Прислушайся к себе. Какая музыка звучит у тебя внутри? В бесконечности бессчётных вселенных мы все — разрозненные ноты и, лишь когда вместе, — мелодии. Удивительные. Разные. О чём твоя песнь? О чём бы ты хотел рассказать в ней? Если пожелаешь, здесь ты можешь сыграть всё, о чём тебе когда-либо мечталось, во снах или наяву, — а мы дадим тебе струны.

crossroyale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » i'm staying


i'm staying

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

- i'm staying -
--
- Hey, maybe there’s no point in any of this at all, but it's the best I can do. So I'm going to do it, and I will stand here doing it until it kills me. You're going to die, too, someday. When will that be? Have you thought about it? What would you die for? Who I am is where I stand. Where I stand is where I fall. Stand with me. -

участники:
Twelfth Doctor and Winnie Clarence

время и место:
Южный полюс, в шаге от ошибки таймлайна

но всё, что я помню - имя, принадлежащее не тебе, и песня, что звучит из пустоты
ты знаешь меня; ты ради меня умирала однажды
прости, я не благодарен, я даже этого не помню
и я бы хотел умереть, чтобы прервать эту цепь страданий
но у парадокса в твоём лице совсем другие планы

Отредактировано Twelfth Doctor (2017-12-27 18:17:53)

+1

2

— I... waited... for... you.

Маленькая девочка смотрит в темноту долгой, бесконечно долгой ночи. Человек в лохмотьях обещал забрать её, и она поверила. Она будет верить и пять, и десять лет спустя, будет бесконечно спорить с психологами, будет ждать. Однажды она дождётся, в этот раз ей повезёт.

Молодая женщина учится выживать среди неадекватных милосердных роботов. Она уже ждала Доктора однажды, она знает, он часто опаздывает, но всегда приходит. Десятилетия сменяют друг друга, Амелия Понд обживается, наверное, уже понимает, что никогда не покинет это место. В этот раз повезёт Доктору, ведь другая версия Эми всё же остаётся с ним.

Киберчеловек скрежещет слова, страшнее которых для Доктора нет. Билл Поттс ждала своего Доктора, и теперь её механическое сердце преисполнено лишь желания усовершенствовать человеческую расу, уподобить их себе. Двенадцатый стареет на пару сотен лет за то короткое мгновение, пока узнаёт в груде железа свою спутницу, в подсознании которой ещё осталось сообщение: нужно ждать Доктора.

— You’re going to die, too —someday. When will that be? Have you thought about it? What would you die for?

Мастер слишком молод, слишком увлечён своим горением, слишком... Мастер. И Мисси, конечно, уходит за ним. Доктор готов кричать им в спины, бежать следом, схватить за руки и долго смотреть в глаза, потому что он не понимает, не верит. Он был очень осторожен с надеждой, видят звёзды, он не мог ошибаться в Мисси, не мог ошибаться в Мастере — и всё же он ошибался. За что он сражался в этой битве? За сердца друга, за свои собственные сердца, за свою совесть, за судьбу Вселенной? Доктор смотрит в спины уходящих регенераций друга и чувствует, что падение, о котором он говорил, ближе, чем могло казаться. Совсем недавно Доктор говорил Билл, что Мисси — единственная во вселенной, кто хоть немного похож на него самого. И если она и могла бы когда-то стать хорошей, увидеть красоту мира, то Доктор ей в этом не помог. Не стал тем, кем назвался, для лучшего друга.

— No, I want you to know. As my friend. I don't wanna live if I can't be me anymore. Do you understand?
— Yes.

О Билл, никто во всём мире не понял бы тебя лучше, чем Доктор. Две тысячи лет он менял маски, убегал от ошибок и грехов прошлого, притворяясь кем-то новым, кем-то другим. Четыре миллиарда лет убегал от исповеди, сознавался в страхах и прегрешениях медленно, неохотно и недостаточно откровенно, чтобы открыть диск.
Он давал себе обещания, он назвал себя Доктором, чтобы другие одним именем напоминали ему, чем он является в этой Вселенной. Он нарушал их все, но теперь услышал, как Билл произнесла самые сокровенные его мысли, подвела черту под его вечной рефлексией. Да, Доктор понимал, он и сам давно готов был принять такое решение, но отворачивался от него. Довольно.

