тот сломал ему нос (Баз кончил в их спальне, пока Бунс отчитывала Сноу за безрассудство), сильнее, чем в день, когда он вернулся в Уотфорд (честно, он был близок к тому, чтобы укусить Саймона), и сильнее, чем когда либо вообще?
Губы База горят.
Это так жалко.
Ему хочется придвинуться ближе, провернуть свою ладонь в руке Сноу и схватить того за запястье, уронить на себя и поглотить его; ему хочется прижаться к нему ртом и никогда, никогда не отодвигаться снова; даже в его голове это звучит как воздушная тревога.

Базу семнадцать, и он полон дерьма.

– Я заслужил это. Так что съеби, Сноу, просто съеби.
Его голос жалок, жалок и слаб, и сам Баз едва слышит себя, и все вокруг становится вдруг таким блеклым – огонь чуть отступает, и Баз думает, что худшего дерьма не случалось никогда в его жизни; нет, последним делом перед своей смертью он спасет жизнь долбанного Саймона Сноу. В этой версии событий даже его отец прикончил его самого – в конце концов, ему пришлось бы. Он сотворил себя из пламени, к которому ему так не терпится прикоснуться, и весь мир наблюдает за бойней вокруг, и Саймон Сноу – Саймон Сноу, с его дурацкими кудрями, его родинками на лице и его этой бесконечной тягой к спасению сирых и убогих (блять, кажется, в этот раз Баз имеет ввиду себя) – сидит в первом ряду и смотрит на База с нечитаемым выражением на глупой мордашке, и все, что Базу остается – сгореть.

Рот Сноу приоткрыт, и глаза База горят.
Он мог бы умереть, целуя Саймона Сноу.
Саймон Сноу мог бы умереть, целуя его.
Нет. Блять, нет.

Баз отворачивается, вдыхая и выдыхая, и огонь подбирается ближе – он мечтал о победе в этой войне так долго, что, когда он вырывает руку и отклоняется от Сноу как можно дальше, есть только рваный выдох, как если бы он удивился, что в нем осталось еще хоть что-то человеческое, что-то, что могло бы заставить его ужаснуться последствиям его деяний.

Отредактировано Baz Pitch (2017-09-01 10:33:13)

+1

4

самое страшное в огне - это не его жар, не яркость пламени. самое страшное - страх перед болью, страх умереть в муках, страх остаться пеплом и развеяться с ветром по лесу, где никто тебя не найдет. где не будет тела, чтобы его оплакивали.
нет ничего постыдного в страхе. мы все боимся чего-то и даже во множественном числе. это нормально, это человеческий рефлекс, так мы выживаем. и сейчас я хочу жить больше всего на свете, чтобы перестать бояться смерти.
я не хочу умирать в пустом зимнем лесу у незнакомой дороге, где все будет серым от пыли деревьев и наших тел. может быть, снег упадет этой ночью, похоронив нас под собой.
мне страшно за База. я не могу его потерять. я с такой ясностью понимаю это сейчас, что я настолько привык к нему, что уже не знаю, как буду без него. каждый мой день так или иначе связан с Базом. я просыпаюсь по утрам, слыша шорох его одежды, когда он одевается. я умываюсь, слыша запах его зубной пасты. я постоянно слежу за ним, словно подозреваю его в чем-то. и до этого момента это было моим оправданием - я говорил себе и всем, что Баз что-то затевает, поэтому мне надо постоянно видеть его у себя перед глазами.
но правда в том, я сейчас понимаю, что я просто не умею иначе. не умею жить, не смотря на База, не зная, где он и что с ним.
Кроули, я был помешен на нем, даже сам не понимая этого. но я не из тех, кто бежит от чего-то, что пугает меня. и я до чертиков боюсь своих мыслей сейчас. но еще больше я боюсь потерять База.
я должен что-то сказать, как-то вытянуть База из его ненависти, заставить его видеть себя, настоящего себя. таким, каким вижу его я. и в этот момент, когда я думал, как спасти его, я понимаю, что не вижу больше База монстром. на самом деле, он никогда и не был монстром для меня. он просто такой же мальчишка, как и я. мы просто люди.
я слышу треск горящих деревьев вокруг нас. я слышу запах дыма. я слышу стук своего сердца. но я вижу только лицо База. и, боже, это лицо отпечаталось в моей памяти, застряло в моей голове, и оно постоянно будет преследовать меня даже во снах, даже, когда я буду закрывать глаза на пару мгновений.
- Ты не прав. - мой голос - шепот в сравнении с грохотом орущего пожара вокруг нас. - твоя мать умерла, защищая тебя. она любила тебя.
она любит тебя, вампир ты или нет.

Баз отворачивается от меня, пытается вжаться в дерево, словно хочет, чтобы оно его поглотило. нет, не надо бежать от меня. только не сейчас. только не теперь.
- посмотри на меня. - я пытаюсь поймать его взгляд, пытаюсь найти слова, которые он захочет услышать, которые ему нужны именно в этот момент. Кроули, как же я ужасен в словах. они никогда не были моей сильной стороной, слабая зона.
- Баз, эй, Баз. посмотри на меня, пожалуйста. - я держу его за подбородок, чтобы хоть как-то заставить его услышать те немногие слова, которые я могу найти. - я не уйду никуда. мы застряли здесь вместе. и если честно, я не очень люблю огонь, это больше по твоей части. но, теперь либо никто, либо оба. тебе придется смириться с моим присутствием, потому что я никуда не уйду без тебя.
потому что я не хочу проснуться в одно утро без шороха твоей одежды, потому что я не смогу смотреть в зеркало в ванной, не слыша запаха твоей зубной пасты, потому что мои глаза когда-нибудь откажутся видеть мир, где нет тебя.
- нет, я не счастлив.- и мои губы так близко к губам База, что я чувствую, как его дыхание обжигает сильнее огня вокруг нас. в зрачках База отражается пламя, оно все ближе, и я чувствую его жар спиной. но губы База в миллиметрах от моих, и мне хочется узнать каковы они на ощупь и вкус. и мне хочется узнать, будет ли боль от огня меньше, если я растворюсь, целуя Питча.
- ты не вампир. - я закрываю глаза, когда мои губы касаются губ База. я сжимаю веки, когда простое сухое прикосновение взрывает фаерболы в моей голове.
и кажется, весь кислород сгорел, потому что мне нечем дышать.
я не хочу умирать в тот вечер, когда мои глаза, наконец, открылись.
я не хочу умирать в тот тихий вечер, когда единственными звуками являются крик горящих, умирающих деревьев и наше сплетенное в поцелуе дыхание.
я не хочу умирать, правда. но если это случится, то, по крайней мере, Баз будет рядом.
и ветер разгонит нашу пыль по мертвому, черному лесу, где больше не будет наших тел.

+1


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » real gods require blood