Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Run and Survive


Run and Survive

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- Run and Survive -
https://www.digiseller.ru/preview/319113/p1_50123014135110.JPG
- цитата или музыкальная композиция -

участники:
Chris Redfield, Jill Valentine

время и место:
Смутно знакомые места, вне времени. На самом деле - секретная лаборатория, где проводится эксперимент симулятора для новобранцев со специфическими характеристиками, 2010 год

сюжет:
Положено проверить новое оборудование, прежде чем пускать его в ход. И именно Валентайн и Рэдфилду выпадает сомнительная честь это сделать.
Но, в процессе выясняется, что не такое уж оно безопасное. Симулятор выживания или ловушка?

0

2

Прошлое никогда не исчезает и никогда не отступает. Оно неразрывно связано с нами. Я и Джилл пережили ужасы Арклейских гор и самые разнообразные миссии по уничтожению биологического оружия. Однако теперь нам предстояло пройти проверку кое-чем новеньким. Это было похоже на симулятор. Обыкновенный армейский симулятор, который позволяет оценить способности бойца на поле боя. Иногда мне приходилось заниматься этим, но эта версия была странной. Продвинутое оборудование, сеть компьютеров с серверами и странные люди в черных костюмах. Все делалось в строжайшей секретности. Если бы корпорация “Амбрелла” уже не канула в лету, то я бы предположил самый худший вариант… Но все было более-менее нормально.
- Знаешь, не люблю я этих скользких типов… - проговорил я Джилл на ушко, придвигаясь чуть поближе. – Столько гонору в них. Надеюсь, что когда мы начнем, то нам не придется терпеть их кислые лица.
Отчасти я был прав. Лица у этих агентов и правда были кислые. Глядя на них я и сам заметно морщился. Боже! Неужели столь простая операция, как симуляция боя вызывает у них такую головную боль? Я молча посмотрел на женщину, которая тем временем задала мне какой-то вопрос и отрешенно кивнул. Они и психолога сюда привели? Странно…очень странно и непонятно. Впрочем, не мне решать. Наконец, вопросы этой женщины закончились и в дело вступил наш директор. Он вкратце обрисовал ситуацию и наконец-то приоткрыл завесу тайны.
Оказывается, что это симуляция призвана проверить боевые качества только меня и Джилл. Именно с этой целью и был приобретен этот аппарат. Его обслуживание обошлось в кругленькую сумму, но результатами остались все довольны и вот теперь настала пора испытать его на двух лучших агентах. 
Я устало кивнул и сел в кресло. На голову мне одели повязку, к которой был подключен ряд датчиков. После этого на голову одели шлем и успокаивающий голос женщины тихо произнес последние наставления. Они касались того, чтобы при погружении в систему я вел себя спокойно и не пытался реагировать все с…предубеждением. То есть воспринимал это как должное.
После этого я провалился в бездну и мой мозг потерял ориентацию в пространстве. Я тонул и одновременно всплывал. Мой мозг воспринимал это погружение, как медленное падение вверх. Наконец мои ноги коснулись пола, и я осмотрелся. Джилл рядом не было. Я пошел прямо и наткнулся на лежащую рацию, которая когда-то принадлежала нашему отряду S.T.A.R.S.
Из нее с шипением доносились какие-то сигналы. Я покрутил ручку и услышал голос директора.
Он осведомился о моих ощущениях, а потом сказал идти дальше до безопасной зоны. Именно там он приказал мне прийти в себя. Я подчинился приказу и пошел в сторону особняка, который был смутно похож на особняк Спенсера. Из него доносился крик. Мой крик. Это была та самая ночь, когда я думал, что потерял Джилл. Навсегда. Я помотал головой и продолжил идти. Тем временем, перед моими глазами появилась дверь. Я потянул за ручку и увидел…старый офис S.T.A.R.S.
- Какого черта! – проговорил я, входя в знакомые до боли чертоги. Здесь все было по-прежнему. Как будто мое подсознание специально воспроизводило образ давно утерянного прошлого. Если быть откровенным, то я скучал по тем временам. Тогда я и Джилл были настоящими партнерами, нас ждало перспективное будущее и мы даже в самом страшном сне не могли представить, что вскоре окажемся...
- Это же тот самый день, когда мы должны были отправиться на задание… - я посмотрел на оперативную карту и увидел фотографии членов группы Bravo. Еще совсем юная Ребекка Чемберс, еще пока живой Энрико Марини. Все они были объявлены пропавшими ровно через три дня, после начала расследования таинственного случая с изуродованными телами. Именно тогда мы пришли к выводу, что в городе орудует или серийный убийца, или каннибалы. Группа Bravo была отправлена в Арклейские горы, где были найдены тела…но связь с отрядом позже прервалась и в дело вступили мы.
Я сел на стул и еще раз задумчиво посмотрел на фотографии. На поясе тихо сработала рация. Я включил ее и на этот раз со мной заговорила женщина. Она рассказала мне, что зона в которой я очутился является безопасной. Именно здесь я могу переждать то, что покажется мне…из ряда вон выходящим. Однако, убежище - временная мера и лучшим способом будет воспользоваться своими навыками. После очередной инструкции, я направился в наш отдел. Там уже кто-то был, и я медленно осмотрел свое снаряжение. Великолепно, ничего огнестрельного не было и в помине.
Пришлось импровизировать и взять в руки огнетушитель.
- Убить я тебя не убью, но врасплох застану, - тихо проговорил я и медленно приблизился к незнакомцу. Им, а точнее ей оказалась Джилл. Я тяжело выдохнул и опустил руки со своим оружием вниз. Черт! Едва не обознался! Валентайн сидела за своим столом и что-то просматривала в компьютере, но тот не выдавал ей желаемый результат… Наконец, я обнял ее за плечи и тихо произнес:
- Расслабься, Искорка, это всего лишь простой тест… Здесь ничего не случится, - фоном к этому где-то за окном раздался глухой стон. Или мне просто показалось? Я нахмурился и отошел к окну. Надеюсь, что симулятор не воспроизвел из нашего подсознания то, чего мы больше всего хотели избежать. Я посмотрел в окно, но в кромешной тьме не удалось ничего разглядеть.
- Здесь ничего не случится, - повторил я самому себе, стараясь поверить в эту маленькую ложь. Однако стоило мне открыть дверь выхода, все стало понятно, как божий день. Мы с Джилл снова вернулись в Раккун-сити. Уже в своем подсознании…