Энергия регенерации струится по венам, иногда вырывается наружу, и Доктор чувствует приближение очередного изменения. Сопротивляется ему — нет времени сейчас на эту регенерацию, кто знает, сколько ему потребуется, чтобы вернуться в строй. Сопротивляется по многим другим причинам, но не удосуживается проговорить их самому себе — просто не позволяет процессу начаться, подавляет волны этой энергии внутри себя и бежит дальше — спасать, поддерживать, искать безопасные пути. Быть Доктором, как уж получается. И, если совсем честно, бежит, чтобы пасть.

— She died for who she was and for who she loved. She felt where she stood.

Доктор, конечно, не помнил того диалога с Леди Я в самом конце Вселенной, и даже не из-за стирания памяти — просто невозможно помнить всё, когда видел столько. Но Вселенная умеет проводить параллели. А ещё лучше с этим справляются ТАРДИС.
Доктор приходит в себя уже внутри, и машина пространственно-временных перемещений точно знает, куда ей нужно лететь. Регенерация начинается, и сдерживать её всё сложнее, но Доктор пока справляется. Теперь у него есть время, чтобы найти свою истинную мотивацию. Ведь он вовсе не пытается сохранить своё лицо, он прекрасно знает, что этому телу осталось недолго. Он просто не хочет новое. Ему кажется, он знает, что
Вселенная нового Доктора не хочет тоже.
— Я не смогу! Что бы ты там ни пыталась мне сказать, я больше не смогу менять лица, становиться кем-то другим. Хватит!
— стряхивает он очередной выброс энергии. — Двенадцать регенераций можно пережить, но не больше, я отказываюсь меняться! — грохот ТАРДИС смолкает, хотя к воплям своего повелителя времени они, конечно, осталась равнодушна. Доктор выбегает из машины, может, и по-глупому, но просто гасит подступающую волну регенерацию об снег.

Слышит шаги. Озирается, но сквозь непогоду видит с трудом. Кто-то приближается.

— Кто здесь?

Отредактировано Twelfth Doctor (2017-12-27 18:24:20)

+2

3

Всю свою жизнь она прожила ради одного момента, ради одной возможности. Отчаянное желание жить помогало как-то справляться с дальнейшей судьбой. Если бы не правда, Винни наверное уже была бы каким-то крутым ученым, вдалеке от цивилизации, в кругу любимых. Эта идеальная версия жизни каждый раз била по сердцу, ведь её никогда не будет. Винни узнала правду и теперь не хочет оборачиваться, пусть фантазии такие привлекательные и манящие.
Сначала она притворялась, что попала к Доктору случайно. И считала, что этот план вполне неплох, никто ведь не пострадал. Но чем дальше это продвигалось, тем меньше она чувствовала себя Освин. Притворяйся достаточно долго человеком, с которым делишь странную связь, и в конце концов перестанешь различать свою правду от чужой. Это и происходило. Если раньше Винни боялась умереть за незнакомого человека только потому, что так решила Клара, то теперь.... Ох, теперь все было намного хуже. После времени, проведенного с ним, Кларенс была готова рисковать своей жизнью за того чудаковатого старика. Разные лица, одна суть. И её необъяснимое желание прыгать в гущу событий за безумцем с голубой будкой.
Теперь все было немного иначе. Винни насладилась своими путешествиями, она наконец-то смогла понять "сестру", прочувствовала все приключения на собственной шкурке и теперь должна будет заплатить за все это. Таковы условия Фракции, такова её жизнь.
Не согласись Винни на такой шанс, то скорее всего и сгинула бы за бюрократией, в родных местах, лишенная шанса на великие открытия. Она пыталась рисовать вероятное упущенное будущее как-то более мрачно, уныло, чтобы оправдать свое решение. На самом деле все могло бы быть более радужным, верно? Кто теперь узнает?
Она стояла на краю собственной жизни, в душе боролись две стороны одной медали, две личности с одним лицом. Девушка чувствовала себя сумасшедшей, но с другой стороны... Она когда-нибудь вообще была нормальной? Чтобы спасти Доктора от глупого решения и помочь своим не очень хорошим друзьям, ей нужно стать кем-то другим. Совсем другим человеком, но все же таким знакомым. Единственным человеком, который может спасти Доктора... Чтобы потом тот попал в лапы более жутких людей, чем можно было бы себе представить.
Быть Кларой не так уж и сложно. Особенно имея некоторые её воспоминания, её мысли и эту слепую преданность Доктору. Она видела это однажды, она прочувствовала связь, такое забывается с трудом. И теперь настало время испытать свои навыки, чтобы спасти одного важного человека. Как для вселенной, так и для неё самой.

