Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » назови меня своим именем


назови меня своим именем

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- назови меня своим именем -
http://sg.uploads.ru/yF3VW.gif http://s1.uploads.ru/NQZfB.gif
« call me by your name and i'll call you by mine »

участники:
Jace Herondale & Alexander Lightwood

время и место:
давно и неправда

сюжет:
Я не знал, чего боялся, и почему волновался так сильно, и почему это нечто, что так легко вызывало панику, иногда казалось надеждой и, как надежда в самый темный час, дарила такую радость, невыразимую радость, радость с петлей на шее. Стук моего сердца, когда я внезапно видел его, одновременно приводил меня в ужас и восторг. Я пугался, когда он показывался, пугался, когда он не приходил, пугался, когда он смотрел на меня; сильнее, чем когда он не смотрел. Агония извела меня вконец.

+1

2

only fools fall for you, only fools
only fools do what i do, only fools fall*

http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngПростая хлопковая ткань пахнет гарью и табачным дымом — впитавшая в себя запах большого города, она всё ещё кое-где неуловимо отдаёт знакомым теплом, терпким и сладким. Алек бережно разглаживает её, касается осторожно, пугливо озирается по сторонам. Оранжевый свет ночника заливает комнату, делает её всё больше похожей на монашескую келью — немногочисленные вещи хозяина разложены строго по своим местам, голые стены давят, зеркало сиротливо ютится в углу. Алек рвано выдыхает; сердце гулко стучит в груди, кончики пальцев стыдливо подрагивают. Он медлит ещё несколько секунд, а потом решается: неловко натягивает чёрную футболку, проводит пятернёй по растрепавшимся волосам и спешно хватает с кровати кожаную куртку. Ткань приятно холодит разгорячённую кожу, но это ничуть не спасает. Алек уверен, что будет гореть в Аду. Куртка великовата в плечах — идеально, и он застёгивает молнию, утопая в ней полностью. Ему очень, очень хорошо и невероятно хреново одновременно; он точно пожалеет об этом, но остановиться уже нет сил. Он замирает перед зеркалом, склоняет голову набок, рассматривает своё отражение жадно, запоминая каждую деталь. Он просто горит, ему никогда в жизни не было так стыдно, хотя зайди сейчас кто-нибудь в комнату — он сделает вид, что ничего особенного не происходит вовсе: он пришёл одолжить футболку, а куртку примерил просто так — ему всегда казалось, что она круто выглядит. Это всё — правда, и вместе с тем — только часть правды. Алек вынимает руки из карманов, с сожалением расстёгивает и снимает куртку, аккуратно вешает в шкаф. Какое-то время стоит посреди комнаты, не в силах сдвинуться с места, и раздумывает о последствиях собственных поступков. Он чувствует себя так, будто только что продал душу Дьяволу, когда покидает комнату с чужой футболкой в руках.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngОн не знает, когда это началось, не помнит какого-то чёткого момента, который перевернул всё с ног на голову. Джейс давно стал для него всем, Алек, не жалея, отдал себя без остатка — он не жадный. Он никогда не уставал быть рядом, делить смех и слёзы на двоих, вместе играть, вместе тренироваться, вместе гулять и отбывать наказания; он слушал, когда Джейс говорил, и запоминал всё, бережно складывая истории в копилку памяти. Он хранил каждый момент, каждую мелочь, каждую деталь, что были хоть как-то связаны с Джейсом, он звал его братом, другом, он успокаивался, когда Джейс был рядом, и тревожился, когда Джейса рядом не было. Джейс был везде, Джейс был у него под кожей, и Алек ничего не мог с этим сделать — он и не хотел, потому что это было прекрасное, прекрасное, прекрасное чувство. Они шли по жизни рука об руку, вместе росли и взрослели; Джейс был первым, с кем невероятно взволнованный Алек поделился новостью, что у него, кажется, начала пробиваться щетина (это было очень громко сказано, но ведь сам факт!) и теперь ему нужно будет начать бриться; сам же Алек, в свою очередь, вынужден был выслушивать болтовню Джейса о девчонках — тот повзрослел очень рано, пусть борода у него начала расти позже, чем у брата. Конечно же, о настоящей любви тогда речи быть не могло — Джейс восторженно лепетал что-то о том, как приятно пахнут волосы Изабель, и как же здорово, наверное, было бы пропустить их между пальцами; Алек кривился — всё-таки, речь шла о его сестре, как Джейс мог говорить такие вещи об Иззи? Но, как он понял чуть позже, дело было не только в этом.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngСамо собой, не ощущать какой-либо заинтересованности по отношению к Иззи было нормально — было бы как раз немного странно, если бы Алек разделял чувства и фантазии Джейса, касающиеся его родной сестры. Но время шло, Джейс умудрялся знакомиться и с другими — Алек понятия не имел, где он их находит — и, не стесняясь, делился с братом всем, что касалось открывшегося перед ним мира любви и вожделения.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngВожделения.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngОт одного этого слова Алек начинал краснеть и чувствал себя очень неловко, когда Джейс говорил о чём-то подобном. Ему было гораздо приятнее обсуждать с братом демонов и отрабатывать боевые приёмы; разговоры же о поцелуях и — о, боже — сексе ввергали его в ступор. Джейс был как рыба в воде; будучи ещё совсем мальчишкой, он выучился покорять девичьи сердца, никаких усилий особо не прикладывая. Алек немного ему завидовал — на него самого никто не смотрел, он был слишком тихим и, к тому же, произнести вслух слово «секс» было для него сродни психологическому насилию над самим собой... В общем, вскоре он пришел к безутешному выводу, что с ним определённо что-то не так. Мысленно он назвал себя бракованным уже тогда, до конца ещё не осознавая масштабы трагедии, и принялся терзаться мучительными комплексами касательно своей непохожести на ровесников. А в какой-то момент он понял. Понял, и понимание это едва не свело его с ума.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngОн определённо сумасшедший, ненормальный урод, потому что нормальные не делают так.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngНе жмурятся до жёлтых пятен перед глазами, зарываясь носом в мягкую ткань; не комкают покрывало в побелевших пальцах, заходясь в мучительном всхлипе-рыдании, одними губами выговаривая то самое имя, когда...
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngВсё тело прошибает мучительной судорогой, он выгибается, не в силах себя контролировать, и мир на какое-то время перестаёт существать.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngКогда всё возвращается, он долго лежит и смотрит в потолок своей спальни, на котором тени отплясывают причудливый танец. Футболку всё ещё задумчиво перебирает в пальцах, томясь желанием не то сжечь её немедленно, уничтожив улику, не то запрятать поглубже в шкаф и никогда больше не вспоминать о том, что случилось. Сейчас, когда жар стихает, на место его приходит леденящая пустота. Страх сковывает по рукам и ногам, грозясь перерасти в панику. Что ему теперь делать? Что ему делать, когда всё так очевидно?
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.png— Вот, — он протягивает Джейсу аккуратно сложенную футболку, — у меня закончились чистые, я одолжил, ты же не против? — смотрит исподлобья, стыдливо, боясь заметить во взгляде брата подозрение или злость, и зачем-то добавляет: — Я её постирал.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngКонечно же, постирал. После того-то, что произошло.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngБоги, ему так стыдно.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.png— Ну так что, — он спешит перевести тему и очень надеется, что это позволит ему не чувствовать себя жалким, — как прошло вчерашнее свидание?