Отредактировано Chris Redfield (2017-10-19 08:20:31)

+1

3

Я лишь киваю в ответ на слова Криса, сложив руки на груди. Мне тоже все это не нравится. Почему-то относительно симулятора - у меня плохое предчувствие.
Мне не внушают доверия эксперименты. Один такой мы уже пережили поневоле. В далеком девяносто восьмом году, когда отправились искать вторую часть нашей группы. Тех, кто пропал в горах и кому не суждено было вернуться.
Но кем бы мы были, если бы не верили в наших товарищей до конца? Разве мы могли от них отвернуться, не протянуть им руку помощи? Бросить их там, на съедение волкам, а точнее, как мы узнали позже - церберам?
Не для того мы работали все вместе, чтобы отвернуться друг от друга. Никто из нас не мог предугадать, что или кто стоит за этим, и зачем S.T.A.R.S. нужны на самом деле. У нас была работа, и мы старались выполнять ее качественно.
Потом, уже на месте, мы узнали, что это все - ловушка. Нас заманили, нас проверяли. На нас поставили бесчеловечный эксперимент, натравив на нас инфицированных и отрезав от внешнего мира. И за всем этим стоял Вескер. Наш собственный капитан, на которого мы равнялись. Которым восхищались.
Я злилась на него, я злилась на себя за этот случай. Но лишь одно меня успокаивало... Крис тоже ничего не знал. Мы оба оказались в этой западне, нам обоим, и Барри пришлось дальше с этим жить. И пусть наши пути разошлись после этого инцидента, мы все же знали - так просто все не закончится.
Мало было взрыва особняка и даже ядерный удар по Раккун-сити ничего не изменил. За всем этим стояла "Амбрелла", протянув свои щупальца на всю страну, и заставляя попадаться в свою ловушку. Все подкуплено, даже полиция и городские власти. И нам пришлось расчитывать только на себя.
Мы не знали, что стали жертвами чудовищного эксперимента.
А теперь мы добровольно подписались на еще один. Казалось бы, совершенно безопасный. Но сердце колотится об грудную клетку гораздо сильнее, чем обычно, от не слишком хорошего предчувствия.
Или я стала параноиком? После стольких лет борьбы с вирусами и привычкой подмечать мельчайшие детали, чтобы не упустить ничего и не сделать ошибку?..
Может быть. Не скажу, что такая жизнь пошла нам с Крисом на пользу. Да и всем остальным. Тогда, в Арклей, мы изменились навсегда и уже не можем быть прежними. Но мы можем держаться за свою человечность, которая у нас еще осталась.
"Относись к этому, как к работе. Просто необычной". Я каждый раз повторяла себе эту фразу, когда смотрелась утром в зеркало, прежде чем отправиться в офис нашей организации. Я не этого хотела, но если так подумать, а в чем разница-то?
Мы по-прежнему выполняем оперативную работу, пусть и не полицейскую. Мы все еще ловим тех, кто виновен в чем-то. Разве что стрелять на поражение приходится гораздо чаще. К этому тоже привыкаешь...
Но сейчас, я все еще не знаю, как относиться к этому эксперименту. Казалось бы, все налаживается. Крис выписался из лазарета после того, как был заражен. Меня снова вернули к оперативной работе, когда закончился срок моего отстранения. Почти ничего глобального не происходит, а новый вид вируса мы победили достаточнго быстро.
Но я уже давно понимаю - не может все идти так гладко. Не с нами. Не в этой жизни.
- В чем подвох? - я обращаюсь к людям, которые подключали Криса к аппаратуре, а потом и подошли ко мне. Я не сопротивляюсь, я ведь сама на это согласилась. Но директор лишь кивает головой, предпочитая отмолчаться.
Не нравится мне это. Совсем не нравится.
Я погружаюсь в... Даже не знаю, как это правильно назвать. Виртуальная реальность? Другая реальность? Этот аппарат воздействует на мозг, как нам объяснили, полностью погружая в атмосферу.
Но...
Там, где я оказалась, было что угодно, но только не обычная тренировочная площадка. Я хмурюсь, узнавая это место. Арклейский лес. Самый его край, рядом с дорогой. Я неприятно ежусь. Я слышу шипение внизу и опускаю взгляд. Рация. Прямо у моих ног. Я поднимаю ее и нажимаю кнопку.
- Не пугайтесь, мисс Валентайн. Наша совершенная система создает образы из ваших воспоминаний. Идите прямо, и окажетесь рядом с безопасной зоной. Там дождитесь Рэдфилда и вы оба получите свои инструкции.
Голос директора звучал спокойно и ровно. Ладно, пожалуй, это все объясняет. Я даже могу понять, почему именно это место. Буквально несколько минут назад я вспоминала ту кошмарную ночь, которую мы могли бы и не пережить. Видимо, в этом все дело. Я иду вперед, вспоминая, что при мне нет никакого оружия.
Я нахожу незнакомый мне охотничий домик вдоль дороги и захожу внутрь. Может быть, именно об этом говорил директор?
Я вижу яркий свет и закрываю глаза. Он слепит настолько, что даже сквозь полуприкрытые веки режет по глазам. Но затем, он утихает и оказывается более спокойным, чуть мерцающим.
Я открываю глаза. Передо мной монитор компьютера и... Наш старый кабинет в полицейском участке.
Я вздрагиваю. Все выглядит так, будто бы мы вот-вот собираемся на миссию. Все точно также, как и в тот вечер. Оставленные группой "Браво" чашки из-под кофе, и небольшие слои пыли на столе, что свидетельствует о том, что их уже нет какое-то время.
А мой стол в идеальном состоянии. Будто бы я выходила на пять минут и сейчас вернулась. Я оглядываю себя. Нет, я не изменилась. Я выгляжу также, как и была до момента погружения в эту систему, и даже одежда та же самая.
Рация молчит. Я подхожу к компьютеру и смотрю в монитор, в надежде увидеть тут хоть что-нибудь. Но я слышу шаги за спиной и напрягаюсь. И лишь потом - вздох облегчения.
Я резко оборачиваюсь и вижу перед собой Криса.
- Не делай так больше, ладно? - его руки держал мои плечи, и мне становится спокойнее, когда я смотрю ему в глаза. - Не нравится мне все это. Совсем не нравится...
А тем временем, рация Криса ожила. Вот и наши инструкции...