Это место было странным, но в то же время таким знакомым... Словно она здесь бывала когда-то, но местность поменялась с годами. Слой снега покрывал землю, воздух был холодным и свежим. Но что-то казалось слишком странным, словно в окружающем мире было нечто неправильное. Винни осмотрелась и поняла, что мир вокруг неё замер, буквально. Не в силах думать о нескольких проблемах за раз, она хмыкнула, скинув аномалии с окружением на своих "друзей". Мало ли что они творят. Хоть это и было странно, совсем неуместно и не имело никакого смысла.
Ступая по хрустящему снегу, она лишь слегка чувствовала холод зимнего мира. Подарок со времен первой встречи с судьбою, хороший он или плохой - Винни еще не решила. Но это помогало не отвлекаться ей на такие мелочи, как минусовая температура или снег. Чуть вдалеке она видела свою цель, пусть застывшая во времени метель мешала ей увидеть что-либо дальше нескольких метров. Но Тардис... Синюю будку на белом фоне было легко заметить даже в такую аномальную непогоду. И Доктора, со всех сил боровшегося с судьбой. Она понимала его в этот момент и искренне желала, чтобы тот не уходил. Не из-за каких-то сделок и обещаний. Он был ей дорог, странным и трудно объяснимым образом. Винни возможно делала это и ради себя, из эгоизма. Лишиться Доктора - значило лишиться будущего, смысла, шанса на исследования новых планет. Ты так сильно подсаживаешься на это все, что сравнимо с космическим наркотиком. Это желание увидеть больше, спасти кого-нибудь, попробовать что-то новое. И она знала наверняка, что этому не будет конца. Она знала, что Доктор не прекращал удивляться чудесам Вселенной. И ради него самого она должна что-то сделать.
- Привет, старый дурак, - она сказала это с такой теплотой, с какой только могла. Освин, нет, Клара знала о его желании закончить это все. И она понимала, что это разорвет Вселенную, сердца каждого, кто нуждался в нем. Он не посмеет...
- И что по-твоему ты делаешь, а? - откуда-то взялся этот учительский тон. С ней так миссис Хоуэлл разговаривала каждый раз, когда та пыталась зверушек из террариума освободить. Винни скрестила руки на груди и подошла немного ближе. Она хотела увидеть его лицо. Такое далекое и такое знакомое.

+1

4

- Привет, старый дурак.

Голос, который Доктор не может узнать. Фраза, тёплая и такая родная, которую Доктор не может вспомнить.

И всё же Доктор поднимает глаза и смотрит на девушку, что подошла к нему.
Медленно осматривает её лицо, потому что не понимает.
Он её запомнил. Конечно, внимательное лицо официантки, выслушавшей его сумбурно-невероятный рассказ, он бы не сохранил в памяти, потому что она была случайным человеком на его пути, одним из тысяч. В памяти остался только портрет, что был нарисован на двери Тардис, но вот его Доктор очень постарался не забыть.
Он знает, кто она такая. Он понятия не имеет, кто она.