*

лишь дураки влюбляются в тебя, только дураки
лишь дураки повторяют за мной, только дураки

Отредактировано Alexander Lightwood (2017-12-11 10:17:58)

+2

3

– Нет проблем. — Отвечает легко, забирает футболку, складывает небрежно еще пару раз, сжимает подмышкой. Не было нужды так с ней цацкаться, она слишком аккуратно сложена, кажется, даже выглажена, и она определенно не стоит такой заботы — даже самая мятая расправится после того, как оденешь, это же просто футболка, прослойка между кожей и кожаной курткой — броней. Джейс — танк, прет во всех сражениях напролом, собирает всех демонов на себя, крушит, принимает удары, зная, что за спиной надежная поддержка, слаженная команда. Потому вопрос защиты для него определенно важен. А футболка это протсо футболка, он в любой смотрится хорошо и в любой сможет привлечь внимание противоположного пола. - Пошли завтракать.
   Из коридора где-то между их комнатами, стараясь не шуметь и не будить еще спящих, прокрадываются на кухню, включают приглушенный свет, шуршат пакетом с хлопьями, разливают молоко мимо миски, звенят ложками. Джейс и Алек любят завтракать одни, пока сестра не разбавляет их компанию щебетанием — втроем они тоже любят бывать, но это совсем другое; пока Лайтвуды-старшие не спускаются вниз, не раздают поручения на день или советов об аккуратности и вреде неправильного питания, о важности правил и уставов; пока на пороге общей кухни не появляется Ходж или коты. Пока они одни, это их время. Джейс сам не знает, по какой причине любит его, чем особенным оно выделяется среди прочего, но и не особо задумывается, наверное, все просто — Алек его лучший друг, его первый друг, единственный и другие ему теперь не особо-то нужны. До смерти отца он вообще не думал о том, что ему это необходимо, но настороженность к чужаку быстро переросла в открытую дружбу. Александр Лайтвуд был лучшим другом на свете.
- Ммм, отличное свидание. Ненси — горячая штучка, как и ее подружка, не помню, как зовут. Зря не пошел. — Постукивая ложкой о тарелку, Джейс ударяется в подробный рассказ о своих победах на любовном поприще, смысл которого был в том, что, конечно, он хорош собой, а секс — это круто.

   Два дня назад им предстояла вылазка в город. Ничего особенного: нижние слишком разошлись в своих межрассовых разборках, надо было напомнить им о правилах, пока не пострадали примитивные, указать рамки, за которые не стоит заходить, если не хочется неприятностей от Конклава. Проще говоря, ничего опасного, не более, чем ночная прогулка по городу и посещение клуба, что так облюбовали вампиры. Их отправили втроем: Изабела, Алек и Джейс. Все шло по плану, Ходж объяснил все предельно просто и неприятностей не должно было быть. Вот только вампиры были слишком высокомерны, слишком снисходительно разговаривали с ними, пусть и молодыми, но все же охотниками! И не вняли, как посчитал Джейс, словам. Случилась драка. Пустяки, никто не пострадал, точнее не было смертельных исходов, зато нижние лучше поняли его слова. Задание было выполнено, плюс блондин успел подцепить девчонок в клубе. Идеально. Так считал он, а вот Ходж был с ним совсем не согласен. Как и Мариз Лайтвуд. Являться к приемной матери в грязной одежде не стоило, лишний повод для придирок, потому Джейс аккуратно повесил кожаные штаны и куртку, небрежно кинул на кровать грязную футболку, быстро принял душ и переодетый в чистое уже отправился «на расстрел». Впрочем, ничего необычного: «ты безответственный», «нельзя рисковать понапрасну», «ты был не один, а как же твои брат и сестра?», «Конклав защищает нижние народы так же, как и людей», «это прежде всего закон» и так далее, и тому подобное. Джейс терпеливо слушал, соглашаясь же лишь от части. Наказанием же было от Ходжа в виде особо жесткой тренировки на следующий день, после которой он с трудом дополз до своей комнаты, но на вечернее свидание сбежать из института это ему не помешало. Таким образом он не видел брата целый день.
- А тебе не попало за клуб? Я постарался взять всю вину на себя. — Потому что он один и был виноват, но... - Но они же любят наказывать всех, ты же знаешь.

+1

4

http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngБудь на то его воля — Алек ни за что не пошёл бы в клуб, да ещё и в тот, где собирается нечисть. Сумеречный охотник, дитя ангельской крови, потомок Лайтвудов — он с ранних лет усвоил одну простую истину: в общении с фэйри, вампирами, оборотнями и магами важно сохранять дистанцию. Не подпускать к себе слишком близко, не водить дружбу, а ещё лучше — по возможности обходить стороной. Связываться с представителями Нижнего мира — в первую очередь опасно (сами-то они не слишком жалуют нефилимов), да и потом — мать обычно кривилась и хмурила брови, повторяя это — попросту ниже их достоинства. Алек, в отличии от Иззи (а позже и Джейса) слушал внимательно, запоминал всё до мелочей, как губка впитывал то отвращение, что испытывали его родители по отношению к нечисти, и упорно избегал встреч с её представителями — и это не смотря на то, что встретить их порой можно было даже в Институте, потому как охотники почему-то не гнушались пользоваться их услугами, коли в таковых нуждались. Прошлой ночью, оказавшись на территории чужака, Алек, подобно истинному Лайтвуду, испытал прилив страха, перемешанного с отвращением; и только потом, став свидетелем перепалки между Джейсом и каким-то вампиром, он понял, что нефилимы, возможно, и впрямь позволяют себе слишком многое. В конце концов, вампир оказался достаточно сильным, чтобы дать отпор; Алек убедился, что представители Нижнего мира — не слабаки, хотя, конечно, всем седцем болел за Джейса и безоговорочно принял его сторону. Брат всегда был таким — высокомерным, вечно нарывающимся на неприятности, агрессивным. Именно поэтому девушек влекло к нему с такой немыслимой силой. Вероятно, именно поэтому отчасти влекло и Алека.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.png— За родителей не переживай. Вместе с Ходжем прочитали мораль, как полагается, и отпустили спать. Их методы воспитания немного устарели, кажется.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngС другой стороны — эти неспешные завтраки вместе, переживания, которыми Джейс делится с одним только Алеком, его слабости, обнажающиеся лишь в редкие часы... Лайтвуд безмерно счастлив и горд, что это всё достаётся ему, что он имеет возможность видеть настоящего Джейса, что он — самый близкий, самый лучший друг. Алек любит эти тихие утренние часы безмерно, всепоглощающе, вспоминает о них со щемящей нежностью, когда становится совсем невмоготу, лелеет их, оберегает ревностно, как мать оберегает дитя. Их с Джейсом — только их — время. Алеку бы довольствоваться этим, радоваться, что оно у него есть, быть благодарным за каждое такое утро. Однако — хочется большего. Вот как сейчас: до дрожи, до боли хочется коснуться чужого плеча, обвести пальцем по контуру руну, которую сам рисовал ещё вчера. Мучительно хочется приблизиться, нарушить границы личного пространства и, наконец, испытать это — то самое, о чём так увлечённо твердит сам Джейс и восторженно щебечет Иззи. Хочется физического, телесного, пускай — грязного, животного, низменного. Держать себя в руках становится сложнее, и это какая-то изощрённая пытка, придуманная самой природой, это — его, Алека, крест и его приговор. Потому что — если быть честным с собой — он никогда не сможет узнать, каково это. Не сможет удовлетворить все эти чёртовы желания собственного тела, не сможет утолить эту жажду — просто потому, что он другой. Просто потому что тот, в кого он влюблён, скоро станет ему парабатаем. И никогда, никогда не посмотрит на него так, как хотелось бы.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngАлек в таком отчаянии, что готов, кажется, совершенно на всё.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.png— А знаешь, — перебивает он брата посреди его рассказа, который до этого не очень-то внимательно слушал, — я тоже жалею. Ну, что не пошёл с вами — с тобой, Нэнси и ещё этой... как её... Неважно.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngОн замолкает, несколько секунд собираясь с мыслями и прикидывая, насколько глупо и жалко он будет выглядеть, если скажет то, о чём подумал. А потом закрывает глаза и прыгает в пропасть:
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.png— Я хочу пойти с тобой сегодня. Ты ведь собирался? Я хочу, знаешь... всё то, о чём ты сейчас рассказывал, — Алек неопредёленно взмахивает рукой, — хочу попробовать.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngО, ради Ангела. Он что, правда всё это сказал? Стоит ли обманываться, если заблаговременно знаешь исход? Алек не понимает, что делает. Не знает, зачем ему всё это. Попробовать с девушкой... Он далеко не уверен, что захочет дойти даже до стадии поцелуев. Не говоря уже о другом. Это не имеет совершенно никакого смысла, так почему тогда...?
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.png— Ну так что, возьмёшь меня с собой? — бросает он через плечо, уже моя свою тарелку. В голову приходит безумная мысль попросить Джейса научить его целоваться, но Алек ни за что не произнесёт это вслух. Ни за что не признается, что первого поцелуя у него до сих пор не было. К тому же, просить о таком... ну, как минимум неловко. И странно. И вообще. Не надо.
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.png— Эта Нэнси... — Алек опирается спиной о столешницу, скрещивает руки на груди, упорно отводя взгляд, — и её подруга... Они из этих, Джейс?
http://storage3.static.itmages.ru/i/15/0503/h_1430651357_2059786_673cea47f5.pngОн старается, чтобы это не звучало как упрёк, но в итоге в его тоне очень явно ощущается неодобрение. И тем не менее, он сам нарывается на свидание с ними. С нечистью. Кто в этот раз — фэйри, оборотни? Иззи почему-то всегда влекло к представителям дивного народца... Алек чувствует себя настолько неуютно, насколько это вообще возможно. Прежде он обходил нечисть стороной, а теперь, что ж, дороги назад уже нет. Он сделает это. Он должен хотя бы попробовать.

+1


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » назови меня своим именем