0

4

Оказаться внутри своих воспоминаний очень неуютно. Это совсем не то, что я ожидал от простой симуляции. Впрочем, директору виднее. Именно он согласовал, чтобы нас с Джилл испытали в этом самом проекте. Надеюсь, что все будет в порядке и никто не пострадает. Оказавшись внутри я понял - это не похоже ни на один известный мне ранее боевой симулятор. Здесь все иначе. Все пронизано какой-то тайной. Прохаживаясь по безопасной зоне, коей оказался наш офис, я замечаю, что тут ничего не изменилось. Моя память до сих пор помнит его именно таким, каким он и был двенадцать лет назад. Это вызывает ностальгию. Заставляет расслабиться и забыть о том, что ты находишься внутри какой-то машины. Это заставляет меня забыть о голосах директора и психолога, которые должны дать мне какие-то инструкции. Я просто смотрю на старые снимки своего отряда в полном составе и вспоминаю, что когда-то моя жизнь протекала в совсем ином русле. Вспоминаю, что моей мечтой было добиться расположения одной милой рыжеволосой девушки, которая тогда ненавидела тебя за испорченную жизнь в академии. Я вспоминаю очень многое при взгляде на обстановку этого офиса, потому что для меня это - точка невозврата. Именно здесь моя жизнь круто переменилась...
Арклейские горы стали лишь началом того пути, что пришлось мне и Джилл пройти во время борьбы с могущественной корпорацией. Просьба к начальству возбудить уголовное дело осталась неуслышанной. Наш отряд оказался расформирован, но мы не сдались. Я, Джилл и Барри продолжили расследование и вскоре мы узнали о более серьезном экспериментальном вирусе. G-вирусе. Джилл осталась в городе, чтобы найти какие-то следы деятельности корпорации в черте Раккун-сити, а я отправился в Европу. Лаборатории "Амбреллы" там не оказалось, но в головном офисе я наткнулся на кое-что очень интересное. К сожалению, передать эту информацию Джилл я не успел. Меня поймали, и я провел драгоценные часы в тюремной камере. Когда мне удалось выбраться, то меня разыскал Леон и рассказал о том, что моя сестра попала в неприятности. Сигнал о помощи доносился с острова Рокфорт, и я отправился туда. Однако, к тому моменту, когда я добрался туда сестры там уже не было.

Отследив сигнал, я понял, что моя сестра находится ни где-нибудь, а в самой Антарктике. Именно туда я и отправился. Там же оказался и наш с Джилл заклятый враг – Альберт Вескер. Наш бывший капитан, который предал то, ради чего мы боролись в угоду собственным амбициям. Я не поверил собственным глазам, когда он направил на меня собственный пистолет и начал рассказывать что-то о новом генетически улучшенном материале. О сверхчеловеке. О мире, где нет места таким как я. Я снова видел его, но он уже не был прежним. Он превратился в одного из этих монстров и спасением для него могла стать только смерть. Жаль, что ждать ему этого пришлось еще целых одиннадцать лет. После спасения сестры, я наконец-то встретился с Джилл. Мы с ней провели много операций в самых разных уголках земного шара и вот сейчас я вижу ее в офисе S.T.A.R.S.
Мне кажется, что между нами нет никакого промежутка в несколько лет. Джилл по-прежнему такая же озорная молодая девушка, которой я помню ее в девяносто восьмом, а я еще не стал таким серьезным и немного замкнутым типом. Жаль, что это всего лишь мои иллюзии и если присмотреться, то в глазах Джилл уже можно увидеть большой опыт и усталость от множества сражений, а на слегка побледневшей коже шрамы. Но главным отличием являются ее волосы, которые стали гораздо длиннее. Сейчас они собраны в высокий хвост и одного этого хватает понять, что сейчас на пороге далеко уже не девяносто восьмой.

Я ставлю на пол огнетушитель, который хотел использовать как оружие и обнимаю эту женщину за плечи. Она вздрагивает от моих прикосновений и резко оборачивается. На мгновение в ее лице видна ярость и гнев. Она готова убить того, кто посмел прикоснуться к ней и лишь осознание того, что это оказался именно я дает ей время успокоиться. Она просит меня больше никогда не делать ничего подобного. Джилл говорит, что ей это не нравится и я разделяю ее беспокойство. Мне тоже кажется, что где-то должен быть подвох…Рация на поясе неожиданно подает сигнал и я слышу голос директора, который дает нам первые инструкции:
- Редфилд и Валентайн… Я вижу, что вы наконец-то скооперировались. Все идет превосходно. Даже лучше, чем ожидалось... Ваши показатели в норме. Мисс Кауфманн следит за тем, чтобы ваше состояние не ухудшалось. Самое время отправиться в первую локацию. Одному из вас она будет знакома, так как он уже был там. Постарайтесь справиться с теми препятствиями, что вас будут там поджидать…
Я выслушал директора и посмотрел в сторону Джилл. Интересно, что же он имел ввиду? Место, которое знакомо только одному? Рокфорт или Раккун-сити? Вряд-ли… Раккун-сити я знаю, как свои пять пальцев. Мы исколесили его вдоль и поперек, когда занимались расследованиями различных преступлений. Искорка не могла бы так просто оказаться где-то в другом месте без меня…Или? Могла? Память услужливо подкинула момент, когда я расстался с ней из-за визита в Европу. Тогда Джилл пришлось самой заниматься расследованием и самой выживать. Если это то, что имел ввиду наш директор…тогда нам следует быть очень осторожными.
- Джилл, ты готова? – я коснулся руки любимой напарницы и моей будущей жены. – Нам пора узнать, что же таится за этой дверью и ради чего мы оказались здесь.
Я подошел к двери и повернул ручку, чтобы затем оказаться...

+1

5

Шрамы остаются не только на теле. Шрамы также остаются и в душе.
Они не видны. Подобно тому, как боевые ранения прикрывает одежда, следы от душевных ран мы прячем за своими масками. Нельзя позволять себе показывать слабость. Не в наше время, когда нас ожидает столько работы. С каждым обезвреженным вирусом - мы не избавляемся от биотерроризма.
Мы закрыли "Амбреллу". Мы шли к этому с того самого момента, как нам не поверил Айронс и распустил отряд, а Крис покинул его кабинет, громко хлопнув дверью.
Хотели ли мы, чтобы все получилось вот так? Отнюдь, едва ли. И у меня, и у Криса были свои планы и желание приносить обществу пользу. Сделать этот мир хоть немного лучше. Но мы все-таки это делаем. Пусть и не так, как планировали.
Но этот кабинет невольно кидает в воспоминания. Не те, в которых хочется копаться. Но те, о которых мы никогда не забывали.
Именно здесь все началось. Точнее, наша история с Крисом началась гораздо раньше, в академии. Но здесь она продолжилась. Пусть и сейчас это неважно, но...
Но именно тут были люди, которые стали жертвами экспериментов "Амбреллы". Корпорации, которой было плевать на все, кроме денег. Тем, кто был готов ради результата загубить много людей. И неважно, сколько жертв. Для них - цель оправдывала средства.
Да вот только они не созидали. Они разрушали. Я, Крис, Барри и Ребекка - мы тогда чудом выжили и смогли об этом рассказать. Но этого оказалось недостаточно. Тяжело бороться против больших денег, что покрывали корпорации буквально все. У них в кармане были мэр и наш собственный начальник.
А когда вирус вышел из-под контроля, они просто предпочли избавиться от целого города.
Не только сам Раккун-сити, но и иформация о нем оказались стерты. И только те, кто это видел, несет воспоминания о тех днях внутри своего сознания.

И сейчас, мы словно вернулись обратно, на много лет назад. Будто бы нам снова двадцать с небольшим, и мы еще вчера носили полицейские значки.
Да вот только это всего лишь мимолетная иллюзия на пару минут, которая быстро развеялась, едва нам стоило вспомнить, где мы.
- Почему это место?..
Бессмысленный вопрос. Директор объяснял, что безопасная точка будет визуализирована нашим подсознанием. А, когда я смотрю на Криса, я понимаю - они видит то же самое, что и я.
Казалось бы, она могла оказаться чем угодно. Нашей квартирой, куда мы съехались после того, когда перестали оттягивать неизбежное - наши с Крисом отношения, что мы ставили на второй план вплоть до того злополучного дня в особяке Спенсера, который казался для меня последним. Так думал Крис, долгие три года, что жил без меня. Так думала я, когда летела вниз, держась за Вескера. Жизнь не проносится в такие моменты перед глазами, чушь это все. В такой момент ты можешь лишь осознать - это действительно твой конец.
Возможно, какая-то часть меня в то время действительно умерла.
Безопасной точкой могло стать почти любое помещение в нашем нынешнем офисе.
Но, нет, им стал наш кабинет в полицейском участке. Может быть, потому что вся наша жизнь до Арклея разделилась на "до" и "после". И это место больше относилась к первому. И пусть я понимаю, что уже давно ничего не изменить, но...
Но какая-то часть меня все равно хочет, чтобы тогда все сложилось иначе.

Я выслушиваю инструкции, нахмурившись. Это испытание мне нравится все меньше и меньше. Действительно ли это так безопасно, как нас уверяли? Честно говоря, я в этом сомневаюсь.
Но я предпочитаю не озвучивать свои мысли. Не сейчас. Хочется верить, что мы не стали очередными подопытными кроликами.
С этим директором я и Крис уже работали несколько лет. Крис даже дольше, чем я. На целых три года. И мы уже привыкли ему доверять, даже если он чего-то не договаривает.
Но против воли перед глазами проносится образ Вескера. Мы думали, что знаем его. Мы думали, что можем ему доверять. Но тот случай в горах перевернул все, что мы о нем думали. И уничтожил все положительные чувства.
- Ладно, идем, - я проверяю готовность оружия, сосредоточившись на процессе зарядки обоймы, лишь бы прогнать из головы призрак бывшего капитана.
Вескер мертв, Джилл. И пусть несколько раз эта мысль оказывалась ошибочной, но сейчас все иначе. Я ведь видела его смерть. Я видела, во что он превратился в последние секунды своей жизни. И я видела, как пущенные две ракеты отправили его в самое пекло вулкана, превращая его тело в пыль. Альберт Вескер все-таки не феникс, из пепла не восстанет. А та передозировка наверняка породила кучу побочных эффектов, не давая ему даже маленького шанса выбраться живым и здоровым.
Это все. Это - действительно был конец. Пора о нем забыть. Хватит.

Я киваю Крису, и мы оба спускаемся вниз. Я точно помню, что за лестицей был длинный холл, но мы натыкаемся на дверь. Легкая секунда сомнений, и я берусь за ручку, решительно толкая ее наружу. Я держу "беретту" в руке, переступая порог и застываю на месте.
- Мать твою... Серьезно?!
Раккун-сити. В тот самый день, когда вирус уничтожил почти все. Заброшенные магазины, в которых уже не горит свет. Половина погасших фонарей, потому что больше некому следить за ними. Машины, брошенные у обочин, а одна даже заехала передним колесом на бордюр. И старые, смятые газеты, которые никто не читал уже давно.
Раккун-сити, уничтоженный вирусом. Тот, который пустили в расход. Тот, с которого нужно бежать без оглядки. И стрелять раньше, чем спрашиваешь.
- Двигайтесь к городскому парку. Там вы найдете ключ от центральных ворот. Нет, мисс Валентайн, все не будет так, как вы помните. Но я не могу гарантировать, что действительно будет легче.
На этот раз ожила моя рация, и отключилась. Видимо, связь больше одностронняя. Или директор просто дал понять, что сейчас с нами разговаривать не собирается.
А нам нужно идти.

Мы не спеша двигаемся в ту сторону. О том, чтобы угнать какую-нибудь машину, уже не может быть и речи. Я почему-то уверена, что сейчас ни одна из них не заведется, даже если взломать зажигание и пробовать соединить проводки. Я пыталась. Тогда, много лет назад. Но все аккумуляторы давно уже сели. А значит, ничего и не получится.
Пока мы идем, я понимаю, что хочу курить. Странно, вроде бы мы находимся в своем же собственном сознании (очевидно, каким-то образом эта система соединила сознание меня и Криса. И остается лишь порадоваться, что не наделила нас способностью читать мысли друг друга. Иначе, это было бы слишком), но при этом - все кажется слишком реальным.
Я поднимаю руку, призывая Криса остановиться, и подхожу к первой попавшейся машине. Когда-то давно, я проходила мимо нее. И прекрасно помню, что искала тут в прошлый раз.
Дверь, как и тогда, уже поломана и открыть ее даже не составляет труда, едва лишь стоит дернуть сильнее. А в бардачке находятся сигареты и зажигалка. Не очень много, но мне будет достаточно.
Я отхожу подальше от машины, чтобы, ненароком, не спровоцировать взрыв безнобака, который уже был пробит. И закуриваю.
Несколько затяжек, и я слышу от переулка какую-то возню и нечленораздельное бормотание.
- У нас гости, - я тушу сигарету, выкидывая ее в мусорку, и взвожу курок, держа пистолет в готовности. - Знаешь, это были одни из самых ужасных дней в моей жизни. Не думала, что придется пережить их вновь.
Мой голос звучит немного иронично, когда я стреляю в голову первому же зараженному, что показался под тусклым светом фонаря. А что? Это сейчас единственный выход. Ругаться директору в рацию нам точно ничего не даст.

0

6

…в Раккун-сити.
Этот город стал для меня родным и я не ожидал, что снова окажусь на его улицах. Для меня прошла уже целая жизнь, а он оставался все таким же. Мрачным и неприветливым местом, где всегда требовалось сохранять осторожность. Я сделал шаг по улице и увидел, что город очень сильно изменился. За то время, что я отсутствовал по делам в Европе Раккун-сити превратился в мертвую урбанистическую пустыню. Здесь стояла гробовая тишина. Не было ни единого намека на то, что хотя бы кто-то выжил. Смерть буквально растворилась в тягучем затхлом воздухе. В голове с трудом укладывается осознание того, что вирус вырвался на свободу и превратил некогда процветающий город вот в это. И тем не менее, я был вынужден признать эту горькую истину.
Вокруг меня горели машины. Кое-где на стенах была размазана кровь. Повсюду царил хаос и запустение. Слова Джилл отрезвили меня и я понял, что несмотря на то, что сейчас происходит – нельзя терять концентрацию. Этот симулятор обнажает всю подноготную наших пережитых кошмаров и сейчас я оказался глубоко внутри кошмара Джилл. Она нечасто рассказывала мне о том, что произошло тогда. Отделывалась лишь скупыми предложениями, но всегда упоминала церковь. Я помнил, что в Раккун-сити была часовня, которая носила название святого Михаила.
В ней иногда проходили богослужения, а потом она стала простым памятником культуры. Несколько раз ее пытались закрыть, но священник не дал этому случиться. Хорошо это или плохо – судить не мне. После того, что произошло в Арклейских горах все мгновенно стало совершенно неважным. Когда я вернулся оттуда, то для меня на первом месте стояла справедливость. Я хотел, чтобы корпорация заплатила за все, что сделала с нами. У нас были доказательства. Хоть и косвенные, но были. Мы пытались убедить Айронса, что необходимо открыть уголовное дело… но он отказал нам. Я давно подозревал его в сговоре и теперь мои подозрения лишь подтвердились. Тем не менее, скрыть правду у него не получилось. В одной из газет все равно появилось мое интервью, а один из следователей пообещал помочь мне с информацией по Айронсу. Вот только тогда у меня совершенно не было времени. Где-то в недрах очередной лаборатории разрабатывался очередной вирус и я отравился искать его следы в Европу. Если бы я тогда знал, что он находится прямо у меня под носом…
Когда я оказался в кабинете подразделения, где когда-то служил то меня охватили странные чувства. Я испытал ностальгию по утерянным временам. Радость от того, что вижу старую фотографию нашего личного состава. Боль из-за того, что больше половины из них уже никогда и ни за что не вернуть. А еще испытал ненависть и злость… Злость на капитана, который предал нас и бросил умирать в том особняке ради зловещего эксперимента. Почему он так поступил с нами? Ответ на этот вопрос уже давно был получен, а капитана уже год как не было в живых. Личный счет давно был закрыт. Однако, по ночам каждого из нас все равно преследовали воспоминания о прошлом. Иногда в этих снах я видел Киджуджу и африканскую саванну, где на нас с Шевой с криками нападают маджини. Иногда воспоминания сменялись на особняк и даже “Королеву Зенобию”. Тогда я не находил ничего лучше, чем достать сигарету и снова придаться саморазрушению. С легкой ухмылкой я вспоминал те дни, когда был тем еще курильщиком. Даже во время операции в горах я выкурил одну сигарету, а потом… мне стало определенно не до этого.
И все же иногда я нахожу время на то, чтобы сделать одну или две затяжки ради собственного успокоения. В такие минуты все мгновенно отступает на второй план. Думается намного легче. Проще адаптироваться к происходящему вокруг. Даже если это настоящий кошмар. На поясе Джилл оживает рация и я внимательно прислушиваюсь к указаниям директора. Центральный Парк. Ворота. Ключ. Пока что все кажется довольно просто. Теперь главное раздобыть оружие. Ведь если это Раккун-сити каким его запомнила Джилл, то здесь полным-полно живых мертвецов.
Мне повезло несколько минут спустя. Одна из разбитых машин принадлежала полицейским. Я аккуратно разбил стекло, открыл дверцу и заглянул внутрь салона. В открытом бардачке лежал пистолет. Стандартная “Beretta 92MF” с обоймой на пятнадцать патронов. На первое время этого должно было хватить. Я взял пистолет и со слабой улыбкой посмотрел на Джилл, которая стояла неподалеку и задумчиво курила.
- Теперь я не настолько бесполезен, - проговорил я и щелкнул предохранителем. Это своевременное движение было сделано как раз вовремя. Из переулка послышался шум, а затем тихие стоны. Скоро появились и их обладатели. Ими оказались наши старые знакомые – живые мертвецы, с которыми мы уже столько раз имели дело. Гниющий запах, отсутствие всякого чувства самосохранения и желание утолить свой голод… Они нисколько не изменились даже здесь. Я направил в их сторону пистолет и еле заметно кивнул моей любимой напарнице, когда первая пуля попала в голову зараженному.
- Надеюсь, что мы не испытаем все прелести тех дней в полной мере… - тихо проговорил я, открывая огонь по ближайшему ко мне мертвецу. – Иначе, это грозит обернуться большой бедой. Ты же помнишь, что было тогда…
Фоном этому где-то далеко раздался страшный рык, принадлежавший неизвестному существу. Я быстро посмотрел на Джилл и продолжил стрелять. Что же это было? Или кто?

+1

7

Жизнь проходит так быстро, что даже не успеваешь за ней уследить. Перед глазами мелькают картины, они же закрепляются в голове, чтобы навсегда остаться в твоей памяти. И, нет, не все из них действительно хотелось бы оставить.
К примеру, те несколько дней в Раккун-сити я предпочла бы забыть.
Мне нравился этот город. Не могу сказать, что я жила тут всю свою жизнь. Нет, я переехала сюда после того, как меня направили на работу после подготовки в "Дельте". Но по-настоящему моя жизнь изменилась, когда отец оказался за решеткой, а мне не хотелось следовать его примеру. Одного Валентайна в тюрьме более чем достаточно.
Конечно, у всех есть поступки, за которые когда-то было стыдно. Чаще всего, ошибки молодости. Моей ошибкой были мелкие кражи. А потом и не очень.
Но, считаю, что с этой кармой я в расчете с тех пор, как приняла решение помогать людям, и после этого - стала офицером. Все считали, что отличным. Но какое это имеет значение, когда мир рушится буквально под ногами?
Прошлое вспоминать не всегда приятно. Но эта система, где мы оказались с Крисом, буквально кидает нас прямо в него. И все картины, что оставались в голове неясными, смутными образами, которые за все время вытесняли другие. Порой даже более страшные.
А сейчас мы в старом, воскрешенным нашей памятью кошмаром. Точнее, моей памятью. Криса не было в городе в те дни, и он не видел этого.
Того, во что превратился этот город. Обычный, не самый большой, но и захолустьем его тоже назвать было нельзя. Он был по-своему уютный, и даже немного... андеграундный, что ли.
Именно здесь нам и приходилось жить и работать.
И я бы не хотела его запомнить таким, каким он стал в ту ночь, когда эксперимент "Амбреллы" снова вышел из-под контроля. Одна утечка вируса - и весь город вымер. Вирус поразил в один момент тех, кто попался под него сразу. А они распространили его дальше. И на тот момент, когда я была готова сбежать, почти никого не осталось. Граница перекрыта. Нельзя было сесть в машину и уехать. Да и могло ли это помочь? Все инфицированные устроили в городе разрушения. Оставался только вертолет.
Добраться до нужного места, подать сигнал, а потом сбежать. Но зараженные все осложняли. И Немезис. Монстр, созданный корпорацией, чтобы ловить выживших членов S.T.A.R.S.
На что они рассчитывали, когда отправляли нас в Арклей? Вескер, гореть ему в аду, говорил, что нас хотели испытать. Бросить, как котят в пруд, прямо в особняк, наполненный живыми мертвецами и с интересом наблюдать - выживем ли?
Выжили. Но не все. Часть отряда была потерянна еще к нашему прибытию, и осталась только Ребекка. И мы по дороге потеряли товарищей. И нас было только пятеро. Я, Крис, Барри, Ребекка и Брэд, спасший себе жизнь тем, что просто слинял подальше, когда на нас напали церберы. Нет, я бы его не осуждала, но он слинял вместе с нашим единственный вертолетом! Однако, потом все-таки вернулся. Совесть заиграла, видимо.
А умер он у меня на глазах в этот самый злополучный день, о котором напоминает теперь эта система.
И что нам теперь делать? Искать пути, чтобы выбраться из города? Да глупо же! Как можно покинуть то, чего нет? То, что соткалось из картин твоих воспоминаний? Те картины, что так хочется убрать на чердак и не доставать больше никогда.
Но начальство нас не спрашивало. Увы.
- Ты никогда не бесполезен, не прибедняйся, - я чуть игриво отвечаю своему будущему мужу, отстреливаясь от живых мертвецов.
Удивительно. Я была совсем молодой девушкой, когда мне пришлось бежать из мертвого города. А теперь я взрослая женщина, которой довелось пережить слишком много. Даже собственную смерть. Теперь Раккун-сити мне не кажется таким кошмарным, как тогда. Потому что это были всего лишь цветочки. Я думаю и действую более уверенно. Потому что я помню, как все было. Лишь бы память не подкинула бы мне более злую шутку.
Последний выстрел, последний патрон, и очередной зомби уже лежит, а не идет. Я убираю пистолет обратно, заодно вспоминая, где здесь ближайший оружейный магазин. Надеюсь, там еще что-то есть. В прошлый же раз нашлось.
- Конечно, помню. Но, знаешь, почему-то сейчас легче. Нельзя пережить кошмар второй раз, как в первый. Тогда я не знала, выживу ли... - я запинаюсь, а в голове проходят те жуткие воспоминания, когда я была инфицирована. Я не хотела и не хочу становиться такой, как эти жертвы эксперимента. И просила Карлоса выстрелить мне в голову. Но он поступил иначе и нашел лекарство.
Но даже тогда еще нужно было покинуть город.
- А сейчас это не более, чем игра воображения. Приправленная технологиями, - я хмыкаю, и мы идем дальше, в нужную сторону. Если мне не изменяет память, то оружейный магазин по пути. - Не можем же мы здесь умереть?
По крайней мере, очень хочется в это верить. Но предчувствия просто кричат о подвохе. Или мне здесь настолько неспокойно?

0

8

Арклейские горы всегда был привлекательным местом отдыха. Однажды я хотел пригласить Джилл посетить со мной это место, но из-за начавшихся убийств от этой идеи пришлось отказаться. Безопасность Искорки была для меня важнее и я решил, что после того, как наши ребята найдут убийцу мы обязательно проведем там два дня вместе. Наивный дурачок! Когда расследованием этого дела занялись именно мы все приняло совершенно иной оборот. В воздухе повисло какое-то напряжение. Все чего-то ждали. А вскоре группа “Bravo” отправилась в горы, чтобы прояснить ситуацию и пропала. Затем туда отправились мы и угодили в самый настоящий кошмар.
Раккун-сити… Это необычно – снова оказаться в месте, где ты знаешь каждый уголок. Еще более необычно – видеть те места, которые ты когда-то обещал охранять от посягательств преступников. Скромное такое обещание. Вполне выполнимое. Я даже улыбнулся при этой мысли, которая на секунду мелькнула у меня в голове. Ведь мы с Джилл и в самом деле мечтали о чем-то простом. Нам и в голову не приходило, что потом придется сражаться с могущественной корпорацией и уничтожать ее объекты в разных странах. Мы не мечтали о такой жизни. Она сама нашла нас и затащила в свои дьявольские сети. С тех пор прошло почти двенадцать лет. Каждый из нас хочет закончить эту войну, потому что не желает терять близкого своему сердцу человека.
Внутри этого симулятора мир наполнен воспоминаниями о смерти и боли. Воспоминаниями моей любимой напарницы. Я крепко сжал в руке пистолет, когда мы наконец покончили с небольшой группой живых мертвецов и слабо улыбнулся, когда она ободрила меня. Да, я могу справиться с ними и голыми руками. Но в этом симуляторе лучше не быть излишне самоуверенным. Многое по-прежнему остается за гранью нашего понимания. Многое остается неизвестным и поэтому лучшего всего действовать так, как мы привыкли. С помощью огнестрельного оружия.
- И все же нельзя войти в одну и ту же реку дважды… - сказал я и посмотрел на Джилл. – Воспоминания со временем меняются. Часть деталей может забыться, а часть замениться новыми. Даже я иногда с трудом отличаю те два особняка, в которых мы с тобой побывали…Для меня они слились в один...
Я качнул головой, прогоняя плохие мысли. Особняк Спенсера всегда был кровоточащей язвой в моей душе. Вспоминать то, что произошло внутри было с моей стороны изысканным актом садомазохизма. Я как будто испытывал какое-то наслаждение, когда возвращался в ту памятную ночь и знал, что на самом деле это не так. Та ночь едва не погубила меня и лишила напарницы, которую я любил. Три года я считал, что ее больше нет на свете и только в Африке я снова встретил ее. Жизнь любит такие штуки… Когда я тогда посмотрел Джилл в глаза, то не увидел в них ничего кроме ярости и жажды убивать. Нам пришлось драться. Мне пришлось драться, но это окупилось. Проклятый девайс, который держал ее под контролем был сорван… и после этого она сразу же пришла в себя. Я думал, что едва не потерял тогда. Однако все началось еще раньше...Сразу после того, как я отправился в Европу.
- Я надеюсь, что это – всего лишь наше воображение и не более, - проговорил я. – Если бы это было реально, то у нашей организации возникли большие проблемы...
Я шел рядом с Джилл и осматривался по сторонам. Так…эта дорога мне знакома. Неподалеку должен быть магазин нашего старого знакомого - Кендо. Оружейник как-то выполнял личный заказ полицейского департамента и снабдил все наше подразделение новыми модернизированными “береттами”. Конечно, к началу нашего последнего задания многие члены отряда уже успели подогнать оружие под свои личные характеристики, но одно оставалось неоспоримым – свое дело Кендо знал превосходно. Интересно, что же мы найдем у него в магазине? Ассортимент у него был не слишком богатый. Из-за разгула преступности ему пришлось спрятать часть товара, а особый конфисковал Айронс и спрятал где-то в участке. Среди ребят ходили слухи, что они натыкались на странный запертый склад.
- Значит, мы идем в магазин Кендо? – спросил я у напарницы и подмигнул. – Хочешь быть в этот раз во всеоружии? Похвально.
Мы наконец-то дошли до магазина и я посмотрел сквозь витрину на обстановку, царящую внутри помещения. Там было тихо, но на всякий случай я вошел внутрь с пистолетом наготове. Мертвецы вполне могли поджидать нас. Я давно уже привык к тому, что иногда эти примитивные умы способны неожиданно удивлять. Так и произошло…Из-за стойки поднялся живой мертвец в одежде Кендо, а из подсобного помещения вышло сразу трое его помощников. Ничего, справимся… Я кинул взгляд на Джилл и выстрелил в ближайшего противника. Мозг лихорадочно считал патроны. Их осталось всего десять. Где-то на улице снова раздался рык неизвестного существа и у меня по спине пробежал холодок… Это же просто симулятор. Мы же не можем здесь умереть? Верно?

+1

9

Чем дольше мы здесь находимся, тем меньше мне все это нравится. А что поделать, если выбора нам не оставили?
Остается лишь понять - почему именно Раккун-сити? Если наш директор хотел устроить нам испытательный полигон по всем воспоминаниям, разве не было бы логично начать с особняка в горах Арклей?
Но мы это не выбирали. Я не знаю, как это устройство влияет на мозг. На чей-то больше, на чей-то меньше? Вытаскивает особенно кошмарные воспоминания?
Ох, прекрати, Джилл, ты, кажется, начинаешь искать логику в действиях бездушной машины, по-своему запрограммированной. Но раз нас туда окунули головой в буквальном смысле, волей-неволей приходится искать закономерности.
Итак, Раккун-сити.
Я будто бы снова вернулась в свой девяносто восьмой, да. Тот самый год, когда это все началось. То самое время, когда наша жизнь изменилась.
- Хм…
Я лишь так отвечаю Крису. Потому что в голове тут же начинают мелькать мысли.
А ведь Крис прав. Если так подумать, память действительно может меняться. Что-то затеряется в глубинах подсознания, что-то так и не выплывет наружу.
Но пока Раккун-сити выглядит именно таким, каким я его помню. Заброшенный, с едва работающими уличными фонарями, мусором и разбитыми машинами. Все очень сложно, да? Вытащить из памяти все эти подробности и сделать их визуальными.
Сделать их настоящими.
Мне не по себе от того, что все это снова происходит.
Интересно, а эту… реальность мы можем менять сами? Следующая твоим словам, Крис, в этом была бы логика.
Я не случайно задумалась об этом. С одной стороны, логика в этом действительно есть. Если все это строится на моей памяти, я могу что-нибудь представить. И, может быть, это даже станет материальным. Жаль, что на патронах так не работает. Иначе они были бы бесконечными. Но, увы, видимо, это от меня не зависит.
Все зараженные наверняка зависят от чего-то еще. Иначе бы их тут просто не было. В общем и целом, тренировка-то довольно паршивая. Даже слишком паршивая.
Я предпочла бы сейчас оказаться в спортзале, наедине с боксерской грушей. Ну или в тире с расшатанной винтовкой в руках, у которой давно сбит прицел.
Но уж никак не на этих улицах. Снова.
- Вообще-то, у меня патроны кончились.
Я улыбаюсь и демонстративно достаю из пистолета пустой магазин, показывая его Рэдфилду. А затем, снова убираю его в пистолет. А что поделать? Они имеют свойство заканчиваться, а на дороге не валяются. В конце концов, мы же не в компьютерной игре, а в реальной жизни.
Ладно, в данном случае, не совсем. Скорее в стимуляторе оной, вызывая призрак из прошлого.
Но это никакой сути не меняет.
Все здесь кажется настоящим. И наши гулкие шаги по асфальту. И порыв ветра, что мимо нас волочет по земле газету. Краем глаза я цепляю заголовок и усмехаюсь. Да, тогда еще были живы люди, что пришли в ужас от ходячих в городе мертвецов. А потом присоединились к ним сами.
Интересно, откуда у нашего директора сведения об этом городе? Память-памятью, но что-то же создало его извне.
Все файлы про Раккун-сити были стерты. Абсолютно все. Ядерный взрыв уничтожил этот город полностью.
Мы переступаем порог оружейного магазина. Как и водится, он оказался не заперт. Надо же, будь тут мародеры, этот город стал бы для них раем. Можно ходить по улицам, воровать все подряд, и тебе за это ничего не будет.
Разве что заразят и станешь чудовищем. Такая вот ирония. Рай до первых признаков Ада. Не очень люблю библейские сравнения, но здесь они напрашивались сами по себе.
Появление зараженного Кендо стало неожиданным. Я все еще не успела перезарядить пистолет, а их уже здесь больше.
- Крис, стреляй!
Я хватаю первое, что попалось под руку, и со всей силы оглушаю ближайшего ко мне зомби. И лишь потом смотрю, что у меня оказалось в руках. Дробовик. Кажется, даже заряженный. Отлично!
Я стреляю ему в голову. Ошметки разлетаются по всему магазину. Я хватаю все, до чего могу дотянуться. Дробовик, патроны к нему, пара магазинов для пистолетов…
- Бежим! Нам нужно к парку!
Убедившись, что Крис следует за мной, я убегаю в нужную сторону по улице.
Хватит с меня этого города. Хватит.

0


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » Run and Survive