- Клара?

Имя ему сказали, собственно, в памяти только и сохранилось, что имя, последний жест заботы - пиджак, Тардис, музыка, - и не-случайная фраза. Беги, умник, и будь Доктором. Так что же происходит?
Пальцы ноют от холода, но энергия регенерации быстро согревает их, и Доктор начинает догадываться. Что бы он ни пытался делать, регенерация приближается неумолимо, и не только его тело, но и его разум к ней готовится. Так что это ничего, что Клару он так легко узнал, это ничего, что ему она кажется знакомой, ведь он сам её придумал. Таким представляется его мозгу первое лицо, которое видело это лицо Доктора. И она пришла из пустот в его памяти, чтобы проводить его на следующий этап его долгой жизни.

Этап, которого не будет.
Доктор это решил однозначно. И не позволит инстинкту самосохранения взять верх, не позволит мозгу сговориться с Тардис и провести его через регенерацию.

Доктор поднимается с земли, стряхивает снег с ладоней. Он зол, потому что пытается идти против своей природы, осознаёт всю глупость и всё же не собирается отступать, а ещё - потому что проигрывает. И этот образ Клары, невозможной девчонки, которую он забыл - ещё одна насмешка Вселенной. Бейся об каменную стену, Доктор, ищи выход там, где его нет, в этот раз у тебя нет вечности, в этот раз у тебя нет н и ч е г о, кроме регенерации, которую ты пытаешься отменить. И даже в своём падении Доктор остаётся не лишённым гордости повелителем времени, и терпеть насмешки природы не намерен.

- Что, провожаешь меня в долгий путь? Не утруждайся, это финал! Я отказываюсь продолжать всё это! - образ не развеивается, не исчезает, Клара выглядит настолько живой, что Доктор даже теряется. Ему почему-то иррационально кажется, что перед ним не образ, что девочка настоящая. Пустоты в его памяти впитывают каждую крупицу информации о Кларе так жадно, как будто не из них по капле собрано лицо, не благодаря тусклым воспоминаниям об официантке перед Доктором в последние часы, отведённые этой инкарнации, предстала девушка, что когда-то наблюдала приход Двенадцатого в мир.

- И что по-твоему ты делаешь?

И злоба растворяется, проходит бесследно. Остаётся смятение, потому что память Доктора играет с ним в какие-то очень сложные игры. Он не помнит, как вела себя его спутница, что говорила и о чём спрашивала, и всё же образ не выглядит сломанным. Доктор знает, что не должен отвлекаться, он ведь пытается вести неравный бой с природой, и всё же он думает о другом.
- Я думал, ты будешь песней, - говорит он с еле слышной нежностью и печалью в голосе, а на лице появляется улыбка. Музыки о Кларе в его голове было куда больше, чем воспоминаний, и иногда ему казалось, что нейроблок оказался не властен над этой частью его сущности. Он не помнил, но знал, как звучит. И всё же смотрел в глаза своей спутницы, говорил с ней. - Но вот она ты. Клара, - ему хочется протянуть руку и коснуться щеки девушки, но он боится разрушить хрупкий образ. Тактильные ощущения наверняка стёрлись подчистую, тут-то нейроблок не мог сплоховать. - Что я делаю? Я поспорил с Вселенной, и она никак не хочет отступать, - последние слова произносит раздельно и с укором, снова чувствует волну энергии регенерации. Нужно отвлечься, отвлечь организм, а Доктор объясняет регенерационному видению, что не хочет меняться.
- Это так не работает, Доктор, - переводит взгляд на свои руки и тише обращается к самому себе. Нужно отпустить. Этот мир, эту жизнь, этот образ невозможной девчонки. Образ, который никак не мог возникнуть. Может, и правда подарок от Вселенной под занавес истории?

Отредактировано Twelfth Doctor (2018-03-09 22:35:36)

+1


Вы здесь » crossroyale » внутрифандомные эпизоды » i'm staying


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC